Студопедия
Главная страница | Контакты | Случайная страница | Спросить на ВикиКак

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Часть первая 2 страница

Читайте также:
  1. B) созылмалыгастритте 1 страница
  2. B) созылмалыгастритте 1 страница
  3. B) созылмалыгастритте 2 страница
  4. B) созылмалыгастритте 2 страница
  5. B) созылмалыгастритте 3 страница
  6. B) созылмалыгастритте 3 страница
  7. B) созылмалыгастритте 4 страница
  8. B) созылмалыгастритте 4 страница
  9. BIG - первая ступень к бизнесу
  10. CONTRATO DE LICENÇA E SERVIÇOS 2 страница

Флаэль побагровел. Облокотившись о крышку стола, он навис над северянином:

– Ты, видимо, не расслышал меня! – выкрикнул эльф, краснея еще сильнее. – Тот демон, которого ты добыл, не помог Полару!

– Что? – Норд нахмурился, припоминая разговор с бывшим напарником. – Я думал, что Каменная дева нужна его другу…

– Полар боялся, что его слабостью могут воспользоваться недоброжелатели, поэтому и не стал рассказывать тебе всей правды об обстоятельствах, заставивших его просить о столь странной услуге, – процедил сквозь зубы Флаэль. – Он тщетно надеялся, что магические способности этого существа, Каменной девы, помогут ему выздороветь. Но этого не произошло!

– Несмотря ни на что, он должен был быть честен со мной и не подсылать своих подручных, – отчеканил северянин. – Раз уж решил втянуть меня во все это.

– Я здесь не для того, чтобы пререкаться с тобой! – разъяренно прокричал Флаэль. – Собирайся, ты едешь со мной. Это приказ наместника его светлости. Живо!

Эльф подошел к окну и помахал рукой кому‑то на улице. В трактир строевым шагом вошли трое вооруженных длинными тяжелыми мечами солдат. На груди их легких доспехов красовался герб герцога ормельдского Кая: поверженный мечом бурый медведь на белоснежном поле.

Охрана встала чуть в стороне, стараясь не мешать друг другу, но достаточно близко, чтобы в любой момент выполнить приказ своего хозяина. Сам Флаэль тоже был вооружен. На его поясе висел длинный узкий меч. Из‑под ворота отороченного мехом кафтана выглядывали тонкие серебристые кольца кольчуги.

– Будешь сопротивляться – я доставлю тебя в замок в кандалах, – процедил эльф.

В груди наемника предательски заныло, и Норд с сожалением вспомнил об оставленном наверху в походной сумке новеньком коротком мече.

– Ты совершенно не умеешь просить, Флаэль. – Он напрягся, медленно отодвигаясь от стола. – Советую над этим поработать.

– Герцоги не просят! – отрезал эльф.

– Так ты вроде не герцог, – нехорошо улыбнулся северянин, оглядываясь по сторонам.

Его взгляд наткнулся на замершего рядом с лестницей трактирщика. Тот медленно кивнул и достал из углубления в пролете между ступенями топор. Наемник сразу же повеселел. Приятно узнать, что ты не один. Почувствовав назревающую драку, теолец демонстративно отвернулся, предпочитая не вмешиваться.

– Ты обязан подчиниться, – добавил Флаэль охрипшим голосом. – Это приказ герцога!

– Я не являюсь подданным этого герцогства. – Улыбка на лице северянина все больше напоминала оскал. – И плевать я хотел на все ваши приказы.

Норд встал и стал быстро обходить стол, стараясь держаться так, чтобы вход в кухню оказался у него за спиной. Ногой подхватив преградивший ему путь табурет, он поймал его и швырнул в ринувшихся к нему стражников. Родрик пригнулся и отскочил к стене, чтобы не попасть дерущимся мужчинам под горячую руку.

