Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Часть первая 4 страница. – Молодой ты еще, – подбоченился Тырок и, похлопав напарника по плечу, развернулся к двери хранилища

Читайте также:
  1. B) созылмалыгастритте 1 страница
  2. B) созылмалыгастритте 1 страница
  3. B) созылмалыгастритте 2 страница
  4. B) созылмалыгастритте 2 страница
  5. B) созылмалыгастритте 3 страница
  6. B) созылмалыгастритте 3 страница
  7. B) созылмалыгастритте 4 страница
  8. B) созылмалыгастритте 4 страница
  9. BIG - первая ступень к бизнесу
  10. CONTRATO DE LICENÇA E SERVIÇOS 2 страница

– Молодой ты еще, – подбоченился Тырок и, похлопав напарника по плечу, развернулся к двери хранилища. Высокая, состоящая из цельного куска камня, она являлась продолжением стены, и, в отличие от двери мертольской библиотеки, на ней не было даже намека на замочную скважину. – Видишь, куда ключ вставлять?

– Нет. – Молодой стражник подошел к двери и придирчиво осмотрел стену. – Не вижу. Гладкая, как твоя лысая макушка, – беззлобно подшутил он.

– Так и задумано. – Тырок поднял вверх указательный палец и с умным видом продолжил: – А знаешь, в чем секрет?

Юноша отрицательно покачал головой, не спуская любопытного взгляда с дверного проема.

– Не знаешь, в чем секрет, – протянул стражник и тихо рассмеялся. – А он вот в чем! – назидательно проговорил Тырок и достал из‑за пазухи связку ключей.

Выбрав один из них, старый воин сосредоточенно поводил им по двери. Что‑то тихо щелкнуло, и прямо посередине стены появилась маленькая замочная скважина с поблескивающими краями. Вставив в нее ключ, Тырок открыл двери.

– Вот это да! – воскликнул Корд, восхищенно наблюдая за манипуляциями напарника. – Я и представить себе не мог. Чудеса, да и только!

– Об этом мало кто знает, – улыбнулся Тырок, пряча связку с ключами за пазуху. – Я как раз работал у тогдашнего начальника Челиндера, когда проектировали новый замок для этого хранилища, и несколько раз видел, как он открывал его. Когда я заступил на службу в замковый патруль, он рассказал мне и Марку этот секрет. – Стражник гордо поднял подбородок. – Так как доверял нам!

Корд завистливо присвистнул и, почесав в затылке, поинтересовался:

– А он всегда был таким?

– Каким таким? – не понял усатый страж.

– Каждый раз, когда Челиндер на меня смотрит, мне кажется, что он знает обо мне все. – Молодой человек помялся и неохотно добавил: – Все плохое, что я всю жизнь пытаюсь скрыть.

– Жизнь заставила его стать таким, – глубокомысленно изрек Тырок. – Но одно я знаю точно: Марк – надежный мужик.

– Интересный вы разговор затеяли, служивые. – Странный, чересчур резкий для человеческого голос прозвучал настолько неожиданно, что пожилой страж невольно вздрогнул, чуть было не выронив свое оружие. Произносимые слова словно бы встречали множество препятствий, прежде чем появиться на свет, и больше напоминали клекот птицы, нежели людскую речь. – Интересный, но очень опасный.

Из темноты подземного коридора вышла закутанная в длинное просторное одеяние невысокая полноватая женщина. Остановившись в нескольких шагах от входа в хранилище, она замерла перед стражниками, внимательно изучая их из черного провала широкого капюшона.

– Стоять на месте! – Тырок расправил плечи и, сильнее сжав копье, сделал шаг вперед. – И держать руки на виду!

– Это ко мне. – Корд прислонил свое оружие к стене и приветственно кивнул визитерше. – Все готово, леди Сефрения. Как мы и договаривались.

– Хорошо, – ответила женщина, выходя на свет.

– Что готово? – Недоуменно посмотрев на своего напарника, Тырок закашлялся и, пошатнувшись, затряс головой. В ушах зашумело, а на глаза опустилась мутная молочная дымка. – Что…

Ноги пожилого стража подкосились, и он захрипел, пытаясь протолкнуть хоть один глоток воздуха в сдавленные огненным обручем легкие.

