Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 2. Призыв.

 

Легкий сарафан развивался на ее загорелом теле, а губы были солеными от морской воды. Волны теплого и прозрачного моря обволакивали ее ступни и отражались в глазах, полных тревоги. Вокруг ни души, но одиночество ощущалось намного сильнее от того, что уже сутки не было вестей от него, в объятия кого она однажды упала и осталась там навсегда. Женская интуиция подсказывала, что под этим голубым почти безоблачным небом все еще жив тот, кто уже давно должен быть с ней. Она взглянула на горизонт, убедившись, что последний корабль скрылся за синим одеялом. В голове крутились воспоминания и обрывки сюжетов романов, фильмов о том, когда женщинам приходилось брать в свои руки развитие ситуации и жертвовать, жертвовать, жертвовать. Но трудно идти на жертвы, когда ты не герой и четко понимаешь, что ни вступить в схватку с демоном, ни украсть деньги у вора, ни даже просто бежать к нему не было сил. За день переживаний сердце изнывало, мысли путались: бежать к нему – куда? Вступить в мир, полный чертовщины и непонятных законов, а если вообще все намного проще и ничего ни случилось, но интуиция подсказывала, что что-то случилось. Ее большие голубые глаза и светлые кудрявые волосы отражались в море, которое было настолько соленым, что не почувствовало бы ее слез, которых сейчас не было. Песок, теплый и немного призрачный как и все в этом сне, прогревал ее ноги.

Бесхвостные создания от природы не имели способностей к колдовству, эта особенность так и оставалась тайной, по крайней мере, до сих пор, тем не менее, многие из них были способны на легкие магические изменения, находясь вдали от своего собственного тела, то есть во сне. Отлетая от своего тела и вливаясь в МИР-2, как его называли хвостатые, бесхвостные могли звать, призывать, взывать, приглашать – в общем, осуществлять магические пассы, используя внутреннюю силу, которая от рождения была присуща всему живому на Земле. Объяснить это, пожалуй, будет сложно неподготовленному уму…

Совсем недавно этот песок вполне реально согревал их обоих, а прилив ласкал спины, которые лежали рядом друг с другом. Именно тогда Юля решила, что ей всегда хотелось быть Мари, это имя ей нравилось больше всего. А после того, как она узнала от своего любимого, что хвостатые выбирают себе второе имя, когда получают свой первый призыв, то попросила называть ее именно так. С тех пор она откликалась только на это имя и считала необходимым и прекрасным событием, чтобы каждый мог сам выбирать себе имя. Мари…это что-то морское, теплое и одновременно глубокое.

Тогда же Мари узнала и некоторые подробности о том мире, в котором жил Астер. Странные и порой откровенно пугающие особенности жизни человека становятся намного менее удивительными, если этот человек – твой любимый. Она слушала его, запоминала, но часто лишь погружалась в мечты о том, что в том мире она хотела бы быть с ним рядом, готовить для него и танцевать для него. В тоже время Мари не была откровенным романтиком: во-первых, Астер был ее не первым мужчиной, и розовые очки давно уже потемнели у нее на глазах, она знала какими могут быть мальчики. Во-вторых, она потеряла своих родителей еще когда была подростком, что сделало ее жизнь более мрачным, но привнесло больше взрослой жилки, чем имеют любые девушки, отдыхающие со своими родителями летом вместе. Сейчас, в 25 лет она была красивой, стройной девушкой, которая прошла такие стадии как: интерес к восточным духовным техникам, шопинг, квартирные тусовки и дискотеки. Теперь ее занимало собственное небольшое дело в интернете, небольшой магазинчик, который по сути не приносил прибыли, а позволял ей заниматься любимым ремеслом. В те редкие моменты, когда она не думала о нем, Мари работала в интернете, периодически заседая в социальных сетях, болтая с подругами и мечтая о том, чтобы еще интересного можно было посмотреть к 30 годам. В 30 лет для нее существовала некая грань, когда она подумывала о том, чтобы обзавестись семьей и детьми. Ах, эти детские мечты…

Легкий ветер подул, приподняв ее волосы. В ее голове шло противостояние между тем, чтобы не выглядеть дурой из-за того, что она чувствовала опасность, и инстинктом сохранения ее любимого. Как часто бывает, она думала, что главное – это он, но в то же время пыталась трезво оценить обстановку. Астер должен был дать о себе еще вечером прошлого дня, когда они собирались погулять вместе, но вдруг исчез. Мари не считалась с теориями на тему того, что молодой человек должен звонить первым или хотя бы о том, что стоит немного подождать. Когда Астер не появился, Мари набрала его номер и услышала это мерзкое сообщение о том, что абонент не абонент. Именно тогда она начала волноваться. Волнение сменилось напряжением, которое перетекло в призыв к действию. На какое-то время Мари сама удивилась тому, что спасать ее бойфренда ее толкала совесть, сущность, которая как полагала Мари, не есть что-то простое и понятное.

