Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 1. Темный темный дом.

Читайте также:
  1. Аппаратное обеспечение ЭВМ. Системный блок ПЭВМ.
  2. Бизнес-курс. МВА: Системный анализ в менеджменте
  3. Вопрос 16. Системный блок, основные виды и составные части.
  4. Задача 1. Системный анализ ст. 276 УК РФ…………………………………3
  5. Лекция 5. Системный анализ таможенного дела. Теоретическая модель таможенного дела и задачи по ее исследованию.
  6. Лекция 5. Системный анализ таможенного дела. Теоретическая модель таможенного дела и задачи по ее исследованию.
  7. Моделирование как метод познания. Системный подход в моделировании.
  8. Общесистемный подход к моделированию экологических систем
  9. Система и системный подход в управлении

Хвост


 

Contents

Хвост 1

Предисловие. 4

Вступление. 4

Часть 1. Все те так, как кажется. 5

Глава 1. Темный темный дом. 5

Глава 2. Призыв. 17

Глава 3. Выбор. 24

Глава 4. Мой любимый дом. 40

 

Москва 2011


Предисловие

Будет доступно после публикации книги.

 

Вступление

Думаю, мы все похожи друг на друга в каком-то смысле, вернее сказать, я так думал по большей части. Но то, что произошло этим летом, для меня как какое-то наваждение с мифическими эмоциями и пронизывающими душу чувствами. Опасность или наслаждение, тяга или тяжесть, все пронизывало до хвоста. Да и само существование человеческих хвостов раньше встречалось мне только в анекдотах и сказках. Ну правда, какой хвост у человека, а главное, что им делать? В итоге все оказалось настолько очевидным, но таким несвоевременным. Как вообще можно было не замечать хвостов, резервуаров мистической энергии. Ну вот опять. Сказал мистической, хотя хотел сказать душевной. А так вот всегда, стоит тебе выйти из ванны и ты снова уже грязный, ну или как минимум, нечистый. А чистота и порядок, как оказалось, намного более ну что ли полезные, чем казалось мне, человеку, который давно привык к порядку. Но, как оказалось, им можно еще и управлять. Причем порядком аж до 5-го, 6-го уровней. Нет, ну, конечно, ходили слухи о том, что некоторые хвостатые могут добраться до седьмого, но я таких не встречал даже этим летом, когда по-моему, нарушили все, что могли нарушить, поломали, понастроили, а в итоге тупо пережили, ничего как-то не контролируя даже. И даже этот Эдик, тудыть его, и тот, по-моему, сам не понимал что делал, а все же как никак сверх существо. Да тут полно этих сверх существ – что не человек, так сверх существо. Ну, вы-то, конечно, не верите в их существование, кроме как в тех, что способны вызвать у вас желание, и в основном зависть. А они есть между тем. И знаете, что самое обидное? Такое впечатление, что им вообще глубоко параллельно на хвостатых и бесхвостых. Живут себе, питаются, спят и гуляют прямо по Подмосковью, Подпорижью и прочих закутках нашей земли. Ну вот опять, сказал нашей...нет ну все, надо начинать рассказ, а то так совсем слова забуду. Вы со мной?


 

Часть 1. Все те так, как кажется.

Глава 1. Темный темный дом.

Начну, пожалуй, с самого начала, которое застало меня 1 июня сего года в подмосковных Лапушках. Это ж надо было так поселок назвать. Там что, лапушки жили, и потом, если и жили, то в честь чего такое невезение. Хотя я всегда недопонимал бесхвоснтых. Ну, Лапушки так Лапушки.

Все как обычно, загородный заброшенный дом, в котором должно было произойти очередное собрание отдела «Хвост-7», как нетрудно догадаться седьмого отдела организации Хвост. Никто точно не помнит, откуда пошла эта традиция, выбирать для встреч столь пафосные и лишенные мало-мальски комфортного размещения объекты. На первом курсе дремуарта я вычитал в одной книге, что причина тому было пристрастие первых членов Хвоста ко всему мрачному, готическому. А по мне так сплошная незрелость: где камин с потрескивающими дровишками, где старинные трофейные ковры, где настоящий мавританский кофе, где?

Я шел от станции «107-ой километр» пешком и мне было тепло на душе. Тепло разливалось по всему телу, так как во-первых, я был сыт, во-вторых, обут, да еще в новых рансруверах из чистого свиногрыза, а в-третьих частично влюблен в одну прекрасную носительницу чего...Нет, не хвоста, а прекрасной пушистой растительности, что всегда манило меня в женщинах, и отсутствие хвоста было тут совсем даже не проблемой. В конце концов, я не собирался заводить детей с ней.

