Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 3. Выбор

Читайте также:
  1. CASE <ключ_выбора> OF
  2. ETerra: Вы сделали выбор между музыкой и предпринимательством в пользу предпринимательства?
  3. I этап. Выбор темы.
  4. I. Выбор электродвигателя и кинематический расчет
  5. II. ВЫБОР СПОСОБА УПРАВЛЕНИЯ И СОДЕРЖАНИЯ ОБЩЕГО ИМУЩЕСТВА СОБСТВЕННИКОВ ПОМЕЩЕНИЙ МКД
  6. II. ВЫБОР ТЕМЫ КУРСОВОЙ РАБОТЫ. ПОДБОР И ОЗНАКОМЛЕНИЕ С ЛИТЕРАТУРОЙ ПО ВЫБРАННОЙ ТЕМЕ
  7. II. Компонент окно выбора файла (TOpenDialog)
  8. II. Процедура выбора и утверждения темы ВКР аспиранта
  9. III. Выбор темы курсовой и выпускной квалификационной (дипломной) работы и ее утверждение
  10. Lt;question>. Как называются избирательные органы, организующие подготовку и проведение выборов в Республике Казахстан?

 

Женская беременность – классический образец неизбежности выбора. Можно родить, а можно сделать аборт. Но если отказаться от выбора, то придется рожать, то есть повторить выбор №1. Гениальный и в тоже время простой ход создателя, читай протокол безопасности для нашего рода. Но в данном случае женщина, по крайней мере, точно знает о том, что выбор неизбежен. В ситуации Мари все выглядело несколько более сложным. Терзая себя мучительным сном, она все-таки сделала выбор, хотя и не представляла себе какой. Трудно сказать, есть ли у человека вообще выбор его не делать.

Мари сидела на кухонном стуле у окна, наблюдая за дымящейся сигаретой, и ее взгляд невольно упал на вторую пару зимних рансруверов (а других в природе и не бывает). Ей так и не удалось понять, зачем летом ходить в зимней обуви. Она подошла к ним, оставив сигарету на мавританской пепельнице, привезенной откуда-то издалека кем-то из друзей когда-то давно. Провела пальцами по гладкой коже свиногрыза, вспоминая как Астер рассказывал о том, что завалил своего первого дикого беса именно тогда, когда тот проиграл в карты эти ботинки, и хотя Астер не был столь азартным игроком, но ботинки у беса отжал, а потом гордо рассказывал эту историю всем знакомым.

Мари вдруг почувствовала, что она не одна в квартире и, принимая во внимание сложившуюся ситуацию со своим молодым человеком, ей стало действительно страшно. Она повернулась – обычная московская «двушка», гостиная из дерева и камня, обитая городскими обоями темно-зеленого цвета, полки, вешалки, крючки. Кухня, светлая и простая, с большим окном, которое – постойте, окно было открыто. Мари вспомнила о том, кто и как мог перемещаться по воздуху. На секунду ей стало легче, и она даже немного расслабилась, понимая, что если что-то проникло в квартиру, то оно не могло материализоваться внутри квартиры, поэтому вынуждено было использовать окно. С другой стороны, ей скоро опять стало страшно, потому как открыть окно в реальном мире с другой стороны мог или вор, который решил грабануть квартиру, полагая, что все уехали по дачам, либо весьма могущественный представитель Мирадва. А по сути, если соединить эти два варианта, то мы получаем. Ну, конечно, - почта!

- Вам письмо! – раздался голос из холодильника. Голос был женский и весьма стервозный. – А я напоминаю, что до конца сентября у нас действует акция…

Но рекламное объявление было прервано другим уже более знакомым голосом, - Отвали!

- Это что заклинание такое? – возмутился первый голос.

О, боги, Астер, - Мари вбежала в кухню, открыла холодильник. Ничего.

- Я в морозилке, - раздался голос Астера. Но там его не оказалось. Вместо этого с Мари говорило ледяное изваяние старого знакомого из ее сна. Фигура, размером с кулак издавало все те же звуки.

- Меня зовут Астер, и другого имени…- существо задумалось, - Ах, ну да. Ситуация осложняется, поэтому я решил тебе помочь.

- Ты решил? – удивилась Мари, ее несильно беспокоило, что уже в нашем мире она разговаривает с куском льда. – Материализация в нашем мире, насколько я знаю, для существ Мирадва строго запрещена, а это значит, что кому-то придется платить, как я понимаю.

Существо почесало свой несуществующий ледяной подбородок, - Уже заплатил. Астер опечатан, по сути, он теперь бесхвостный, ну или временно инвалидный хвостатый в нашем мире. А поэтому, почему бы мне не материализоваться в вашем мире.

- Не знала, что проекции типа тебя могут принимать какие-то решения. Стоп! Опе…что? Он ранен?

- А мы и не можем, но слушать твои метания и попытки решить свою и его судьбу, выше моих сил. Нет, не ранен, а только опечатан, на него наложена печать. Его хвост сейчас, как бы это сказать, не в том состоянии, чтобы оказывать своему владельцу услуги.

- Это опасно!?

- Что? А! Нет. И вообще мне холодно, где я…Ах, да, холодомашина. В общем слушай, он там и пяти минут не протянет, и я пяти минут не протяну, если и дальше буду слушать твои муки. А между тем. Я не только под кроватью, но и тут. Боги! Люди, зачем вы распихиваете свои воспоминания по всем памятным местам своей квартиры, это так тяжело…

- Что я должна делать? – спросила Мари, чувствуя, что долг начинает перевешивать все остальное.

