Студопедия
Главная страница | Контакты | Случайная страница | Спросить на ВикиКак

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Я не могу это сказать, иначе меня убьют!

Читайте также:
  1. Еще несколько важных замечаний для общего, так сказать, развития.
  2. Иначе такое бросание будет пустою забавой.
  3. Какова тема стихотворения? Можно ли сказать, что она исчерпывается названием? Можно ли стихотворение отнести к пейзажной лирике? Описание леса есть? В какой части стихотворения?
  4. Можете ли Вы сказать, что в результате психотерапии в Вашей жизни (с Вами) произошли какие-то изменения? Если да, то какие?
  5. Можно ли на нецензурные выражения детей отвечать так же, считая, что "иначе они не понимают"? Нет.
  6. Но вначале, чтобы просить об этом, вы должны стать невинными. А иначе это недозволительная просьба. Или, можно сказать, вы не имеете права просить об этом.
  7. Ну, пусть советские ракеты-ветераны уходят на заслуженный отдых. Но ведь им на смену приходит новое поколение – «Тополя» да «Булава» – так сказать, «племя младое, незнакомое».
  8. Образ жизни должен быть путем служения Богу, иначе он станет образом смерти. Это урок как самых примитивных культур, так и высших религий.
  9. Перед изменением каких либо параметров следует отключать источники питания схемы, иначе возможно получение неверных результатов.
  10. Скажите им о том, что вы собираетесь им о чем-то рассказать, скажите им о том, что вы рассказываете им об этом, и, наконец, скажите им о том, что вы им об этом рассказали.

Эсмонд очнулся среди ночи, в холодном поту, от многократно прокрученного в воспаленном мозгу сновидения.

- Я неплохой человек... Неплохой... - успокаивал он себя перед тем, как снова погрузиться в царство Морфея.

 

Утро. Съемная квартира.

В планах Фернока был один обязательный звонок:

-Срочно соедините меня с отделом по борьбе с терроризмом! Кто говорит? Неважно. У меня есть важная информация по теракту на центральной площади и расстреле троих задержанных в участке лейтенанта Блэкона. Предлагаю сделку: я делюсь с вами информацией о возможных будущих терактах, а вы мне выдаете досье расстрелянных. Я думаю, это - обоюдовыгодная сделка...

 

Психиатрическая клиника строгого режима "Антнидас".

Палач был помещен в отдельную, строго изолированную камеру.

- Ты здесь, как рыба в консервной банке, будешь вариться в собственном соку! Вволю успеешь нахлебаться! И не думай, что твоя мутация вытащит тебя отсюда - ухмыльнулся, проходя мимо камеры Белова, одноглазый санитар психушки. Палач был подавлен.

 

Клиника доктора Кэлвина.

Поздним вечером доктор направился в палату Генри Своллса, чтобы поговорить с экс-лейтенантом о его влиятельном друге.

- Здравствуйте, Генри? Как ваше самочувствие? Готовы к операции? - этими необязательными вопросами Кэлвин хотел скрыть крайнюю заинтересованность в предстоящем разговоре.

- Док, я готов на все, лишь бы подняться на ноги. И чувствую себя неплохо - ответил простодушный Генри Своллс.

Кэлвин продолжал славословие:

- Вы смелый человек, Генри. Многие из тех, кого я лечил, боялись операции, и напрасно. Риск минимален, и наркоз настолько эффективен, что боли вы не почувствуете вообще. Ну, а реанимация - у нас одна из лучших в городе. Так что все о'кей! - Кэлвин подошел к главному:

- Кстати, как поживает ваш друг мистер Вэйн?

- Нет, друг - это слишком сильно сказано. Он просто очень порядочный человек! - ответил Своллс.

- Думаю, джентльмену его положения ничего не стоит заплатить за вас. Хорошо иметь богатых друзей, не правда ли? Такие персоны, как Вэйн, часто являются меценатами и более значительных заведений, чем моя клиника. Кстати, вы не могли бы мне дать телефончик мистера Вэйна? - льстивым голосом спросил Кэлвин.