Загрузка...

Астер никогда не готовился к призыву, что немного ее волновало. Но они относительно недавно начали встречаться, и она не застала предыдущие призывы своего возлюбленного. Они договорились, что после того как Астер уладит все дела с Миромдва, то даст знать, и они поедут погулять по ночному лесу. Но тут надо понимать, что прогулка по ночному лесу для хвостатых мужского пола представляет собой аналог посещения кинотеатра обычных мужчин со своими пассиями. Мужчины развлекают своих женщин шутками, соблазняют их, соблазняются на женские хихиканья. Девочки набивают себе цену (если совсем молоды) и смотрят в его глаза, теряя над собой контроль (если они повзрослее). В лесу же хвостатые самцы конструируют что-то вроде альтернативной реальности и творят кино сами, а все потому, что темнота – отличный инструмент, чтобы убедить любого человека в существовании любого предмета. А если девушка хочет быть обманута, то тут воображение само сделает половину работы.

Понимая, что лес временно отменяется, она поспешила заснуть, благо время уже позволяло, так как было поздно. Она хорошо запомнила, что во сне все более расплывчато и не ясно, но зато самой информации намного больше. Да к тому же во сне информация из Мирадва вполне доступна любому бесхвостному.

Влетев практически в сон, присев на песок, она закрыла глаза и стала мысленно медитировать, думая, да что уж там, мечтая о нем.

«Что ты так орешь, аш уши шшет», - голос, явно шипящий, но низкий и мужской прозвучал чуть левее и со стороны моря. Открыла глаза – ровная синяя пелена, а на нем небольшой холмик. Повернув голову, она увидела создание одинаково прекрасное, сколь и уродливое. Скорее всего, это была рыба, так как имелась чешуя цвета моря, и большой хребет с торчащими из него синими костями. Широкая сильная, но не мускулистая спина была почти гладкой, на плечах также находились небольшие отростки похожие на маленькие хрящи. Существо повернулось лицом, и взору Мари предстал взрослый, вполне довольный собой, элементал. Это существо полностью состояло из воды, и вроде как перетекало само по себе. Однако были отчетливо видны глубоко посаженные умные глаза. Мари сразу же заметила два больших блестящих обруча на его руках (девченки, все бы им блестящие штучки))) ), которые были погружены в воду по запястья, таким образом, пальцев элементала она не видела.

«Я не кричала», - автоматом выдала она.

«То есть ты хочешь сказать, что я кричал?», - заметило существо, - «или быть может твои мысли о нем такие тихие?».

«Да кому какое дело до..», - не успела додумать она, но сразу поняла, что с кем бы она сейчас не говорила, но это уже не плод ее воображения и не ночной кашмарик, а что-то, что может быть оттуда, откуда и он, - «А вы читаете мысли, вы, наверное. Очень мудрый?».

Существо, кажется, толи чихнуло, то ли вздохнуло.

«Лесть. Ничего умнее не придумала?»

Мысли женщин (даже во сне) конкретно отличаются от мыслей мужчин. В данном случае это выразилось в том, что Мари вдруг одолело сомнение на счет существа, что быть может, это все-таки плод ее воображения. Она взяла ближайший камешек и быстро бросила его в элементала. Где-то на подлете, когда камень, будь он живой, сам был уже не рад, что из миллиона своих собратьев на песке попал именно он, Мари пришла другая мысль в голову: что если это все-таки не плод ее воображения? Так и оказалось. Слегка подвывая, элементал распался сам на себя, то есть на морскую воду и исчез, обручи быстро пошли ко дну. Мари замерла, в голове крутилось «Упс».

«Простите», - ответа не последовало, - «Я только хотела, в общем, наверное, ты…вы…знаете о нем».