Я мог бы легко возродиться поближе к дому, но согласитесь, есть в этом что-то романтичное, пройтись от станции, где пролетают поезда до места назначения, подумать и собрать все мысли воедино, а мыслей было действительно много. Ну, во-первых, последний сбор «семерки» был 5 лет назад, плюс минус пол года и касался исключительно одной проблемы, что некто Элар Грей влюбился в мистера Семерсета, что не очень-то нравилось сослуживцам Грея, которые не только недолюбливали гомосексуализм в отделе, но также опасались того, что Семерсет, который был бесхвостным, не сможет принять всю правду о существовании Мира-2 или Мирадва, как его еще называли. Теперь же все обстояло по-другому.

Все, что мне было известно – это то, что секретарь «семерки», мистер Дуэйн, сорокапятилетний широкоплечий паладин получил телеграмму от некого Н, в которой было написано о предстоящих проблемах, которые могут случиться на территории нашей страны, в обоих мирах. Все прекрасно понимали, что ничего подобного произойти не могло просто по той причине, что никакого второго мира не существовало. Мир-2, как мы все знаем, и наш мир – это одно и тоже, разделенное лишь несколькими законами, что формально даже не позволяет говорить о существовании альтернативного мира. Но жутковато было от другого, а именно, что кто-то в состоянии отправить телеграмму столь высокопоставленному чиновнику, так скажем, и остаться анонимным. Это ж вам не просто на почту зайти и попросить: «Эй, любезнейший, будьте добры, примите телеграмму в «Хвост-7». Чтобы отправить телеграмму, нужно было как минимум принадлежать к хвостатым, но в этом случае, отправить телеграмму анонимно просто невозможно, потому как отпечаток хвоста неизбежно останется на телеграмме хотя бы потому, что отправлять вы ее будете этим самым местом. Эх, как хорошо, что прошли времена, когда хвост был сродни....ну..вы понимаете о чем я, тогда нельзя было просто так писать об этом.

Загрузка...

Итак, я шел по тенистой аллее, укрытой от глаз пассажиров самолетов густыми зелеными гривами липы, хвои и боги знают чего еще. Дорога была грунтовая, но чистая и ровная, как и подобает подмосковным поселкам. Ее никто не ремонтировал, но и никто не ломал. Лишь изредка местные дворники, в перерывах между нардами, смахивали с нее фантики от местной детворы. Дорога проходила сначала почти параллельно железной дороге, но потом забирала левее и опускалась ниже в лощину, где находилась основная часть поселка «Лапушки». Кстати, ударение на последнюю букву. Вдыхая теплый июньский воздух, я раздумывал над тем, что могло произойти и какую лично я роль могу играть во всей этой истории, ибо как личный помощник Обермеера, главы седьмого отдела, в мои обязанности входило, как минимум, быть в курсе всего, что происходило в отделе.

А отдел наш состоял из десяти групп: группа Альфа и Бета занимались разведкой и слежением за тем, чтобы у хвостатых в Москве и Подмосковье все шло путем. Нет, ну конечно, они мало интересовались, кто кому и когда хвост отдавил, но если кто-либо решался на грабежи, саботажи, а то гляди и отъем хвоста, то тут уж эти ребята были тут как тут. Командиры Альфы и Беты были вояками, но не глупыми ребятами, обоим было где-то лет по 35, храбрые, честные и скрытные, вот собственно и все, что я о них знал. Ах, да, еще они обожали шифроваться. Бывало спрячутся где-нибудь и давай проверять, кто лучше спрятался. Помнится бетовцы долго искали мистера Холда, главу подразделения Альфа, который притворился дохлой собакой и даже натурально раскидал себя по мостовой. Несмотря на то, что это стоило ему возрождения, ибо смерть была натуральной, он остался очень доволен тем, что его так никто и не нашел.

Далее был отдел «Терция», это в основном были исследователи, мудрые мозги нашей организации, в основном занимались разработкой алхимических уравнений, магических искажений и прочей нудятиной, которая вообще никому не интересна.

Отдел «Форта» - это личная гвардия «семерки», что-то типа ФСБ у бесхвостых. Ничего интересного, тоже скрытные, исследовали свою персональную магию и демонстративно исчезали всегда (что у них получалось на ура).

Отдел «5» - это даже был не отдел, а скорее музей, ибо в него входили хвостатые в возрасте от 70 и до. Естественно они не возрождались, а просто лежали, но если что с ними можно было пообщаться посвященным сотрудникам.

«Секста» наша – это да. Этот отдел в особенности интересовал таких молодых хвостатых, как я. Секста – это отдел, куда входили исключительно женщины и девушки и занимались они тем, что мужчинам нельзя было поручить (ну так они считали). Честно говоря, я к ним не совался, но помню, что нередко к услугам банши прибегали все отделы для различных магических преобразований. Ну и кроме того, постельные танцы тоже не чужды хвостатым.