Табурет крутанулся в воздухе и врезался в голову первому охраннику. Воспользовавшись секундной заминкой, северянин оказался рядом с Флаэлем. Эльф схватился за меч, но успел вытащить его лишь наполовину. Наемник ладонью вбил меч обратно в ножны, а затем со всей силы ударил Флаэля головой в лицо и сбил с ног. Перекатившись через стол так, чтобы он оказался между ним и его противниками, Ветер краем глаза заметил, как к хозяину таверны подошли еще трое солдат, которые попали внутрь через запасной вход, и попытались отобрать у толстяка оружие. Легко уйдя от захвата, трактирщик со всей силы ударил одного из противников кулаком в лицо. Солдат отлетел к стене и упал на пол. Его сослуживцы молча обнажили клинки.

Тем временем два оставшихся в строю охранника уже выхватили мечи и бросились к Норду. Он рывком перевернул им навстречу стол, чтобы соорудить между собой и врагами подобие баррикады. Один из нападавших зашел со стороны стены, тогда как его напарник – со стороны зала. Сделав выбор, Норд бросился в сторону первого охранника. Солдат размахнулся мечом, случайно задел прибитую к стене полку, и та немного затормозила его удар. Это позволило северянину сократить дистанцию и ухватить противника за руку, в которой тот держал оружие. Норд ударил охранника ногой в колено, развернул скривившегося от боли воина и загородился от спешащего на помощь напарнику солдата. Толкнув свой импровизированный щит навстречу нападавшему воину, Норд оглянулся. Силы были не равны. Тяжело дыша и затравленно озираясь, наемник почувствовал, что загнан в угол.

Обезоруженный трактирщик, оглушенно мотая головой, сидел на полу. Проникшие в трактир через запасной ход солдаты теперь тоже направлялись к Норду. За спиной наемника была стена, до выхода не добраться. Северянин сунул руку в карман, достал оттуда небольшую гномью пороховую шашку и, протянув ее к камину, замер.

– Довольно. – Услышав резкий оклик своего предводителя, солдаты переглянулись и сделали шаг назад. – Мне велено доставить тебя в замок живым. – Флаэль задрал голову кверху так, чтобы на одежду не попадала капающая из разбитого носа кровь, и сел на стул. – Он умирает, Ветер! Наместник Полар умирает, и ты должен помочь ему, – растеряв весь свой пыл, добавил эльф. – Мне было дано указание любыми силами сделать так, чтобы ты приехал в замок.

– Наместник Полар? – ошеломленно переспросил Норд, отводя руку от камина. – Неужели старый лис все же сумел помириться с родней?

Загрузка...

– Он приказал. – Эльф замолчал и, поморщившись, поправился: – Попросил привести тебя. Страшная хворь день ото дня все быстрее и быстрее сжигает его изнутри. И во всем этом виноват я, – совсем тихо добавил Флаэль, кусая тонкие губы.

– Что с ним?

– Я не знаю. – Молодой человек шмыгнул носом, совсем отбросив свой повелительный тон. – Никто не знает. Лекари, обследовавшие его, не смогли поставить диагноз. А эта знахарка… Мне кажется, что она делает только хуже. – Он аккуратно потрогал разбитый нос и спросил: – Так ты поедешь?

– Да. – Северянин потер лицо ладонями и повернулся к поднявшемуся на ноги трактирщику:

– Ты как там, живой?

– Да что со мной будет, – отозвался толстяк. – Живой.

– Моя лошадь готова?

– Готова твоя лошадь, – пробурчал в ответ хозяин. Он хмуро смотрел на царивший в его заведении беспорядок.

– Не боишься связываться с воинами герцога? – понизив голос, спросил его Ветер.

– Я был на твоем месте. Гильдия наемников совсем недавно позволила мне уйти на пенсию, – тихо ответил хозяин трактира. – К тому же ты ведь знаешь кодекс… Мы не бросаем своих. А так я хоть немного смог задержать их…

– Спасибо. – Норд пожал протянутую руку бывшего наемника. – За мной должок.

– Забудь, – отмахнулся трактирщик.