- Простите, но он не разрешил мне давать свой номер. А что вы, собственно, хотели?

- Я? Да так..., ничего. Хотел задать парочку вопросов, но это не к спеху. Не буду вас больше беспокоить, выздоравливайте - не солоно хлебавши доктор покинул палату.

 

Морган Макрент снова явился в кабинет Кэлвина. Для очередного разговора.

- Как-то в молодости в одном престижном казино я проиграл довольно крупную сумму. Был расстроен и пожалел, что вовремя не остановился. Не поверишь, но теперь я вспоминаю об этом с улыбкой, а деньги все еще жалею! Хоть и прошло уже более тридцати лет - алчный доктор любил поплакаться в жилетку.

Макрент относился к откровениям Кэлвина с холодком, его мало интересовали душещипательные истории своего визави, поэтому он резко перебил:

- К чему мне твои байки, док? У меня самого проблем выше головы.

- Вот поэтому я и хочу с тобой разыграть денежки Вэйна. А для этого ты должен быть в теме.

- В какой такой теме? Что ты мутишь, док?

- Вспомни о нашем прошлом разговоре. Так вот, надо ускорить процесс, чтобы не проиграть свои денежки...

 

Ночь. Палата Своллса.

К спящему Генри подкрался незнакомый мужчина. Он достал шприц, профессиональным движением сделал предварительный впрыск и воткнул иглу в горло ничего не подозревающего Генри.

Почувствовав спросонья легкую боль в области шеи, Генри открыл глаза и попытался что-то сказать. Но незнакомец одной рукой закрыл ему рот, а другой закончил начатое - ввел больному приличную дозу снотворного. Все это длилось несколько минут, дело было сделано...

 

Утро.

Макрент позвонил Кэлвину, чтобы доложить о результатах ночной акции.

- Где сейчас мой пациент? - фальшиво поинтересовался доктор.

- В надежном месте. А сейчас твой выход, Арчи, подумай, как мы будем трясти мистера Вэйна? - Макрент сразу перешел к делу.

- Не мы, мой друг, а ты! Я должен оставаться чистеньким, сам понимаешь. Иначе грош цена нашему замыслу. Но оповещу я Вэйна в лучшем виде...

 

Кэлвин долго размышлял, сидя в кабинете, и даже нацедил себе любимого виски. Наконец, он собрался с духом и потянулся к телефонной трубке.

 

- Мистер Вэйн, случилось ужасное. Сегодня ночью неизвестные злоумышленники похитили из моей клиники мистера Генри Своллса - Кэлвин казался очень взволнованным.

На обратном конце провода воцарилась длинная пауза.

- Как вы могли допустить такое? Где был ваш персонал, охрана? - металлические нотки в голосе миллиардера не на шутку испугали доктора

- Я все понимаю, он был вашим другом…

- Почему был? Извольте объясниться, как подобное могло произойти? - нагнетал богач.

- Мистер Вэйн, я в полном шоке. В моей клинике подобное происходит впервые...

- А как же видеокамеры? Что на них?

- То-то и оно! Похитителя никто не заметил. А не мог ли ваш друг сам уйти...

- Бросьте нести глупость. Мне срочно нужна вся информация по случившемуся, держите меня в курсе. И... не наделайте глупостей!

Загрузка...

- Мистер Вэйн, я все исполню, я уже позвонил в полицию, и мне обещали содействие...

- Ой, не бросайте трубку, мистер Вэйн! Мне вот только что медсестра сунула в руки какую-то записку...

- Что за записка, черт возьми? Читайте ее срочно!

- Сию секунду, мистер Вэйн:

Мистер Вэйн, ваш друг, у меня. Срочно позвоните мне по номеру +1202-456-6212. Нам есть, о чем поговорить.

 

- Боже, что за наглость? - с напускным негодованием буквально выкрикнул Кэлвин и тут же осекся.

- Только не подумайте, что-нибудь такое. В моей клинике ничего подобного никогда не случалось! - негодование Кэлвина было весьма правдоподобным, если бы не одно "но"... - Джон Вэйн очень хорошо разбирался в людях, он видел их насквозь, и сейчас какой-то нюанс, какая-то маленькая деталь в интонации Кэлвина заставили его задуматься.

