Студопедия
Главная страница | Контакты | Случайная страница | Спросить на ВикиКак

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

эффективных способов быстрого лечения герпеса на губах.

Читайте также:
  1. CTR иногда называется «откликом» или коэф­фициентом проходимости. Обычно выражается в процентах и является од­ним из самых популярных способов измерения эффективности рекламы.
  2. II. МЕТОДЫ, ПОДХОДЫ И ПРОЦЕДУРЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ
  3. II. МЕТОДЫ, ПОДХОДЫ И ПРОЦЕДУРЫ ДИАГНОСТИКИ И ЛЕЧЕНИЯ
  4. Аденомиоз. Клиника, диагностика, принципы лечения.
  5. Алгоритм лечения при тиреотоксическом кризе.
  6. Анатомия и медицина. Значение анатомических знаний для понимания механизмов заболеваний, их профилактики, диагностики и лечения.
  7. Антибактериальные средства для лечения инфекционных заболеваний, вызываемых грамположительными и грамотрицательными кокками
  8. Антибактериальные средства для лечения инфекционных заболеваний, вызываемых грамположительными и грамотрицательными палочками
  9. Антибактериальные средства для лечения инфекционных заболеваний, вызываемых различными возбудителями
  10. Антибиотики для лечения болезней органов дыхания

Для этнографии и социологии весьма существенны достижения современной лингвистики в области анализа общественных функций языка, выявления и описания разных форм языковых состояний.

Различные виды языковых состояний делятся на формы устной и письменной речи.

В рамках устной речи выделяются:

— диалект;

— наречие;

— диалектная зона;

— говор;

— региолект;

— профессиональная диалектная речь;

— арго;

— профессиональная речь города;

— групповые жаргоны;

— литературная разговорная речь;

— литературная официальная речь.

Среди письменных форм языковых состояний выделяются:

— язык художественной литературы;

— язык фольклора;

— язык публицистики (язык газет, журналов, радио, телевидения);

— язык науки;

— язык официально-деловых документов;

— язык реклам и объявлений;

— эпистолярный язык;

— конфессиональный язык.

Взятые вместе разные формы языковых состояний образуют национальный язык. Определяющими компонентами национального языка являются литературная разговорная речь, язык художественной литературы, науки, публицистики, деловой язык.


Наличие или отсутствие на той или иной государственной, административной территории в ареале распространения языка, этноса или в отдельной социальной группе разных типов языковых состояний, характер их функционирования составляют языковую ситуацию. Характер языковых ситуаций тесно связан с типами коммуникации в обществе.

Межличностное, социальное общение, как правило, осуществляется при помощи естественного языка, хотя существуют и такие средства, как искусственные языки, жесты, мимика, игры.

С точки зрения проблем передачи информации выделяют так называемое коммуникативное пространство, в котором каждый индивид в разных ситуациях выступает в той или иной социальной роли (на работе, в магазине, дома, в гостях). Коммуникативное пространство делится на коммуникативные сферы, такие как сфера частного профессионального общения, частного неофициального общения, официального публичного общения. Коммуникативные сферы делятся на коммуникативные ситуации в зависимости от обстановки, темы. Различаются индивидуальные и массовые коммуникации; при массовых коммуникациях доминирующую роль начинает играть не отдельный индивид, а коллектив, система.

Языковая ситуация — разновидность формы существования языка, типа языкового состояния. Например, может быть ситуация двуязычная и многоязычная, бытовая или официального общения.

Если внутренняя структура и закономерности функционирования и эволюции языка в той или иной языковой ситуации составляют предмет языкознания, то в задачи этнолингвистики входит анализ корреляции между разными видами языковых состояний и этносами, социальными группами в обществе. Например, с одной стороны, существуют этносы (русские, англичане, французы и др.), обладающие полным набором перечисленных выше типов языковых состояний. С другой стороны, в мире немало этносов, не имеющих письменной формы языка, но обладающих развитой системой диалектов, профессиональной речи.

Рассмотрим подробнее отмеченные выше типы языковых состояний. Остановимся сначала на формах устно-речевого общения.

Устно-речевые типы языковых состояний.Как известно, язык нам дан во времени и в пространстве. Во времени — начиная с эпохи древнейших диалектов и до наших дней; в пространстве — в самых разных формах спонтанной разговорной речи в деревнях, селах и городах.


Например, становлению всех современных славянских языков на рубеже нашей эры предшествовала эпоха древнейших прасла-вянских диалектов, формированию отдельных прибалтийско-финских языков (финский, эстонский, карельский, вепсский, ижор-ский, ливский)—эпоха общего прибалтийско-финского языкового состояния.

Диалектэто разновидность данного языка, употребляемая в качестве средства общения лицами, связанными тесной территориальной, социальной или профессиональной общностью1.

