Студопедия
Главная страница | Контакты | Случайная страница | Спросить на ВикиКак

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Часть первая 1 страница. Двери трактира «На безымянном перекрестке» душераздирающе заскрипели, а затем глухо стукнули, впуская внутрь невысокого хмурого мужчину

Читайте также:
  1. B) созылмалыгастритте 1 страница
  2. B) созылмалыгастритте 1 страница
  3. B) созылмалыгастритте 2 страница
  4. B) созылмалыгастритте 2 страница
  5. B) созылмалыгастритте 3 страница
  6. B) созылмалыгастритте 3 страница
  7. B) созылмалыгастритте 4 страница
  8. B) созылмалыгастритте 4 страница
  9. BIG - первая ступень к бизнесу
  10. CONTRATO DE LICENÇA E SERVIÇOS 2 страница

 

Двери трактира «На безымянном перекрестке» душераздирающе заскрипели, а затем глухо стукнули, впуская внутрь невысокого хмурого мужчину. Посетитель прошел в зал и, осмотревшись, занял столик у окна. «Наемник. Охотник за головами» – так говорят о подобных людях. Сухой, поджарый, словно оголодавший хищник, с острыми чертами давно не бритого лица. Легкая для начала зимы одежда и необычные для этих земель пепельно‑серые волосы выдавали в посетителе уроженца северных предгорий Тэдж‑Эверенса[1]. Бросив под стол заляпанный грязью походный мешок, он достал из кармана форменной армейской куртки кисет с табаком и принялся неторопливо набивать трубку. Почувствовав неожиданную свободу, тюк под столом вяло зашевелился и тихо рыкнул, но, получив ощутимый тычок стоптанным сапогом, обиженно затих. Северянин окинул трактир задумчивым взглядом и пустил в потолок колечко дыма.

В просторном, освещенном гномьими светлячками[2]зале практически не было посетителей. На широких приземистых столиках, ощетинившись рядами кривых ножек, стояли перевернутые стулья.

Между столами, смоля самокруткой, бродил трактирщик. Он неторопливо подметал пол и исподлобья поглядывал на кухонную дверь. Полноватый, но все еще крепкий мужчина с пристальным жестким взглядом, трактирщик напоминал раздобревшего от отсутствия тренировок профессионального борца.

За одним из столов недалеко от входа, скаля уродливую клыкастую морду, сидела угрюмая троллина. Она залпом осушила стакан с вязкой сине‑зеленой жидкостью, расплатилась и вышла, даже не удостоив нового посетителя мимолетным взглядом.

В самом дальнем углу заведения у заваленного бумагами стола сидел худенький курносый парнишка с взъерошенной, черной как смоль шевелюрой. Покусывая кончик пера, паренек что‑то сосредоточенно бормотал и время от времени морщил лоб.

Рядом со стойкой бара в луже черной маслянистой смазки, весь в пыли и остатках еды, замер, согнувшись пополам, механический уборщик. Из распахнутой настежь дверки боковой панели механизма тянулась тонкая струйка белесого дыма. Пахло оплавившимся металлом. Видимо, гномы опять схалтурили, собирая этот диковинный и совсем недешевый аппарат, все же сломавшийся, невзирая на хваленую пожизненную гарантию.

Прислонив метлу к стене, трактирщик прошел вглубь зала и настежь распахнул окно, чтобы гарь побыстрее выветрилась.

– Что принести? – недружелюбно поинтересовался он, повернувшись к наемнику.

– Уху и прожаренного мяса с кашей, – тихо проговорил посетитель. – И кувшин с водой.

– Что‑нибудь еще?

Было видно, что трактирщик явно удивлен столь необычным выбором напитка.

– Да. – Мужчина кивнул. – Мне понадобятся серебряные приборы.

– Может, сразу золотые? – усмехнулся в ответ хозяин.

– Нет. – Казалось, незнакомец не заметил откровенной издевки острого на язык толстяка. – Именно из серебра. – Сунув руку за пазуху, посетитель поморщился, словно от боли в старой ране, и достал горсть монет. – Золота у меня и так предостаточно.