- Хорошо, я позвоню на этот номер и свяжусь с похитителями - с поразительным спокойствием ответил он и положил трубку.

 

Дом в одном из захолустных города недалеко от заброшенного кинотеатра, квартира Макрента.

Придя в себя после действия снотворного, Генри неожиданно оказался в чужой, неизвестной ему квартире. Сонное оцепенение постепенно прошло, и он стал лихорадочно соображать, как он здесь оказался.

Иногда к нему заходил какой-то незнакомый человек, приносил питье, долго и пристально наблюдал за ним. Потом уходил, и из коридора доносился его приглушенный голос.

Он регулярно отзванивался кому-то по телефону, Генри даже показалось, что незнакомец докладывает кому-то о его состоянии.

В свою очередь Макрент прекрасно понимал, что с копом что-нибудь случится, то ни о каком выкупе речи не пойдет, а денег так хотелось...

 

- Зачем вы похитили меня? Надеетесь на выкуп? Но у меня никогда не было больших денег, так что зря вы все это затеяли. А, чтобы я вас не выдал, вам придется пойти на убийство... - Своллс даже слабо улыбнулся.

- У вас нет денег, но зато есть богатенький приятель! А это, поверьте, не мало - и Макрент изобразил на лице некое подобие улыбки - Так что ваша главная задача - не сдохнуть раньше времени.

- Впрочем, лейтенант, если мы договоримся с мистером Вэйном, вашей жизни ничего угрожать не будет, ведь не убивают же курицу, которая несет золотые яйца - и Макрент громко рассмеялся, довольный своей шуткой.

- По окончании дела вы вернетесь в ту же клинику, и док позаботится о вашем здоровье - самоуверенный Макрент так был доволен собственным красноречием, что не заметил, как засветил Генри доктора Кэлвина. А Генри Своллс все-таки служил в полиции...

 

Наконец Морган Макрент дождался долгожданного звонка и механически измененным голосом зачитал по бумажке заранее подготовленные требования: миллионов долларов за освобождение Генри Своллса. Далее он назвал место, куда должны были принести пакет с деньгами: улица Фонарей, заброшенный кинотеатр.

Повесив трубку, шантажист остался доволен произведенным эффектом - Вэйн довольно легко пошел на сделку, не поставив никаких своих условий. Все остальное виделось Макренту делом техники.

Однако незадачливый похититель и понятия не имел, что своей самоуверенностью он подготовил сам для себя капкан. Подобной глупости Джон Вэйн не прощал. И Спаун тоже...

 

С трудом выждав отведенное время, Морган пошел к месту встречи. Последние метры он крался за деревьями, постоянно оглядываясь по сторонам. Лимузина Вэйна он не заметил, скорее всего, Вэйн уже отъехал. Но в том, что деньги лежат в условленном месте Макрент не сомневался.

И вот, наконец, долгожданная ниша под колонной у входа в кинотеатр и аккуратный кейс в ней. Предвкушение близких денег, почти животная радость овладели Макрентом настолько, что он начал произвольно приплясывать. И если бы случайный прохожий увидел это в нагнетающей тишине пустынного переулка, то подумал бы, что мужчина сошел с ума. Впрочем, радость Макрента была недолгой....

 

Как гром среди ясного неба перед ним возник демон-защитник. Преступник готов был увидеть все, что угодно, только не Спауна! Шок от случившегося был настолько сильным, что он даже не вспомнил о приготовленном на всякий случай пистолете.

- Ну, что, мразь, решил шантажировать больного полицейского? Посмотри в мои глаза. Я чувствую в них страх...

 

Клиника Кэлвина. Начало дня.

- Почему он не звонит? - нервы были на пределе, доктор не раз уже тянулся за виски. С каждым часом какое-то тяжелое предчувствие все сильнее и сильнее охватывало Кэлвина. Наконец, к обеду он не выдержал и набрал номер сотового Моргана. Механический голос автоответчика передал ему, что абонент находится вне зоны действия сети.