Территориальный диалект — разновидность языка, употребляемая в качестве средства общения лицами, связанными географически, территориально. Территориальный диалект — это прежде всего язык крестьянского сельского населения и одновременно социальный диалект. Именно понятие территориального диалекта чаще всего используется в работах этнографов.

Границы между близкородственными языками и их диалектами неотчетливы. Например, между Белоруссией и Россией, Белоруссией и Украиной нет такой реки, такого озера или поля, где можно было бы остановиться и сказать, что на этом берегу или поле кончаются русские или украинские диалекты, а на другом сразу же начинаются белорусские.

С позиции лингвистической географии выделяются также так называемые островные диалекты, говоры. Например, говор района г. Чухлома в Кировской области — южно-русский остров в северном окружении. Таковы, например, венгры в Закарпатье, Словакии, эстонцы в Сибири, русские старожилы — «семейские» — в степных районах Бурятии; на озере Иссык-Куль. Население таких районов, как правило, двуязычно. В отдельных странах различия между диалектами приближаются к разнице между языками. Таковы, например, многие диалекты Китая. Напротив, различия между отдельными государственными языками по числу и типу признаков могут оказаться меньше, чем различия между диалектами. Таковы языки русский и белорусский, чешский и словацкий. Иногда эта граница проявляется ярче, как, например, между украинским и русским языками в Курской и Белгородской областях.

Загрузка...

Территориальный диалект как признак нередко может служить параметром выделения отдельных групп этноса. Есть немало случаев, когда диалект как группа говоров хорошо коррелирует имен-

1 Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990. С. 132.


но с понятием субэтноса или других этнических объединений. Например, только в пределах Севера России поморские диалекты полностью соответствуют поморам Белого моря, заонежский диалект — заонежанам, ядро псковских говоров — скобарям, осташковские диалекты на озере Селигер — осташам.

Говоря о положении и эволюции диалектов нельзя не учитывать также и то, что на территориях позднего распространения языка диалекты оказываются в иных условиях, чем на территории старого коренного заселения. В районах позднего заселения они обычно тесно соприкасаются с разными языками. Таково, например, положение русских диалектов в Заволжье, Сибири, в Средней Азии. Здесь рядом с русским населением живут представители других национальностей, что не может не сказаться на судьбе русских говоров. В таких условиях диалекты развиваются в условиях постоянного межъязыкового контактирования.

Наречие объединяет группу близких диалектов. Понятие наречия хорошо соотносится с некоторыми историческими мезаэтниче-скими группами. Так, например, севернорусское наречие полностью коррелирует с понятием «севернорусы», южнорусское — с понятием «южнорусы». Не случайно Д. К. Зеленин писал: «С полным правом можно говорить о двух русских народах севернорусском ... и южнорусском». Но, как справедливо отмечает К.В.Чистов, для признания той или иной группы этносом решающим является наличие самосознания. Однако ни у севернорусов, ни у южнорусов такого особого самосознания нет.

В любом случае понятие наречия может использоваться в качестве дополнительного этнического маркера для выделения этнических групп соответствующего уровня.

Территориальный говор самая мелкая ареальная разновидность языка. Это понятие в лингвистическом плане может служить достаточно надежным коррелятом при выделении микроэтнических объединений в рамках ареального микроузла, отдельного населенного пункта, группы семей. Именно отношение к своему говору, к говору соседей (семья, деревня), хорошо прослеживаемое во множестве полевых записей диалектной речи, весьма ярко высвечивает осознание себя в отличие от соседей, от сопредельных групп населения и опознания соседей именно по мелким особенностям речи. Обширный цитатный материал, позволяющий из первых рук увидеть, как представители того или иного этноса (субэтноса) относятся к объективной действительности, к себе, к соседям,


содержится в диалектных словарях и картотеках лексики разных языков и диалектов, которые должны со временем стать одним из основных источников и собственно этнографических исследований. Сколь тонко и остро ощущают местные жители даже малейшие отклонения от своего родного диалекта, свидетельствуют примеры записей, сделанные в 70-80-е годы XX в.

Из записей, сделанных в деревне Большой Сабек на р. Луге в Ленинградской области о речи своих соседей (за р. Лугой), жителей вокруг озера Самрб (записи Н. В. Богдановой и Ю. Б. Смирнова):

«У нас называли подойник, у них роговик, у нас на-о говорят, у них на-а, да с прищелком; у нас сковоро́́дник, а у них пяцальник; у нас кафтан, у них свитёнок. Другого языка там не было; самряки, да и всё, говорили ни впута ни в ягута, а прямо тороцма, то ись ни влево, ни вправо».

Из записей, сделанных от русских в Карелии, в Заонежье:

«Там лесные деревни, там и разговор не такой — "Лей пятух на полицы доубит" — ето ляпают так.