- Да ничего не делай, мне-то что. Только не думай о нем, - существо не лукавило. Сильные мысли о том, кому заложен страж, вызывают у этого стража жуткую головную боль. Оно и понятно, иначе воспоминания так и покоились бы в холодильнике, под кроватью и в тех местах, куда Астер их распихал.

- Не можешь? Тогда иди на почту, отделение номер 145784, спроси там про телеграмму. А еще лучше, отправь свою телеграмму. В поле кому пишешь: «Хвост», канцелярия, мистеру Астеру Эймсу. В теле письма напишешь «Я с тобой. Твоя Юля ибн Мари».

Загрузка...

- Это что-то значит, кажется, я знаю, - задумалась Мари, широко раскрыв глаза (обычно у людей они сужались все-таки при мыслительном процессе).

- Да? Классно, потому что я не знаю, - выдало существо.

- В смысле?.

- Ну, я это просто так придумал?

Пауза…

- Так зачем его посылать? – глаза Мари раскрылись совсем в полную силу. Ведь она сама не понимала, что значит эта телеграмма и что нужно писать, как говорится, в теле письма.

Существо уставилось на Мари.

- Не важно, главное, что телеграмму ему отправишь, меня тут мучить не будешь.

Надменный тон хвостатых и других сущностей по ту сторону обидел бы любого из обычных людей. Ну, право, кому приятно, когда с ним так разговаривают: сделай то, пойди туда, а потом еще сами прерывают беседу и исчезают. Вроде бы сильные мира сего и такие надменные. Вот опять, существо развалилось на лед, который наполовину сразу превратился в пар и исчез в кухонном воздухе.

Мари задумалась…С одной стороны, она не видела ничего опасного в том, чтобы сходить на почту и написать телеграмму своему парню. С другой, стороны:

«Будет слышен до конца
Дней твоих и дел венца…»

Мари начала одеваться скорее автоматически, до конца так и не решив, идет ли она на почту или нет. Надев на себя юбку и майку, кое как пересыпав содержимое одной сумки в другую, она выбежала к лифтам, предварительно закрыв дверь в квартиру.

Но и дня не проходит в нашей жизни без случая. На все его воля, которой, кстати, ничто не мешает быть частью какого-то плана. Спустя несколько секунд как закрылись двери лифта, свистящего к первому этажу этим легким летним днем, как дверь в квартиру открылась сама собой. Скрип, легкий ветерок и дверь остановилась. Потом в холодильнике послышались скрипы, позже скрипы повторились под кроватью.

«Где она?», - раздалось в квартире. Голос нельзя было отнести ни к мужскому, ни к женскому, он постоянно менялся, и непонятно было, откуда он исходил.

«Как хочешь», - повторил голос. Холодильник медленно потек, кровать покосилась и запахло паленым, потом загорелись фотографии на стене, - «Чисто».

«Отлично», - раздался голос из лестничной клетки, теперь уже четко мужской, - «Что-нибудь нашел или нашла?».

Голос был весьма звонким и с легким немецким акцентом.

«Скорее нашла, чем нашел. Мне женщины ближе, чем мужчины. Восемь клонов, проявлены как элементалы. Желаете сжечь все?»

«Да, сжигай, и вызови мусорщиков, надо тут прибрать», - повторил немецкий баритон.

«Так может внезапный пожар начнется в сей обители», - модулируемый голос постоянно менялся и такое впечатление, что исходил отовсюду, что, однако, совсем не пугало гостя.

«Нет, предпочитаю поменьше шума. Что еще?».

«Да собственно, все. Следов нет и людей нет. А нет человека, нет проблем».

«Ладно, давай заканчивать. Что там с Астером?».

«Замок подпилен, как Вы и просили. Побег неизбежен, зная его хвост, это точно можно утверждать. Ох, дорого бы я отдала за то, чтобы посмотреть на твой хвост».

«Чтобы ты отдала?», - усмехнулся немец. – «У тебя же ничего нет».

«Но достать-то я могу все, что угодно».

«Ты вот лучше обеспечь побег Астеру, да потише там».

«Не получится», - слегка замедлился голос той, что была также и тем.

«WAS???», - раздался практически крик таинственного гостя.

«Ваш клиент весьма не плох, возникли проблемы, да какие…». – казалось она наслаждалась, хотя ни тени ее в квартире по-прежнему не было, - «да еще какие проблемы, браво».

«Что там?», - наконец тихо спросил он пустоту.

«А вот что…», - ответила пустота и явило ему следующее…

 

 

Астер очнулся спустя час, затуманенное зрение возвращалось обратно, руки теперь уже чесались, а в голове проносились картины: незнакомая банши, Хеллер с Холдом и этот выстрел. Было немного душно, по раскачке своей небольшой тюрьмы он понял, что его везут в какой-то машине. В трюме было светло от двух небольших окон, которые находились на верху, почти у потолка кузова. Желание проверить, где он едет, встретило на своем пути сопротивление со стороны оков, крепко осадивших всю прыть Астера. Черт, какие-то жалкие куски металла, - подумал Астер. Он окинул взором свой временный дом. Небольшой кузов полтора на два метра, полностью из железа, на полу небольшой коврик с изображением старого замка, пара окон сверху, две двери, закрытые на замок с другой стороны. Вот, блин, - подумал Астер, - а говорят еще, что из любой тюрьмы есть выход. Вернее так считалось всякими там умниками в древности. Но если замок закрыт с другой стороны, то нет выхода, мать вашу!