Отдел «7-7», они же мусорщики. Как вы понимаете, в нашей работе нужно уметь красиво и быстро уйти. В нужный момент все следы хвостовой части мира скрывались сотрудниками именно этого отдела. Ну, например, швырнул кто-то в кого-то сгусток энергии (обычно ради красоты момента), а нашли господа полицейские фейерверк, хотя господин Майлс из «7-7» любил добавить изюминку и клал там кишки дохлой кошки, что напрочь отбивало всю охоту у синих беретов продолжать исследования в этом месте.

«Октава» - это отдел недавно посвященных и возрожденных хвостатых, преимущественно адъютанты, секретари, посыльные, личные агенты. Как вы понимаете, возглавляет этот отдел ваш покорный слуга. Попозже расскажу об том отделе поподробнее.

Отдел «9» , инженеры, саперы и прочие господа, занимающиеся различными сооружениями на духовной энергии. Эти гады так любят влезть какому-нибудь медиуму в голову и говорить от имени, ну, например, Майкла Джексона: «Вааааняя, Ваааааняя, не танцуй мои танцы».

Отдел 10 не существует, но числится. Вот как-то так.

Подходя к перекрестку, вокруг которого было пустынно как и во всем поселке, ибо стемнело конкретно, и шляться по таким местам глухой ночью было небезопасно, я заметил тень, скользившую по забору. «Добрый вечер, мистер Холд» - тихо произнес я, как сразу из тени раздались сопения, кряхтения и что-то вроде «...мать...». Свернув на перекрестке направо я оказался у небольшого дома, который стоял на углу дороги и прямо-таки небольшого пруда, поросшего тиной, пауками и всем, что полагается иметь порядочному пруду. За прудом шло возвышение, на котором днем паслись коровы и прочий скот, а сейчас над ним зависала луна, почти полная и такая яркая, что света хватало на всю ночь. По обе стороны от дороги были участки соток по 20, которые кончались там, где начинался пруд. Дорога соответственно дальше шла в горку мостом через этот пруд. Все было в зелени, вокруг дороги росли цветы в вперемешку с травой, что добавляло деревенского вида этому поселку. Нигде не было видно машин, что лично у меня вызвало подозрения, ведь я прошел 2 километра и не встретил ни одну машину. За прудом на возвышении был небольшой пролесок, в котором были видны былые следы туристической жизни Подмосковья. В доме справа никого не было, он был заброшен, а на воротах красовалась печать, на которой были нарисованы две руки и хвост. Как вы понимаете, дизайнеры «Хвоста» не отличались оригинальностью. Дом был опечатан и заперт стандартным замком типа «Мист», взломать который, как мы все верили, было невозможно, так как для его отпирания требовался ключ, который находился вовсе не у того, кто запер этот замок. Отдел «9» регулярно заботился о том, чтобы ключ появлялся в кармане у любого сотрудника, что, конечно, хоть и оставляло возможность для подставы, но жили-то мы дружно, поэтому и доверяли практически полностью друг другу, за редким исключением.

Кирпичный забор сплошняком, внизу бетонный фундамент, металлические ворота, сделанные на заказ, - как это дом может быть заброшенным, интересно. Ну, видимо, может.

Мел! Самое важное в нашей жизни, сколько волшебного можно всего понаделать из куска мела. Достав небольшой кусок белого камня, я начал рисовать на двери круг разрешения. Для бесхвостых это что-то вроде крикнуть в толпе: «Привет, а я Вася». Закончив рисунок и убрав мел обратно в карман, я положил правую руку на круг. Так, теперь бы вспомнить, что там дальше – память еще не проснулась после пяти лет не возрождения. А вы как думали, если личный помощник, то значит не имею права поспать? Да кого я обманываю, в сон меня отправили не по моей воле, если честно, так сказать горячая рука шефа. «Инфероа...», - мои слова были прерваны женским визжащим голосом, - «Подождите меня!!!». Память резко вернулась ко мне, мышцы напряглись, астральное зрение включилось само собой и я увидел перед собой, как сзади меня бежит девушка, лет двадцати четырех с кожаной сумкой в одной руке и листом бумаги в другой руке. Ненавижу внезапные встречи – нужно проявлять этикет, так что там у нас: желтые линии у шеи, красные глаза...баа.., да это банши. Новичок Сексты, весьма миленький: пухлые губки, талия, все при ней.

- Добрый вечер, помощник, - проявила учтивость она. А надо сказать, что в Хвосте женский пол был не самым слабым, а скорее самым редким. Дам редко интересовали подковерные игры хвостовых, поэтому они предпочитали сидеть дома и заниматься своими делами, большую часть времени уделяя простым бесхвостным.