По-карельски (как по-русски в Карелии) говорю, всё ляпаю с вами. Там всё "Ня пойду, ня хочу ляпают так"».

Из записей в восточном Обонежье, около г. Пудожа:

«Заонёженка опеть приехала, ишь говор-то какой».

Из записей на Крайнем Севере на Терском берегу Белого моря:

«Кашкараны (жители деревни Кашкаранцы) да варзужаны (жители Варзуги) шокали "Шо, ишшб; вот ишшб беда"».

Приведем цитаты, записанные в Псковской области:

«А там за Порховым живут "ти-ти-ти типловато, ти-ти-ти морсковато", те тикуны, скобари, а мы здесь "на о"» (Дновский район Псковской области). «Яны так не прицокивают, мы их поляками зовем, наречие у них совсем другое» (Великолукский район Псковской области).

В сельской местности в разных странах в наши дни все шире распространяются смешанные формы диалектной речи, на диалект оказывают сильное влияние язык города, литературный язык. При этом для многих современных носителей диалектов в качестве престижной, образцовой формы выступает язык города вне зависимости от стилей и соответствия норме литературного языка. И хотя речь новых горожан, особенно в лице родственников, недавно покинувших деревню, далека от нормы литературного языка, как21


небо от земли, их язык в сознании жителей деревни выступает как язык горожан, язык города, которому и надо подражать.

В некоторых странах, в том числе, например, и в России на Урале, искони многие люди постоянно живут в деревне, селе, ведут активное приусадебное животноводство, огородничество, а работают где-нибудь неподалеку в шахтах, рудниках, на заводах. Это весьма своеобразные группы населения, которые принадлежат уже к рабочим. Такие группы часто встречаются в странах Африки. Наконец, в современной деревне рядом живут и местные учителя, врачи, специалисты сельского хозяйства. Язык всех этих групп людей трудно отнести уже к классическим крестьянским диалектам. Так возникает региолект.

Региолектп — это особая форма устной речи, в которой уже утрачены многие архаические черты диалекта, развились новые особенности. Это форма, с одной стороны, не достигшая еще статуса стандартного литературного языка, а с другой, — в силу наличия многих ареально варьирующихся черт, не совпадающая полностью и с городским просторечием. Региолекты охватывают ареал ряда смежных диалектов, включая сюда города и поселки городского типа и тем самым весьма значительные группы того или иного этноса. На региолекты в ареальном плане членятся языки многих современных крупных этносов. Носителями региолектов нередко являются местные по происхождению сельские учителя, врачи, агрономы, работники клубов.

Например, почти все севернорусы, жители городов северной России, а также представители других народов Русского Севера и Северо-Запада в процессе устно-речевой коммуникации пользуются двумя региолектами русского языка — собственно севернорусским и северо-западным. Для последнего характерно употребление в речи жителей городов форм типа ён, ёна уехавши, ушёдцы, был у сестре, горазд устал и т. п. Первый охватывает обширную территорию к северу от Твери, Ярославля, Череповца, второй — территорию к северо-западу от Москвы (Тверская, Псковская, Новгородская, Ленинградская, Мурманская области, Карелия).

Таким образом, на смену старым крестьянским диалектам приходит не стандартный литературный язык, а особые новые формы разговорной речи. Диалекты не умирают, а трансформируются в региолекты.

Выделение региолекта постулирует факт наличия особого языкового состояния, которое оказывается едва ли не основной фор-


мой устно-речевого общения больших групп этноса на определенной территории.

Профессиональные языки и диалект. Наконец, в пределах и внутри тех или иных диалектов, наречий региолектов функционируют, с одной стороны, открытые подсистемы профессиональных языков (речь рыбаков, охотников, гончаров, шерстобитов), а с другой — закрытые (профессиональные арго). Например, и сегодня по особенностям речи выделяются группы рыбаков Псковско-Чудского озера, Белого озера, Волги, озера Селигер. Характерно, что как раз в лексике рыбаков озерных областей много общего. И в этом отношении разные типы профессиональных языков могут выделять особые группы коллективов, индивидов, которые оказываются более широкими и общими, чем группы диалектные. Такие профессиональные типы языка как бы накладываются на диалекты и в чем-то перекрывают их. Например, в речи рыбаков Русского Северо-Запада и Поволжья много общего, хотя крестьянские диалекты этих ареалов весьма различны.

Открытые подсистемы представляют собой фрагменты системы диалекта, обычно достаточно хорошо известные многим его носителям. Они пользуются престижем, уважением, проявляемым в речи женщин, подростков.

Напротив, арго-условные языки ремесленников и торговцев — это тайные языки, закрытые системы, основная функция которых конспирация, сокрытие темы разговора. Таковы, например, арго торговцев Торопца, Осташкова в Средней России.