«Знаю», - раздалось из глубин все тем же голосом, но уже без шипения.

«Возможно, если бы ты…вы опять приняли форму, мы смогли бы поговорить», - но ее прервали.

«Не пойду», - досадно раздалось откуда-то снизу, но уже из другого участка воды.

«Пожалуйста», - протянула Мари.

«Нет, я обиделся» - утверждал Элементал.

«Как?», - спросила Мари, и последний звук она договорила уже сидя попой в морской луже. Она не заметила, как во время разговора сама подошла и коснулась ногами мокрого берега. Элементалу явно не понравился последний вопрос, почему он и приземлил девушку поближе к себе.

«То есть кусок воды не может обидеться, ты хотела сказать».

«Я нет, просто…»

«Просто я захреначила камнем в существо старше меня в несколько тысяч раз», - сарказм явно был свойственен этому существу.

И снова я вынужден утверждать, что женская голова работает зачастую по своим законам. Вспоминая старый журнал из маминой гостиной, Мари решила испробовать на этом старом создании моря статейку желто-коричневого журналиста, который, надо сказать, тупо переписывал статью своего собрата по институту и описал, что вывести человека из состояния обиды можно, причиняя себе самому тоже унижение, которому подвергся обиженный. Интересно, думал ли господин Ефременков о том, что это можно отнести к старинным стражам моря, практически не изученным…а нет, простите, вообще не изученным ни юнговской, ни какой-либо другой психологией. Об этом история умалчивает.

Итак, Мари взяла собрата покоившегося на дне морском камня, и с криком «не обижайся» ударила себя им по руке. Далее пауза секунд на 30 как написали бы создатели древних пьесс.

«Если честно», - ворчливо раздалось из воды, - «мне прилетело в глаз, а не в руку. Но считай, что произвела на меня впечатление».

О, чудо, Ефременков! Тебе я воздаю хвалы, подумала бы Мари, если бы, конечно, запомнила автора этой весьма полезной статьи. Не выбрасывайте же старые статьи, ими как минимум, можно развести костер, а также в них могут оказаться новые Ефременковы.

Бульки забурлили, и существо явило себя во всей красоте. Все те же два браслета, хребет и большая синяя голова ящерицы.

«Я – водяной», - с этими словами существо замолкло, завело глаз назад, потом посмотрело на Мари и начало безудержно и откровенно ржать. В процессе смехопредставления раздавались бульканья, хрипы, вода летела во все стороны. В общем-то, Мари стояла уже скорее не в сарафане, а в мокром белье.

«Ладно», - собралось существо, - «Меня зовут Астер и другого имени быть у меня не может. Я – страж подсознания твоего Астера и его частичная копия, реплика, клон…назови, как хочешь. Вещи вообще редко меняются от смены названия. Меня заложили в Мирадва под вашу кровать в спальне».

«Интересно, а у меня тоже есть моя копия», - поинтересовалась Мари, - «Ты меня знаешь, ну ту, другую».

«Ага, мы регулярно гуляем всеми клонами Мирадва вашего подъезда, а иногда еще и обсуждаем, сколько, кто зарабатывает», - существо отыграло сарказм, насколько смогло, - «Я тут на случай, если ты решишь, что со мной в реальном мире что-то случилось».

«А почему рыба?», - вопрос был провокационный.

«Я не рыба», - слегка взревело чудовище, - «Я – элементал и надо сказать, что форму нельзя загрузить в чужой сон, тогда бы все люди были шизофрениками».

«То есть, это я решила, что ты – элементал?», - спросила Мари, отмечая красоту этого слова.

«Да, ты. Теперь слушай, у меня мало времени».

«Как так? Какие у тебя тут дела?».

«По сути, никаких…», - существо задумалось, - «Но у меня мало времени. У тебя его мало, у него его мало, значит и у меня должно быть мало, иначе как же, если у меня много, то что мне с ним делать – у вас-то его мало».

«Ну?», - охрабрилась Мари.

«Так вот слушай», - дальше существо начало рассказывать свою историю, и к концу рассказа весь юмор, какой был у Мари и у ее морского друга, исчез, как гаснет пламя спички в воде – быстро и резко с мокрым осадком.

«Вход закрыт для тех, кто пуст,
Вход закрыт для тех, кто куст
В парке елей и дубов,
В храме вечности цветов.