Накинув немногословному толстяку несколько тарков за разгром и поддержку в потасовке, северянин пошел наверх за вещами. Уже через несколько минут он спустился в конюшню и приторочил свою сумку к седлу спокойной пегой кобылки. Лошадь сыто фыркнула, приветствуя хозяина, и кокетливо взмахнула головой, чтобы продемонстрировать новые косички на роскошной гриве: похоже, местный домовой, маленький волшебный житель придорожного трактира, ночью решил развлечься. В соседнем стойле мирно спала маленькая рыжая лошадка, забавно прядая ушами во сне. Норд взялся за уздечку и обернулся.

У входа в конюшню, рядом с заготовленными на зиму тюками с сеном, стоял громко тарахтящий механический уборщик, из утробы которого торчали короткие ноги, обутые в блестящие, отороченные мехом сапоги. Со стороны могло показаться, что аппарат проглотил незадачливого механика и теперь не торопясь дожевывал его. Открученная боковая панель агрегата валялась на земле рядом с раскрытой походной сумкой взявшегося за починку гномьей техники посетителя трактира.

– Святая секира! Надо же было тебе сломаться именно сейчас! – прогудел обладатель сапог. – С какой стати я должен ковыряться в этой железяке, а? Ведь хотел пойти морем, так нет же! Пожадничал! Потащился через это забытое всеми богами захолустье!

Дернувшись еще пару раз, коротышка замер, осознав, что плотно и безнадежно застрял.

– Эй, кто‑нибудь! – срывающимся голосом завопил он, остервенело дрыгая ногами. Уборщик опасно зашатался. – Помогите мне!

Норд вышел на улицу и неторопливо подошел к странному устройству. Увернувшись от чуть было не выбившей ему челюсть конечности, он участливо поинтересовался: – Что, застрял?

– О, уважаемый! – оживился горе‑мастер. – Вытащи меня, будь любезен!

Внезапная слабость, навалившаяся на Ветра, заставила его оглушенно помотать головой.

– Что за наваждение? – прошептал он, делая шаг вперед.

Северянин обхватил переставшие брыкаться ноги, натужно крякнул и, словно пробку из бутылки, вытащил на свет плотного, укутанного в теплую зимнюю одежду гнома с шикарной огненно‑рыжей шевелюрой, живописно торчащей в разные стороны. Его лицо, усыпанное задорными веснушками, было сильно испачкано машинным маслом.

– Благодарствуем. – Оказавшись на земле, коротышка расправил пышную бороду, доходившую ему почти до колен, и в сердцах пнул ногой злосчастный аппарат. – Ведро с гвоздями.

Хмыкнув, Норд вернулся в конюшню, лишь кивнув в ответ рассыпавшемуся в благодарностях гному. Тот в свою очередь порылся в валяющейся рядом сумке и извлек на свет огромный разводной ключ.

– Ну, вот и все, Лучик. – Норд погладил кобылу по морде и, перекинув уздечку, вывел ее из стойла. – Пора трогаться.

Флаэль уже ждал его у трактира верхом на нервном, как и хозяин, вороном жеребце. Рядом, окружив эльфа в плотное кольцо, стояли хмурые помятые стражники. На крыльце переминался с ноги на ногу Родрик. Одетый не по сезону легко, он растерянно озирался, прижимая к груди большую полотняную сумку.

Норд обреченно вздохнул, ловко запрыгнул на лошадь и, повернувшись к мальчику, недовольно спросил:

– И долго мне тебя ждать?

Родрик подпрыгнул на месте и опрометью бросился в конюшню. Послышался ужасный грохот и возмущенное «мяу‑у!» дворовой кошки, на хвост которой случайно наступил новоиспеченный летописец. Минуту спустя юноша уже выводил из стойла сонную рыжую лошадку.

– Ну, давай, Неудержимая! – умолял он, тихонько дергая уздечку. – Просыпайся же! Я немного побуду твоим хозяином и сразу же верну обратно… Я отдал за тебя все свои деньги! Мне нужно скорее попасть домой!

– Ты не замерзнешь в такой одежде? – поинтересовался северянин, с неодобрением глядя на легкий кафтанчик Родрика. – Если заболеешь и будешь задерживать отряд, нам придется оставить тебя отлеживаться на ближайшем постоялом дворе.

– Нет, – отозвался тот, похлопав ладонью по сумке. – Можно сказать, что я защищен.