Профессиональные языки представляют собой языковые состояния, переходные от собственно диалектных типов к типам наддиалектным. Наддиалектные формы устной речи —это типы, не имеющие уже территориальной закрепленности, распространенные преимущественно в городах и поселках городского типа и рассматриваемые обычно уже как язык города.

В языке любого современного города можно выделить следующие типы устно-речевого общения: обиходно-бытовая речь (в семье, в кругу друзей, знакомых), речь профессионально-производственного общения (жаргоны, официальная устная речь).

Сложность функционирования этих типов заключается в том, что с точки зрения собственно лингвистической все они располагаются между двумя полюсами — просторечием и литературной разговорной речью.

Русское просторечие выделяется как устная ненормирован-


ная социально ограниченная речь горожан, находящаяся за пределами литературного языка. Это, например, случаи, когда вокруг нас говорят: ра́дива, колидо́р, хо́чем, ты хоти́шь? хо́чут, туды́, полукли́ника, спинжа́к, средства́, була́хтер, витина́р, матеря́.

В лингвистике описано просторечие, определены состав и социальный круг его носителей (см.: Хрестоматия. С. 325 и ел.). Для просторечия крайне важны отнесенность к ситуации, степень подготовленности, число говорящих, тема разговора, беседы. С точки зрения социолингвистической эти типы речи соотносятся с различными диалектами, представленными в том или ином городе. В отличие от собственно диалектов (территориальных) такие городские диалекты условно принято называть социальными.

С точки зрения этнолингвистической просторечие может служить маркером, признаком выделения отдельных, прежде всего социальных и, реже, профессиональных групп в обществе, например, таких, как жители города, недавно переехавшие из деревни в город, лица старшего поколения, исторически связанные с деревней, селом. Просторечие не престижно, в городе часто подвергается негативной оценке, осмеянию со стороны молодежи.

В то же время просторечие многих, в особенности небольших городов, может быть вписано в более широкую сферу региолекта того или иного типа. Тогда к собственно просторечию будут относиться только такие типовые общеязыковые формы, как спинжак, булахтер, витинар. Региолектность пронизывает просторечие и, в свою очередь, общерусское просторечие — часть любого региолекта.

Значительный интерес для этнолингвистики представляет также то, какие диалектные особенности, какого диалекта (субэтноса) более всего ощущаются в разговорной речи города. Так, например, известно, что в речи многих жителей Петербурга более всего проявляются особенности псковских, новгородских и вологодских диалектов, в речи Архангельска — архангельских поморов Белого моря. Подробные данные в широком контексте позволяют более тонко анализировать вопросы этнической истории города, ареала.

Устная профессиональная речь в городе (профессиональные городские диалекты) выделяется так же, как в территориальных диалектах. Это речь людей, связанных одной профессией, одним родом занятий, интересов, речь специалистов или узких знатоков в той или иной области знания: речь врачей, преподавателей, летчиков, рабочих разных профессий на фабриках и


заводах, шоферов автомобилей, спортсменов и поклонников того или иного вида спорта, рыболовов, филателистов, профессиональных политиков и т. д. Во всех современных профессиональных диалектах сегодня чувствуется влияние стандартного языка науки и техники. Такие профессиональные диалекты особо выделяются названиями материалов, орудий производства, глаголами производственных процессов. Так, например, в языке горняков коза 'вагонетка', чайник 'пневматический насос', баран 'вид машины'; в языке студентов и преподавателей вузов окно 'разрыв в часах занятий', автомат 'вид зачета', нагрузка 'объем педагогических поручений', сачковать 'пропускать занятия', расчасовка 'распределение часов по дисциплинам'.

В устной профессиональной речи одних и тех же групп специалистов разных областей и городов много общих черт. Таким образом, устная профессиональная речь — важный критерий и показатель для выделения в обществе разных групп индивидов по их профессии, роду занятий, интересам, в том числе и по интересам, не связанным с работой (хобби).

Групповые жаргоны это речь индивидов и групп индивидов, образующих прежде всего разные относительно замкнутые социальные группы. Например, жаргон воров и тюремно-лагер-ный жаргон, жаргон мафии, молодежный жаргон, жаргон проституток.

Групповые жаргоны — это одна из форм самоорганизации и существования самих групп, их противостояния окружающей среде, обществу. Основная задача группового жаргона — скрыть, утаить содержание высказывания от окружающих, «непосвященных». Многие носители групповых жаргонов (воровских, молодежных, мафии) неплохо владеют и литературной формой речи.

Примеры жаргонных слов: боковик 'соучастник преступления', келитъ 'болтать', журавль 'друг, приятель', чеграш 'мелкий вор'.

Со временем многие жаргонные слова и выражения проникают в общегородское просторечие (например, тусоватъся, туфта, кайф). Групповые жаргоны как тип языковых состояний позволяют выделять различные группы лиц, занимающих самое разное положение в социальной структуре общества. В принципе групповые социальные жаргоны близки к профессиональным городским диалектам.