Как там моя Мари, - подумал Астер и на время замечтался.

Эй, вы, тупоголовые, я хочу в туалет, чтобы сбежать, - Астер посмотрел в ту сторону. Где за несколькими стенами металла должны были находиться водитель и охрана.

Астер имел полноценный пятый магический уровень. Ах, да, я совсем забыл, что читатель не ознакомлен с тем, что представляют собой магические уровни как то по моей вине, он также находит на первых страницах этой истории не так много информации о том, что собой представляет Мир-2. Да простят мне мое упущение, но тому виной, пожалуй, мой дурной склад ума, что не позволяет излагать это происшествие в правильной последовательности.

Ну что ж, магических уровней было и, смею вас заверить, есть всего семь. Рождаясь, мы все получаем первый уровень, включая бесхвостных и даже некоторых представителей фауны. Второй уровень уже вполне позволяет использовать магические способности на уровне бесхвостных, но уже не всех. Здесь имеют место быть такие пассы как призыв, зов, вызов, а также «мне кажется, мы уже где-то встречались», «да я б если б знала, что ты такой козел, как мне мама говорила» и т.д. В общем, это способность к призыву в чистом виде. Вызов позволял приглашать различных существ, что, кстати, читатель может и сам спокойно проделать, обладая вторым уровнем, используя самую дешевую мистическую литературу из любого эзотерического магазина. Не забудьте перед вызовом прочитать мистическую инструкцию, дабы не стать жертвой мошенников. Я имею в виду конечно же мошенников духов, а не продавцов этих самых книг. Третий уровень имеют лишь сильные бесхвостные. Их еще называют медиумами, опять же, не путать с шарлатанами. Все только возродившиеся существа имеют четвертый уровень, даже те хвостатые, кто имеет более высокий уровень после своего очередного возрождения будут иметь четвертый временно до истечении трех дней, когда уровни у призванного восстанавливались. Пятый уровень достигается путем тренировок, обучения и никак не раньше 10 лет работы с Миром-два. Шестой уровень имели начальники отделов, которые получали его, как раз становясь начальниками отделов. Пожалуй, тут стоит немного шокировать читателя тем, что решение о назначении на должность начальника отдела спускалось свыше, а именно из совсем другого отдела Хвоста. Как известно, наша организация «Хвост-7» тоже была частью организации «Хвост». Так вот там, судя по всему, были люди, которые как-то решали политические моменты в нашей стране. Как они это решали и каким образом, оставалось загадкой для всех, включая, наверное, нашего немца. Астер как раз должен был получить шестой уровень в ближайшее время. Задержка произошла как обычно из-за бюрократии. Как сказано, пятый уровень мог быть присужден по истечении 10 лет с момента возрождения. Так никто ж не оговаривал, что делать, если по истечении 10 лет человека также назначат начальником отдела. В итоге Обермеер взял паузу, задумываясь на то, можно ли повышать уровень сразу за предыдущим повышением. По крайней мере, так он говорил Астеру.

Так вот имея пятый уровень, можно было разнести любую телегу в щепки. Что интересно, даже телегу BMW-X6 можно было разнести именно в щепки. Вопрос превращения железа в дерево был хорошо изучен зеленоглазыми хвостатыми, а точнее сказать, алхимиками отдела «Терция». В основном такого рода алхимическая магия применялась при осаде или штурме укреплений, что вполне естественно, так как охранять всегда пытались либо с помощью метала, либо с помощью камня. А тут бабах - и у тебя вместо металлической клетки деревянная корзинка.

Но опечатанный хвостатый не способен даже позабавить публику неприличными звуками при созидании магического потока. Астер сидел, покачиваясь на поворотах, и думал, напрягая все свои извилины. В итоге вспоминая уроки своего учителя со времен университета, к которым он постоянно обращался в моменты наибольших головоломок, в голову пришло следующее утверждение «Если не знаешь, что делать, делай, что можешь».

Итак. Что я могу? Могу бить бошкой в стену. Вероятность успеха – 0%. Могу бить в дверь – вдруг откроется. Вероятно…Постойте. А почему бы и нет. Но лучше не головой.

Астер рванул цепь еще раз и, о чудо, кандалы развалились пополам. Подозрение отчаянно пыталось проснуться, но запах свободы такой чистый, летний и прекрасный овладел Астером. Он лег ногами к дверям и со всей силы лягнул их рансруверами. Зачарованный метал выпустил пару синих искр, но двери отозвались синим мерцанием. «Защита на дверях?» - тут Астер все-таки засомневался. Зачем защищать то, что не умеет колдовать? Значит, скорее всего защищают его от чего-то или кого-то. Сам факт того, что его кто-то пытается защитить согрел немного холодное от обиды и предательства тело. Но как бы то ни было, поле не может защищать от механических воздействий дверь, на которую это поле наложена. Астер еще раз лягнул дверь, раздался скрип и обе двери распахнулись, солнце немедленно ворвалось в перевозную клетку, ослепив глаза бывшего колдуна. Ушла пара секунд на то, чтобы привыкнуть к свету. Однако сбежать, открыв двери машин, да еще с таким грохотом, можно только в кино и машина немедленно затормозила, раздался сначала один хлопок дверью, а потом и другой. В дверном проеме достаточно скоро появились два спецназовца: сильные большие накаченные руки, мышцы шеи треугольником выпирали почти на уровне лица. Грубые черты лица у одного с порезом на губе выдавали бывалых вояк (а войны хвостатых случались крайне редко).

