Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ХУШ ВЕКА

 

Просвещение во Франции развивалось в наиболее законченных, классических формах. Не случайно буржуазно-демократическая революция 1789 года, ставшая грандиозным финалом всей эпохи, произошла именно во Франции. Литература, наряду с философией, служила средством идеологической подготовки революции, поэтому ведущим жанром французской литературы ХУШ века явился философский роман.

Его основоположником считается Шарль-Луи Монтескье (1689-1755), «первый апостол свободы» во Франции, как назвал его Марат. Это была многогранная личность: писатель и ученый энциклопедического склада – историк, философ, юрист, знаток древних языков и античного искусства. Трудом всей его жизни стал трактат «О духе законов», в котором утверждалась идея всеобщей закономерности, распространяющейся как на природные, так и на общественные явления и процессы.

Как автор романа «Персидские письма», опубликованного в 1721 году анонимно и под маркой иностранного издательства, Монтескье положил начало по крайней мере трем традициям в литературе французского Просвещения. Прежде всего это жанр философского романа, который имеет свою специфику. Главное для него не разветвленный, замысловатый сюжет, как для романа-путешествия или романа приключений. Главное для него не усложненные, противоречивые характеры, как для психологического романа. Центр тяжести в философском жанре приходится на идеи, на мысли о современном обществе, высказанные с просветительских позиций.

Монтескье, далее, использовал традиционную для 18 века эпистолярную форму. Оригинальный характер носил сам замысел романа – показать европейскую действительность с точки зрения «естественных» людей, представителей иной цивилизации. Роман состоит из писем восточных путешественников - Узбека и Рики, - которые приехали в Париж, чтобы познакомиться с западными науками и нравами, а также Реди, отправившегося в Венецию изучать итальянское искусство. Поначалу герои Монтескье с наивным изумлением обсуждают внешние стороны европейской жизни, но постепенно в поле их зрения оказываются проблемы политики, религии, морали. Простодушные персы становятся рупорами просветительских идей автора. Посредством художественного приема остранения Монтескье не только ввел в заблуждение цензуру, но и подверг острой критике французский абсолютизм.

Наконец, «Персидские письма» имеют непосредственное отношение к проблеме так называемого ориентализма (лат. orientalis – восточный). Интерес к Востоку, существовавший в Европе с давних

пор, получил особую актуальность в эпоху крестовых походов, но как научная дисциплина ориенталистика сложилась лишь в 18 веке. В литературе же развивались два типа ориентализма: первый из них отражал увлечение восточной экзотикой, интерес к Востоку авантюрному, гаремному, эстетствующему; второй тип как раз способствовал созданию ситуации «остранения», то есть служил для маскировки под восточные одежды передовых идей времени. Монтескье, как автор «Персидских писем», тяготел ко второму типу ориентализма. Кроме того, Восток предстает в романе как отдельный художественный план. В письмах, получаемых героями из Персии, приподнимается завеса над таинственной жизнью Востока. Узбек, просвещенный вельможа, позволяющий себе критиковать неразумные институты западного общества, сам оказывается тираном. Он совершенно не считается с интересами своих жен, запертых в серале, и во время его отсутствия начинается их стихийный бунт. Писатель проводит аналогию между порядками, царящими в гареме, и нравами в деспотическом государстве. Таким образом, Монтескье и в восточной части своего романа порицает деспотизм.

С жанровой точки зрения «Персидские письма» представляют собой образец философского романа и в то же время заключают в себе черты политического романа-памфлета. Что касается метода, то это произведение просветительского классицизма, так как главное у Монтескье – критика общественных пороков с позиций разума и естественных прав человека. Своим интересом к общественным проблемам, к интеллектуальным сторонам человеческой жизни он во многом предваряет Вольтера.