Монетки блестящим каскадом посыпались на стол. Нельзя сказать, что вид золотых тарков[3]сильно смягчил едкий нрав трактирщика. Но с глупыми вопросами сразу же было покончено. Пробурчав что‑то благодушное, толстяк расторопно скрылся на кухне. Вскоре оттуда донеслись команды, которые он раздавал кухарке, звон посуды и удары молотка, отбивающего мясо.

Прошло совсем немного времени, и в трактир пожаловал новый посетитель – юный светловолосый эльф с презрительными карими глазами и слегка удлиненными ушами. Высокомерный франт, он разительно отличался от северянина. Его бархатные черные брюки, длинная лисья шуба и малиновый берет на меху резко контрастировали со старой армейской курткой и застиранными штанами наемника.

Прижимая к груди небольшой сверток, эльф недовольно озирался по сторонам, брезгливо морща породистое лицо. Увидев, наконец, того, кого искал, он направился к столу, за которым удобно устроился северянин.

– Эй, приятель! – прокричал молодой франт, усаживаясь напротив наемника. – Не тебя ли я ищу?

Эльф бросил шубу на соседний стул и бесцеремонно вытянул под столом ноги.

– Я тебе не приятель, парень.

Внимательный взгляд выцветших голубых глаз мгновенно стер с лица вновь прибывшего восторженную улыбку.

– Но ведь ты Норд? – возмущенно уточнил тот. – Я не мог ошибиться! Тебя еще называют Ветер.

– Я Норд, – согласился мужчина, выкладывая на столе небольшие столбики из золотых монет. – Друзья действительно называют меня Ветер. И я тебе не приятель.

– Ах, вот ты о чем! – облегченно вздохнул франт и снова заулыбался. – Я Флаэль.

И он за краешек приподнял свой щегольской берет.

– Рад за тебя, – равнодушно ответил Норд, откидываясь на спинку стула так, чтобы трактирщику было удобнее расставлять на столе тарелки с ужином.

– Высокородный эльф, – гордо добавил франт, откидывая со лба выбившуюся из‑под головного убора прядь золотистых волос.

Северянин исподлобья взглянул на юного Флаэля.

Всем жителям Тэдж‑Эверенса были прекрасно известны редкая заносчивость и надменность эльфийской расы, властвующей в этом государстве уже не одну сотню лет. Люди, как и гномы, сильно недолюбливали этих зазнавшихся баловней судьбы, при каждом удобном случае напоминающих всем о своей высокородности.

Загрузка...

– Держи. – Хозяин трактира положил перед Нордом небольшую, потускневшую от времени серебряную ложечку. – Больше ничего не нашлось.

– Ужин! Как кстати! – восхитился Флаэль, подвигая к себе заказанное северянином блюдо с кашей. – И принеси‑ка мне еще овощной салат и десерт! Живее! – приказал он, бросив на трактирщика недовольный взгляд.

Хозяин удивленно приподнял брови и посмотрел на Норда. Тот лишь поморщился и лениво потянулся к отвороту сапога, за которым притаился короткий теольский кинжал.

– Три с половиной секунды, – неожиданно заявил сидевший у стены юноша, который с интересом наблюдал за беседой новых посетителей.

– Что ты там бормочешь? – поинтересовался Флаэль, впервые обратив внимание на мальчугана.

Вскочив со своего места, юный счетовод стремительно пересек небольшой зал и положил перед франтом так и норовивший свернуться в рулон лист бумаги.

– Вот, посмотрите! – Он ткнул пером в короткий столбик с расчетами. – Видите?

– И что я должен здесь увидеть? – растерянно изучая непонятные мелкие закорючки, поинтересовался эльф.

– Три секунды, – повторил юноша и обвел одну из последних цифр в кружок.

– Это действительно тройка, – согласился Флаэль и вполголоса поинтересовался у Норда: – Интересно, что нужно этому странному ребенку?

– Я взял в расчет ваш примерный вес, рост, возможную реакцию и довольно посредственную физическую форму. – Паренек обвел в кружочек несколько цифр в длинной череде своих расчетов.

Эльф нахмурился.