– Прости, приятель. – Поддержав готового свалиться на пол напарника, Корд забрал у него оружие. Глаза стражника закатились, и он обмяк, безвольной куклой рухнув на пол. – Ничего личного, – тихо добавил стражник, забирая у мертвеца связку ключей.

– Разве была необходимость в этом убийстве? – поинтересовалась визитерша, и юноше показалось, что он услышал в ее голосе нотку разочарования.

– Он бы сдал меня Челиндеру. – Звякнув ключами, Корд снова открыл дверь в королевское хранилище. Бросив быстрый взгляд на гостью, он посторонился, освобождая проход. – А это не входит в мои планы. Скоро я уберусь из этого затопленного непрекращающимися дождями города и…

– И ты действительно думаешь, что Марк не станет искать тебя после того, как ты убил одного из его бывших сослуживцев? – поинтересовалась Сефрения, склонившись над телом отравленного стражника.

– Я все продумал, – самодовольно улыбнулся Корд и извлек из замаскированной ниши бутылочку с настойкой. – Я тоже выпью этого пойла, только совсем немного, так, чтобы не умереть, а лишь слегка отравиться. Таким образом, я отведу от себя все подозрения. Никто не подумает на меня!

– Что ж, ты и правда все предусмотрел, – проговорила Сефрения и протянула стражнику пухлый мешочек. – Тебе удалось справиться с поставленной задачей. Хоть и грязным методом, но ты выполнил наш уговор. Надеюсь, эта скромная сумма разрешит все твои денежные проблемы.

Загрузка...

– Да. – Поспешно забрав деньги, юный страж смущенно прокашлялся и проговорил: – Я много должен. Правда. Очень много. – Он покосился на бесчувственное тело своего напарника.

Визитерша равнодушно проследила за его взглядом.

– Я вообще‑то не желал ему зла. – Юноша поспешно вынул пробку, сделал крошечный глоток и вылил все оставшееся содержимое бутылки на пол. – Просто Тырок наверняка доложил бы обо всем Челиндеру и… – повторил он, словно хотел убедить в своих словах именно себя, а не загадочную визитершу.

– Меня не интересуют твои проблемы и душевные терзания, – перебила его Сефрения, зябко кутаясь в свой бесформенный плащ. – Работа выполнена. А вот как и какими средствами ты это сделал, останется на твоей совести.

– Есть еще одна проблема. – Корд запнулся и неуверенно посмотрел на свою собеседницу.

– Тебе мало денег? – В голосе женщины засквозило презрение.

– Нет, – поспешно ответил юный стражник, вытянув вперед руки. – Что вы! Просто нужен реализм… Когда люди Челиндера найдут меня, у них не должно возникнуть ни единого подозрения, что я в этом замешан! Они должны понять, что на нас напали, перед этим отравив настойку. Все должно выглядеть так, как будто я защищался и пытался спасти напарника. Вы понимаете меня?

– Конечно, понимаю, – ответила Сефрения и, развернувшись, кивнула куда‑то в пустоту темного коридора. Послышался шелест и тихий свист.

В лицо Корда ударил резкий порыв ветра, и на свет вышел высокий бронзовокожий мужчина с тугим хвостом иссиня‑черных волос, затянутым на лысой макушке. Он плавным движением поднял руки, и из его ладоней вырвался ослепляющий луч света, с невообразимой силой впечатавший стража в покрытую плесенью стену. Загрохотали сминаемые в гармошку доспехи, и изо рта ошарашенно моргающего парня хлынула кровь.

– Так достаточно реалистично? – поинтересовался мужчина у молча наблюдающей за происходящим Сефрении.

– Что‑о‑о? – только и смог выдавить из себя стражник, стекленеющим взглядом взирая на приближающегося к нему желтоглазого гиганта.

– Прости, приятель, – равнодушно проговорил он, склоняясь над хватающимся за ускользающую ниточку жизни Кордом. – Ничего личного…

– Он мертв? – поинтересовалась Сефрения, выглядывая из‑за спины своего спутника. – Опасно оставлять за спиной такого союзника.