Разные виды жаргонов хорошо изучены лингвистически. Им посвящена большая литература, составлены сотни словарей. Приве-

 

 

дем здесь примеры только некоторых из капитальных словарей русской жаргонной лексики2.

Литературная разговорная речь. У разных людей сильно различается степень владения литературным языком. Устная литературная речь имеет свою норму как идеал, но в то же время литературная речь отличается большой вариантностью. Например, даже писатели — выходцы из южной России говорят на γ (г фрикативное) вместо г (г взрывное): hъlavá hrъd, севернорусская интеллигенция говорит на о: golová vortъ при норме gъlav́, vьrtъ.

Даже в официальной речи лекторов, профессоров, учителей, писателей, художников встречается множество фонетических и акцентологических отклонений. В пределах единой литературной речи возможны разные варианты и допустимые отклонения от нормы.

Таким образом, современная диалектология — это наука, отнюдь, не только о крестьянских диалектах, хотя во многом и прежде всего о них, но также и о всех формах и видах функционирования спонтанной речи. А это и традиционные крестьянские диалекты, и речь современного города во всем ее разнообразии. Диалектолог — это тот, кто собирает и изучает разные виды свободной неподготовленной спонтанной речи.

Именно в исследовании проблем этнографии современного города наиболее тесно переплетаются этнография, лингвистика, социология и психология.

Письменные типы языковых состояний.Литературный язык является высшим типом языкового развития. Основные виды литературного языка реализуются в письменной форме. Это язык художественной литературы, язык фольклора, язык публицистики, язык науки и техники, язык официально-делового общения, конфессиональный язык. В степени распространения и общепризнанности литературного языка проявляется степень этнической консолидации народа.

Литературный язык, и в особенности письменный литературный язык, не обязательно охватывает весь этнос. Целые группы населения по многим причинам могут не владеть письменным литературным языком. Это и безграмотные, и носители просторечия, диалектов, и просто лица, не получившие необходимого образова-

2Балдаев Д., Белко В., Исупов И. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона. М., 1992; Грачев М. А. Язык из мрака: Блатная музыка и феня. Нижний Новгород, 1992; Рожанский Ф. И. Сленг хиппи. СПб., 1992; Фаин А., Лурье В. Материалы к словарю молодежного сленга. СПб., 1991.


ния При этом сама степень этого владения может быть весьма различной: можно уметь читать газету, но можно читать и чувствовать разнообразную художественную литературу (прозу, поэзию), можно грамотно писать письма, заявления, но можно на этом языке создавать и художественные или научные произведения. Таким образом, разное владение письменным литературным языком всегда предполагает тот или иной необходимый уровень образования и эрудиции. Разумеется, само распределение аспектов и параметров владения литературным языком по социальным группам одного этноса и по разным этносам будет весьма различным.

Исторически литературный язык может быть и неродным, привнесенным извне — ситуация достаточно типичная для стран Азии. Чужой язык исторически нередко доминирует в высших сферах общения (литература, искусство, наука). Таковы, например, классический арабский язык у иранцев, древнеармянский грабар у армян, церковнославянский у южных и восточных славян в Х1-ХУ1П вв. Таким исторически был некогда и латинский язык у романских, германских народов и частично у западных славян.

Литературный язык может иметь свои варианты. Так, ретороманский язык в кантоне Граубюнден в Швейцарии существует в шести литературных вариантах. Учебники для школы здесь созданы на всех шести вариантах, но, кроме того, обучение ведется в школе на немецком и на итальянском. В Албании существуют два варианта албанского литературного языка; особую роль играет говор Тираны. Галисийский язык в Испании имеет свою старую литературу, но в самой Испании находится юридически на положении особого диалекта по отношению к официальному языку —испанскому.

Провансальский язык во Франции имеет также старую богатую литературу, более чем столетний опыт борьбы за сохранение и развитие языка, а рядом функционирует официальный французский язык. Мощные литературные языки, такие как испанский, французский, итальянский, влияют на местные литературные языки (галисийский, каталонский, провансальский). В ряде регионов особо выделяются крупные локальные варианты языка; таков испанский в странах Латинской Америки. В Канаде сегодня функционируют практически два равноправных варианта двух литературных языков—английского и французского.

Интересным и неизученным параметром оценки этноса является отношение к известному или уже малоизвестному старому литера-


турному языку. Например, не только в России, но и на Украине, в Белоруссии, Болгарии, Сербии, Молдавии в течение долгих столетий вплоть до середины XIX в. были весьма высоки авторитет и престиж церковнославянского языка; как образ и представление не забыт он и сегодня.

Представление о языке художественной литературы в обыденном непрофессиональном сознании обычно сливается с представлением о художественной литературе и о литературном языке.