– А также вес, рост и торчащую из отворота сапога рукоятку кинжала вашего оппонента. – Юноша открыто улыбнулся. – Исходя из этих данных, я с легкостью рассчитал, что для того, чтобы прирезать вас прямо здесь и сейчас, этому человеку понадобится ровно три секунды, – с готовностью пояснил собеседник, аккуратно складывая свои расчеты.

– Я… – пробормотал франт, бледнея на глазах. – Не понял…

– Это только цифры, – пожал плечами юноша и, не говоря больше ни слова, вернулся к своему столу.

– Либо выкладывай, зачем пришел, – Норд поерзал на стуле и все же решил обойтись без кровопролития, – либо проваливай.

Кисло поморщившись, он подвинул блюдо с кашей обратно к себе и принялся молча есть, проворно орудуя маленькой серебряной ложечкой.

– Хорошо‑о‑о, – протянул Флаэль, с опаской косясь на собеседника. – Давай перейдем к делу. Меня прислал… – он помахал в воздухе рукой, подбирая подходящее слово, – наш общий друг, скажем так.

– Вряд ли у нас с тобой есть общие друзья, – прожевав, заявил наемник.

– А как же Полар? – Возмущению эльфа не было предела. – Он прислал меня за своим заказом!

– Полар? – задумчиво повторил северянин. – Нет. Что‑то не припоминаю такого имени.

– Ты не доверяешь мне? – воскликнул эльф, краснея от злости. – Полар – твой друг. – Он с неодобрением посмотрел на собеседника. – Разве он мог прислать непроверенного человека?

– Если бы я доверял первым встречным, – сухо заметил Норд, – то уже давно бы валялся с заточкой под ребрами на дне ближайшей сточной канавы.

– Это тебя убедит? – Флаэль достал из кармана массивный железный перстень с крупным кроваво‑красным рубином и протянул его наемнику.

– Возможно. – Кинув мимолетный взгляд на перстень, северянин кивнул.

Это кольцо он узнал бы из тысячи. Именно оно много лет назад чуть было не стоило Норду жизни. Кольцо принадлежало его бывшему напарнику по Гильдии наемников Полару, от которого в прошлом месяце Норд получил крайне необычный заказ. Как раз благодаря своему старому другу он сейчас находился в уютном трактирчике на окраине Мертоля[4]и выслушивал речи этого заносчивого эльфийского богатея.

 

Шаг в прошлое. Мертоль

За две недели до описываемых событий

Норд уже больше месяца сидел без работы, и отложенные деньги постепенно заканчивались. Он сильно поиздержался, купив новый клинок взамен сломанного в недавнем захвате пиратской бригантины эльфийского короткого меча, и теперь сидел на мели.

С середины лета в Гильдию королевских наемников его величества Теодора III стало поступать все меньше и меньше заказов. Горожане словно предчувствовали приближение тяжелых времен, копили деньги, требовали отдать старые долги, распродавали нажитое и, как это ни удивительно, прощали былые обиды, лишая тем самым бойцов Гильдии хорошего приработка.

Чтобы хоть как‑то свести концы с концами, в последние несколько дней Норду пришлось вспомнить молодые годы и подрабатывать грузчиком в доках. Платили мало, но даже такой работы уже практически не осталось. Торговые суда все реже и реже заходили в мертольскую гавань, в продуктовых лавках быстро пустели полки. Даже контрабандисты стали редкими гостями в столице, отдавая предпочтение перекупщикам из небольших уездных городков.

В дверь квартирки, которую Норд снимал уже больше года, громко постучали. Жилище было маленьким и плохо обставленным, но, что сейчас было особенно важным, недорогим. Если дела и дальше пойдут так плохо, северянину придется отказаться и от него. В комнату заглянул домовладелец и кивнул наемнику в знак приветствия.

– Тебя вызывают, Ветер. Вроде как срочно, – проговорил вошедший мужчина и со значением добавил: – По «зеркалке»[5], так что поторопись.

Норд оторвался от изучения прохудившегося сапога и раздраженно спросил:

– Кого там еще нелегкая принесла?