– Да, хозяйка.

– Что ж. – Она опустила голову и секунду помолчала. – Несмотря на свою молодость, этот юноша уже давно сгнил изнутри…

– Я останусь и буду ждать тебя здесь, – ответил гигант и замер у дверей.

– Здесь? – удивленно переспросила Сефрения. – Ты мой телохранитель, Джимм, и должен повсюду сопровождать меня!

– Я не могу войти туда, хозяйка, – ответил ее спутник. – Смотри.

Он шагнул в дверной проем хранилища, который тут же озарился зеленоватым сиянием. Неведомая магическая стена непреодолимой преградой встала между Джиммом и утопающей во мраке комнатой.

– Любопытно, – задумчиво проговорила Сефрения и неторопливо вошла в раскрытые двери. Стена разделилась на две части и послушно пропустила ее внутрь.

– Ну хорошо, подожди меня тут, – сказала она и, сделав несколько шагов вперед, осмотрелась.

Стоило Сефрении войти в хранилище, как под потолком тут же ожили мирно дремавшие светлячки. Мягко замигав, они озарили помещение теплым оранжевым светом. Визитерша вздохнула и достала из потайного кармана своего длинного одеяния свернутый лист пожелтевшей бумаги. Развернув его, она неторопливо пошла вперед вдоль бесконечных рядов низких столиков, время от времени сверяясь с замысловатым чертежом.

Узкое длинное помещение скорее напоминало рыночную лавку, нежели секретное королевское хранилище. Вдоль стен стояли невысокие, огороженные тонким красным канатом прилавки – столики, на которых под толстыми стеклянными колпаками лежали всевозможные диковинки: от коротких эльфийских клинков из черного, не отражающего свет металла до чудовищно реалистичного муляжа тролличьего глазного яблока.

Женщина подошла к одному из артефактов, протянула руку к переливающемуся в свете десятков горящих под потолком светлячков скипетру и вдруг замерла.

– Неужели ты настолько не доверяешь своим людям, Теодор? – Она тихо рассмеялась и, склонившись над столиком, осторожно подула на пыльную стеклянную крышку. Пыль, в изобилии покрывающая весь зал, словно по волшебству поднялась вверх и, закружив тоненьким вихрем, осела на невидимые до того момента защитные нити, чувствительной паутиной окутывающие каждый покоящийся в хранилище артефакт. – Каков хитрец!

Отступив от стеллажа, Сефрения неторопливо прошлась по длинному, окутанному таинственным светом залу и, не найдя искомого, остановилась у двери.

– Куда же ты их спрятал?

Она снова развернула принесенный с собой свиток, сверяясь с рисунком. Пересчитала сначала столы, а потом и все артефакты. Не добившись никаких результатов, женщина вернулась назад и широкими шагами измерила помещение.

– Даже так, – пробормотала визитерша и начала аккуратно простукивать все стены, внимательно вслушиваясь в ответный звук.

Очень скоро она наткнулась на небольшие пустоты. Внимательно изучив каждую трещинку в темно‑серой стене, Сефрения прошептала короткое заклинание, затем еще и еще. Ничего не произошло.

– Это что еще за неведомая магия? – недовольно пробормотала она и, вернувшись к Джимму, забрала у распластанного у входа стражника ключи от дверей хранилища. – Попробуем так…

Стоило ключу коснуться самой широкой трещины в стене, как взору визитерши открылась крошечная замочная скважина. Тихо щелкнул сработавший механизм, и небольшая, шириною в ладонь взрослого мужчины панель беззвучно откинулась вниз. За панелью оказалась круглая железная дверка с аккуратной ручкой посередине. На дверце располагались четыре маленьких крутящихся цилиндра с цифрами на каждой стороне.

– Опять эти гномьи поделки! – вздохнула Сефрения и приступила к подбору комбинации, продолжая шептать короткие заклинания.