Франсуа Мари Аруэ де Вольтер (1694-1778), в течение полувека стоявший в центре западноевропейского просветительского движения, наложил огромный отпечаток не только на свой 18 век, но и на последующие эпохи. Современники воспринимали его как «альфу и омегу всякого знания и всякой премудрости». Пушкин называл его «умов и моды вождь». Гейне считал себя «соловьем, свившим гнездо в парике Вольтера». Гюго полагал, что Вольтер был «больше, чем человек, он был эпоха».

Вместе с тем Вольтер предстает как мыслитель глубоко противоречивый, двойственно относившийся к миру. Его философская мысль формировалась под влиянием английского деизма. Вслед за Локком и Ньютоном Вольтер разделял учение о том, что первопричиной мира является некий демиург, мировой разум. Влияние деизма сказалось в его отношении к церкви. С одной стороны, он был ярым противником религиозного фанатизма и призывал: «Раздавите гадину!». Но с другой стороны, он был далек от атеизма и утверждал: «Если бы бога не было, его следовало бы выдумать».

Загрузка...

Двойственный характер носили и политические взгляды Вольтера, который склонялся к теории «просвещенного абсолютизма». Объективно выступая за «всеобщее благоденствие» и просвещение народа, он в то же время бы противником самой идеи народовластия и позволял себе высокомерные и уничижительные высказывания о «черни», «толпе», простом люде. Даже образ национальной героини Франции Жанны Д’Арк изображен им в поэме «Орлеанская девственница» в комическом, сниженном свете.

Художественное наследие Вольтера, писавшего под творческим девизом «Все жанры хороши, кроме скучного», очень обширно и состоит из нескольких разделов. Первый из них – драматургический – включает порядка 50 произведений, в основном трагедий, созданных в соответствии с эстетикой классицизма. В поэзии, начав с легкой лирики в стиле рококо, Вольтер завершил свою деятельность двумя большими поэмами – «Генриада» и «Орлеанская девственница». Он также отдал дань эпистолярному жанру, оставив около 15 тысяч писем, разнообразных по содержанию, блестящих по форме. Ряд сочинений были в активе Вольтера – историка, в том числе книга «Россия при Петре Великом», в которой русский царь изображен как образец просвещенного монарха.

Основной раздел в творчестве Вольтера – философская проза. Ему принадлежит цикл повестей, в которых ставятся самые сущностные, экзистенциальные вопросы бытия. Их проблематика нередко обозначается через поэтику названий: «Задиг, или Судьба», «Мемнон, или Благоразумие», «Кандид, или Оптимизм». В «Кандиде», в частности, автор полемизирует с философией Лейбница о предустановленной гармонии, согласно которой « все ведет к лучшему в этом лучшем из миров». Вольтер-просветитель не мог принять эту теорию, обрекавшую человека на пассивность и апатию. В повести сохранена фабульная схема любовно-авантюрного романа, все атрибуты этого жанра налицо: любовь и разлука героев, их странствия по миру, жестокие испытания и опасности, угрожающие их жизни, благополучное воссоединение в конце. Но у Вольтера этот жанр пародируется и, в отличие от старого романа, его герои лишаются всех своих добродетелей – красоты, чести, здоровья. Впрочем, персонажи повести носят условный характер: философ Панглосс, учитель Кандида, выступает как носитель идеи оптимизма, его оппонент Мартен проповедует пессимизм. Лишь юноша Кандид не условный, а живой образ, напоминающий фильдинговского Тома Джонса и предвосхищающий героев 19 века, - это молодая душа, познающая мир и переживающая ситуацию «утраченных иллюзий».

Философский вывод повести заключен в финальных словах мудрого старика-садовника: «Надо возделывать свой сад». Вольтера не устраивают крайние точки зрения - ни бездумный оптимизм Панглосса, ни тотальный пессимизм Мартена. Он предпочитает «средний путь», умеренные ценности – труд, мир, «сад».