- Сиди, дитятя, - раздалось глубоко из гортани альфийца со шрамом. Прозвучало бы смешно, если б не было так грустно. Рука бугая толкнуло худощавое тело Астера вглубь клетки. – Сиди тут с ним, если че дай знать.

Второй ухмыльнулся и залез в отсек к Астеру, улыбаясь и уставившись на того. Астер сел напротив и почувствовал досаду. Ровно слева от него на расстоянии полуметра сияла свобода, а вот двери остались на дороге, каким-то чудесным образом удар Астера снял их с петель. Но отвалились они попозже.

Осадивший удар альфийца охладил Астера, и теперь он подумал о вчерашних событиях. Что все-таки случилось в этом доме, неверно опечатанном или специально полуоткрытом? И для кого его открыли? А главное кто? Возможно сам Обермеер, который вдруг продался….Балийцам, добавил Астер и сам рассмеялся внутри, но радость сменилась легким голодом. Он не ел всю ночь и мысли начинали путаться. Что в той комнате следило за ними, уничтожил ли Астер эту тварь. На секунду он даже испугался, что в той комнате было вовсе не враждебное существо…Да ну бред…зачем?

Астер поднял глаза на альфийца, который сейчас явно напоминал дембиля в поезде «Воинская часть – Москва». Ели заметная улыбка и полное отсутствие интеллекта в глазах. Но вот глупым этого человека назвать было нельзя…Вернее, конечно, можно, но интуиция была развита практически у всех хвостатых, что сильно выделяло их среди обычных людей.

- Я есть хочу, - выпалил Астер.

- Ешь, - поржал бугай и заржал.

Астер взглянул в то место, где еще недавно были двери. В дверном проеме, как на полотне кинотеатра пробегали пейзажи лесов, полей и рек. В какой-то момент Астер заметил, что лесная полоса затянулась, и это было хорошей предпосылкой к побегу. Но глава восьмерки не был бы собой, если каждый раз думал только о том, что очевидно. А неочевидным сейчас была возможность участия во всей этой переделке сверхсущностей. Не обладающие плотью, они с лихвой восполнили этот недостаток способностью к преобразованию материи Мира-2. Темными ночами, да и днями, вечерами и наверняка по утрам плели они хитросплетения из тонкой, мягкой и просачивающийся сквозь пальцы пелены с приятным свечением. Свет этот естественно был осязаем для обитателей нашего мира только в момент сотворения колдовства. Вообще, я использую слово «колдовство» в этой книге только для удобства читателя. На самом деле никакой мистики тут не было – чистая наука. Сверхсущности редко интересовались нашим миром отчасти из-за того, что все они пришли из него и в достаточной степени его узнали. Их мало занимали деньги, власть, наркотики и вообще все, что заставляет наш мир вращаться. Оно и понятно, намного интереснее было познавать наш мир через наши мысли, которые и составляли сущность этой сладкой материи Мира-2. О чем бы вы не подумали, но в Миредва, как его еще называли, уже существует то, что пришло вам в голову. Наверняка какая-нибудь сверхсущность уже уплетает вашу мысль, становясь немного ближе к пониманию вашей загадочной души. Душа, она ведь загадка даже для сверхсущностей.

Итак Астер напрягся. Все шло как-то скомкано и откровенно непрофессионально, а значит в игре явно кто-то крутой. И кто бы это мог быть? Обермеер обладал (и в этом Астер был четко убежден) всей полнотой власти, способностями и опытом, чтобы решить любую головоломку. Надо просто дать ему время. Думать о том, что Обермеер замешан в этой грязной истории он не хотел. Предательств в семерки не бывало никогда, насколько он знал, но и верить в то, что его шеф опечатал просто так, Астер не хотел. В любом случае Астер четко понимал, если Обермеер – предатель, есть хоть какой-то шанс все исправить, но если в игру вмешалась сверхсущность, можно уже сразу лесть в петлю. Во-первых, у нее нет ни тела, ни хвоста, то есть бить в нее нельзя. Во-вторых, во всех конфликтах хвостатых со сверхсущностями победили последние. Правда отчасти тому виной было то, что при знакомстве с ними древние хвостатые их приняли за пришельцев. А искать меч-кладенец Астер совсем не хотел, потому как суметь добыть то, чего на белом свете вообще не может быть – это была задача не из легких. Он взглянул на громилу и сказал:

- Эй ты, - бугай слегка нахмурил брови и взглянул на него. У Хвостатых не в чести был фамильярдный тон, не говоря уже про откровенные наезды.

- Чего тебе?

- Ты связан со сверхсущностью? – бугай отреагировал небольшой ухмылкой. Боевики альфы и беты хоть и не славились сложными магическими способностями, но дураками их назвать мог только сам такой же.