В любом случае, если народ или хотя бы его часть осознает не только сам факт наличия своей художественной литературы, но и знает своих писателей, ощущает гордость за литературу, и она ассоциируется у него с понятием об «образцовом правильном языке», то все это не может не учитываться при рассмотрении различных вопросов, связанных с характеристикой того или иного этноса.

Например, вряд ли возможно отрицать, что такие имена, как Фонвизин, Крылов, Пушкин, Толстой, Чехов, в сознании почти любого русского сегодня связаны с широким кругом идей о величии русского народа, его истории, его духа, литературы и языка.

В современных условиях нередки случаи, когда писатели одной национальности пишут свои произведения на государственном языке другой нации. Таковы, например, Ч. Айтматов, Ч. Гусейнов, В. Быков, Ч. Амирэджиби, Ю. Рытхэу. В Индии выросла целая плеяда писателей, пишущих на английском языке. Классик бенгальской литературы Б. Чатгерджи написал свой первый роман по-английски. Многие видные писатели в странах Африки пишут на английском, французском, португальском языках, а нигерийский романист Воле Шойинка, пишущий на английском языке, удостоен Нобелевской премии 1986 г.

Для характеристики отдельных групп этноса в целом весьма существенно, какое место в сознании этноса занимают писатели, по происхождению связанные со своим народом, литература других народов, а также осознает ли этническая общность и в какой своей части своеобразие национального языка, гордость за него.

Специфика литературного языка в том, что он, функционируя преимущественно в письменной форме, как правило, является прежде всего языком приобщения к другой культуре, к мировой культуре в целом. Например, русский литературный язык, репрезентирующий не только великую русскую, но и мировую культуру, является источником приобщения к ней не только русских России, но практически всех других ее народов.


Подобные функции во многом выполняют английский и французский языки и в странах Азии и Африки.

Для возникновения литературного языка нужны определенные условия. Факторами, благоприятствующими возникновению литературного языка, являются: а) осознание носителями языка своего культурно-языкового, исторического, этнографического единства и определенной доли специфичности, противопоставленности своего языка другим языкам, диалектам; б) наличие религиозной и политической обособленности; в) наличие образованных, культурных представителей своего народа, которые могли бы заложить основы литературного творчества; г) наличие развитого фольклора и разных форм письменности предшествующих эпох и времени.

Язык фольклора — это особая разновидность литературного языка. Данный тип реализуется лишь в определенных стереотипных ситуациях. Генетически фольклор — устная наддиалектная форма, но мы его, как правило, воспринимаем уже через записи исследователей.

Фольклор отличается богатством жанров. Это и былины, и причитания, и песни, и легенды, и сказки, и загадки, и заговоры, и пословицы, и поговорки.

Именно фольклор во многом позволяет глубже других источников проникнуть в духовный мир народа, в мир его образов и представлений. И здесь большое значение имеет вскрытие внутреннего смысла, глубинной семантики слов, связанных с тем или иным предметом, обрядом, повернем.

Так, например, с образом аиста, по данным Н. И. Толстого, у славянских народов связаны представления о человеке, превращенном в птицу, об урожае, о плодородии земли, о стихии ветра и воды, о силе, изгоняющей вредных насекомых, о птице, которая защищает человека от молнии; немало обрядов связано у славянских и финно-угорских народов с баней.

Вскрытие глубинного значения слова, термина, его внутренней семантики невозможно без обращения к тексту на том или ином языке, оно предполагает обязательное знание этого языка, умение оперировать записями обрядовых и других фольклорных текстов, материалами словарей, картотек. Сюда примыкает использование фразеологии, пословиц и поговорок, которые нередко выступают как неотъемлемая часть обычной спонтанной разговорной речи3.

3 Каждый этнограф должен знать язык народа, изучению которого он себя посвятил.


Язык публицистики это язык радио, телевидения, газет, журналов. Существенным аспектом корреляции язык — этнос является вопрос о том, обладает ли данный этнос стандартным языком публицистики. Какой это язык, родной или неродной, какие группы этноса этот язык охватывает, распространяется ли он на всю государственную, административную территорию или только на ее часть, сколько и каких языков публицистики функционирует на данной территории. Отсюда естественно вытекает проблема наличия или отсутствия на определенной территории газет, журналов, радио, телевидения на тех или иных языках. Например, в Финляндии официально функционируют два государственных языка — финский и шведский, и соответственно выходит немало газет, журналов не только на финском, но и на шведском языке; при этом массовая реализация шведской периодики, радио и телевидения имеет место преимущественно в западной Финляндии и на Аландских островах.

Язык науки — это язык научных докладов, статей специальных монографий, учебников, энциклопедий. Для этнолингвистики основной вопрос здесь — обладает ли данный этнос языком науки; какой это язык, какие группы этноса каким языком науки и в какой степени пользуются как в ситуациях создания письменного текста (статьи, монографии, учебника, энциклопедии), так и устного речевого общения (в вузах, в докладах на конференциях, семинарах). Например, в Польше латинский язык долгое время был официальным языком науки.

В большинстве республик экс-СССР научное общение в области точных и естественных наук, как правило, происходит на русском языке. В характере пользования специальными языками науки здесь могут быть большие различия в зависимости от отраслей знания, техники, образовательного уровня специалистов, их возраста, этнического состава научных коллективов, ситуаций (конференция, семинар, лекция в вузе, популярная лекция).

Именно отсутствие необходимых терминов, стройных терминологических систем тормозит внедрение национальных языков как языков преподавания в школе, вузе, развитие науки на национальном языке. Весьма актуальны эти проблемы и для стран и республик экс-СССР. Например, в Киргизии многие киргизские ученые, преподаватели, студенты технических вузов в разное время говорили о том, что им гораздо легче изложить свои научные мысли на русском языке, чем на киргизском.


Во всех отраслях науки и техники крайне не хватает терминов описания, словарей. Для кого, когда, где и какие терминологические словари создавать? Здесь важен учет адресата, сферы применения словаря. По-видимому, начинать надо со школы, с программ учебников в школе. Новое в языке закрепляется десятилетиями и поколениями.

Сюда же примыкает и учет языка обучения: какой язык используется, в каких школах, лицеях, гимназиях (городских, сельских, специальных), в каких классах, по каким предметам.

В целом проблема знания и пользования разными языками науки одна из актуальных для изучения современных этносов.

При характеристике этноса, ведущего активную и динамичную современную информационную деятельность, нельзя абстрагироваться и от такого параметра оценки, как наличие или отсутствие делового официального языка.

Официально-деловой язык это язык законов, постановлений, указов, бланков, производственной документации на заводах, фабриках, в учреждениях, заявлений, отчетов. В конечном счете официально-деловой язык — это тот тип языка в виде различных бланков и форм, с которым сталкиваются ежедневно сотни представителей самых разных этнических групп во всех странах мира в различных фирмах, бюро, канцеляриях. Во многих странах официальный, деловой язык не является родным для представителей того или иного этноса. Так, языком делопроизводства для большинства народов Сибири служит либо русский, либо якутский. Английский и французский языки, функционирующие сегодня во многих странах Африки прежде всего в деловой сфере, развиваются на фоне множества местных языков и диалектов в каждой стране. Например, в Гане официальный язык — английский, а в соседних с ней странах (Буркина Фасо, Того) — французский.

Вопрос этот сегодня тем более актуален, что во многих республиках экс-СССР наблюдается тенденция к поспешному переводу всего делопроизводства на тот или иной национальный государственный язык. Как известно, тенденция эта вызывает разное отношение у различных этнических групп на той или иной государственной территории.

Язык рекламы и объявлений. Оригинальным параметром оценки развитого этноса является тип языка рекламы и объявлений в газетах, на улицах, по радио (какой используется язык — родной-неродной, государственный-местный), отношение к рекламе и к ее


языку, к штампам, клише. Например, в последнее время в Москве и Санкт-Петербурге широко распространились реклама и вывески на английском языке.

Приведем ниже в качестве примера отрывки из статьи петербургского журналиста С. Ненашева.

«Безобразная непонятность преобладает сегодня на наших улицах, — читаем в газете "Санкт-Петербургские ведомости" от 20 февраля 1996 г. — Шел недавно по Каменноостровскому проспекту. Взгляд машинально скользил по вывескам и рекламным щитам сплошь на английском языке. "Rifle" (джинсы фирмы "Райфл"), "Restaurant Imperial" (ресторан "Империал"), "Wrigley’s chewing gum" (жевательная резинка "Риглиз")... И вдруг — словно щелчок в сознании — странное слово "Рenka". Призвал на помощь весь свой "вокабуляр" (словарный запас) английского и французского. Такого слова не знаю. Прочитал снова —уже всю надпись над магазином. Слева и справа по-русски "Овощи" — "Фрукты". Посередине непонятное английское слово " Рenka ".

И лишь на третий раз осенило —да это же наша русская "Репка", только написанная несколько латинизированным, если можно так выразиться, шрифтом. Для тех, кто еще не понял, объясняю наглядно: "... бабка за дедку, внучка за бабку, Жучка и т. д. — вытянули репку". Славный и знакомый — как по жизни, так и по сказке — всякому русскому человеку овощ в окружении прочих иностранных вывесок оказался чем-то чуждым и далеким».