- Добрый вечер, мисс, - вроде бы правильно все сказал, - Вы верно забыли пароль?

- Кто, я? А, да, я забыла, у меня тут на листочке написан круг и как это делать все, но чего-то я все забыла пока бежала, - бедняга, судя по испачканным конкретно туфлям она возродилась прилично от этого места, да еще и в лесистой местности, - Можно?

Да, пожалуйста, - ответил я, позволив прикоснуться к моему круг, - «Инферноустеро». В следующую секунду алое свечение вокруг круга озарило улицу, мел рассыпался на древесине и сгорел. А вы знаете, как пахнет горелый мел? Можете попробовать, только круг не чертите. Круг загорелся, но боли мы не чувствовали, а лишь легкий укол по пальцам. Дверь открылась и мы вошли.

Собственно внутри участка располагался газон, ровно посаженный, зеленый и очень красивый, каким может быть газон. По центру газона шла мощеная булыжниками на европейский манер дорожка, которая виляла между неопрятными кустами и уходила левее дома к центру участка, коим был неработающий фонтан, поросший внутри диким виноградом, который правда не цвел. Перед тем как начать двигаться я уступил место своей новой знакомой впереди, что в принципе было нарушением конвенции от тысяча семьсот какого-то года, ибо идти мы должны были в строгом порядке по старшинству, а старшим был я. Это правило не распространялось естественно на боевой порядок при военных операциях. У меня на эту тему тоже были фантазии, но я так и не поучаствовал ни в одной боевой операции, а период молодости «море по колено» давно миновал меня, так что я как-то смирился с той мыслью, что впереди Обмермеера мне не судьба пройти. Она смутилась немного и прошла вперед.

- Меня зовут Эйприл, - промурлыкала она. Ну слава богам, теперь и поговорить можно. Все по тому же этикету мужчинам запрещалось спрашивать имя женщины, пока она сама его не называла. Как вы сами понимаете, тоже самое правило у бесхвостых есть по поводу женского возраста. По сути этикет можно было и не соблюдать, но трудно себе было представить успешного джентльмена с хорошим карьерным ростом без манер, они там как-то не выживали. И то ладно.

- А меня Астер, - да знаю, повезло, назвали меня так в честь дедушки, во времена которого почему-то не путали слово Астер и Астра, так дедушку никто и не дразнил, чего не скажешь обо мне. , - Ты новенькая?

- Да, призыв от 19 мая сего года, личный номер 284019, отдел «Секста», группа леди Евы.

И тут мне как будто по почкам наковальней дали. Этот прекрасный бутон собирается служить у простите главной...распутной женщины всего «Хвоста». Леди Ева славилась двумя вещами: тем, что от нее мужчины уходили довольными на протяжении двадцати лет и тем, что подготавливала первокласных агентов, а простите, агенток. Подавив в себе желание выразить свое «Как так?», я сказал:

- Откуда Вы?

- Из Москвы, - в этот момент мы уже стояли перед входом в трехэтажный дом и болтали, так как пришли немного раньше. – Раньше я жила на Вернадском, но потом мы с родителями переехали в область.

- Ваш лист с кругом совсем промок - давайте я нарисую вам новый.

- Какой лист ? - удивленно спросила она.

Интуиция остановила мои губы перед ответом. Я всегда доверял ей и сейчас вдруг я подумал: одинокая девушка в лесу, одна, призванная в совет, так, копаем дальше...Призыв от 19 мая, значит 21 мая уже должна была возродиться. А сейчас не помнит про лист, который держит в своей руке.

- Да, вот, в Вашей руке, он совсем намок.

- Да, и правда. Ну, если Вам не сложно, буду признательная, - Я взял бумагу, посмотрел на рисунок, он почти стерся, но бумага была совсем сухая. Что-то тут не так, подумал я. Давайка покопаем...

- А что, в Москве-то нынче совсем душно, наверное.

- Не знаю, я не замечала как-то, да и я все-таки в области больше времени живу.

- Тяжело, наверное, после столицы в провинции-то, публика не та, да и сходить некуда молодой леди, - притворился я.

- Ну как Вам сказать, много времени уходит на учебу, да и практикуюсь я много, то черчение, то хвостология, - но она не договорила. Удар чудовищной силы на отмаш ногой, которая описала полукруг в воздухе и с разворота встретила прекрасные губы девушки, был проведен идеально – они мне особенно удавались. Треск и хруст, лицо превратилось в один большой овощ, волосы резко потускнели и девушка с диким криком рухнула на землю.

- Банши не изучают хвостологию, они от рождения действуют на ощупь, да и черчение им чуждо. Я сначала подумал, что ты трудолюбивая банши, но это ведь не так. Да, мистер Хеллер.