Механизм держался до последнего, но все же поддался диковинной магии, и наконец что‑то в его недрах глухо щелкнуло. Из открывшегося гномьего сейфа выехала узенькая полочка, на которой лежали три золотых медальона. Тот, что находился в центре, изображал странное уродливое существо с отвратительной удлиненной мордой. Справа от него лежал медальон с подвеской в виде маленькой зеленой птички, слева – крошечный золотой колпачок. По бокам от странных медальонов оставалось еще несколько свободных ниш самых причудливых форм. По фигурным выемкам в полочке можно было догадаться, что это место оставлено для других магических артефактов. Проверив прозрачный колпак на наличие охранных устройств, Сефрения легко приподняла его и забрала артефакты. В пустые выемки она положила круглые серые камушки. Стоило им коснуться бархатной поверхности, как вместо камня в выемках уже лежали точные копии магических медальонов. Стекло медленно опустилось на положенное ему место, полочка втянулась обратно в стену, сейф бесшумно закрылся, и потайная панель вернулась на свое место.

Спрятав свои находки в бесчисленных складках плаща, Сефрения поспешно покинула хранилище, провожаемая медленно гаснущими за ее спиной светлячками.

– Все в порядке? – встревоженно глядя на хозяйку, поинтересовался ожидавший чародейку у входа телохранитель.

– Да, все прошло… – Она равнодушно переступила через бездыханное тело Корда. – Немного сложнее, чем я рассчитывала, но все же успешно.

– И что ты планируешь делать дальше? – Джимм перетащил тела стражей к двери. Сефрения помогла своему помощнику протащить их сквозь охранное заклятье и закрыла дверь в хранилище на магический ключ.

– Настало время найти Грэя Гранта, – проговорила она, задумчиво глядя на алеющее на стене кроваво‑красное пятно. – Пора этому милому юноше начинать отрабатывать свои старые долги.

– Грэй Грант? – Джимм нахмурился, сложив руки на груди. – Я никогда не слышал этого имени…

– Весьма интересный молодой человек, – ответила чародейка. – И поверь, он очень постарался, чтобы его имя не было на слуху у жителей Тэдж‑Эверенса. Как и прибывающие на этой неделе в Ормельд братья Роу, он очень дорожит своей свободой, головой и конфиденциальностью. И это нам очень кстати. Пойдем, Джимм. – Она повернулась к своему телохранителю. – Нам больше незачем здесь оставаться.

Бросив прощальный взгляд на монолитную стену хранилища, где буквально несколько минут назад зиял потайной вход, Сефрения удалилась в непроглядную темноту подземных коридоров, сопровождаемая молчаливым широкоплечим гигантом.

 

До замка они добрались без приключений, избежав всех тролличьих ловушек. Знакомство с эльфийским клинком имело печальные последствия: Рык Флаэль потерял троих солдат. Еще один зажимал распоротое бедро и опасно раскачивался на медленно бредущей по дороге лошади. Ближе к ночи их маленький отряд стоял у глубокого рва, ожидая, пока стража опустит подъемной мост.

Резиденция герцога ормельдского Кая находилась в нескольких часах пути от северо‑восточных склонов Пустых холмов. Чуть вдали раскинулся Ормельд, город, который во времена Большой игры был столицей Тэдж‑Эверенса.

Загремели цепи, и темная громада моста медленно поползла вниз, радушно открывая зев массивных ворот.

– Пойдем, Норд! – Флаэль быстро спешился и бросил поводья подоспевшему конюху. – Наместник ждет тебя. – Он сделал несколько шагов и махнул рукой своим солдатам: – Эту… – Помедлил, внимательно изучая замершую на лошади троллину. – В западном крыле пустует темница… – Эльф презрительно поморщился. – Заприте ее там. Пускай наместник сам решит, как с ней поступить.

Войдя в замок, он стремительно пересек холл и поднялся наверх по широкой мраморной лестнице, украшенной красной бархатной дорожкой с симпатичными белыми кисточками по бокам. Пройдя по небольшому коридору, мужчины подошли к широким, плотно закрытым дверям в покои хозяина замка. Флаэль постучал и, не дождавшись разрешения войти, нетерпеливо потянул на себя узкую, блестящую от тысяч прикосновений ручку. В лицо Норда пахнуло жаром, словно они зашли не в кабинет наместника герцога, а в пекло деревенской кузницы.