Конфессиональный язык — это язык церковной литературы и богослужения. До сих пор мало изучено место конфессионального языка в жизни этноса. Как известно, вся история европейских литературных языков Х1У-ХУП вв. пронизана идеей борьбы за внедрение народных языков в сферу конфессиональной жизни, за богослужение на родном языке. Ярким примером здесь является деятельность создателей словенского литературного языка Примуса Трубара и Юрия Далматина, протестантов, впервые переведших на словенский язык Библию.

Ватикан только в 1969 г. разрешил вести службу на местных языках. Церковь в Галисии в Испании прошла путь от латинского к билингвизму с галисийским и к испанскому (кастильскому). Крестьяне Галисии хотели слышать с амвона церкви не свой обиходно-бытовой галийский язык, а чужой, едва понятный, но зато авторитетный кастильский язык. В городах Галисии, напротив, галисийская интеллигенция с кафедры с удовольствием слушает галисийскую речь, а возвращаясь домой, говорит по-испански.

Какой язык используют те или иные представители этноса и социальных групп как язык конфессиональный, какова степень его распространенности, каково соответствие типа вероисповедания и языка — все эти вопросы не могут не интересовать и этнографию, и социологию, и этнолингвистику.


Таким образом, именно знание разных типов языковых состояний и форм существования языка позволяет более глубоко и всесторонне подходить к решению различных проблем этнолингвистики, таких как этногенез, язык и этническая история, духовная культура, народная мифология, история слов и история вещей, урбанизация и язык, язык и межнациональные отношения в современном мире.

Рекомендуемая литература

Аврорин В. А. Проблема изучения функциональной стороны языка. Л., 1975.

Виноградов В. В. Проблемы литературных языков и закономерностей их образования. М., 1967.

Возрождение культуры России: Язык и этнос. Вып.З. СПб., 1995.

Городское просторечие / Под ред. Е. А.Земской, Д.Н.Шмелева. М., 1984.

Губогло М. Н. Современные этноязыковые процессы в СССР. М., 1984.

Гухман М. М. От языка немецкой народности к немецкому национальному языку. Ч.1-П. М.; Л., 1955-1959.

Ерофеева Т. И. Современная городская речь. Пермь, 2004.

Жирмунский В. М. Национальный язык и социальные диалекты. Л., 1936.

Закономерности развития языков народов СССР в советскую эпоху. Т. 1-4. М., 1969.

Исаев М. И. Социолингвистические проблемы языков народов СССР. М., 1982.

Крысин Л. П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. М., 1989.

Логинов К. К. Являются ли «заонежане» локальной группой русских? // Советская этнография. 1986. №2.

Новое в лингвистике. Вып. 6: Языковые контакты. М., 1972.

Плавскин 3. И. Роль двуязычия в литературном творчестве: (На материале языков Пиренейского полуострова) // Культура народов Пиренейского полуострова. Л., 1983.

Степанов Г. В. Типология языковых состояний и ситуации в странах романской речи. М., 1976.

Тишков В. А. Англо-французское двуязычие в Канаде // Советская этнография. 1985. №4.

Трубинский Б. И. Современные русские региолекты // Псковские говоры и их окружение. Псков, 1991.

Юхнева Н. В. Этнический состав и этносоциальная структура населения Петербурга. Л., 1984.

Якубинский Л. П. Язык и его функционирование. М., 1986.

Ярцева В. Н. Развитие национального английского языка. М., 1969.

 

эффективных способов быстрого лечения герпеса на губах.

1. Чистый лист бумаги.
Поджечь его на блюдце. Когда бумага сгорит, пепел выбросить. На дне блюдца останется налет коричневого цвета. Ватной палочкой смазать этим налетом высыпания на губах. Повторить еще пару раз.

2. Куриное яйцо.
Снять пленочку с внутренней стороны куриного яйца и приложить липкой стороной к пузырькам герпеса. Проходит очень быстро.

3. Сера.
Возьмите спичку, смочите слюной серу и мажьте высыпания несколько раз в день. Они будут подсыхать, образуя корочки. Если применить, как только почувствуете пощипывание и боль - герпес может не появиться вовсе.

4. Гвоздика (пряность).
Взять 5 штук гвоздики, подержать во рту, тщательно разжевать и проглотить.

5. Смесь от герпеса.
Размешайте в 100 г йогурта без добавок 2 ч. ложки растворимого кофе. Добавьте по 1 ст. ложке меда и кукурузной муки, тщательно перемешайте. Смажьте высыпания. Когда смесь подсохнет, процедуру повторите. Этим средством можно пользоваться и профилактически, перед выходом на мороз, смазав губы.


Дата добавления: 2014-12-18; просмотров: 23 | Нарушение авторских прав

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ТИПЫ ЯЗЫКОВЫХ СОСТОЯНИЙ КАК ОБЪЕКТ ЭТНОЛИНГВИСТИКИ| Гештальтпсихология

lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2017 год. (0.201 сек.)