Трансформация закончилась и в лунном сиянии вместо прекрасной девушки на пыльной от падения земле сидел мужчина, лет тридцати трех и улыбался.

- Полиморфинг собственного тела в исполнении беты был прекрасен. Я почти уже запал на вас, Хеллер. Крепкий, слегка подкаченный мужчина с высокой шеей, волевым подбородком, одетый в боевую форму стоял передо мной.

- Вы отлично подготовлены, Астер. Думаю, что наш шеф не ошибся, взяв вас под крыло. А мне надо бы еще потренироваться.

Несмотря на удар, я следовал этикету и приветствовал старшего группы, как полагается, подняв правую руку, сжав пальцы в кулак. Он лишь кивнул и не слишком довольный, встав, сказал:

- Времена меняются, я вот и встречаю таким образом всех тут, а то мало ли кто тут шляется.

- В опечатанном доме?

- Лучше все же перестраховаться. А все же, как ты меня раскусил?

Я выдержал паузу и ответил:

- Прекрасная незнакомка ночью в лесу, идущая на совет, это слишком прекрасно, чтобы быть правдой, - Хеллер улыбнулся и исчез в темноте и надо сказать так, что я даже не уловил магии. А чего я хочу от «Беты», шифровальщики еще те.

Я толкнул дверь и моему взору предстала гостинная в современном, но дачном стиле: деревянный пол из толстых досок, покрытый старым ковром, мебель советского периода и средних размеров окна, окрашенные изнутри в белый цвет. На стенах висели старинные картины, но света от луны не хватало тут разглядеть, что на них изображено. Я сделал пару шагов и окинул взором потолок, который был обит вагонкой, слегка оцеревшей. На столе лежала записка с надписью: «Не тут», лежала, указывая правым уголком на верх. «Ох, уж эти шуточки», - подумал я и двинулся в сторону старой лестницы, которая в два рукава вела меня наверх. Пол поскрипывал, когда я продвигался на верх.

На верху я увидел привычную для себя картину, в центральном корридоре, куда выводила лестница, находилось несколько людей, а двери в главную комнату были открыты и можно было видеть, как оттуда доносится дымка от сигарет. Я и начал здороваться. Адъютанты, саперы, банши, начальники отделов, - всего около 20 человек. Так, здесь руку поднять, здесь мимо пройти, здесь кивнуть, там поклониться – фу, вроде все.

- Привет, мальчонок, - опознав голос леди Евы я сразу ощутил два чувства: жутко неприятно, когда тебя так называет посторонний тебе человек и некое теплое чувство, которое было вызвано ее голосом, он по-моему, у нее тоже пах прелюдиями вместе с ванильным чем-то.

- Леди Ева, - поклон вышел надменный, как всегда в ее сторону, но она не обратила внимания и проследовала в корридор, в поисках цели на ночь. А может быть и на ближайшие 20-30 минут.

По обе стены корридора шел декорадивный плинтус, ровно прилегавший к стене, далее от него вверх уходили обои с какими-то светло-коричневыми кругляшками, что как-то резало глаз. На уровне плеч обои заканчивались и шла белая штукотурка до высоких потолков. Высота второго этажа вообще поражала, потому как, если выглянуть из окна то, вид был такой, как будто бы дом был двухэтажный, а не трех – непонятно, как бы выглядел вид из окна третьего этажа.

Я продолжал двигаться по коричневому расписному ковру в сторону основного зала, перед которым находилась основная часть второго этажа, просто открытое место, со старинной деревянной мебелью и антикварной люстрой. А вот и старые знакомые: мистер Холд и мистер Хеллер опять что-то выясняли, а по пассам, которые они посылали и откровенным тычкам в мою сторону было видно, что речь идет о неудавшейся маскировки с прошлого часа. Насколько человек с зелеными, желтыми и карими глазами – алхимики, мусорщики и инженеры девятки соответственно. Мистер Гранд нервно трогал свой корман и косился по сторонам, а это уже серьезная заявка не проблему. Глава Форты просто так нервничать не станет. Ну, как минимум, когда при мне втыкали раскаленный штырь одному из шпионов бесхвостых в ягодицу, особо никто не нервничал. А главное потом, когда этот шпион наставил восьмизарядный алхимический райфл на мистера Гранда, карман жервты оставался в покое, ну а через 5-10 минут меня, тогда еще только возродившегося в свой первый раз заставили копать могилу шпиону, похороненному, кстати, в двадцами метрах отсюда, прямо у пруда.