– Как знаешь, – пожал плечами наемник. – Мое дело предупредить.

– Ты собираешься взять его с собой? – удивленно поинтересовался Флаэль, свысока наблюдая за торопящимся мальчуганом.

– Да, – кивнул Норд, набивая табаком старую пожелтевшую трубку.

– Кто он? – нахмурился молодой эльф, с непониманием глядя на суетящегося Родрика.

– Мой летописец, – хмыкнул наемник, закуривая.

 

– Что ж, уважаемый, – проговорил гном, чинно заходя в трактир. – Починил я ваш агрегат. Можете пользоваться.

Весь чумазый и уставший, словно стая гончих псолаков[15], он мечтал о горячей ванне и теплой постели. И все еще лелеял крошечную надежду, что в этом захолустье имеется хоть одна «зеркалка» и ему наконец‑то удастся переговорить с гномьим старостой.

Трактирщик, довольно потирая руки, вышел из‑за стойки.

– Благодарствую, достопочтимый…

– Нарви, – представился гном, слегка поклонившись, – Нарви Тог.

– Рад. Очень рад, мастер Нарви, – покивал трактирщик и поинтересовался: – Вы к нам надолго?

Нарви задумчиво покачался с носка на пятку, прикидывая в уме:

– Думаю, завтра с утра я вас покину. А позвольте узнать, – все же решил поинтересоваться гном. – Есть ли в вашей замечательной деревеньке помимо механических уборщиков и «музыкальной шкатулки»… – он кивнул в сторону наигрывающего простенький мотивчик аппарата, – «зеркалка»?

– Что, простите? – нахмурился хозяин трактира, непонимающе глядя на Нарви.

– Междугородняя связь, – медленно проговорил Тог. – «Зеркалка».

– Какая связь? – в притворном ужасе округлил глаза толстяк.

– Зеркало! Примерно такое. – Гном развел руки в стороны, демонстрируя его размеры. – С междугородней связью…

– Ах, это те хитроумные устройства, которые продают ваши собратья?

– Да! Точно! – обрадовался Нарви, резко подавшись вперед. – Они! Я так и понял, что вы знаете толк в механике, уважаемый!

– Такие огромные зеркала с ящиками из мигающих огоньков в придачу? – ухмыльнулся трактирщик, уже откровенно издеваясь над посетителем.

– Хм. – Гном скис, сразу пожалев, что затеял этот разговор с язвительным хозяином.

– Такие агрегаты, сильно облегчающие общение родственников из разных городов, помогающие купцам и еще очень много чего полезного делающие, долго перечислять?

– Но…

– Это те аппараты, которые ваши собратья продают за полторы тысячи тарков? – Хозяин трактира улыбался все шире и шире.

– Ну да…

Нарви отвернулся, чтобы не смотреть трактирщику в глаза.

– Так этих нет у нас, очень дорого, уважаемый, – съязвил толстячок, передразнивая гнома. – Мы тут вам не столица!

– И как вы связываетесь с другими городами? – грустно спросил Тог, уже догадываясь, каким будет ответ.

– Очень просто. – Трактирщик пронзительно засвистел. Дремавший за столиком у лестницы парень дернулся от неожиданности и с грохотом свалился со стула на пол. – Это наш гонец, – сказал толстяк и ухмыльнулся. – Всего неделя или полторы – и ваше послание будет доставлено прямо в Мертоль!

– Да уж. – Нарви рассеянно кивнул усевшемуся обратно гонцу. – Буду знать.

– Значит, комната, обед, ужин и завтрак, – подсчитал хозяин, записывая что‑то в видавший виды блокнотик.

– Два завтрака, – поправил его гном, с удовольствием вдыхая ароматы свежей выпечки, доносящиеся из приоткрытых кухонных дверей.

– Славно, – покивал трактирщик, дописывая заказ, и довольно повторил: – Славно.

– И, естественно, скидка! – мстительно хмыкнул Нарви, ловя на себе совсем недружелюбный взгляд хозяина. – За оказанные услуги профильного характера, так сказать. – Он расплылся в улыбке. – Я же все‑таки починил вам этот агрегат!