– Какой‑то эльфийский вельможа из Ормельда[6], – пожал плечами хозяин и, кивнув на рваный сапог северянина, посоветовал: – Мой шурин может дешево починить тебе обувку. У него своя сапожная мастерская сразу за городским кладбищем. Сходи, скажи, что от меня. Скинет четверть тарка.

– И какой тебе идет процент за подбор клиентов своему родственничку? – усмехнулся северянин, натягивая сапоги.

Хозяин в ответ лишь загадочно хмыкнул и скрылся за дверью.

Норд вышел в коридор, плотно прикрыл за собой дверь и неторопливо спустился в подвал.

В самом дальнем углу заваленного старой мебелью подвала, неприятно мерцая рваными сполохами, стояло огромное, почти во всю стену зеркало. Изображение шло косой рябью, шипело и время от времени пропадало. Наемник подхватил валявшийся в углу стул и уселся на него, развернув спинкой вперед.

Из зеркала на него с теплой улыбкой смотрел Полар, высокородный эльф, бывший наемник и напарник Норда по Гильдии, ушедший на покой много лет назад.

– Здравствуй, старый друг!

– Давненько не виделись, Полар, – отозвался северянин, усаживаясь поудобнее.

Эльф устало кивнул в ответ. Даже через поблескивающую поверхность «зеркалки» было видно, что он крайне измотан.

– Сколько лет прошло с того самого дня, Ветер? – задумчиво спросил бывший наемник. – Девять?

– Почти десятилетие, – ответил Норд. – Как же быстро летит время…

– Времени не существует. – Полар вздохнул и поправил белоснежные манжеты длинных рукавов своей шелковой рубахи. – Это относительное понятие, служащее для упорядочения нашей суетной жизни. Без него она превратилась бы в хаос.

Ты знаешь, что лет двадцать назад я путешествовал по джунглям близ Рэйларда[7], помогая одному незадачливому троллю переправить через границу партию контрабандных орефейских[8]алмазов. – Он улыбнулся нахлынувшим воспоминаниям. – Ох и глупые же создания эти тролли! – Эльф тихо рассмеялся. – Спрятали камни в бочках с водой! И кто их надоумил воспользоваться столь старым и примитивным трюком? Алмазы, невидимые в воде! Ха! Так вот, там я наткнулся на замечательное племя аборигенов, у которых вообще не существовало понятия времени. Они совершенно не интересовались своим возрастом и прекрасно жили не тужили в смешных домиках, построенных прямо на кронах многовековых вечнозеленых деревьев.

– Тогда все прошло успешно? – поинтересовался Норд, с улыбкой вспоминая старую привычку своего друга прыгать с темы на тему и постоянно терять нить разговора.

– Что именно?

– Алмазы, – подсказал северянин нахмурившемуся эльфу. – Ты перевез их? Или тебя сцапали вместе с тролличьей контрабандой и запихнули в водные темницы?[9]

– Конечно, я перевез их! – фыркнул Полар, слегка уязвленный недоверием своего старого друга. – Как ты мог подумать иначе?

– Очень интересно было бы узнать… – начал было Норд.

– А вот как я это сделал, позволь рассказать тебе при личной встрече, – перебил наемника эльф и хитро ухмыльнулся. Северянин тихо рассмеялся в ответ. – Сейчас же давай перейдем к делу. – Полар вздохнул, словно перед прыжком в ледяную воду. – Один мой хороший знакомый стал жертвой странного… хм… заклятия, нейтрализовать которое оказалось совсем не так просто, как я предполагал. Для этого ему необходимо воспользоваться магией необычного демонического создания, маленького зверька с очень интересными, я бы даже сказал неординарными, способностями. Он обитает в приграничном демоническом заповеднике Мертоля и обладает способностью превращать живые объекты в камень. Мне этот демон известен как Каменная дева. Я хотел попросить тебя добыть для меня эту диковинку. Только с ее помощью можно попытаться… – Он замолчал.