- Прошу всех входить, раздался низкий голос мистера Дуэйна, и процессия тронулась в центральный зал, предусмотрительно подготовленный и оснащенный необходимым количеством мебели. Меня всегда удивляло, как они расчитывают количество мебели, несмотря на то, что знают, сколько людей придет. А если кто-то не придет или придет, кого не ждали – никто никогда не пытался достать еще стульев, их просто всегда хватало.

- Садитесь, - голос главы семерки был еще ниже. Несколько слов про Обермеера. Глава седьмого отдела получил свой пост около тридцати лет назад, когда предыдущий глава трагически погиб в автокатастрофе. Это был по сути плевок в сторону семерки, потому что единственная автокатострофа, в которой мог погибнуть глава столь могущественной организации, была буквально напичкана алхимией, магией и бог знает чем. В другом случае он бы просто непогиб. Ганс Обермеер был потомственным немцом, сыном нацистского генерала Обермеера, который причинил немало хлопот всей Европе и был удостоен многих наград (в основном крестов и орлов) от самого Фюрера. Ганс уже в пять лет обнаружил наличие конкретных отличий от бесхвостных ниже своего копчика, вызвав свой хвост прямо на своем дне рождения. И неизвестно чем бы все это закончилось, если бы родители Ганса не были заняты до такой степени, что не пришли на деь рождения к своему собственному сыну. Ганс быстро продвигался по службе: помощник, инструктор, тактик, стратег, стратег второго порядка, лорд, оверлорд и наконец глава отдела. Работал всегда четко и быстро, но никогда не атаковал в лоб, прорабатывал вопросы тщательно, как и полагается настоящему немцу. Это, пожалуй, все самые основные сведения о Гансе Обермеере, главе «Хвоста 7».

- Как вы знаете, наш отдел был создан и освящен на благо для одной цели – защищать и обеспечить нормальное существование хвостатых существ в пределах Москвы и подмосковья. Хотя формально нам подконтрольна вся страна, но как вы знаете, в других частях Российской Федерации беспорядков и проблем не замечено. Так было до недавнего времени. Вас попросили возродиться для того, чтобы помочь в расследовании и защитить хвостатых от возможной угрозы.

- Апчхи, - раздалось из соседней комнаты. Никто не отреагировал. Я напрягся, мысли стали четкими и ровными. Хвостатые не болеют и не чихают, если сами того не захотят. Но кто мог захотеть чихнуть сейчас? Быстро проверить, все ли на месте –да. Все стулья заняты. Фейки? Нет, дом окружен защитой, здесь только свои. Прервать речь самого главы, сказать: «Извините, пожалуйста, тут кто-то чихает», чтобы подняли на смех или это реально угроза. В груди нагнеталась жара, а в жилах кровь. Что же делать? Может знак кому-то подать? А если это предательство, кто еще в этом замешан. Но кто? Кому все это надо. Нет, пусть буду лохом последним, но я должен действовать.

Миг замер: вот справа открывается рот у председателя, чтобы сказать что-то, мистер Обермеер, который продолжает свою речь, слева леди Ева кидает взгляд-приманку какому-то алхимику, адъютанты сзади зевают в потолок. А ниже...мои руки сложены крестом, энергия сверхсущности втягивается в мои ладони.Вот взгляд собаки, услышавший выстрел рядом с собой, соседей по стульям, вот строгие взгляды Холда и Хеллера, начинающих что-то кричать мне. Мои глаза загорелись кислотно-синим цветом, стало очень холодно, выдох – пар. Неоновое свечение быстро поднималось по рукам к плечам, голове – потом оно резко исчезло и на руках загорелись синие огни, а в 10 метрах от них дверь, за ней тень и комната и кто-то там. Пожалуй, нет более глупого занятия в жизни, чем стрелять во что сам не знаешь. Но другого выхода тогда я не видел, ах как я ошибался, как глупо.

Яркий луч с искрещимся от перегруза энергии воздухом ломанулся с бешеной скорости, если верить институтским записям, более пятисот тысяч километров в секунду в сторону двери, вокруг волнами откинуло неготовых к это магии соседей. Взрыв, силой, способной разрушить, ну, уж улицу точно и лишь эту комнату из-за защиты этого темного темного дома, пробил дверь с силой влетел в то, что было покрыто тенью и в этот момент я подумал, что то, что пробралось сюда и смогло остаться незаметным, уж наверняка слышало про лучевую магию. А что если оно отразит луч, или того хуже, преломит во что-то другое. Алхимики, как я слышал, способы вообще получать энергию из луча и при этом успевают заразить какой-нибудь дрянью сотворившего этот луч. Но тень оставалась бездвижна. Соприкоснувшись с тенью, луч стал немедленно разъедать все: материю, энергию, одежду, дерево, воздух. И взрыв, жестко оглушил всех вокруг, но несмотря на это, как учили, после выстрела я быстро двигался в сторону ближайшего укрытия, которым, как не прескорбно говорить, я счел своего соседа слева, какого-то молодого...постойте....молодую девушку, я даже не успел понячть кто –это. Я схватил ее, прижал к себе и спрятался за ней (лишь потом я подумал, что вышло достаточно символично, прятаться за женщиной), но хвостатый – это лучшая защита от того, с кем имеешь дело, особенно если сам не знаешь, что это. В крайнем случае, его всегда можно швырнуть и вогнать в сомнения врага. Да, подло, да, низко, но зато ты выживаешь, а чужой хвост какая никакая, а стенка. Но ответа не последовало. Все растворилось в моих глазах, стало вдруг так сладко и тепло...легкая слабость, небольшое головокружение, тепло по всему телу как от глотка чистого рома...О да, это ощущение я помню, так приятно...я падал в сон.