И тут Арчибальд Кэлвин окончательно понял, что это провал, и опорожненная бутылка виски с грохотом разбилась о мраморный пол кабинета...

 

Следственный отдел тюрьмы на Эсайберс Стрит.

По предварительной договоренности Спаун встретился с арестованным Макрентом. Неудачливый похититель всячески юлил, путаясь в деталях, но на вопрос о его сообщниках упорно держал язык за зубами. Было очевидно, что похищение состоялось с целью выкупа.

Как не старался Спаун, но расколоть преступника ему не удалось. Не помогло даже физическое воздействие, хотя лицо Макрента и отсвечивало приличными фингалами. Но как только речь заходила о докторе Кэлвине, арестованный замолкал.

 

В свою очередь сильно напуганный Кэлвин долго не решался навестить подельника, опасаясь подозрений и слежки со стороны Вэйна. Но время шло, и неопределенность в собственном положении заставила трусоватого медика посетить тюрьму на Эсайберс.

 

- Ну, как твои дела, Морган? Что-то ты выглядишь не комильфо! Чем я могу помочь тебе? - доктор говорил быстро и приглушенным голосом, словно опасаясь, что их могут подслушать. Он часто повторялся в вопросах, делал взаимоисключающие выводы, и даже не слишком наблюдательному Макренту показалось, что Кэлвин только имитирует беспокойство, а на самом деле просто хочет его кинуть.

Макрент подошел к доктору и в упор посмотрел ему в глаза:

- Ты меня в это втянул, а теперь пытаешься кинуть? Напрасно ты, док, ведь если меня захотят закрыть, я молчать не буду и сдам тебя с потрохами. Глядишь, отделаюсь малым сроком, а, даст бог, и условным. А уж тебе придется мотать по-полной! Ты знаешь меня, я и обо всех других твоих грехах могу поделиться. И вот тогда мотать тебе, док, аж пожизненный!

И без того бегающие глаза Кэлвина будто выскочили из орбит:

- Морган, о чем ты говоришь? Я же твой друг, я беспокоюсь о тебе... О нас обоих, в конце концов. Тебе будет лучше, если меня посадят?

Но фальшивая сентиментальность Кэлвина арестованного совсем не тронула:

- Представь себе, в тюрьме сидится намного спокойнее, когда знаешь, что ты не один! Что..., наложил в штаны? Тогда вытаскивай скорей меня отсюда. Ты же гений комбинаций, док, у тебя в клинике целое отделение психиатрии, так натаскай, в конце концов, своих долбаных психиатров, пусть мне соорудят какую-нибудь отписку! Придумал, как взять деньги с Вэйна, который связан с этим резиновым придурком, так придумай, как вытащить меня из этой дыры, иначе...

- Погоди, Морган! Черт! И откуда там было взяться Спауну? Погоди, а ты уверен, что это был он? - что-то наподобие мысли мелькнуло в глазах Кэлвина.

- У меня со зрением пока все в порядке - огрызнулся Морган.

- Погоди... Давай договоримся, сколько времени ты мне даешь, чтобы я вытащил тебя отсюда? Когда должен состояться суд?

- В твоем распоряжении почти месяц... - сухо отрезал Макрент.

- Обещаю, что через месяц тебя здесь не будет! - Кэлвин хотел пожать руку арестованному, но тот демонстративно положил руки за спину. С этим они расстались, Кэлвин покинул тюрьму.

 

Больница Святого Феодора.

Джон Вэйн пришел навестить Генри Своллса, но в совсем уже другую клинику, в которую больной был госпитализирован сразу после своего освобождения. Многие лечебные заведения вызвались помочь, узнав о беде экс-лейтенанта полиции. Полученные результаты анализов были неутешительны.

Новый лечащий врач Своллса говорил тихим голосом.

- Ну, что могу вам сказать…. То, что я наблюдаю, наводит меня на печальную мысль. Простите, я всегда говорю правду. Вам необходимо было давно сделать операцию... К сожалению, вы опоздали. Вся беда в том, что поврежденные кости начали не просто неправильно срастаться, а произошло некое костное изменение. Маловероятно, что хирургическое вмешательство принесет хоть какую-то пользу. Простите, мне очень жаль... В общем, Генри не сможет ходить - доктор не видел смысла в дальнейших разъяснениях.