– Я не разбудил тебя? – заглянув в комнату, тихо поинтересовался юный эльф.

– Нет. Проходи, мой мальчик.

Услышав ответ, Флаэль обернулся и кивнул северянину.

Войдя в просторную, хорошо освещенную комнату с необычным выгнутым потолком, наемник пораженно замер. Шикарные гардины на окнах, стены, украшенные старинными гобеленами и небольшими картинами эльфийских пейзажей в тонких позолоченных рамах, прекрасные ковры лучших тэдж‑эверенских мастеров Ткацкой гильдии, изящная лепнина на потолке, огромный камин из черного камня, занимающий почти всю стену напротив окна, – вся эта роскошь ослепила и оглушила привыкшего к походным условиям воина. Норд распахнул куртку, задыхаясь от невообразимой духоты, казалось, намертво воцарившейся в этом прекрасном, но таком нежилом помещении. Комната как будто существовала отдельно от своего хозяина, сидевшего у камина и зябко кутающего ноги в пушистый полосатый плед.

Полар, близоруко щурясь, радушно улыбался. Северянин тоже старался выглядеть счастливым от встречи со старым другом и делал вид, что уже давно не вспоминает дела минувших дней. Это было правдой… Или почти правдой. Ведь с того злопамятного дня прошло уже столько лет! Взглянув на наместника, Норд внутренне похолодел от той боли, которая шла из некогда ироничных, чуть раскосых эльфийских глаз бывшего напарника.

– Я так рад тебе, Ветер! – Полар протянул к наемнику серые, словно обтянутые сухим пергаментом руки. Северянин подошел ближе, чувствуя, как липкие ледяные капельки пота потекли по спине.

– Здесь так жарко, Полар.

Норд стоял напротив и гадал, кто смог превратить полного сил воина в старика, трясущегося от холода в огромной душной комнате.

– Я мерзну, друг мой. – Эльф извиняюще развел руки в стороны. – С недавних пор мне стало так тяжело сохранять тепло в моем ослабленном теле.

Полар грустно взглянул на молчаливого гостя. В камине хрустнули поленья, взметнув вокруг ворох ярких искр.

– Спасибо, что привел его, сынок. – Наместник перевел взгляд на Флаэля, тихо стоявшего в стороне. – А сейчас дай нам поговорить. Мы так давно не виделись, и нам столько всего нужно обсудить.

– Я бы хотел остаться, – упрямо сжав губы, возразил юный эльф.

– Иди, – с нажимом проговорил Полар. – Не расстраивай меня.

Флаэль склонил голову и покорно вышел, прикрыв за собой дверь.

– Твой сын… Действительно, ты бы смог довериться только своей крови. – Норд снял куртку и провел ладонью по вспотевшему лбу. – Ну и жарища у тебя!

– Да, Флаэль – мой сын, – подтвердил Полар, пошевелив кочергой угли в камине. – Сын от человеческой женщины, – с нажимом добавил он. – Мальчику шестнадцать. Он глуп и горяч.

Северянин хмыкнул, вспоминая их недавние перепалки.

– Его мать погибла, оставив мне постоянно кричащий и вечно голодный кулечек, который я вырастил, как сумел. Он любит меня, и этого достаточно. Как твоя игрушка? – сменил эльф тему разговора, кивком указав на распахнутую рубашку друга.

– Шалит время от времени. – Наемник дернул ворот рубахи и решил, что пора перейти к делу. – Ты хотел видеть меня? Прислал вооруженных людей на подмогу своему отпрыску…

– Он грубил тебе? – Наместник недовольно поморщился. – Избалованный мальчишка!

– Твой сын привык к подчинению. И это сильно испортило его.

– Он глуп и горяч, – грустно повторил Полар, с сожалением глядя на дверь, за которой скрылся сын.