Очнувшись от этого сна, я открыл глаза. Вокруг все было застлано густым сизым дымом, кружилась голова. Пытаясь сосредоточиться и приподняться, я понял, что тело наполнено доселе неизведанным ощущением полейшего опустошения. Опустошения ото всего, даже от боли.

Тело было бесчувственно, и казалось, что его наполняет темнота и пустота. Что там, в этой пустоте? В руках, ногах и в голове ледяной холод и от этого неподвижность - это как смерть. Так холелось это почувствовать. Замерев, я стал прислушиваться в себе, проваливаясь в ту самую пустоту как будто в иное пространство. Там была она.

Маленькая, мерцающая, еле теплая. Жизнь. Это маленькое внутреннее свечение постепенно начало расти, разогреваться. Сейчас я был на пороге нового витка жизни, как будто была разрушена ранее присущая целостность, а сейчас рождалась новая.

 

Я широко раскрыл глаза, как бы пытаясь разогнать пелену вогруг себя.

Зрачки беспокойно дергались, язык отказывался шевелиться. Наконец, окружающие предметы начали набирать четкость и цвет. С приходом видения окружающиего пространства появились и менее радующие ощущения.

Возвращаясь из небытия и из холода накатывала боль во всем теле, будто я побывал в адской машине, в мясорубке, и хоть и собрали меня обратно, но некоторые детали привернуть забыли. Все тело начало изнутри перекручиваться, выворачиваться, подергиваться, оставаясь при этом неподвижным. Я опять закрыл глаза, как бы пытаясь собрать еще сил, и пребывал так еще какое-то время в странном открытии и возвращении себя. Внезапно по всему телу пошла дрожь, которая болью отдавалась в каждой клеточке тела. Я попытался приподняться, но тело не слушалось, а в глазах снова потемнело, голова закружилась, и комок в горле начал подниматься все выше. Я с трудом сдерживал рвотные позывы: тошнило как кисейную барышню, находящуюся на шлюпке, которую вот-вот кильнет от шторма.

Муть в глазах и легкое подташнивание, сопровождавшее пробуждение, менялось все более четкими силуэтами вокруг. Я потянулся к карману своей рубашки, чтобы достать сухой энергетик, чтобы побыстрее придти в норму. Нащупав таблетку, перетер руками упаковку и быстро проглотил ее – через минуту я уже сидел на сломаном стуле в почти обычном состоянии. Стул наполовину висел в воздухе – следствие магической анамалии. А взгляд мой выходил из точки, которая приобрела очертания старых часов, сломанных моими деяниями. Напротив меня по ту сторону стола стоял мистер Гранд и пристольно смотрел мне в глаза. Форта, чего еще ждать тут.

- Астер Эймс, - в его словах читалась задумчивость, - не изволите прокомментировать ваши действия.

Ну, вот опять, разговор как ничего не произошло, их когда-нибудь что-нибудь волнует? И вообще сострадание никто не отменял.

- Оставь его и иди сюда, - раздался голос моего шефа из той самой комнаты, которая все еще дымилась после «Синего шторма», - заклинания студентов, как его еще называли. Студенты его любили и сравнивали обычно с оргазмом, ну по последствиями, вы уже поняли почему. Хотя сейчас ощущения были более болезненные после всего: ломота в теле, руки чесались, словно на них муравьев высыпали. Вообщем, было полное бе.

Гранд направился в команту неизвестного лазутчика и вскоре я услышал:

- Мистер Эймс прекрасно порвал это живое существо, чем бы оно не было. Чтоб все мусорщики так работали: ни следов магии, ни алхимии, ни чего, черт побери. И что нам теперь с этим сделать, он подошел к телефону (ого, тут даже телефон есть?), который зазвонил в тот момент, когда он коснулся трубки:

- Да. Нет. Нет, я сказал, вышлите группу зачистки и в темпе, да, я еду к Сайрусу.