- А тебе-то что? – вяло ответил альфиец. Он не был связан ни с какой сверхсущностью, но умело запутывал дело – именно так он был обучен вести себя с пленником. Казалось, его совсем не занимало то, что в грузовике, если эту клетку можно было так назвать, не было дверей, и что магический барьер уже совсем отсутствовал, но он мог и не знать ведь этого. Но Астер решил перепроверить. Голод и бессонная ночь давали о себе знать, иначе бы он вспомнил, что отразить СС (будем так сокращенно называть сверхсущность) в реальном мире можно только с помощью колдовства, к чему он был явно не готов. Вместо этого Астер просто вспомнил простое заклятие, состоявшее из двух слов. В силу своей простоты, его легко можно было перепутать с примитивным колдовством-призывом на втором уровне, что Астер и сделал:

- Эстеро Вижуал, - последний глухой почти сонорный звук «л» Астер договорил, взвизгнув от секундной боли, которая поразила его в районе запястий, где мило красовались знаки печати. Бугай не повел и глазом, лишь тихо промычал: «Ну-ну». В этот момент, помня про уроки тактики или глобального идиотизма, как называл их Астер на курсах дремуарта, Астер развивал свой успех из поражения (в оригинале было развивать свой успех из маленького успеха). Он прыгнул через то место, где еще недавно располагались металлические двери на улицу и быстро кувырком отправился в кювет. Не думая и не оглядываясь, Астер скрылся в густой чаще леса. Он превратился в кота, бегущего от ротвейлера. А грузовик медленно брел по извилистой лесной дороге в глубь леса, из его прорубленного окна скалилась спокойная морда сотрудника отдела «Альфа», пожалуй, самой интересной организации «Хвост-7».

- Что ж, он и впрямь хорош.
- Хорош? Он лучше, чем ты в свои годы, - раздался модулируемый голос в московской квартире.

- Цыц! Свернись, - сверхсущность нехотя исчезло из квартиры, что естественно не видел сам обладатель немецкого баритона. Но не видел он только глазами.

Мари влетела в почтовое отделение №145784 с чувством противоречия внутри себя. Что-то упорно бунтовало против того, что она делает. Был ли это здравый смысл? Не было времени рассуждать об этом. Что в итоге она могла? Некому помочь и сидеть в стороне, теряя единственную связь со своим потенциальным мужем она не хотела. Пробив своей сумкой дверь, она оказалась в тесном, желтоватом помещении. Воздух наполнял звук ненависти к своим маленьким зарплатам и скрипа почти перьевых ручек за стеклами вольеров этих стражей почтовой истины.

- Куда лезете, не видите надпись, - перед окном, в которое попыталась обратиться бабушка, было написано «Учет, обратитесь в соседнее окно». В соседнем окне очереди не было. Она лежала на сломанных красных диванах, находясь в полуобморочном состоянии. Бабушка окинула взором и решила, что 200 рублей, что внучка переслала ей из Ярославля в Москву, не стоит тех сил, что еще остались у нее. И поплыла к выходу.

Мари подумала, что ей несказанно повезло, что у нее сил еще было больше, чем у стариков. Она подлетела к свободному окну, глаза загорелись красным огоньком, и животное по ту сторону стеклянной перегородки уже испугалось.

- Слушайте Вы, примите телеграмму. В поле кому пишешь: «Хвост», канцелярия, мистеру Астеру Эймсу. В теле письма напишешь «Я с тобой. Твоя Юля ибн Мари». Нет, ибн Мари не надо. Просто «Твоя Юля».

Почтовая работница приоткрыла рот, потом повернула голову в сторону выхода, откуда ровно в 7 утра она выходила, чтобы сесть на стул, с которого не встанет до 13-30, чтобы съесть свою булку, чтобы потом сесть обратно на стул и слезть только после 20-00. Вдруг она встала и молча вышла. Не успев удивиться с такой наглости, Мари встретила на себе взгляд другой ничем неприметной тетеньки, которая поспешила занять место так внезапно сбежавшей сотрудницы.

- Кому, вы говорите? Мистеру Астеру Эймсу? Нет, это решительно невозможно. Мистер Эймс, судя по моим записям (она провела карандашом по белому листу бумаги, а глаза Мари следили за грифом карандаша, как за гильотиной на казне) он сейчас вне нашей зоны доступа. К такому повороту Мари была не готова. Она задумалась и прошептала:

«Тот, кто вечность стережет,
Он гостей к себе не ждет,
Он – старик, но он не слаб,
Он и символ, он и знак.»

- Ой, - прикрикнула служащая, улыбнулась почти настоящей улыбкой, да Вы к господину Летерхэду, да? Что ж Вы раньше не сказали?

- Я…

- Да, проходите, только с черного входа, а то у нас сейчас, - она посмотрела на табличку перед окном, - учет, да, у нас учет. Как мне нравится это слово.

С этими словами она исчезла в кулуарах почтовой сцены.

Мари поспешила к выходу, и выйдя на улицу обнаружила бабушку, которую она встретила, когда заходила на почту. Бабушка стояла на автобусной остановке, за стеклянной стенкой и смотрела на Мари. Что-то странное мгновенно просочилось в душу возлюбленной Астера, но она не могла понять, что. Бабушка смотрела на нее с печалью, потом села в прибывший автобус и уехала.

- Да вы не стесняйтесь, - мило отозвалась сотрудница почты, которая уже выглядывала из-за угла отделения.