– Он молод, и этим все сказано, – устало кивнул Норд. – Что ж, я сделал для тебя невозможное. – Наемник невесело улыбнулся. – Добыл живую Каменную деву. – Он болезненно поморщился, растирая ноющее плечо. – И теперь ты расскажешь мне все как есть. Без утаек и лжи.

Эльф грустно вздохнул и виновато посмотрел на северянина:

– Это было нелегко? Ведь демонический заповедник охраняют люди правителя…

– Это было нелегко, – согласился северянин. – Но осуществимо.

 

Шаг в прошлое. Мертоль

За неделю до описываемых событий

Приграничный демонический заповедник Мертоля был уникальной охраняемой зоной Тэдж‑Эверенса, в которой уже много лет бок обок жили сотни пасынков Аора[24]. За высоким, огороженным защитным заклятьем забором в крохотном зачарованном лесу довольно мирно сосуществовали около сорока занесенных в «Белый реестр»[25]видов магических существ. Для каждого была отведена своя зона, учитывающая все особенности поведения демонических обитателей заповедника и делающая их пребывание в зачарованном лесу безопасным и комфортным.

Охотники за демонами со всего мира частенько съезжались сюда, чтобы обучить своих воспитанников. Или просто по дешевке продавали пойманных в рейдах существ смотрителю демонического заповедника.

Трое охранников волшебного леса мирно сидели в освещенной светлячками будке у ворот заповедника и, вооружившись дымящимися кружками с глинтвейном, травили анекдоты, разгоняя всепоглощающую скуку ночного дежурства. Громкий шепот, взрыв хохота, стук сдвигаемых кружек и тихое бульканье.

Норд, часто оглядываясь и пригибаясь, крался вдоль ограждения. Плотнее надвинув на голову капюшон, он старался держаться в тени. Наемник бросил взгляд на разомлевших от выпитого вина стражей и нырнул в высокий кустарник, за кривыми замерзшими ветвями которого скрывалась от любопытных взглядов случайных прохожих кирпичная стена заповедника.

Стараясь не шуметь, северянин разложил на земле набор инструментов и стал аккуратно вычищать широким ребристым зубилом осыпающийся раствор, сцепляющий бурые кирпичики у подножия стены. Наемник проковырял маленькую дырочку в каменной кладке, воткнул в образовавшееся отверстие небольшую подставку и закрепил на ней светлячок. Норд оживил гномий фонарик, расположив его так, чтобы неровный свет, отбрасываемый маленьким шариком, оставался незаметным. Выждав мгновение, он достал баночку с краской и короткую пушистую кисточку. Северянин прикрыл глаза, чтобы сосредоточиться и вспомнить замысловатый иероглиф, заимствованный дрэйлинами из древнетэджэверенского языка. Нарисовав его черной краской над светлячком, он довольно хмыкнул, когда символ начал втягивать в себя свет гномьего фонарика и засветился тусклым зеленоватым сиянием. Той же кисточкой наемник начертил вокруг светлячка большой, чуть шире своих плеч, прямоугольник, стараясь, чтобы краска не попадала на стыки между камнями. Прямоугольник засветился, заставив фонарик вздрогнуть и окончательно погаснуть.

Надавив руками на получившийся рисунок, Норд легко протолкнул камень внутрь.

– Сработало! – Он удивленно вскинул брови, еще не до конца веря в происходящее. – Ай да Мэвэль! Ведь не обманул, продавая мне эту хитрую краску!

До последнего момента наемник не верил, что драконья магия сработает и позволит ему проникнуть через обвешенный защитными заклинаниями контур.

Норд легко пролез в образовавшееся отверстие и прикрыл вырезанный булыжник темным полотнищем, маскируя дыру в стене, затем отряхнулся и с интересом оглядел волшебный лес.

В открывшемся его взору прекрасном зачарованном заповеднике царило лето. Вокруг причудливых высоченных деревьев, огромными зонтами темно‑зеленых крон нависавших над землей, летали крошечные золотистые феи. Они звонко смеялись, мелькая тоненькими разноцветными крылышками, кружа в воздухе и выписывая в небе замысловатые пируэты. К ним грациозной походкой подошел единорог и остался понаблюдать за веселым танцем волшебных существ.

Увидев ночного визитера, феи на мгновение замерли. Но любопытство взяло верх над осторожностью, и они, перешептываясь, подлетели к замершему в нерешительности Норду.

– Ой, какой огромный гном! – воскликнула одна, бесцеремонно усаживаясь наемнику на плечо. – Удивительно, правда, Зи?

– И чумазый, – хихикнула вторая, едва не касаясь своими золотистыми крылышками лица северянина. – Смотри, Ми!

– Я думаю, что это очень толстый эльф, Ли, – прижав указательный пальчик к щеке, предположила третья малышка, придирчиво изучая фигуру Норда.

– Где ты видела таких уродливых эльфов, Ми? – спросила крошка на плече наемника, заглядывая ему в ухо.

– А еще он таится, – констатировала Зи, вытаскивая из кармана наемника припасенный для Каменной девы сахарок.

– Так, дамочки, – перебил их Норд и отобрал у феи сахар. – Я тут по делу. Поболтаем потом!

– Зачем ты пробрался в наш заповедный лес, о уродливый эльф? – грозно спросила Ми, уперев тоненькие ручки в бока.

– Я не эльф, – ссаживая фею с плеча, проворчал северянин.

– Гном! – восторженно захлопала в ладоши Ли. – Я так и знала, что он – гном‑великан! Какая прелесть!

– И не гном!

– Значит, ты человек и проник сюда ка‑а‑ак? Незако‑о‑онно! – прокричала Ми прямо в ухо Норду. Усевшись на другое плечо наемника, фея задорно улыбалась. – И нужно позвать кого‑о‑о? Правильно! Охра‑а‑ану!

Ей вторило забавное эхо, от которого у северянина загудело в голове. Он на секунду задумался, стараясь не обращать внимания на перетряхивающих его сумку летуний. А ведь малютки правы…

– Да. Я эльф, – согласился Норд и сконфуженно добавил: – И я очень страдаю от своей безобразной внешности.

– Не расстраивайся. – Зи уже с хрустом грызла сахарок. – Если ты не будешь никого обижать, мы тебя никому не сдадим.

– Премного благодарен, – улыбнулся в ответ наемник.

– Какой воспитанный! – растаяла Зи, строя северянину глазки.

– И не такой уж он уродливый, – закивала Ли.

– Что ты здесь ищешь, не такой уж уродливый эльф? – строго поинтересовалась Ми. – Мы волшебные феи, хозяйки этого заповедного леса, и знаем о нем все!

– О! – восхитился Норд, складывая обратно все вещи, которые маленькие феи уже успели вытащить из его сумки. – Это такая честь!

– Да‑да‑да! – раскраснелись крошки. – Мы тут самые главные. Да! Нас знают и уважают все‑все‑все!

– Ни секунды не сомневаюсь, – согласился северянин и, как бы невзначай, спросил: – А правду говорят, что в вашем прекрасном заповеднике обитает Каменная дева?

– Конечно, правду! А зачем тебе? Какой странный вопрос! – перебивая друг друга, затараторили малышки.

– Я пишу книгу о демонических и волшебных существах, – сочинял на ходу Норд. – Сейчас дошел до главы о Каменной деве, и оказалось, что я никогда не видел этого диковинного зверька. – Он грустно вздохнул и проникновенно заглянул одной из крошечных девчонок в глаза. – Ужасно, правда?

– Пишешь книгу? – недоверчиво переспросила Ми. – А ты уже написал про нас?

– Да, – подхватила Ли. – Что ты написал про нас?

– Ты же не забыл про нас? – всхлипнув, пропищала Зи.

– Конечно, написал! – заверил их наемник и улыбнулся. – Как вы могли подумать, что я могу забыть о зачарованных феях?!

– Мы просто… – немного смутилась Зи. – Уточнили…

– Да… просто‑просто… – кивнула Ли. – А что ты написал?

– Расскажи!

– Ну пожалуйста!

– Так что же ты написал?

– Самая большая глава в моей книге – о вас, – проговорил северянин. – Она так и называется: «О прекрасных хозяйках сказочного заповедника».

– Да‑да, – мило покраснела Ли.

– Да! – подхватила Зи. – Мы хозяйки!

– Да, и мы такие прекрасные, – задрала курносый носик Ми.

Очаровательные существа, весело хихикая, начали порхать вокруг Норда.

– Мы покажем тебе Каменную деву, – приняла решение Зи. – Пойдем.

Переглянувшись, ее сестренки согласно закивали и скрылись в лесу.

– Какие юркие! – выдохнул наемник, стараясь не отставать от развивших приличную скорость фей.

Перепрыгивая через корни переговаривающихся между собой деревьев, он несся вперед, изредка чихая от слетающей с крылышек фей волшебной пыльцы. Заросли неожиданно закончились, и Норд выбежал на круглую, странно блестящую полянку.

Феи, словно завороженные, замерли в двух локтях от четкой границы между лесом и похожей на взлетную драконью площадку лужайкой. На ней, словно на выставке сумасшедшего скульптора, в самых немыслимых позах застыли представители нескольких волшебных народов и дюжина обычных мелких зверюшек.

– Это здесь? – отдышавшись, спросил Норд у погрустневших волшебных летуний.

– Это здесь, – эхом откликнулись все трое и дружно вздохнули.

– Ужасное место…

– Темное и неживое, – согласилась с наемником Зи.

– Скажи, эльф, – снова приземлившись на плечо северянина, поинтересовалась Ми. – А что там? За забором?

– Да, что там? – Ли кивнула в сторону леса.

Крошечные девочки подлетели к самому лицу северянина и преданно заглянули ему в глаза.

– Вы никогда там не были? – искренне удивился Норд.

– Нет, – откликнулась Зи, звеня маленькими крылышками. – Нас привезли сюда в большом ящике…

– Там было тесно и страшно…

– И мы помяли крылышки…

– А где же вы жили до этого? – Привыкшие к темноте глаза Норда стали лучше различать то, что творилось вокруг.

– О‑о‑о! Это секрет, – прошептала Ми в самое ухо наемника и тут же проговорилась: – Мы жили в другом мире!

– В мире волшебных фей. Там было очень много таких, как мы…

– …и очень мало таких, как ты, – закончила за сестренку Ли.

– В другом мире? – не веря своим ушам, переспросил Норд.

– В далеком‑предалеком, – прошептала Зи.

– Это невероятно! – Совершенно сбитый с толку согласно кивавшими феями, он тихо проговорил: – За забором много людей и очень мало волшебства. И оно принадлежит не людям, а дрэйлинам. – Северянин замолчал, осознав, что больше ему особо и нечего рассказать маленьким девочкам. – Мир за воротами намного хуже, чем в вашем заповедном лесу.

– Правда? – обрадовались крошки.

– Тсс! – вдруг встрепенулась Зи, склонив к плечу кудрявую головку. – Она идет!

– Где? – Норд отчаянно завертел головой.

– Вон, посмотри! – Ми указала на шевелящуюся траву. – То есть стой! Не смотри! – Фея снова оказалась перед лицом северянина. – Ни в коем случае не смотри на нее! – Она замахала маленькими ручками перед носом наемника. – Закрой глаза!

Норд покорно зажмурился. Что‑то горячее прикоснулось к векам, и он почувствовал приятное тепло, словно ему на глаза надели мягкую, пропитанную душистыми травами повязку.

– Открывай! – пискнуло в ухе.

Северянин раскрыл глаза и дернулся, прижав руки к лицу. Теперь он видел все в странных черно‑зеленых тонах. Очертания предметов стали резкими, но в то же время на удивление бархатистыми.

– Нравится?

– Я никогда ничего подобного не видел! – Норд ошарашенно покачал головой.

– Естественно, не видел! – звонко рассмеялась Ли. – Это запредельная магия, глупый. Вон твоя Каменная дева. – И малышка, брезгливо сморщив носик, указала на рассекающего траву, словно маленький кораблик воду, зверька.


Дата добавления: 2015-01-12; просмотров: 9 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2017 год. (0.041 сек.)