– Десять процентов, – буркнул трактирщик, буравя посетителя немигающим взглядом.

– Тридцать! – назвал свою сумму гном, азартно блеснув глазами.

– Пятнадцать, – поморщившись так, словно его заставили съесть целый лимон, проговорил хозяин.

– Двадцать пять.

– Двадцать, – багровея от злости, выдавил трактирщик.

– Двадцать два и услуга, – поставил точку в торгах Нарви.

– Какая еще услуга? – недоверчиво поинтересовался хозяин трактира у севшего напротив гнома.

– Все очень просто! – Горе‑механик достал из внутреннего кармана небольшой деревянный футляр. – У вас есть сейф?

– Есть. – Лицо толстяка расплылось в саркастической улыбке. – Но он тоже гномий, как и вся наша аппаратура. Качество и надежность налицо, так сказать, судя по механическому уборщику. Там. – Хозяин кивнул на дверь, ведущую в подвал трактира. – Не побоитесь рискнуть вашей драгоценностью?

– Святая секира! – вздохнул гном и покорно отсчитал плату.

 

Снег все шел и шел, засыпая промерзшую за ночь деревеньку густыми белыми хлопьями. Стоило снежинкам упасть на дорогу, как они немедленно превращались в серую жижу под колесами гремящих на ухабах телег. На обочине, слово грибы после дождя, выстроились маленькие домики с покосившимися дырявыми крышами. Они равнодушно смотрели темными провалами криво заколоченных ставен на проходивших мимо закутанных в теплые зимние одежды сельчан. С интересом поглядывая на спешащий к тракту отряд всадников, местные шли дальше, стараясь как можно скорее оказаться дома.

– Почему Полар сразу не вызвал меня к себе, а разыграл весь этот спектакль? – спросил Норд у скачущего рядом эльфа. Поежившись от забирающегося за шиворот снега, наемник накинул на голову капюшон. – Тайные встречи, доверенные люди, мания преследования… Это так на него не похоже…

– Боюсь, наместник сейчас несколько ограничен в перемещениях, – неопределенно ответил Флаэль. – К тому же в последние дни он стал излишне подозрителен. В каждом визитере ему стали мерещиться враги и соглядатаи.

Северянин удивленно посмотрел на своего попутчика.

– Политика меняет людей, – пожал плечами эльф и вдруг заявил: – Я ведь знаю ту историю, которая развела некогда добрых друзей по разным городам. – Он помолчал, подбирая слова. – Ты вытащил из беды бывшего напарника. И фактически нарушил кодекс Гильдии. Что вам за это грозит?

Рядом, навострив покрасневшие от мороза уши, скакал Родрик, с любопытством слушая беседу.

– Для каждого наемника, нарушившего кодекс, уготована своя расплата, – глухо отозвался северянин. – Старые боги не прощают отступников.

– И ты веришь во все эти детские сказки? – Флаэль высокомерно задрал подбородок. – Я никогда не понимал этой панической боязни навлечь на себя гнев мертвых Старейшин. Это так… – он помахал зажатой в руке кожаной перчаткой, – по‑детски, несерьезно и глупо.

– Наверное, королевским наемникам нужны некие остерегающие факторы, боязнь которых не дает нам возможности перейти из статуса наемных воинов в статус головорезов‑убийц.

– А что, есть ощутимая разница? – хмыкнул эльф, подзадоривая северянина.

Норд не ответил и пришпорил коня.

– Старые боги. Старейшины, – проговорил молодой франт, задумчиво глядя вдаль. – Старые сказки…

– А вы знаете легенду о мятежных Старейшинах? – Родрик не смог долго молчать и вклинил между беседующими мужчинами свою кудрявую голову. – О Каменной деве, например?

– Как я вчера убедился, это старая байка, в которую верят только такие маленькие доверчивые мальчишки, как ты, – вздохнул Флаэль.

– Но все же?