- А кто эта бабушка, - не могла не спросить Мари?

- А, это Анна Васильевна, пенсионерка, как обычно пришла получать 200 рублей, что ей переводит внучка из Ярославля. Говорят, когда-то давно, она пришла на почту, чтобы с кем-то встретиться, прямо в это отделение, но почему-то не встретилась. С тех пор каждый месяц ходит сюда. Ну это, конечно, басня. Давайте скорее.

Мари стало не по себе. Сказки сказками, а в бабушке чувствовалась какая-то боль, или, быть может, Мари показалось это. Она прошла синюю витрину почтового отделения и свернула за угол, потом еще раз. В кирпичном проеме находился черный ход, куда Мари поспешила зайти. Внутри было тепло (а собственно шло лето), светло, желтые обои слегка отражали свет, который ложился на старый паркет, запачканный пылью. Пахло бумагой во всех ее вариантах: письма, пергаменты, бандероли, - все отложило здесь свой запах. Сквозь шум потрескивающей лампы на потолке Мари прошла и оказалась в кабинете, размером с учительскую. Ее сразу поразило огромное окно, почти во всю стену. В таком старом здании, это и правда была роскошь. На белом подоконнике потрескалась краска и даже немного просыпалась на пол. Пару горшков с непонятными растениями украшали этот побелевший настил перед окном. Кабинет был выкрашен в синий цвет, почти как в отделении мили…а простите, полиции. Сверху потолок был белый, оштукатуренный, местами треснутый и потом за ним виднелись желтые лужицы толи краски, толи клея. На паркете лежал старый советский ковер, а выше него располагался красный советский стол, это был откровенный закос под красное дерево, но в дешевом исполнении. На столе стояла старая полукруглая лампа с зеленым козырьком, также лежали несколько старых книг, миниатюрная пепельница с дымящийся сигаретой. Вокруг комнаты стояли шкафы с книгами, старые как и все тут. А книги пахли еще запахами первых своих владельцев. За небольшим креслом, что стояло за столом, сидел худощавый острый мужчина в пенсне и читал разложенные перед ним письма.

- Хм…два, восемь, пять и три. Кому же это может быть, - пробубнил незнакомец. Потом он окинул взором Мари, улыбнулся врачебной улыбкой и пригласил ее присесть на такое же кресло, которое стояло перед столом. Сам стол был развернут лицом к двери, так что свет из окна падал на Мари, и ей показалось, что света прибавилось, как только она села на кресло. Однако ей удалось разглядеть лицо мистера Летерхэда. Острые красивые черты лица, длинный подбородок, большой лоб и классическая модельная стрижка. Ему было где-то около сорока лет, он был худощав, но выглядел стройно, глубоко посаженные серые глаза скрывались за пенсне. В меру тонкая шея соединяла голову с весьма привлекательным туловищем. Губы его были среднего размера, и приятно гармонировали с острым носом.

- Так вы говорите, у вас есть дело ко мне, - раздался обычный мужской голос, который отличался только небольшим немецким акцентом. Мари слегка напряглась, подумав, что с акцентом ее разыгрывают, но потом поняла, что это сейчас было совсем не важно. Ее круглые взволнованные глаза смотрели на Летерхэда.

- Я не уверена, я…

- Ой, а кто в нашей жизни хоть в чем-то уверен, - искренне улыбнулся он и вроде бы немного разочаровался, что видно было из его жестов.

- Я ищу моего друга.

- А, ну это вы ко мне правильно пришли. Знаете, Мари, ко мне ведь приходят, когда что-то или кого-то ищут, - он улыбнулся. Казалось, что он вполне горд своим статусом. Мари не сразу заметила, что он знает ее имя.

- И кто ваш друг?

- Мистер Астер Эймс. Просто Астер.

- Ах, - почтовый начальник встал и потянулся, потом повернулся к окну и замолчал на какое-то время.

- Да, да…мистер Астер, он сейчас в специфической ситуации.

- Что с ним?! Он жив?

- Позвольте-с, кто ж его убьет, мы все взрослые люди. Смерти – это для неопытных, - с этими словами Летерхэд присел обратно.

Зазвонил телефон, худая рука быстро подняла трубку старинного аппарата.

- Да. Нет. Я вернусь поздно. Нет, ужинайте без меня. Да, поздно. Все, не могу говорить.

Мари обратила внимание, что господин был весьма чопорный, потому как на столе и вокруг все было расставлено весьма аккуратно, несмотря на полный раздрай, царящий на почте.

- Потом Мари вспомнила фразу, что она произнесла:

«Тот, кто вечность стережет,
Он гостей к себе не ждет,
Он – старик, но он не слаб,
Он и символ, он и знак.»

Потом она вспомнила продолжение:

«Он пропустит только раз,
Плату примет он у нас,
Ту, что важна лишь тебе,
Ту, что нету лишь во сне.

Если ты отдашь ее,
Дверь открыта, но есть но.
Ты обратно не войдешь,
Там останешься, сгниешь…»

Она посмотрела в глаза собеседнику – он внимательно смотрел на нее, как будто боясь потерять какую-то деталь. Чувствовалось, что он слегка напряжен, но при этом производит впечатление спокойного человека.

Мари сглотнула.

- Кофе! – слегка ряфкнул собеседник, - Очень хороший напиток.