– Я слышал, что к этому демону не так‑то просто приблизиться, – сказал северянин, пытаясь скрыть удивление от столь странной просьбы своего собеседника. – Неизвестно, как все может обернуться. Возможно, придется спасать свою жизнь и… – Он сделал паузу, собираясь с мыслями. – Ты ведь знаешь, что за убийство любого обитателя зачарованного заповедника назначен штраф в тысячу тарков, – добавил он и предложил: – Может, разумнее нанять тролля: тело их предков состояло из камня и, возможно…

– Тролли – ненадежные и глупые варвары! Я бы не доверил им даже чистку своих конюшен, – раздраженно отмахнулся эльф. – Убивать демона ни в коем случае не нужно, Ветер. Она нужна мне живой! И потом, – сбавил он тон, – начинается зима. Самый удачный момент для подобной вылазки. Каменная дева скоро впадет в спячку. Уже сейчас ее магия сильно ослабла. Будь проворнее. Придумай что‑нибудь, в конце концов. Постарайся поймать ее для меня. Вот и вся моя просьба. Мне кажется, что лучше всех с этим заданием справишься именно ты, – со значением добавил Полар.

– Ты уверен, что твоему другу обязательно прибегать к помощи неведомых магических существ? Может, лучше обратиться к столичным чародеям? – осторожно спросил Норд. – Да и дрэйлины[10]не откажутся помочь, если им все хорошенько объяснить.

– Этот совет мне дал как раз столичный лекарь. И безусловно, – неожиданно спохватился Полар, – гонорар не заставит себя ждать! Ведь тебе наверняка нужны деньги? Я слышал о том, что творится в столице. – Он устало откинулся на спинку кресла. – Помня о нашей старой дружбе, я решил сам попросить тебя об этой услуге. Все вопросы, касающиеся официального оформления заказа через нашу… – эльф осекся, – твою… теперь уже твою Гильдию, я обсудил с Марком Челиндером. Он разрешит тебе ненадолго отлучиться. Зайди к нему за авансом.

– Обсудил с Челиндером? – усмехнулся наемник, саркастически приподняв бровь. – С каких это пор ты на короткой ноге с главой Гильдии королевских наемников?!

Полар промолчал, многозначительно улыбаясь.

– Ну что же. – Северянин хлопнул ладонями по коленям, принимая решение. – Думаю, эта задача вполне выполнима.

– Ты спас меня, Ветер! – с явным облегчением выдохнул эльф. – Я жду вестей от тебя, мой друг! – И, кивнув на прощанье, он пропал из виду.

– До связи! – по‑военному кивнул Норд.

Зеркало тихо щелкнуло и погасло.

 

– Так где же его заказ?

По раздраженному лицу Флаэля было видно, что он очень хочет поскорее убраться из этого сомнительного заведения.

– Дожидается.

Норд легонько толкнул ногой мешок под столом. Его обитатель завозился и бочком пополз в сторону двери.

– Куда это ты собрался, дружок?

Наемник свесился со стула и, подхватив готовый удрать куль, привязал его к вешалке для одежды. Мешок несколько раз дернулся и, осознав, что сбежать не удастся, обиженно заскулил.

– Ты что, прямо сюда ее притащил?! – вздрогнув так, словно из мешка может незамедлительно выскочить разъяренный мятежный Старейшина[11], прошипел эльф.

– А где прикажешь ее оставить? – искренне удивился Норд. – Знаешь, чего мне стоило приторочить этот мешок к седлу своей лошади? Она взбрыкивала всю дорогу до Мертоля так, словно на ней ехал живой вурдалак[12]. А собачий вой, который приветствовал меня во всех постоялых дворах? Я шарахался от каждой дворовой шавки, считающей своим прямым долгом незамедлительно броситься на меня, едва заметив на дороге!

Флаэль отодвинулся на самый краешек стула, как можно дальше от пугающего мешка, и постарался придать своему лицу равнодушное выражение.

– Это очень неприятно, но не смертельно…

– Плати и забирай свой «сувенир», – отрезал северянин, устав от пустых разговоров.

– Я должен проверить эту… тварь, – неуверенно проговорил эльф, с опаской косясь на безмятежно покачивающийся на крючке куль. Существо внутри явно развлекалось, наслаждаясь новым необычным гамаком.

– Да на здоровье, – разрешил Норд и, ухмыльнувшись, добавил: – Только лучше демонстрацию проведу я.

– Как ты не боишься таскать ее в простом походном мешке? – не выдержав, воскликнул Флаэль.

– Это не обычный мешок, – ответил наемник, бросив ленивый взгляд на вешалку.

– Расскажи мне, каковы особенности этого существа. – Успокоенный тем, что демону вряд ли удастся вырваться на волю, эльф заерзал на стуле от нетерпения.

– Ты пришел сюда, даже не поинтересовавшись заранее, что это за зверь? – удивился наемник. – В качестве курьера?

– Не совсем, – прозвучал уклончивый ответ.

– Не совсем? – переспросил Норд и криво усмехнулся. – Почему же старый лис сам не пожаловал за своим экстравагантным приобретением?

– Не пожелал, чтобы его видели в злачных местах, подобных этому.

– Звучит неубедительно, – поморщился наемник.

– Он заболел, – нехотя проговорил Флаэль.

– Насколько мне известно, эльфов не берут никакие хвори…

Молодой франт промолчал, раздраженно дернув щекой, и хмуро принялся за принесенный трактирщиком салат.

Доев ужин, Норд отодвинул пустые тарелки в сторону и закинул серебряную ложечку прямо в стоявший рядом кувшин с водой.

– Зачем ты это сделал? – удивленно наблюдая за действиями наемника, поинтересовался Флаэль. – Это какой‑то ритуал?

– Серебро, – просто ответил северянин. – Демоны не переносят его, так же, как и воду, в которую оно было погружено. По реакции на воду ты легко сможешь понять, что за кота в мешке я тебе принес.

– Приступай! – приказным тоном заявил его собеседник.

Норд скептически изогнул бровь.

– Будь любезен, – тихо добавил эльф.

– Так что же ты знаешь об этом существе? – Северянин поморщился от тупой боли в груди и снял с вешалки свой походный мешок.

– Почти ничего, – неопределенно ответил Флаэль, с любопытством поглядывая на кувшин.

– Значит, ты понимаешь, что я не могу открыть мешок без определенных для всех нас последствий?

Норд взял в руку кувшин с водой.

– Да. – Эльф кивнул и подался вперед. – Но ты обязан продемонстрировать мне, что эта тварь – демоническая!

– Это я сейчас и собираюсь сделать, – согласился наемник. – Закрой уши.

Он ловким движением развязал узел на мешке и, сжав горловину так, чтобы остался лишь узенький зазор, тонкой струйкой вылил в него воду из кувшина.

Стоило воде коснуться ткани, как раздалось шипение. Казалось, что мужчина вылил воду не на грубую серую мешковину, а на раскаленную сковороду. В следующую секунду зал потонул в душераздирающем визге, высоком и пронзительном. От него сжималось сердце и сводило челюсти. Флаэль вскочил на ноги и зажал уши руками. Услышав ужасный вопль существа, из кухни выскочил взволнованный трактирщик. Мальчишка‑счетовод тоже оторвался от изучения своих бумаг и внимательно наблюдал за происходящим.

– Думаю, достаточно. – Норд плотно завязал мешок и легко швырнул его под стол.

– Какой омерзительный вой! – Усевшись обратно, эльф недовольно поежился. – До костей пробирает.

– Это Каменная дева, а не соловей из Аллеи свиданий, – пожал плечами северянин. – Оплата, – напомнил он, залпом допивая оставшуюся в графине воду.

– Держи. – Флаэль достал из кармана пухлый кошель и протянул его наемнику. – А она точно поможет?

– Не знаю, – честно признался Норд, взвешивая гонорар на ладони. Тарки внутри кошелька глухо звякнули. – Я лишь выполнил заказ и надеюсь, что помог старому другу.

Эльф брезгливо поднял мешок с заказом и, крепко держа его на вытянутой руке, поинтересовался: – А тебе приходилось иметь дело с подобными тварями?

– Нет. – Норд встал, убрал кошелек во внутренний карман куртки и направился к выходу. – И надеюсь, что больше никогда не придется.