В «Кандиде» ощущается полемика и с теорией «естественного человека», которая занимает центральное место в повести «Простодушный». Вольтер использует прием «остранения», изображая конфликт своего героя, выросшего среди индейцев-гуронов, с цивилизованным обществом. Простодушный, получивший при крещении имя Геркулес, попадает в различные комические ситуации, и на первых порах автор откровенно иронизирует над ним. Но постепенно обстановка меняется, столкновения «естественного человека» с обществом обнаруживают неестественный характер социальных и моральных устоев цивилизованного мира. Герой тоже эволюционирует, и когда он за свои взгляды попадает в Бастилию, то из фигуры комической превращается в фигуру трагическую. Соответствующим образом изменяется авторское отношение к нему. Лишь теперь, расставшись с простодушием «естественного человека» и познакомившись с нравами цивилизованного общества, он становится положительным героем. Иными словами, Вольтер снова воздерживается от однозначных выводов. Если его оппонент Руссо безусловный приоритет отдавал «природе», то автор «Простодушного» пытался примирить «природу» с «цивилизацией».

Атмосфера повести проникнута печалью и смутным ощущением противоречивости и трагизма мира. В отличие от других повестей, в «Простодушном» герои утратили свою условность, контурность, они больше не марионетки, а вполне реальные люди. Сам Вольтер утверждал, что «Простодушный» в сто раз правдоподобнее «Кандида», и действительно есть все основания считать эту повесть произведением просветительского реализма.

Теоретиком просветительского реализма во Франции явился Дени Дидро (1713-1784), замечательный философ, редактор знаменитой «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусства и ремесел». Его философская мысль прошла эволюцию от деизма к материализму. В эпоху Просвещения наиболее горячие споры между богословами и просветителями велись о происхождении жизни. Вольтер и другие деисты склонны были считать, что материя получила первый толчок для своего развития от некоего творца, демиурга. Дидро же придерживался мысли о самодвижении природы, он полагал, что весь живой мир, флора и фауна возникли в результате эволюции.

Материалистические взгляды Дидро легли в основу его теории драмы, изложенной в трактатах «Салоны», «О драматической поэзии», диалоге «Парадокс об актере», «Беседах» и других работах. Его новаторская драматургическая концепция, сложившаяся в борьбе с эстетикой классицизма, решала две основные задачи – проблему нового героя и реформу жанровой системы. По мнению Дидро, изысканных и благородных героев классицистов, которые уже не могли удовлетворить людей 18 века, должен сменить современный человек, борющийся не с роком, а с обществом. Что касается жанров, то Дидро обосновал необходимость третьего, кроме «чистой» трагедии и «чистой» комедии, драматического жанра, который он называл «средней» или «серьезной» драмой. Человек не всегда находится в горе или радости, более естественным в жизни является некое среднее состояние. Человека в таком обыденном состоянии и должна показывать «серьезная» драма.

Дидро попытался подкрепить свою теорию образцами «средней» драмы, но его пьесы не имели самостоятельного художественного значения. Зато он преуспел в жанре прозы и внес существенный вклад в развитие философского романа. Наиболее значительным из его романов явилась «Монахиня», созданная под влиянием английского писателя Ричардсона. Об этом свидетельствует не только эпистолярная форма, но и идейно-художественный моноцентризм произведения. Все действие сосредоточено вокруг судьбы простой девушки Сюзанны Симонен, вынужденной противостоять единому фронту семьи, церкви и общества. В семье она чужая, так как мать родила ее вне брака, поэтому ей уготована незавидная доля монахини. Основной сюжетный план романа – это перипетии событий в монастыре, где Сюзанна подвергается нечеловеческим унижениям и преследованиям. В конце концов она бежит из монастыря и, измученная, больная, под чужим именем, находит временное пристанище на чердаке у такой же отверженной женщины.

Дидро как художник руководствовался реалистическим принципом: сначала увидеть, потом писать. По мнению французских литературоведов, в романе присутствует автобиографическое начало. Родная сестра Дидро стала монахиней и впоследствии сошла с ума, его брат, принявший сан священника, из доброго и любознательного юноши превратился в угрюмого аскета и мизантропа. Сам писатель в детстве побывал в иезуитском коллеже и тоже имел возможность наблюдать за монастырскими нравами. Поэтому совершенно не случайно образ монастыря вырастает в символ извращенной цивилизации.