– Во времена войны Старейшин одна из старых богинь, Нараатта, воспротивилась самой идее проведения Большой игры[16]. Она отказалась покинуть этот мир вместе со своими соплеменниками и поделиться могуществом с младшими расами. В наказание сущность мятежной Старейшины была заключена в демонического зверя, обладающего способностью превращать живые существа в камень. Многие верят, что магия этого зверька имеет и обратный эффект и что Каменная дева может с легкостью превратить камень в живую материю. Как оказалось, это лишь глупый миф. – Эльф скрипнул зубами, снова вспоминая вчерашнюю неудачу. – Говорят, что душу Каменной девы заключили в старый медальон, ныне находящийся под охраной в королевском хранилище запрещенных артефактов в Мертоле. У всех есть подобные легенды. Правда, они не подкреплены никакими фактами.

– А кто ее туда заключил, вы знаете? – не унимался мальчик, не переставая хитро ухмыляться.

– Другой Старейшина? – предположил Норд и переглянулся с растерянным эльфом.

– Не совсем.

Родрик чуть ли не светился от осознания того, что ему известно больше своих собеседников, и загадочно улыбался.

– Ну, рассказывай наконец, – подбодрил его Флаэль. Привстав в стременах, он напряженно разглядывал дорогу.

– А не то лопнешь от осознания собственной значимости, – хмыкнул Норд, придерживая обогнавшую попутчиков лошадь.

Родрик покраснел и улыбнулся еще шире.

– Давным‑давно, – тоном бывалого рассказчика начал юноша, но был прерван нетерпеливым эльфом:

– Давай‑ка поближе к нашим дням.

– Давным‑давно, – повторил Родрик, проигнорировав придирки Флаэля, – в Тэдж‑Эверенсе были времена, когда не только люди и гномы, но даже драконы и светлые эльфы считались младшими расами. Волшебные феи и имитаторы тогда еще не исчезли с лица земли, темные эльфы и гоблины не были истреблены в Семилетней войне, а тролли, тогда еще каменные, считались лучшими воинами единого государства. В те славные годы нашим миром управляли виртуозные чародеи – древние Старейшины. Могущественные маги, они сделали из Тэдж‑Эверенса прекрасный оазис и спокойно жили, пока между ними не пробежала тень раздора.

– Что же тогда произошло? – поинтересовался северянин, заслушавшись неторопливым рассказом.

– Узнать всю правду мы сможем только после того, как какой‑нибудь бесстрашный смертный рискнет спуститься в Проклятые каменоломни[17], разберет завалы и извлечет оттуда погребенные под землей гномьи летописи, описывающие события тех времен.

– Вряд ли найдется сорвиголова, который решится на подобную авантюру, – ввернул Флаэль.

– Измученные затяжной войной и давно уставшие ненавидеть друг друга, Старейшины вобрали в себя почти всю магическую мощь нашего истощенного мира. Годы войны привели к тому, что некогда единый материк был разломлен на несколько островов ужасающей силой столкнувшихся в сражении богов, – продолжал юноша свой рассказ. – После чудовищных толчков, потрясших материк уже на изломе войны, от Тэдж‑Эверенса откололись три острова и тут же ушли под воду. Именно тогда, по словам летописцев, в эту бойню, наконец, вступила новая сила. Тролли зовут это неведомое существо, самовольно вмешавшееся в ход истории, Игроком. Настоящего его имени мы не знаем. А назвали его так из‑за того, что именно это существо принесло в наш мир удивительные магические артефакты – колоду Карт‑ключей.

Но это произошло значительно позже. Вначале Игрок попытался собрать погрязших в войне и обоюдной ненависти Старейшин и объяснить им, что своими действиями они уничтожают не только немногочисленных оставшихся в живых сородичей, но и весь мир вокруг. К тому времени старые боги истребили почти все младшие расы, в той или иной степени вовлеченные в конфликт в качестве разменной монеты.

Старейшины задумались над его словами. Выход, который предложил Игрок, был крайне неоднозначным. Старые боги должны были навсегда отказаться от своих магических способностей и оставить некогда прекрасный, а нынче практически полностью разрушенный мир и уйти в другой – неизвестный пока и от этого кажущийся враждебным. Попробовать начать жизнь заново, забыв старые обиды. – Родрик помолчал, зябко кутаясь в тоненький кафтанчик. – Не все старые боги согласились слушать неведомого советчика.