– Когда ты уезжаешь? – крикнул Флаэль в спину остановившегося наемника.

Северянин задумчиво посмотрел в окно. На улице быстро темнело. Разыгралась пурга. От порывов ветра едва не срывались с проржавевших петель хлипкие ставни трактира. Идея пуститься в дальнюю поездку на ночь глядя показалась Норду совершенно незаманчивой и тем более небезопасной. Да и устал он, как тролль после тяжелого абордажа.

– Завтра на рассвете, – решил наемник и поинтересовался у хозяина: – Есть свободные комнаты?

– Есть, – кивнул трактирщик, продолжая буравить Флаэля неприязненным взглядом. Было видно, что он, как и многие другие представители младших рас[13], не очень‑то жаловал остроухих богатеев. – Постой, ночлег, завтрак. Два тарка. Второй этаж, первая дверь справа.

Норд, не торгуясь, отсчитал плату, взял протянутый ему ключ и, не удержавшись, поинтересовался: – А за ужин? Здесь только за постой.

– А этот ужин… – толстяк ощерил в улыбке желтоватые зубы, – ужин оплатит твой остроухий приятель. Оплатит вдвойне… или втройне. – Перекинув через плечо полотенце, хозяин вразвалочку направился к столу, из‑за которого только что вышел наемник. – С вас десять тарков, достопочтенный.

 

Норд устало поднимался по лестнице, стараясь не вслушиваться в несущиеся из зала визгливые вопли Флаэля, возмущенного тем, что его бессовестно обирают.

Он устал так, что готов был рухнуть прямо здесь, посреди коридора и уснуть мертвецким сном без сновидений. И проспать всю ночь. А лучше еще и весь следующий день.

Комната оказалась не такой маленькой, как он предполагал. Просторная, с неожиданно высоким потолком, она сейчас казалась северянину самым прекрасным местом на свете.

Стащив с ног грязные, насквозь промокшие сапоги, наемник, не снимая одежды, рухнул на кровать.

– Приеду домой, куплю новые, – пробормотал Норд, задвигая обувку под кровать.

Сон ласковым приливом обнял его и почти окунул в долгожданное сновидение, но раздавшийся стук в дверь вернул его из сладкой дремы.

– Я сплю, – пробормотал северянин, не открывая глаз.

В дверь постучали снова, на этот раз более настойчиво.

– Пожалуй, убью, – принял решение Норд, рывком поднимаясь на ноги.

В коридоре, прижав к груди охапку исписанных мелким почерком листочков, стоял тот самый мальчишка‑счетовод. Его испачканное чернильными кляксами лицо озаряла смущенная улыбка.

– Вы ведь завтра в Мертоль отправляетесь? – осторожно поинтересовался он.

Наемник молчал, хмуро глядя на вечернего визитера.

– Завтра? В столицу? – не дождавшись ответа, уточнил юноша. – Я бы хотел попросить вас взять меня с собой. Меня зовут Родрик, – спохватившись, представился он. – Я готов стать вашим личным летописцем! Ведь вам нужен летописец? Всем нужны летописцы, – уверенно заявил мальчик. – Я умею писать и считать…

Северянин ошарашенно моргнул, шмыгнул носом и без раздумий захлопнул дверь. Паренек стучался снова и снова и что‑то тихо лепетал, скребясь в дверь. Но Норд его уже не слышал. Он спал.

 

Маленьким белым шаром зависнув в небе, зимнее солнце ощутимо прибавило красок съемной комнатке Норда, но прежнего уюта в это позднее холодное утро в пристанище наемника уже не ощущалось. Северянин сел на кровати и посмотрел в окно. Зима настойчиво заявляла о своих правах. Мокрый густой снег, который шел всю ночь, завалил неплотно закрытую оконную раму почти на ладонь.

На столике у кровати стоял кувшин с водой. Рядом лежало чистое полотенце. Пока наемник спал, кто‑то незаметно похозяйничал в его временном жилище.

Норд умылся и переоделся. Сапоги нашлись за дверью, начищенные и сверкающие. Натянув обувь, наемник спустился в обеденный зал и, устроившись за тем же столиком, что и вчера, огляделся.

Рядом с дверью в кухню стоял старенький музыкальный аппарат, над которым мохнатой горой навис ледяной теолец[14]или снежный человек, как частенько дразнили представителей этой расы местные ребятишки. Он неторопливо выбирал мелодию себе по душе и легонько постукивал мохнатым пальцем по клавишам «музыкальной шкатулки». Аппарат гудел, трещал и клокотал, перебирая популярные столичные баллады.

Трактирщик поздоровался с северянином сухим кивком, и вскоре на столе уже дымились тарелки с горячим омлетом и овсяной кашей.

Норд бросил быстрый взгляд на прислоненный к стене рядом с «музыкальной шкатулкой» двуручный теольский меч и с удовольствием принялся за завтрак.

А заросший по самые глаза густым белым мехом гигант тем временем все больше и больше хмурил широкие лохматые брови, видимо не испытывая никакого восторга от музыкальных предпочтений хозяина трактира, затем нашел, наконец, симпатичную песенку и удовлетворенно кивнул. Волосы теольца были заплетены в тугие косы с вплетенными в них маленькими колокольчиками, которые мелодично звякнули, вторя незамысловатому мотивчику, струящемуся из очередной диковинки изобретателей‑гномов.

– Итак? – Рядом, не спросив разрешения, уселся Родрик. Протирая заспанные глаза, он широко зевнул: – Вы согласны?

– С чем? – прожевав, поинтересовался Норд.

– Чтобы я стал вашим летописцем. – Удивленный таким дремучим непониманием, юноша посмотрел на наемника с немым укором. – По дороге в Мертоль я напишу о вашей жизни целое сказание!

– Послушай, мальчик…

– Родрик, – подсказал юноша.

– Понимаешь, Родрик, простым наемникам не нужны летописцы, – аккуратно подбирая слова, проговорил северянин. – Вот если бы я был великим героем и совершал бессмысленные, но так любимые восторженными подростками подвиги…

Резкий удар открывшихся дверей спас Норда от этой странной беседы. В трактир вихрем ворвался Флаэль и, оттолкнув выходящего на улицу посетителя, направился к столу наемника. Он стряхнул с плеч хлопья снега, снял берет и скомкал его в руке.

Под болезненно поблескивающими глазами молодого эльфа залегли глубокие тени, красивое высокомерное лицо осунулось. Было видно, что он не спал этой ночью и что вести, которые он принес Норду, вряд ли будут хорошими.

Наемник недоверчиво пригляделся к приближающемуся франту и досадливо поморщился. Именно сейчас, глядя на тонкие черты лица Флаэля, ему почудилось, что он где‑то видел этот горделивый профиль.

– Хотя нет, – пробормотал он и растерянно потер переносицу. – Показалось. Или все же не показалось?

– Собирайся! – приказал эльф, даже не соизволив поздороваться. – Ты поедешь со мной! – Он бросил короткий взгляд на стул, словно раздумывая, садиться или нет.

– Что еще случилось? – раздраженно спросил Норд.

Услышав столь строптивый ответ, Флаэль дернулся, словно его ударили по лицу, и, сжав зубы, процедил: – Эта тварь оказалась бесполезна! Она не спасла его!

– Мне жаль, – искренне ответил северянин, хмурясь все сильнее. – Я бы и хотел помочь тому несчастному, но вряд ли смогу. Добыть для Полара еще пару‑тройку демонов? Можно попробовать. Но за результат экспериментов я не ручаюсь.

– Ты! – Флаэль ткнул указательным пальцем в спокойно доедающего омлет Норда мальчишку.

– Родрик, – представился юноша, подвигая к себе тарелку с овсяной кашей.

– Пошел вон отсюда! – прокричал эльф, махнув рукой в сторону двери. – Не мешай взрослым разговаривать!

Родрик замер.

– Пускай останется, – стараясь заглушись тлеющее в душе бешенство, процедил Норд.


Дата добавления: 2015-01-12; просмотров: 12 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2017 год. (0.211 сек.)