В проблематике романа проступают два плана: социально-психологический и философский. Первый из них раскрывается через эволюцию главной героини, которая от внутреннего отчаяния и протеста переходит к открытому бунту. Сюзанна сделала свой выбор, это тип нового человека, предвосхищающий бунтующих женщин Ж.Санд, Ш.Бронте, русских писателей 19 века.

Философский план романа предполагает наличие в мире трех рядов законов. По мнению Дидро, первый ряд – законы религии – противоречит самой человеческой природе и правилам человеческого общежития, поэтому они подлежат устранению. Второй ряд – законы общества – тоже несовершенны и нуждаются в исправлении в соответствии с третьим рядом – законами естественной природы.

Роман «Монахиня», построенный в форме записок, исповеди героини, отличается подчеркнуто сухим, лапидарным языком, почти протокольным стилем, и это еще более усиливает его критический пафос, реалистический характер произведения.

В двух других романах Дидро тоже использовал оригинальную форму. «Племянник Рамо» имеет черты восходящего к античности философского диалога: рассказчик, выражающий позицию автора, беседует с реальной исторической личностью, племянником французского композитора 18 века Рамо. В этой мефистофелевской фигуре, сочетающей незаурядный ум, социальный паразитизм и нравственный цинизм, писатель усмотрел черты героя времени и во многом предвосхитил персонажей Бальзака и Стендаля.

Особое место в творчестве Дидро занимает «Жак-фаталист», роман с очень сложной жанровой природой, сочетающей признаки комической эпопеи и «сентиментального путешествия». В центре произведения стоит образ народного философа, воплощение веселого нрава, мудрости и справедливости человека из нижних этажей общества. В этом отношении он близок Санчо Панса и героям Рабле. С симпатией изображая Жака, автор не разделяет его фаталистических убеждений. Его идеалом был человек активный, гармонически развитый, борец за разумные общественные отношения. С точки зрения художественной «Жак-фаталист» свидетельствовал об эволюции Дидро в сторону сентиментализма.

Вершиной литературы сентиментализма и венцом развития философского жанра во Франции в 18 веке стал роман Жан-Жака Руссо (1712-1778) «Юлия, или Новая Элоиза».

Сам Руссо, как, впрочем, и другие французские просветители, зарекомендовал себя как универсальная, эпохальная по размаху фигура. Это замечательный философ, педагог, композитор, личность в равной степени выдающаяся и в то же время противоречивая. Не случайно Гейне назвал его «Гамлетом Франции», а Плеханов сказал: «Гениальный Руссо пережил настоящее горе от ума». Для этого были определенные основания: церковь предала Руссо анафеме, власти преследовали, книги сжигали. В результате его здоровье пошатнулось, произошло расстройство психики, но он продолжал свою подвижническую деятельность. Руссо сам поведал о своей полной мытарств и лишений жизни в знаменитой автобиографической книге «Исповедь», оказавшей далеко идущее влияние на писателей 19 века, в том числе Ф.Стендаля и Л.Толстого.

Руссо написал несколько статей для музыкального раздела «Энциклопедии» Дидро. В своих философских трактатах – «Рассуждение о науках и искусствах», «Рассуждение о причинах и основаниях неравенства среди людей», «Общественный договор» – он выразил открытое неприятие «цивилизации», которая пагубно влияет на нравственную жизнь человечества и приводит к угасанию естественных добродетелей. Сомнительным благам цивилизованного общества Руссо противопоставляет «естественную свободу», так как по своей природе «люди равны, как и звери». Корень зла в современном мире он усматривал в тотальном господстве частной собственности, что приводило к неравенству людей. Решение проблемы усматривалось им в «общественном договоре» между народом и государством, гарантировавшем основные права граждан.