Тот, кто вечность стережет,
Он гостей к себе не ждет,
Он – старик, но он не слаб,
Он и символ, он и знак.

Он пропустит только раз,
Плату примет он у нас,
Ту, что важна лишь тебе,
Ту, что нету лишь во сне.

Если ты отдашь ее,
Дверь открыта, но есть но.
Ты обратно не войдешь,
Там останешься, сгниешь,

Ты покой земли святой,
В раз растратишь – зимний вой,
Будет слышен до конца
Дней твоих и дел венца.

Потому что предал ты,
Мира дивные черты,
Все, что дали ты продал,
На портал ты обменял.

Честь поругана. За то
Он пропустит всем на зло».

С этими словами элементал развалился на воду и исчез, браслеты-обручи потонули в морской воде. На мгновение Мари увидела силуэт Астера, идущего по небу. Она проснулась.

На часах ноутбука горело 3-17, тихо гудел его вентилятор, в комнате было немного света от торшера, но царствовала ночь по всем правилам: тени лежали от тумбочки и нескольких стульев. На полке шкафов тени устроили целый хоровод, перетекая друг в друга. Телевизор в конце комнаты напоминал окно, бликуя светом торшера. Уютный ковер ощутил женские ноги, которые вели свою хозяйку поближе к окну. Мари открыла форточку пошире, летний воздух влетел в ее комнату. Взгляд ее был мрачен и бездвижен, она села на стул и замерла. Романтика Мирадва была известна ровно настолько, насколько известно и то, что природа или бог или боги, кто бы не создал все там, не хотел, чтобы хвостатые пересекались с обычными людьми. В этом смысле сотрудники «Хвоста» были ужасно привилегированными личностями. Не было ошибок, не было исключений: люди, узнавшие о существовании того, чего нельзя было знать, исчезали. Это то, что знали бесхвостные. Из рассказов Астера Мари знала, что они не всегда просто исчезали. Да оно и понятно. Если бы кто-нибудь из нас узнал о существовании бога доподлинно, как думаете, сколько бы он проходил и проповедовал. Поверят, не поверят, а dura lex sed lex[1].

«Там останешься, сгниешь», - вертелось в голове. Мари подошла к книжной полке, на которой стояла фотография ее с мамой, окинув ее взглядом, потом достала из тумбочки сигареты, прошлась по комнате, положила сигареты обратно в тумбочку. Она села на кровать, потом легла и начала мечтать о том, как она встретит его и все будет хорошо, как раньше. Эти мысли были прерваны картинками его, того, о ком пелось в песне элементала. Что это или кто? И что с ней будет? И стоит ли вообще идти туда, откуда не выйдешь даже с ним? Она любила его, наверное, но прыгнуть в небытие, или даже стать жертвой как те из рассказов Астера. Нет, это не для нее. Потом она подумала, что не смогла бы наверное жить с мыслью, что не пошла, бросила его там. Остатки темной совести отвечали ей, что у всех своя судьба, но в эти оправдания верилось с трудом. Мысли сменились возмущением несправедливостью, что приходится делать выбор, о котором она никого не просила. В итоге, это всего лишь очередной непрошенный выбор. Потом она подумала о создателе. Ведь вот ведь, а! Создал нас, обделил силами (ибо природа намного сильнее нас), украл будущее (ведь неизвестно, что после смерти), и еще выборами мучает. В итоге она сдалась, она не смогла решить. Она крутилась в кровати, но не могла заснуть, но понемногу движения ее стали все более медленными, руки реже сжимали подушку. Наконец, она уснула, полная тревог и мыслей о том, что по сути представляет собой жалкую и ничтожную пыль в этом мире, потому как не может пойти на условия, которые ей предложили, но и не может с этим жить.

За окнами горела луна-фонарь, осветившая эту ночь, и изредка проезжали машины. Было тепло и ветрено. Где-то в гаражах аккомпанировали собаки, редкий прохожий прыгал через небольшие лужи бульвара дома номер 7, на последнем этаже которого спала несчастная девушка, которой предстояло потерять половину из того, что ей принадлежало по праву.

Начинался новый день, а где-то за городом машина уверенно двигалась по аллее, увозя вторую половину Мари.


Дата добавления: 2015-01-30; просмотров: 11 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2018 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав