Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Язык соотнесения интерпретаций

С этой языковой областью связана важнейшая герменевтическая проблема возможности и необходимости сопоставления различных религиозных учений. Среди религиоведов и богословов не существует единства взглядов в методологии соотнесения учений.

Существуют крайние позиции типа:

- Принципиальная несоизмеримость различных религиозных учений как различных контекстов;
- Синкретическая позиция, выражаемая метафорой «Путей много, а вершина одна».

Очевидно, что обе позиции не располагают к активному религиозному поиску и диалогу, поскольку считают их либо бессмысленным, либо излишним. Едва ли пассивная позиция в ситуации нуминозной неизвестности может быть оптимальной и безопасной. Пассивная позиция обычно характеризует человека, уверенного в правильности своей онтологической модели. Однако в ситуации открытой неизвестности с активным статусом Иного пространства быть абсолютно уверенным в правильности своих интерпретаций – безумие.

Вместе с тем, область соотнесения интерпретаций – очень важная область, в которой формулируются, сравниваются, обосновываются, опровергаются взгляды, здесь формируется эффективность религиозного учения.

Основные принципы соизмерения религиозных учений подобны методологическим принципам научного знания:

- Принцип фальсификационизма.

- Принцип оценки гипотез (наиболее близки по статусу религиозным верованиям) по их плодотворности, непротиворечивости, степени вероятности и т.д.

 

При этом в числе методологических действий можно указать:

- Осознание фундаментальной неполноты моделей (невозможность абсолютного обоснования учений).

- Отказ от позиции фундаментализма и ортодоксии.

- Социально-этическая проблематика для религии не является основной

- Выработка общих оснований ведения диалога.

- Обзор и систематизация как можно большего числа вариантов учения по дискутируемому вопросу.

- Выявление гносеологических оснований этических, онтологических, теологических учений.

- Откровение и авторитет не могут быть единственным обоснованием учения, гарантирующим его истинность.

- Критическое отношение к методологии буквального понимания.

- Методология соотнесения не знаний, а верований.

 

Современная религиозная ситуация в чём-то подобна религиозной ситуации Ближнего Востока и Средиземноморья времён Христа и Античного Рима: параллельно проповедуется множество учений, являются пророки и духовные учителя. Объём знаний превышает возможности человека, это парализует волю и способность к выбору наиболее оптимальной концепции, эффективного знания-способа или приводит к узкопредметности.

Объём предлагаемых верований также превышает возможности отдельного человека в них разобраться. Потенциально полезная информация переходит в состояние религиозного «информационного шума», ещё в древности охарактеризованного автором Притч Соломоновых: «Многознание уму не научает». Иными словами, от знания (верования) нет проку, если оно не инструментально и не событийно-антропологично.

Поисками эффективных путей сопоставления, обоснования и выбора верований в европейской традиции занимаются такие дисциплины как: философия религии, гомилетика, апологетика. Большое значение выработке подобных технологий уделяли религиозно-философские системы индуизма, различные направления буддизма.

Среди различных параметров, формирующих образ эффективности религиозных учений из прошлого до сегодняшнего дня дошли:

- общественное признание и государственная поддержка;

- психологическая сплочённость группы верующих (до «корпоративности» сект);

- психологическая комфортность верующего в составе группы;

- возможность получения духовного опыта в рамках общины;

- активность и масштабность проповеднической деятельности;

- активная социально-значимая деятельность, в т.ч. приводящая к реальной прибыли.

 

Наиболее важным параметром эффективности религиозного учения в современной ситуации является осознанный выбор, понимание оснований, целей и путей реализации учения.

 

Иными словами, для того, чтобы представить эффекты, нужно предварительно смоделировать две ситуации:

- исходную (критически выбранные и обоснованные основания) и

- целевую (что ходим добыть? куда стремимся попасть?), а затем, поддерживая мотивацию, поэтапно осуществлять свой путь от одной модели к другой, критически сопоставляя варианты гипотез и методов.

Таким образом, эффект формируется при сопоставлении, т.е., как правило, через знакомство с печатным текстом, в беседе, диалоге, проповеди.

Направляемый текст (разговор) при этом может быть:

Загрузка...

- эффективным (давать ясное критическое представление и, в итоге, развитие) или

- манипулятивным (сразу даёт, вкладывает убеждение, «магически заклиная модель»).

 

В свете сказанного контуры религиозного знания будущего должны быть таковы:

- Религиозное знание должно уже не просто менять социальную ситуацию (быть инструментальным в этом смысле), оно должно менять человека и так, чтобы эффект развития можно было отследить и выразить (через ясное описание продвижения из одной ситуации в другую, с обоснованием выбора, изменения, опровержения и т.п. каждой модели).

- Помимо сравнительного подхода в области различных буквальных пониманий содержания верований должна распространяться методология развития религиозного знания.

«В нас живёт потребность соотносить религиозные верования со своим общим миропониманием», - считает Мел Томпсон [10, с. 96].

 

Литература

1. Геннеп А., ван. Обряды перехода: Систематическое изучение обрядов. – М., 2002. – 198 с.

2. Грачёва Г.Н. Шаманство //Традиционное мировоззрение охотников Таймыра (на материалах нганасан XIX - начала XX в.), глава 4. – Ленинград, 1983.

3. Доронин Д.Ю., Орлов А.В. Психологические аспекты Иного в традиционных культурах и мифологическом мышлении: Этно-экологический подход. Монография. – М., 2004. – 94 с.

4. Доронин Д.Ю. Оборотная сторона традиционной культуры (по фольклорным материалам сёл Татарово, Ожигово Муромского района Владимирской области, июль 2003 г.) //Друзья заповедного леса. Этно-экологический проект. Сборник научно-практических материалов. – Муром, 2005. – С. 117-147.

5. Доронин Д.Ю. Дикая природа как Иное в воззрениях алтайцев //Гуманитарный экологический журнал. – Киев, 2005. – Том 7, Вып. 2 (17). – С. 98-101.

6. Львова Э.Л., Октябрьская И.В., Сагалаев А.М., Усманова М.С. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири: Пространство и время. Вещный мир. – Новосибирск, 1988.

7. Отто Р. Священное. Об иррациональном в идее божественного и его соотношении с рациональным – СПб., 2008. – 272 с.

8. Сагалаев А.М., Октябрьская И.В. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Знак и ритуал. – Новосибирск, 1990.

9. Тиллих П. Систематическое богословие. – СПб., 1998. – 510 с.

10. Томпсон М. Философия религии. – М., 2001. – 384 с.

11. Элиаде М. Священное и мирское. – М., 1994. – 144 с.

12. Юнг К.Г. Предисловие к книге Zwi Werblowsky «Lucifer und Prometheus» //Бог и бессознательное. – Москва, 1998. – С. 31-37.


Дата добавления: 2014-12-18; просмотров: 7 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2017 год. (0.018 сек.)