Педагогические взгляды Руссо получили воплощение в романе-трактате «Эмиль, или о Воспитании», в котором изложена теория естественного воспитания, направленная на формирование типа идеального человека. Его система строилась на использовании благотворного влияния природы и методике «свободного воспитания», предполагавшего не словесное обучение, а приобретение личного опыта. В связи с этим он придавал принципиальное значение трудовому воспитанию и в качестве настольной книги для юношества рекомендовал роман Дефо «Робинзон Крузо». Сегодня в силе остаются многие педагогические идеи Руссо, в частности, необходимость учета особенностей физического, умственного и нравственного развития ребенка на разных этапах формирования его личности, различий между детьми и взрослыми, гендерных аспектов в воспитании.

В «Новой Элоизе» Руссо воспользовался традиционным для сентиментализма жанром эпистолярного романа. Форма писем придавала его повествованию ощущение достоверности и правдивости, способствовала глубокому проникновению в мир человеческих переживаний. Роман имел реальные источники. В самом его названии присутствует реминисценция, восходящая к истории трагической любви средневекового философа Пьера Абеляра, известной из его писем. Кроме того, по мнению биографов, Руссо опирался на личный опыт и, в частности, отразил свои непростые взаимоотношения с графиней д’Удето.

Структура сюжета характерна для романа «интенсивного» типа. Внешний событийный ряд довольно несложен. Сен-Прё, молодой человек незнатного происхождения, но наделенный богатым духовным миром и необычайной чувствительностью, приглашен в качестве домашнего учителя к Юлии, дочери барона д’Этанжа. Герои обнаружили друг в друге родственные души, прониклись взаимным чувством, но не смогли преодолеть социальную пропасть. По настоянию Юлии Сен-Прё отправляется в путешествие, а она по настоянию отца выходит замуж за знатного господина де Вольмара, некогда спасшего жизнь барону. В конце романа, уже после возвращения Сен-Прё, Юлия неожиданно умирает, признавшись в последнем письме, что по-прежнему его любит.

По этой простой канве Руссо вышил очень сложный психологический узор, и центр тяжести приходится на внутренний план романа. Именно в «Новой Элоизе» впервые во французской литературе 18 века во весь рост предстали новые герои, современники века Просвещения, со всеми своими чувствами и заботами. Сен-Прё и Юлия, в отличие от персонажей Монтескье и Вольтера, уже не условные фигуры, не марионетки, а живые образы, яркие человеческие индивидуальности. В раскрытии их характеров важную функцию выполняет пейзаж. Руссо создал тип лирического пейзажа, соответствующего эмоциональному настрою героев.

Творческий метод Руссо, сентименталистский в своей основе, содержит в то же время романтическое начало. Своим апофеозом духа, гимном эмоциональной стихии он сродни романтикам. Его программный герой Сен-Прё выступает как предтеча «романтического скитальца», в нем есть и предвосхищение «мировой скорби».

 

Литература

Забабурова Н.В. Французский психологический роман (эпоха Просвещения и романтизм). Ростов-наДону, 1992.

Разумовская М.В. От «Персидских писем» до «Энциклопедии»: Роман и наука во Франции в 18 веке. СПб, 1994.

Азаркин Н.М. Монтескье. М., 1988.

Баскин М.П. Монтескье. М., 1965.

Кузнецов В.Н. Вольтер. М., 1978.

Артамонов С.Д. Вольтер и его век. М., 1980.

Заборов П.Р. Русская литература и Вольтер. Л., 1968.

Барская Т. Дени Дидро. М.- Л., 1962.

Дени Дидро и культура его эпохи. М., 1986.

Эстетика Дидро и современность. М., 1989.

Верцман И. Жан-Жак Руссо. М., 1976.

Грандель Ф. Бомарше. М., 1985.


Дата добавления: 2015-01-05; просмотров: 18 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2018 год. (0.013 сек.)