– Каменная дева была одним из этих мятежников? – догадался Флаэль.

– Да. Летописцам известно еще об одном бунтаре – это Адрен, бог, которого дрэйлины считают своим прародителем. Чуть было не разразилась новая война. Но, к счастью, Игрок смог справиться с мятежниками, воспользовавшись силой Карт.

Те из Старейшин, кто решил прекратить распри и послушаться странного советчика, ушли из нашего мира в другой. Нам он известен как Аор. Если верить легендам – это родной мир дрэйлинов, являющихся прямыми потомками старых богов. Расположив Карты‑ключи по периметру чародейского круга, Игрок открыл портал в пространстве, и Старейшины ушли в неизвестность.

– Карты‑ключи, – прошептал Флаэль, вскинув брови. – Он создал с их помощью портал?

– Ведь не просто так их назвали Картами‑ключами, – усмехнулся Родрик и хитро посмотрел на эльфа. – Старейшины, не послушавшие совета Игрока, были лишены своих магических способностей еще до открытия портала и оставлены в Тэдж‑Эверенсе в назидание другим. Заключив в Карты силу добровольно отказавшихся от магии старых богов, Игрок передал колоду младшим расам сразу же после отбытия Старейшин в Аор. Во избежание нового кровопролития между расами он провел Большую игру и разыграл между ними «дары» старых богов.

– Так вот как все было, – проговорил северянин и громко присвистнул.

– Большая игра прошла нечестно, – отмахнулся Флаэль, сразу вспомнив былые обиды. – Дрэйлины жульничали! Любимчики Старейшин!

– Большая игра – это Большая игра, – строго сказал юный летописец, кивая в такт своим словам. – Это не джонк[18]и не взятка[19], играя в которые можно сжульничать. Все было распределено в соответствии с тем, какое место заняла каждая сторона по результатам игры. Игрок раздал представителям рас Карты, каждая из которых соответствовала определенному умению или силе. Я знаю лишь о некоторых из них. Гномам досталась Карта с изображением механической шестеренки. Артефакт даровал владельцам возможность освоить ранее неподвластную жителям Тэдж‑Эверенса науку механику. Дрэйлинам – горящий алым пламенем меч. Карта даровала драконам магию и военную мощь. Артефакт был спрятан ими много лет назад, и никто из младших рас не знает, где именно. Эльфам досталась проткнутая мечом корона, олицетворяющая власть. Люди получили две Карты. Одна из них – щит. Неуязвимость. Карта была утрачена и, если верить слухам, «нашлась» у тролличьего вождя. О втором Ключе в старых легендах никакой информации не сохранилось. Троллям не досталось ничего. Но, как я уже сказал, это всего лишь слухи. Местоположение других артефактов, которые предназначались исчезнувшим расам фей, гоблинов, темных эльфов и имитаторов, тоже до сих пор остается загадкой. В легендах упоминается еще одна Карта, которая была утеряна где‑то в обрушившихся Проклятых каменоломнях. О ней нам тоже почти ничего не известно. Закончив Большую игру, Игрок исчез. И никто не знает куда.

С тех времен осталось лишь странное послание, написанное на древнетэджэверенском языке[20], – «Напутствие». В нем рассказывается о разрушительной силе Карт‑ключей, приводится история о войне Старейшин и о той участи, которая ожидает народы, поддавшиеся такой заманчивой магии древних артефактов. Нас предостерегают от безрассудного использования заключенной в Картах мощи. – Родрик вздохнул и задумался. – Несмотря на то что магия досталась только дрэйлинам, несколько столетий спустя у людей начали рождаться первые сновидцы. Чародеи, видящие будущее и прошлое во снах. Только люди видят сны, и только так древняя магия смогла пробиться в них извне. Вскоре и в светлых эльфах начали просыпаться необычные знания. Стали появляться «слышащие лес». Лишь эльфы испокон веков чувствовали лес и боготворили его. Каким‑то непостижимым образом природа решила поделить между своими детьми недоступную им после кровопролитной войны между высшими существами магию. Сновидцы ушли странствовать по миру и изучать новые способности. «Слышащие лес» тоже покинули города. Они подались в леса бродячих деревьев, добровольно отказавшись от дарованных Картами‑ключами власти и достатка.

– А ведь тролли молодцы, – сказал наемник, повернувшись к Флаэлю. – Просто не вмешивались. Их признали проигравшими, и они даже не возмутились.

– Тролли не так просты, как кажутся, – не согласился Родрик. – Они выторговали у Игрока особый дар. Способность выходить на солнце, не опасаясь мгновенного окаменения[21]. Правда, не все. Нашлись и среди них отступники. Чем они руководствовались, отказываясь от дара старых богов, мне не понятно.

– А где хранятся Карты? – поинтересовался Норд, стараясь, чтобы его голос звучал как можно равнодушнее. – Ведь кто‑то же является их хранителем?

– Хранителем? – напряженно переспросил мальчик.

– Какие умения приобретают эти существа? – уточнил наемник, потирая ноющее плечо. – Какими способностями Карты наделяют своих владельцев?

– Разнообразными. – Родрик заметно расслабился и сразу же повеселел. – В основном Карты спрятаны в хранилищах, расположение которых знают лишь избранные представители расовых сообществ[22]. Есть и простые хранители. Существа, тем или иным способом заполучившие этот магический артефакт. Говорят, что Карты могут сделать своего обладателя практически неуязвимым, наделяют его и предметы, с которыми он взаимодействует, необычными магическими способностями. Правда, многие считают, что, обретя такое могущество, хранитель артефакта неминуемо расплатится за эту магическую мощь. Лихие авантюристы ищут Карты всю жизнь и погибают в поисках. Существует даже некое Тайное общество картежников, давшее обет рано или поздно уничтожить чуждые нашему миру артефакты. Есть еще поверье, что Ключи лечат разнообразные недуги и если…

– Из тебя выйдет прекрасный сказочник, малыш, – перебил Флаэль увлекшегося рассказом Родрика и кивнул вперед на дорогу.

К ним подъехал один из сопровождающих эльфа солдат и отозвал молодого франта в сторону. Выслушав стража, тот несколько раз кивнул.

– Нам стоит поторопиться, – крикнул он Норду и ускакал вперед.

Ближе к полудню небольшой отряд углубился в лес, срезая путь до замка его светлости герцога ормельдского Кая. Лошади нервно заскользили по запорошенной снегом оледеневшей дороге, и наездникам пришлось поспешно спешиться. Остановившись у небольшого оврага, Норд спрыгнул на землю и не торопясь провел по склону свою испуганную лошадку.

Качнулись ветви деревьев. Наемник замер, снял капюшон и склонил голову к плечу, прислушиваясь. Флаэль, заметивший, что северянин остановился, резко поднял вверх сжатую в кулак руку и, тихо ступая по хрустящему под ногами снегу, подошел к Норду.

– Ты что‑то услышал?

– Да, – тихо ответил наемник и сел на корточки, разглядывая следы на дороге. – За теми деревьями засада.

Норд не ошибся. Особо не таясь, к оврагу вышла вооруженная трофейным эльфийским мечом троллина. Флаэль сурово сжал губы, с первого взгляда узнав оружие мастеров Священной эльфийской долины. Такие мечи выдавали лишь прошедшим специальную подготовку воинам правящих родов эльфийского сообщества.

Флаэль хмуро глядел на зеленокожую разбойницу. Как наградной меч мог оказаться у дикой троллины? Забрала у поверженного врага? Добыть такой трофей сможет далеко не каждый воин. Своровала? Украсть его практически невозможно. Оружие хоронят вместе с его хозяином. Купила сама или кто‑то купил этот клинок для нее? Трудно поверить, что некая добрая душа одарила придорожную разбойницу наградным клинком. Эльф напряженно переглянулся со своими сопровождающими и покрепче сжал рукоять меча.


Дата добавления: 2015-01-12; просмотров: 7 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2017 год. (0.2 сек.)