Наступила неловкая тишина. Но Джон Вэйн не согласился с медицинским вердиктом.

- Нет, уважаемый профессор, операция должна состояться! Финансирование будет в полной мере, но прошу и вас войти в положение больного. У Генри семья, и ему нельзя сдаваться, так дайте ему шанс!

- Я очень сомневаюсь в успехе хирургического вмешательства, но если вы так настаиваете, мы проведем дополнительные тесты и немедленно закажем в Германии последние ноу-хау - изоморфные пластиды. Хотя, я повторяю, что шансы минимальны - слишком много времени потерял мистер Своллс...

 

Утро. Полицейский участок.

Лейтенант Марк Блэкон, еще недавно пострадавший от хитроумного Фернока, сидел в кабинете комиссара Джима Хоррэнса и заполнял бланки на отправку осужденных в различные тюрьмы города, в том числе и в пресловутый СтоунГейт. И что более удивительно, рядом с лейтенантом сидел все тот же Эсмонд Фернок.

- Ты пиши повнимательнее. С сегодняшнего дня я стану курировать тебя и просматривать все твои дела - ворчал Фернок на молодого лейтенанта, который, как ни странно, весьма внимательно прислушивался к его поучениям.

- Ты заполняй, заполняй, не торопясь. Тебе спешить некуда. Времени у тебя вагон и маленькая тележка, так что наматывай на ус поучения старика Фернока.

- Я слышал, у вас тут кое-кого подстрелили, забавненько... Да, кстати, ты уж извини, что тогда уколол тебя. Но это же лучше, чем по башке настучать, согласись. Ладненько, я отойду на часок, а когда вернусь, чтобы эти бумаги были заполнены. Ты меня понял, лейтенант, аривидерчи? - и Эсмонд сделал воздушный поцелуй.

- Я вас, конечно, уважаю, но держите себя в рамках - попытался возразить Блэкон.

- Вот даже как? Может, ты мне подчиняться и не обязан, но отныне мы с тобой напарники, хотя об этом не должна узнать ни одна живая душа. Если кто-то будет интересоваться, чего я, мол, здесь ошиваюсь, придумай какую-нибудь отмазку. Надеюсь, с этим-то ты справишься?

- Не беспокойтесь.

- Вот и славно, парень ты способный. А чтобы твои способности помогли тебе дорасти до комиссарского чина, я должен тебя поднатаскать. Поверь, я в этих делах спец, да и свой кое-какой интересец имею, но чисто профессиональный. Поверь, никакого шкурничества...

- Хотелось бы верить - вздохнул Блэкон.

 

Компания "Wayne Enterprises". Кабинет Джона Вэйна.

Неожиданный посетитель резко проскочил мимо секретарши.

- Что за вековая печаль у тебя на лице, Джон? Ты и обычно-то не больно весел, а сегодня прямо глядеть тошно. Что, не выспался? Или какие-то проблемки? - бесцеремонно расспрашивал Эсмонд хозяина кабинета.

- Да, от проблем никуда не деться - почти автоматически буркнул Джон.

- Судя по твоей физиономии, проблемы хлопотные. Чем могу быть полезен?

- Да, один хороший человек пострадал - ответил Джон.

- По своей вине или кто-то довел до этого?

- Кто-то.

- Так может, я этого кого-то в реанимацию отправлю? Или сразу в морг? - Эсмонд был немногословен.

- Оставь свои приемчики. Достаточно крови.

- Достаточно? Может быть. Но куда без нее родимой?

- Нет, я же сказал.

- На нет и суда нет! Не хочешь, чтобы я помог разобраться – да ради бога! Но если вдруг передумаешь - звони. Тебе я отказать не смогу...

Клиника Кэлвина, кабинет главврача.

Как ни странно, но посетителем доктора в этот день был... вездесущий Фернок!

- Господин Фернок, мне порекомендовали вас уважаемые люди, как настоящего профи, способного решить любые проблемы. Надеюсь, я не разочаруюсь в вас? - Кэлвин начал как всегда издалека.

- Надежды юношей питают, человек в белом халате! Я все могу, все ваши земные вопросы порешаю... Вопрос в цене! Ведь перед тем, как обращаться к профессионалу, вы заглянули на днище своего кошелька? Есть там что-нибудь достойное или только мелочь на фруктовое мороженое? - Фернок сразу взял "быка за рога".

- Деньги - не самое главное, хотя все должно быть в разумных мерах.

- Да? Тогда, боюсь, мы с вами не сработаемся. Вам же сказали, что я мэтр, а не какой-нибудь сраный санитар. А профессионалы нынче стоят недешево!

- Оставим этот вопрос, я вам заплачу. Но со своей стороны хочу иметь гарантии...

- Стопроцентные гарантии может дать только господь бог - бесцеремонно перебил его Фернок, - А в чем суть вопроса?

- Понимаете, дело очень щепетильное, при дурном раскладе я могу угодить за решетку...

- Угодить за решетку? Забавно! А что же вы, собственно, такого натворили?

- Да, ничего, собственно, противозаконного. Но один человек может меня оклеветать! Поймите, я - врач, я здесь людей лечу. Более того, я создал эту клинику, и без меня она просто рухнет...

- Ближе к телу, док. Что, собственно, от меня требуется?

- Человек, который может меня оклеветать, ждет суда в отделе предварительного следствия на Эсайберс Стрит. Его нужно вытащить оттуда, во что бы это ни стало, понятно?

- Ну, это уже кое-что, хотя логики в ваших словах - ноль.

- Простите, что вы сказали?

- Логика нулевая, говорю. Зачем, спрашивается, спасать врага? На вашем месте я бы просил о кое-чем другом.

- Простите, не совсем понимаю...

- Да все вы понимаете, док! Надо, чтобы я его придушил и концы в землю. Врагам надо затыкать пасть, а не спасать их. Где гарантия, что, выйдя на свободу, он не будет вас трясти?

- Простите, я вас правильно понял...

- Да не прикидывайтесь, док. Убить всегда легче, чем помочь, мне ли вас учить? Тяжелобольным легче прибегнуть к эвтаназии, чем продолжать мучиться! Я не настаиваю, насилие – не решение всех проблем, но... - и Фернок смачно высморкнулся, - Мой телефончик на визитке. Как только достанете деньги, звоните, обсудим детали... Аривидерчи! - с невозмутимым видом Фернок покинул кабинет Кэлвина.

 

Больница Святого Феодора.

Генри Своллс продолжал лежать в своей палате, не вставая. Он держался достойно, старался не унывать, мысленно готовясь к предстоящей операции. Воспоминания о недавнем похищении постепенно уходили, но мрачный осадок остался, и все более и более концентрировался вокруг личности доктора Кэлвина.

"А ведь похититель знал доктора..." - сработало полицейское чутье Своллса.

 

 

Зачем вы похитили меня? Надеетесь на выкуп? Но у меня никогда не было больших денег, так что зря вы все это затеяли. А, чтобы я вас не выдал, вам придется пойти на убийство... - Своллс даже слабо улыбнулся.

У вас нет денег, но зато есть богатенький приятель! А это, поверьте, не мало - и Макрент изобразил на лице некое подобие улыбки - Так что ваша главная задача - не сдохнуть раньше времени.

Впрочем, лейтенант, если мы договоримся с мистером Вэйном, вашей жизни ничего угрожать не будет, ведь не убивают же курицу, которая несет золотые яйца - и Макрент громко рассмеялся, довольный своей шуткой.

По окончании дела вы вернетесь в ту же клинику, и док позаботится о вашем здоровье - самоуверенный Макрент так был доволен собственным красноречием, что не заметил, как засветил Генри доктора Кэлвина. А Генри Своллс все-таки служил в полиции...

За несколько часов до операции больного проведал Джон Вэйн. Он чувствовал, что Своллсу нелегко, и решил хоть как-то поддержать друга, прекрасно осознавая всю серьезность предстоящей операции.

- Как вы себя чувствуете, Генри?

- Да неплохо, дружище - больной попытался натянуть на лицо улыбку.

- Я уверен в положительном результате, иного быть не может...

 

- Знаете, что, Джон, доктор Кэлвин казался мне опытным врачом и порядочным человеком... А теперь мне кажется, что я ошибался...

- Охотясь за деньгами, люди, особенно - врачи, часто теряют самое главное - совесть, и Арчибальд Кэлвин - лучшее тому подтверждение, он - мразь и подонок. что я еще могу о нем сказать? Сейчас в вестибюле встретил вашу дочь. Она сама пришла?

- Да, сама, моя малышка стала уже совсем взрослой - улыбнулся Генри.

 

Тюрьма на Эсайберс Стрит.

Этой ночью Моргана неожиданно освободили. Негодяй был настолько удивлен, что первые минуты не мог прийти в себя. Но вспомнив разговор с Кэлвином, решил, что старый подельник всерьез отнесся к его предупреждениям...

На улице, не переставая, сыпал снег, воздух был морозным, все небо заволокло темными тучами.

- Вот она свобода! Буду праздновать Рождество на волюшке, и черта с два, кто меня достанет - не в силах скрыть радость, Морган буквально поскакал по обледенелой дороге, нелепо подбрасывая ноги. Он, что есть мочи, спешил убежать от этого места и уже вышел на шоссе, чтобы поймать такси, как вдруг некто возник сзади и очень мягко обхватил его шею. Один профессиональный рывок, и голова Моргана безвольно повисла на сломанных позвонках...

 

Клиника Кэлвина, кабинет главврача.

- Ну, что, док, работа выполнена. Час назад Морган Макрент благополучно ушел из этой жизни совсем неподалеку от места отсидки, так и не успев порадоваться освобождению. Теперь он уж точно ничего не скажет. Ну что…, вы довольны? - несколько картинно разглагольствовал Фернок.

- Простите, не знаю, что и сказать... Но я понимаю, что не зря к вам обратился, надеюсь, предоплата вас устроила? Любите ли вы виски? - и Арчибальд Кэлвин достал заранее припасенную бутылку "Белой Лошади"

- Ну, вообще-то я предпочитаю питье из Кентукки, но на халяву...

 

Утро. Больница Святого Феодора.

Генри дождался прихода лечащего врача. Джон Вэйн еще не подошел.

- Приготовьтесь, Генри, наркоз будет очень сильным, и это, может быть, самое сложное в операции. Но вы - человек мужественный, и наверняка справитесь с ним - доктор, как мог, поддержал Генри.

 

Спустя четыре часа.

- Операция прошла крайне сложно и не увенчалась успехом. Это было прогнозируемо. Было потеряно самое главное - время, и его уже не вернуть - выйдя из операционной, врач направился к ожидавшему его Джону Вэйну.

- Шансов вообще нет?

- Этот не тот случай, когда я могу говорить о каких-то шансах, простите...

 

Клиника Кэлвина. Вечер.

- Зачем вызывали, док? Надо еще кого-то убрать? - Фернок фамильярно похлопал доктора по плечу.

- Я не одобряю ваши методы, хотя, должен признаться, что они достаточно эффективны. На этот раз все проще. Кое-кого надо заткнуть, но сделать это без крови.

- Расшифруйте, как это "без крови"? - брови Фернока изогнулись в уголок.

- Просто надо поговорить с одним человеком, чтобы он ее выступал...

- Я в последний раз повторю тебе, Кэлвин, одну истину, на будущее она очень пригодится: молчат только мертвецы и немые! Немые могут говорить жестами, а вот от мертвецов ничего не добьешься!

- Простите, вы предлагаете...

- Мой подход лучше любых таблеток от головной боли, и ты его уже знаешь! - Фернок заявил это таким безапелляционным тоном, что Кэлвин был вынужден согласиться, уныло кивнув головой.

 

 


Дата добавления: 2015-01-30; просмотров: 20 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2017 год. (0.198 сек.)