Он бросил на меня острый взгляд и быстрыми широкими шагами поспешил прочь из дома.

- Это что-то, хоть и заставит нас подумать, но пришло сюда не воевать, - Обермеер сидел и рассматривал впадину метр на метр, из которой шел дымок, прямо в кровати, куда, видимо, попала основная часть энергии, - видишь ли, она слишком легкая и быстрая. Это всегда сюрприз, но протащить что-либо серьезное под «Мист» было бы намного тяжелее. Скорее всего это шпион, либо кто-то хочет заставить нас так думать. Но в любом случае, оно что-то искало.

- Почему Вы так думаете, - начинал думать я.

- Ну посуди сам, подслушивать отсюда удобно, но следы изменений локации я обнаружил еще на первом этаже.

Ай да, Обермеер, ай да сукин сын.

- Вы сделали снимок дома перед собранием? И ничего не сказали, когда заметили изменения?

- А зачем? Оно хотело проявить себя и оно проявило. Правда лучше было бы без тяжелой артиллерии «Синего шторма», - он с улыбкой посмотрел на меня и сделал шаг в сторону окна комнаты, которое выводило на пруд. – А вот как оно сюда попало, пробралось из воды, дом ведь опечатан был только частично.

- Частично? Ошибка? Обычно ведь всегда все делали..., - я по его глазам понял, что он сам не знает ответа на этот вопрос и стал думать еще сильнее, накатывало чувство голода, результат от таблетки энергетика.

- В воде труднее установить и поле и замок, но как оно шлялось по дому незаметно. Мы все прибыли в одно время, как странно.

В этот момент я обнаружил, что все уже разошлись, остались стоять только Холд и пара инженеров среднего ранга из отдела «9». Они были заняты сканированием подпространства «Мира-2» и весьма шустро водили руками над стенами. По запаху духов я понял, что леди Ева тоже где-то рядом.

- Так, так, так. А вот это уже интереснее, - Обермеер подошел к дверному проему, через которое тень подслушивало нас, - ба, да здесь пятно крови.

Пятно крови действительно было, но вот что действительно казалось несущественном в тот момент, это именно это пятно. Старый дом, боги знают, кто в нем жил, бродага поранился или носом ударился, да воо...

- Да бродяги вряд ли имеют сверхсущностный след от крови, да еще такой сильный, - и тут до меня дошло, что шеф читает мои мысли.

- Конечно, читаю, в таком вопросе я еще и не то могу сделать, например, усыпить разбушевавшегося адъютанта (адъютанты считались ниже личных помощников, поэтому я почувствовал недовольства Обермеера) и вогнать его в сон.

Так вот, кто усыпил меня!!!

- И потом ты ведь оказываешься главным подозреваемым.

- Что??? Я, да я ...вас, да он...я хотел ведь.

- Ты единственный, кто кого-то видел и мог впустить, потому что пришел последним. Ты уничтожил следы и ты тот, кто раскусил Хеллера вчера вечером во дворе дома. Ты мог.

- У меня в груди все растворилось, все чувства, что были, вверх начал брать двадцативосьмилетний максимализм, готов был набить мор...стоп, мои мысли читают.

- Да, весьма неприятно, весьма. Но думаю, что мы с этим справимся. У тебя есть планы на ближайшие два-три дня?

Ответить да в данном случае было бы уже совсем опасно, поэтому я честно, забив на встречу со своей новой девушкой и друзьями решил, что немца лучше не злить.

- Нет, нету!

- Ну вот и ладно. Обермеер подошел к телефонну, по старинке набрал номер, что собственно было вообще не важно, какой набирать, и сказал, - Зайдите на верх.

В комнату вошли два крепких рослых офицера альфы, лет тридцати, переодетые в простые тренировочные костюмы. В свое время мистер Холд придумал маскировать своих бойцов под бесхвостных гопников, чем был очень горд, потому что раскрыть таких гопников пока что ни у кого не получилось (видимо, потому что никто и не пытался).

- Арестовать, опечатать, доставить в Винстаун, передать Ключнику.

- КАКОГО?

На мои руках загорелась кожа красным лучом, было больно, проступили татуировки на каждой руке в виде буквы “S” с четырьмя точками вокруг, на мгновение стало тяжело передвигаться, потом это чувство прошло. Скоты, они меня опечатали, и теперь магия для меня оставалась лишь красивым словом. Обермеер серьезно взглянув на меня, будто вселяя уверенность, отвернулся к окну. Конвой показал мне рукой на дверь...черт, как тепло и приятно стало, сново это чувство...Я падал в сон.


 


Дата добавления: 2015-01-30; просмотров: 13 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2018 год. (0.033 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав