Студопедия
Главная страница | Контакты | Случайная страница | Спросить на ВикиКак

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Южный (неаполитанский) квартет масок

Читайте также:
  1. Использование масок в IP-адресации
  2. Центральная Азия и Южный Кавказ – борьба за приоритеты
  3. Южный Вьетнам
  4. Южный федеральный университет 1 страница
  5. Южный филиал Национального университета

· Тарталья, судья-заика;

· Скарамучча, хвастливый вояка, трус;

· Ковьелло, первый дзанни, умный слуга;

· Пульчинелла (Полишинель), второй дзанни, глупый слуга;

 

· Капитан — хвастливый вояка, трус, северный аналог маски Скарамуччи;

· Лелио (также, Орацио, Люцио, Флавио и т. п.), юный влюблённый;

Женские персонажы:

· Изабелла (также, Лучинда, Витториа и т. п.), юная влюблённая; часто героиню называли именем актрисы, игравшей эту роль;

· Коломбина, Фантеска, Фьяметта, Смеральдина и т. п., — служанки.

 

Карнавалы эпохи Средневековья Празднества карнавального типа и связанные с ними смеховые действа илиобряды занимали в жизни средневекового человека огромное место. Кромекарнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными иуличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков (festastultorum) и праздник осла, существовал особый, освященный традициейвольный пасхальный смех. Более того, почти каждый церковный праздник имелсвою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону.Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемыеярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений (сучастием великанов, карликов и т.д.). Карнавальная атмосфера господствовала и в дни постановок мистерий исоте. Царила она также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сборвинограда, проходивший и в городах. Смех сопровождал обычно и гражданские ибытовые церемониалы и обряды: шуты были их неизменными участниками ипародийно дублировали различные моменты серьезного церемониала(прославления победителей на турнирах, церемонии передачи ленных прав,посвящений в рыцари и др.). И бытовые пирушки не обходились без элементовсмеховой организации, например, избрания на время пира королев и королейдля смеха. Все эти обрядово-зрелищные формы давали, подчеркнуто неофициальный,внецерковный и в негосударственный аспект мира, человека и человеческихотношений. Они как бы строили по ту сторону всего официального второй мир ивторую жизнь, которым все средневековые люди были в большей или меньшейстепени причастны, в которых они в определенные сроки жили. Каковы жеспецифические особенности карнавалов средневековья и прежде всего какова ихприрода? Прежде всего, необходимо отметить, что все карнавальные формыпоследовательно внецерковны и внерелигиозны. Они принадлежат к совершенноиной сфере бытия. По своему наглядному, конкретно-чувственному характеру и по наличиюсильного игрового элемента, они близки к художественно-образным формам. Ктеатрально-зрелищным. Но основное карнавальное ядро этой культуры вовсе неявляется чисто художественной театрально-зрелищной формой и вообще невходит в область искусства. Оно находится на границах искусства и самойжизни. В сущности, это сама жизнь, но оформленная особым игровым образом.Для смеховой культуры средневековья характерны такие фигуры, как шуты идураки. Они были как бы постоянными, закрепленными в обычной (т.е. некарнавальной) жизни, носителями карнавального начала. Такие шуты и дураки,как, например, Трибуле при Франциске, вовсе не были актерами,разыгрывавшими на сценической площадке роли шута и дурака (как позжекомические актеры, исполнявшие на сцене роли Арлекина, Гансвурста и др.).Они оставались шутами и дураками всегда и повсюду, где бы они ни появлялисьв жизни. Как шуты и дураки, они являются носителями особой жизненной формы,реальной и идеальной одновременно. Они находятся на границах жизни иискусства (как бы в особой промежуточной сфере): это не просто чудаки илиглупые люди (в бытовом смысле), но это и не комические актеры. Официальные праздники средневековья и церковные и феодально-государственные никуда не уводили из существующего миропорядка и несоздавали никакой второй жизни. Официальный праздник, в сущности, смотрелтолько назад, в прошлое и этим прошлым освящал существующий в настоящемстрой. Официальный праздник, иногда даже вопреки собственной идее,утверждал стабильность, неизменность и вечность всего существующегомиропорядка: существующей иерархии, существующих религиозных, политическихи моральных ценностей, норм, запретов. Праздник был торжеством уже готовой,победившей, господствующей правды, которая выступала как вечная, неизменнаяи непререкаемая правда. Поэтому и тон официального праздника мог бытьтолько монолитно серьезным, смеховое начало было чуждо его природе. В противоположность официальному празднику карнавал торжествовал как бывременное освобождение от господствующей правды и существующего строя,временную отмену всех иерархических отношений, привилегий, норм и запретов.Это был подлинный праздник времени, праздник становления, смен иобновлений. Он был враждебен всякому увековечению, завершению и концу. Онсмотрел в не за вершимое будущее. Особо важное значение имела отмена во время карнавала всехиерархических отношений. На официальных праздниках иерархические различияподчеркнуто демонстрировались: на них полагалось являться во всех регалияхсвоего звания, чина, заслуг и занимать место, соответствующее своему рангу.Праздник освящал неравенство. В противоположность этому на карнавале всесчитались равными. Человек как бы перерождался для новых, чисточеловеческих отношений. Это временное идеально-реальное упразднение иерархических отношениймежду людьми создавало на карнавальной площади особый тип общения,невозможный в обычной жизни. На карнавале вырабатывались и особые формыплощадной речи и площадного жеста, откровенные и вольные, не признающиеникаких дистанций между общающимися. Свободные от обычных, вне карнавальныхнорм этикета и пристойности. В карнавале сама жизнь играет, а игра на время становится самой жизнью.В этом специфическая природа карнавала, особый род его бытия. Карнавал этовторая жизнь народа, организованная на начале смеха. Это его праздничнаяжизнь. Праздничность здесь становилась формой второй жизни народа,вступавшего временно в утопическое царство всеобщности, свободы, равенстваи изобилия.21. Масавыя святы ў Францыі як сродак стварыць ілюзію ў простых людзей(Дзень сцягоў, Свята федэрацыі, свята трыумфа рэвалюцыі, грамадскія пахаванні.)

Первым среди праздников периода революции, заслуживающим внимания, как с точки зрения его замысла, так и последствий, следует назвать праздник Федерации, учрежденный 14 июля 1790 г., то есть в первую годовщину взятия Бастилии. Он замышлялся как праздник братства, объединения французского народа, ликвидации старых общественных, государственных и провинциальных барьеров. Для участия в нем в Париж должны были также приехать делегации со всей страны. Уже с весны федеральное движение — в то время часть процесса формирования единого народа — проводило в провинциях съезды, на которых делегаты прежних автономных уездов и городов принимали декларацию, в которой говорилось, что с этих пор они будут считать себя единственно французами, а не жителями той или иной провинции. Праздник Федерации был провозглашен по инициативе якобинцев; в период, предшествующий годовщине Национального собрания, был принят декрет, отменяющий дворянство, титулы, ордена, гербы и все сословные различия.

Загрузка...

Праздник должен был состояться на Марсовом поле, на берегу Сены. Над рекой построили триумфальную арку и понтонный мост, насыпали из земли амфитеатр для 250 тысяч зрителей, выровняли площадь — своего рода арену для 50-тысячной армии. Посредине был сооружен алтарь Отечества в форме пирамиды, рядом с ним возвышалась позолоченная трибуна для короля и его семьи. Кроме нанятых рабочих, в подготовительных работах, продолжавшихся под звуки музыки с утра до ночи, добровольно участвовали массы парижан вместе с представителями аристократии, в том числе и женщины. Подготовка к празднику задолго до годовщины мобилизовала жителей города, вызвав у них приподнятое настроение.

Праздник Федерации был задуман сторонниками конституционной монархии как способ установления согласия, братства народа путем принятия умеренных лозунгов первого этапа революции, общего чествования его победителей, но все еще с одобрением традиционных ценностей — монархии и религии. В действительности праздник ускорил развитие событий. Вот что пишет по этому поводу польский историк:

Данное торжество, наполовину официальное, наполовину театральное, произвело на присутствующих огромное впечатление. Оно было первым среди подобных позднейших национальных торжеств, в котором отражалась революционная эпоха.

праздник Федерации был задуман сторонниками конституционной монархии как способ установления согласия, братства народа путем принятия умеренных лозунгов первого этапа революции, общего чествования его победителей, но все еще с одобрением традиционных ценностей — монархии и религии. В действительности праздник ускорил развитие событий. Вот что пишет по этому поводу польский историк:

Данное торжество, наполовину официальное, наполовину театральное, произвело на присутствующих огромное впечатление. Оно было первым среди подобных позднейших национальных торжеств, в котором отражалась революционная эпоха.

Свята Сцягоў.Флаг Фра́нции (фр. drapeau tricolore или drapeau bleu-blanc-rouge, drapeau français, реже le tricolore, на военном жаргоне —les couleurs) — является национальной эмблемой Франции в соответствии со 2-й статьёй французской конституции 1958 года. Он состоит из трёх вертикальных равновеликих полос: синей — у древкового края, белой — в середине, и красной — у свободного края полотнища. Отношение ширины флага к его длине — 2:3. Введён в употребление 20 мая 1794 г.

· Синее знамя использовалось еще со времен Хлодвига I, первого франкского короля, и было связано с цветом облачения святого Мартина Турского, покровителя Франции. По легенде святой поделился своим плащом (синего цвета) с нищим уАмьена, а Хлодвиг после принятия христианства около 498 года сменил в честь него белое знамя на синее.

· Белый цвет в период с 1638 по 1790 гг. являлся цветом королевского флага и некоторых морских знамён. С 1814 по 1830 гг., он также был цветом стягов королевской армии. Белый цвет символизирует Францию и все то, что связано с божественным порядком, с Богом (отсюда и выбор этого цвета в качестве основной эмблемы королевства — по официальной доктрине власть короля имела божественное происхождение).

· Во времена правления Гуго Капета и его потомков короли Франции имели красную орифламму в честь святого Дионисия, так как он был легендарным основателем аббатства, которое со времён Дагоберта I было особенно почитаемо.

 

 

Перевернем теперь несколько страниц истории революционных празднеств и остановимся па церемонии совсем иного типа, чем праздник Федерации. Мы имеем в виду перенесение останков Вольтера в Пантенон, ставший усыпальницей великих сынов Франции. Оно состоялось 1 июля 1791 года. Вольтер умер в 1778 году и, естественно, что элемент скорби от внезапной утраты, столь ярко выразившийся на похоронах Мирабо, а в дальнейшем Марата, на захоронении останков Вольтера отсутствовал. Ритуал прежде всего подчеркивал величие Вольтера, был его посмертным триумфом. Мотив шествия, бывший одним из ведущих элементов на празднике Федерации, в этот день получает дальнейшее развитие: шествие проходит теперь практически через весь центр Парижа. Оно начинается на площади Бастилии, где был установлен саркофаг, следует по правому берегу Сены до площади Людовика XV (ныне площадь Согласия), через мост переходит на левый берег и движется к Пантеону. По дороге делаются остановки перед зданием театра, где игрались пьесы Вольтера, перед домом, где он умер. Выступают артисты, играет музыка. Что касается самой процессии, то в ее оформлении было усилено изобразительное начало, что, быть может, было связано с участием Давида. Несли копию гудоновской статуи Вольтера, бюсты и медальоны Руссо и Франклина. В руках идущих был ларец с трудами Вольтера, написанные крупными буквами его изречения. Участники шествия несли копию здания Бастилии и «реальные» камни от разрушенного здания. Двенадцать белых лошадей влекли колесницу с саркофагом, украшенным надписями и фигурами гениев смерти. На саркофаге возлежала фигура Вольтера, сделанная из подкрашенного гипса. Крылатый гений бессмертия держал над головой Вольтера пенок из лавра. В отличие от праздника Федерации, где «вела» архитектура, на триумфе Вольтера главенствовала скульптура. Подражание античности ощущалось в оформлении церемонии очень ясно: характер колесницы, саркофага, его декор, парящий гении, статуя Вольтера в античном одеянии, бюсты, напоминающие римские скульптурные портреты, костюм.
Можно, конечно, обвинить организаторов праздников в откровенном подражательстве, в эклектизме. Думается, однако, что по отношению к празднествам такого рода ориентация на античность сыграла положительную роль. Во-первых, как уже говорилось, она придавала зрелищам стилистическую цельность, а во-вторых, эта ориентация не была ни бездумной, ни слепой. Брали то, что могло «работать» на современность. От многократного повторения античных образов и символов они становились понятными для широкого зрителя, входили в быт. В-третьих, с античными элементами органично связывались иные детали, почерпнутые то ли из карнавальных шествий (например, фигура Глупости, следовавшая за Свободой на празднике в честь полка Шатовье 15 апреля 1792 г.), то ли из арсенала египетского искусства (пирамида на празднике в честь погибших 10 августа 1792 г., статуя Природы на празднике 10 августа 1793 г. — годовщина свержения монархии).

22. Святы атэістыснага напрамку ў перыяд Французскай Рэвалюцыі(Свята Розума, Свята Вярхоўнай істоты.)

праздника в честь Верховного существа.
Праздник состоял из двух частей. Он начинался в Национальном саду (Тюильри), заполненном народом. Воинственная музыка разгоняла сон и народ приветствовал восходящее светило (как тут не вспомнить языческие культы!). На балкон Павильона единства (один из павильонов дворца Тюильри) вышел Конвент во главе с Робеспьером. «Неподкупный» был в «голубом фраке и нанковых панталонах. В руках его был букет из колосьев, цветов и плодов».14 Между двумя речами Робеспьер спустился с балкона, взял в руки факел и поджег картонную статую Атеизма. Сгорая, она открыла спрятанную в футляре прекрасную статую Мудрости. Затем следовало пение гимна в честь Верховного существа. На этом первая часть заканчивалась. Люди направлялись в сторону Марсова поля, ставшего Полем Единения. Не будем опять-таки перечислять всех входивших в состав шествия «составляющих». Была и статуя Свободы на колеснице, восседающая под дубом и окруженная атрибутами труда, искусств и плодами французской земли. Были трехцветные ленты, венки из цветов и т. д. На Марсовом поле, куда устремлялось шествие, были проведены новые подготовительные работы. На месте Алтаря отечества возвышалась Гора. Среди гротов, кустарников, камней на ее склоках разместились депутаты Конвента, музыканты; представители парижских секций, старцы и мальчики с одной стороны, матери семейств и девушки — с другой.
Юноши окружали подножие Горы, а по нолю растекались двумя потоками колонны мужчин и женщин. По сигналу расположенных на вершине Горы трубачей началось исполнение гимна в честь Верховного существа. Затем под грохот канонады присутствующие бросали цветы, обнимались, благославляли на подвиги мужчин, потрясавших оружием, (заметим, что после того, как в июле 1792 г. был принят декрет, объявляющий отечество в опасности, все праздники стали включать ту или иную демонстрацию патриотизма, непримиримости к врагам). Изобразительной доминантой праздника была Гора. Она символизировала возвысившийся в результате революции род человеческий и широко использовалась во время праздников в других городах Франции, например в Лионе на празднике Федерации в 1790 г. Если в Лионе ее увенчивала статуя Свободы, то в Париже — дерево Свободы с прикрепленным к нему шестом с фригийским колпаком и трехцветным флагом. Неподалеку от Горы находилась колонна, увенчанная фигурой Гения Свободы.
Последующие события отбросили на праздник в честь Верховного существа зловещую тень. Не прошло и нескольких недель, как в июле 1794 г. главное действующее лицо праздника и его вдохновитель Робеспьер вместе со своими сторонниками был гильотинирован, а «режиссер» его — Давид оказался в тюрьме. Наступил период Термидора.
Чем же был праздник в честь Верховного существа? Он был своего рода кульминацией тех руссоистских тенденций, которые и раньше проявлялись в праздничных ритуалах, но приобрели теперь особенно широкое распространение. В этом, безусловно, сказались вкусы Робеспьера, находившие поддержку у Давида. Тема Робеспьер и Давид представляет огромный интерес для исследователя, ибо в этих двух личностях реально воплотился союз политики и искусства.

Культу Верховного Существа противостоял организуемый левыми радикалами во главе с Шометтом «культ Разума», стоявший на рационалистических позициях. Христианские церкви закрывались (массово с ноября 1793 г.), подвергались разграблению, объявлялись «храмами Разума», в них проводились праздники в честь «Богини Разума», которую в ходе театрализованных представлений изображали актрисы. В Париже в алтаре Собора Нотр-Дам Богиню Разума играла актриса Оперы. Во время праздников Разума на юге Франции, организатором которых был будущий наполеоновский префект полиции Жозеф Фуше, устраивалась казнь преступников.

23. Элітарныя накірункі мастацтва ў першай паловы 20 ст. (дадаізм, сюррэалізм, кубізм і іх уплыў на святочную культуру к сучаснасці і тэатралізаваныя абрады)


Дата добавления: 2015-01-30; просмотров: 21 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2017 год. (0.171 сек.)