Он встал, подошел к декоративной тумбочке, на которой стоял кофейник. Налил из него кофе, положил два кусочка сахара и капнул молока. Пряный аромат пробрался в нос Мари, которая не была кофеманкой, поэтому отнеслась к напитку спокойно. Летерхэд сел на свое кресло и посмотрел на Мари, окинул ее взором, остановился на ее губах, из которых тихо донеслось:

- Я хочу к нему, - наступила пауза, которая даже привнесла неловкость.

Летерхэд посмотрел несколько вопросительно на свою новую знакомую.

- Вы знаете, что бывают такие…

- Знаю, я согласна.

Летерхэд улыбнулся и потом добавил:

- Вы мне напоминаете одну старую знакомую, которая тоже любила быстро соглашаться, но все же я уважаю ваш выбор. Хорошо. Пусть будет так. Вы хотите подготовиться?

Мари задумалась. Она не знала, что ее ждет и решила, что подготовиться к этому невозможно. Родители ее вряд ли будут искать, да и подруги не сильно расстроятся, когда не дозвонятся ей. Поэтому, он ответила, что время ей не требуется. Почтальон встал и подошел к шкафу, откуда достал декоративную штуковину, больше похожую на вилку, потом мило улыбнулся, подошел и приобнял Мари, от чего она несколько удивилась, но потом почувствовала какое-то тепло и расслабилась. Напряглась она только когда Летерхэд отошел от нее, подошел к своему креслу, сел и начал работать, буквально не замечая ее. Она что-то сказала, но реакции не последовало. Ее откровенно игнорировали – длинный нос ее знакомого уставился в бумаги, которые полностью поглотили внимание того, кто принял от нее плату и пустил туда, куда входят только один раз. На какое-то мгновение от отвлекся от бумаг и посмотрел в глаза Мари:

- Призыв – дело весьма приятное, не так ли?

- А? – Мари протянула, сама слушая себя уже почти со стороны, потом она взглянула вниз и увидела, что из ее живота сочилась кровь и крови этой становится все больше. Рана обильно снабжала старый ковер красной пищей. Тепло все еще разливалось по ее телу, но теперь не так сильно. Легкое покалывание в районе раны мешало ей понять, что происходит. Поочередно боль и наслаждения сменялись в ее теле. Наконец она поняла, что не чувствует ног и упала на колени. Судя по стопам Летерхэда, он не сильно волновался о происходящем в его кабинете. Потом Мари стало тяжело смотреть и дышать и она рухнула на пол, распластавшись на ковре. Будь-то художественный фильм, камера непосредственно бы снимала сверху и отъехала под самый потолок. Но тут кроме ее безжизненного тела и внимательно изучающего свои документы почтальона никого не было. День клонился к закату.

- Простите, что отвлекаю, но МИР-2 что-то сильно встревожило.

- Да, я это тоже почувствовал, даже странно…, ладно, здесь мы закончили, скоро пылесосы нагрянут, уходим.

- Вы, право, мне все решительно интереснее и интереснее, - ответил модулируемый голос, и было непонятно, откуда он раздается. Вокруг Обермеера воздух был слегка матовый и более густой.

- Давай, давай, - помахал он возле себя рукой и скрылся со своим невидимым спутником в дебрях коридора, потом прошмыгнул в лифт и исчез.

Пылесосы – далеко не самая интересная профессия в России, да и в мире тоже. Убирать за тем, кто что-то сделал, а вернее наделал...Слишком уж это в этом есть что-то с элементами «фу». Жалование тоже не самое большое, а что уж говорить о почёте и уважении со стороны даже самого простого общества. Возможно, именно из-за всего этого в мусорщиков шли люди, не столь наделенные интеллектом, амбициями и уж точно чистоплюйством. Повторяя изо дня в день, из часа в час одно и то же, эти ремесленники скрывали все то, что не должно было попасть на глаза бесхвостным. Магические колебания, их результаты, последствия, - все это нужно скрывать. И как часто бывает у инженеров и врачей, до тех пор пока никто не умер и ни что не сломалось, все тихо. Как только что-то пошло не так, поднимается вой со всех сторон, мол, недоглядели, недофинансировали.

Визувий был человеком, оправдывающим свою фамилию скорее только внешне. Коренастый невысокий с грубыми чертами лица, большими мазолистыми руками, вечно в темно-фиолетовом свитере и кожанных галошах, он всегда выполнял приказы руководства и не задавал лишних вопросов. Его рыжая густая борода, всегда расчесанная и играющая на солнце красными оттенками добавляла ему значимости, хотя он был уже далеко не молод. Войдя в квартиру, он оглянулся, затем достал из карман маленькую табакерку, открыл ее, закурил сигарету. После первой же тяги он положил сигарету на стол и сизый дым, мгновенно отреагировал на недавние магические события в квартире. Дым стал едким и густым, но Визувий лишь немного поморщился. За двадцать лет службы работа с последствиями посещения нашего мира сверхсущностями для него было как прорванная канализация для городских сотрудников «Мосводканала». Его желтые глаза немного погруснели – он понимал, что присутствие такого скопления магии ничего хорошего не несет в жизнь, не в его жизнь, а в мир простых смертных, как он его называл. Его опыт подсказывал ему, что стоит быть поосторожнее. Грусть в глазах сменилась ярким эфирным свечением, зрачки расширились и пожелтели.

- Ты тут? Давай тащи буратино сюда, похоже мы тут надолго.

Через пять минут в квартире появился щуплый невысокий напарник, одетый в темно-рыжий камбинезон и такие же галоши, как у своего друга. В руках у мусорщика было нечто размером с швабру, напоминающее деревянную куклу, завернутую в зеленую тряпку. Из всей этой конструкии торчало нечто реально напоминающее нос Буратино. Положив его себе на руку, второй рукой напарник предерживал нос.

- Начни с кухни, тут похоже что-то серьезное, - бросил он напарнику и направился на кухню к холодильнику. Годы работы мусорщиком научили Визувия интуитивно находить места, где уборка требовалась наиболее тщательная. Тем временем его напарник «запустил» буратино. Кукла засветилась и начала издавать шипящие звуки. В воздухе запахло несвежими яйцами и горелой кожей. Такой запах убил бы даже самого ярого поклонника панк культуры, но только не двух наших труженников. В какой-то момент кукла начала трястись, но пылесос, как их называли другие сотрудники Хвоста, лишь сильнее прижал деревяшку к руке. Тем временем его напарник подошел к холодильнику и открыл его. Окинув взглядом содержимое, он слегка улыбнулся, потому что Астер не относился к числу гурманов и в его холодильнике вряд ли можно было найти хотя бы даже шампиньоны. Вдохнув морозного воздуха, Визувий напрягся...Он узнал этот запах. Илюзорная магия была в числе любимчиков у мусорщиков, потому что она требовала совсем немного усилий. По происхождению своему эта магия была сложна, запутанна, но чиста как принцесса перед свадьбой, практически не оставляла следов. Визувий достал бархатные коричневые перчатки, надел их на мазолистые руки, засунул их в холодильник и уперся в заднюю стенку, практически касаясь подбородком полки холодильника, ведь предстояло убрать не только следы, которые могли заметить бесхвостные, но и эфирные следы.

- Так-так, - протянул Визувий, - несмотря на то, что тут явно пытались спрятать воспоминания, уж слишком что-то не сходится.

Напарник застыл в немой позе и удилвенно уставился на своего партнера. Чувствуя этот взгляд на себе, мусорщик отошел от холодильника и с дельным видом, уставив руки в бока, посмотрел вокруг.

- Ну, не знаю...Много мусора, сильно пошумели, но по факту имеем только воспоминания. Странно это все, - мазолистая рука почесывала затылок.

- На моей памяти такое было несколько раз и каждый из них был связан...

Напарник еще больше раскрыл свои глаза и почти пронзал своим взглядом более опытного коллегу по цеху.

- Сверхсущности, - вылетело почти шепотом из него. Визувий поморщился и причины на то у него были.

Сверхсущности – существа, порожденные МИРом-2 были нежданными гостями у нас. Обладая почти божественными способностями, их мотивов никто так никогда и не узнал. Более того, точно сказать, что это тоже никто не осмеливался на официальном уровне. Были, конечно, шарлатаны и прочие ценители небылиц, которые уверяли, что провели немало времени с этими существами. Однако предъявить хоть сколь мало доказательств никто так и не сумел. Одни говорили, что это сгустки энергии, лишенные хоть какого-то рассудка, этакие шаровые молнии. Некоторые утверждали обратное, что это чуть ли не десант МИРа-2, которые пытается вторгнуться к нам. Этих сказочников ждала самая жесткая критика, ведь как известно МИР-2 был всего лишь прослойкой, эхом нашего мира, и было непонятно, как там вобще что-то может жить. Теория магических потоков, изучаемая в Дремуарте всеми хвостатыми, весьма четко описывала магию как энергию, которая может быть направлена с помощью хвоста. Это и объясняло отсутсвие способностей у бесхвостных к магии. МИР-2 по мнению академиков вот уже несколько веков был прослойкой между нашим миром и чем-то. Ключевым в этом определении было именно слово «чем-то». Логика этого утверждения сомнительно колыхалась уже долгое время за неимением лучшего объяснения. В МИРе-2 протекали основные конткры магических потоков, которые в наш мир попадали именно с использованием хвоста. Собственно это и называлось колдовством, но являлось простой и элементарной с точки зрения хвостатых физикой. Предмет так вначале и назывался физика магии. Но потом было решено изменить название на «ТМП», теорию магических потоков. Иногда в МИРе-2, наблюдать за которым всегда было непросто и попросту скучно, обнаруживались большие сгустки энергии, что так и осталось бы без внимания, пока более 5 веков назад эти сгустки на стали производить впечатление разумных существ, вступая в контакты с хвостатыми и даже бесхвостными. Каждый раз, когда эти твари наведовались в наш мир, случались либо революции, либо потопы, либо все что, что написано в любом договоре в разделе «Обстоятельства непреодалимой силы».

- Что будем делать? – спросил худощавый спутник Визувия, уже поглощая что-то из холодильника.

- А что, у нас есть выбор? В отдел сообщим, пусть разбираются. А пока валим отсюда...Быть может у нас не так много времени, чтобы провести его с семьей.

Мусорщик слегка улыбнулся, собрал свои вещи, подхватил табакерку и направился к выходе, за ним поспешил его верный соратник.


Дата добавления: 2015-01-30; просмотров: 14 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2018 год. (0.033 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав