Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

quot;Русские письмена" и гипотезы дохристианских системах письма на территории Восточной Европы

Читайте также:
  1. B. особо охраняемые природные территории
  2. C. особо охраняемые природные территории
  3. I. Перечень товаров для личного пользования, запрещенных к ввозу на таможенную территорию таможенного союза и (или) вывозу с этой территории
  4. II. Перечень товаров для личного пользования, ограниченных к ввозу на таможенную территорию таможенного союза и (или) вывозу с этой территории
  5. А. исторически-конкретная совокупность людей, взаимодействующих между собой на определенной территории и имеющих общую культуру
  6. Анализ ошибок в цифровых системах передачи
  7. Анализ потенциально опасных объектов ЧС техногенного характера, возможных на территории объекта
  8. Анализ рынка услуг предоставления доступа к сети Интернет на территории Магаданской области по итогам 2009г. и 1 п/г 2010г.
  9. Английская революция XVII века и ее значение для Европы.

 

Не находя документальных и вещественных доказательств существования предполагаемой "древнерусской" письменности, сторонники этой теории склонны интерпретировать некоторые поздние факты как косвенные доказательства существования и широкого использования некой славянской письменности. К таким "явным" проявлениям последствий функционирования этой неведомой письменности относят факт упоминания исторических событий дохристианского периода в летописях и тексты договоров русов с греками.

Относительно летописания в дохристианский период и связи этой деятельности именно с искомой "русской" письменностью нужно отметить следующее. Летописание и составление хроник является компиляционной процедурой. Это работа по самой своей сути предполагает привлечение всех доступных для летописания источников. Но эти источники могут быть и устного характера. Как ни странно, но об этом по большей части не упоминают. А напрасно. Ведь рассматривая самую древнюю часть летописей с таких позиций, мы ясно увидим разительные отличия в стиле и содержании излагаемого материала этой части и другой, где записаны события, очевидцем которых был сам летописец. В древней части мы имеем пространные повествования, в логике содержания которых до сих пор не разобрались историки. Были даже сомнения в достоверности этих записей. А вот во второй части уже краткие и скрупулезные записи, которые могли быть искажены или корректиро-ваны лишь в угоду действующей политической ситуации.

Такая разница в формировании и подборе материала вызывает больше вопросов, чем предоставляет доказательств, в том числе и относительно возможного использования какой то древней письменности. Ведь если следовать логике этих рассуждений, то можно и упоминание о расселении славян считать временем существования некой письменности, донесшей весть об этом событии. Таким же способом можно обосновать существование той же "письменности" во времена Ноя и его сыновей, так как этот сюжет тоже присутствует в летописях. Подобная логика может дать самые невероятные результаты.

Обратимся, однако, к первоисточникам. Вот запись из "Повести временных лет" отнесенная к 852 г.: "Наченшю Михаилу царствовати, нача ся прозывати Руска земля. О семь бо уведахомъ, яко при семь цари приходиша Русь на Царьгородъ, яко же пишется в летописаньи гречестемь. Тем же отселе почнем и числа положимъ…" Вот и весь секрет дохристианского летописания.

Ситуация с летописными источниками повторяется в случае договоров Византии с конунгами Руси[5]. Сами договоры, ставшие объектами подробных исследований, безоговорочно принимались, как доказательство существования письменности на Руси. Но всегда оставалась невыясненной принадлежность и характер этой письменности: была ли это общеславянская письменность, созданная Константином, или подразумевалась некая собственно русская письменность. Исходя из псевдопатриотических установок, обычно предполагалось существование собственной, особой русской письменности и все факты зачастую рассматривались только в этой плоскости.

Рассмотрим наиболее вероятную последовательность событий, сложившуюся вокруг этих договоров.

Известно, что в 863 г. уже существовала славянская письменность Константина, перевод Евангелия и некоторых книг. Константин часто выполнял дипломатические поручения и составлял азбуку, согласно ЖК, по приказу императора в ответ на запрос Моравского и Паннонского князей.

В этой ситуации одним из путей распространения славянской письменности могла стать дипломатическая переписка со славянскими адресатами. Как опытный дипломат, Константин понимал это и обязательно попытался бы обеспечить потребности внешнего ведомства Константинополя в грамотных писцах, знавших славянскую письменность, для дипломатической переписки. Заинтересованность императоров в таких специалистах подтверждается эпизодом из "Жития Мефодия", когда во время визита Мефодия в Константинополь в начале 80-х годов IX в., "…цесарь … удержал из учеников его попа и дьякона с книгами…". Уже после смерти Мефодия часть его учеников была продана в рабство еврейским купцам и доставлена на невольничий рынок в Венецию. Все они были выкуплены из рабства императорским послом и доставлены в Константинополь, где император Василий I распорядился их устроить и наделить средствами к жизни.

Эти факты подтверждают присутствие знатоков славянской письменности в Константинополе с 881 г. и пристальное внимание к их деятельности самого императора. Уместно предположить широкое привлечение этих людей для выполнения различных служебных обязанностей, в том числе и дипломатической переписки. После принятия Болгарией славянской письменности, в официальном делопроизводстве присутствие в Константинополе чиновников, владеющих ею, становится постоянным.

В таком случае заключение договоров Руси с греками в 907, 911, 944 и 971 г.г. происходило при наличии с византийской стороны секретарей, использовавших не только греческое, но и славянское письмо. Сама запись договора была выполнена греческими чиновниками с соблюдением всех формальностей и тонкостей византийского дипломатического протокола, что значительно упрощало решение всех возникающих разногласий. Русам лишь оставалось подтвердить совместно оговоренные условия, заранее записанные в договоре, своей клятвой на оружии. При таком способе составления договоров уже в первоначальный текст попадала "церковно-славянская", "болгарская", "русская" лексика в любой пропорции, факт присутствия которой так пристально изучался и толковался.

Относительно упоминания грамот, которыми должны снабжаться послы и купцы от князя русов по договору 944 года, то это является не доказательством существования какого то местного письма, а лишь подтверждает существование писцов, владевших греческим, славянским или семитским алфавитом и языком, приемлемым для Константинопольского двора. В случае употребления не понятного для греческих чиновников письма, документ терял свою силу, и взаимоотношения излишне осложнялись. Вероятнее всего, эти грамоты писались на греческом языке и документ, в случае необходимости, мог быть предъявлен любому греческому чиновнику, что значительно упрощало все процедуры связанные с пребыванием русов в Византии. Учитывая широкую распространенность греческой лексики в купеческой среде на рынках Причерноморья, будет логичным предположить и преимущественное использование среди них греческой письменности для ведения документации в зоне абсолютного экономического влияния Византии. Вхождение новых торговцев из русов не могло привести к изменениям в устоявшейся системе делопроизводства ни в империи, ни в торговом сообществе этого региона. Русы могли выступать в тот момент всего лишь как агрессивные новички, осваивающие "цивилизованную" торговлю на международных трассах, сформированных еще во времена эллинистического мира и единства земель Византийской империи. Поэтому восприятие русами законов и правил, действующих на этом рынке, было бы более важным, чем навязывание своих порядков, пусть даже силой оружия. Ведь тот факт, что русы многократно могли реально взять штурмом Константинополь и не сделали этого, доказывает, что им необходим был прорыв на торговый рынок всей Византийской империи, а не война на уничтожение противника. Сами же договоры с византийцами – это чисто торговые договоры со всеми вытекающими отсюда выводами. Их статус не межгосударственный, а торгово-экономический и перечисленные в них пункты относятся к условиям торговли греков и русов. Следовательно, условия договора выполнялись купцами самостоятельно, применительно к реальному окружению и пользовались они в этом случае частным интересом, сообразуясь с прибылью, а не со своим происхождением. Поэтому и выбор письменности для документов они совершали исходя из конкретных целей.

Как видим и этот аргумент в пользу существования особой письменности у русов не может считаться убедительным.

Усилия по поиску неуловимых "русских письмен" привели к необычным приемам истолкования некоторых графити Софийского собора в Киеве и в христианских храмах других городов Киевской Руси. С.О. Высотский предположил, что эти графити являются свидетельством существования докириллической "русской" письменности и высказал гипотезу образования славянской азбуки из греческого алфавита путем добавления новых букв и что процесс этот происходил именно на территории Руси[6].

Учитывая, что по хронологии нижней датой постройки Софийского собора в Киеве можно считать 1011 год, то с предполагаемого момента создания азбуки Константином в 863 г. прошло 148 лет широчайшего распространения славянской грамоты. В согласии с теорией Высоцкого, за это время наследники творцов "русской" азбуки должны были бы в высшей степени освоить славянскую письменность. Но на самых древних бесспорно датированных древнерусских памятниках письменности – сребрениках и златниках князя Владимира надписи легенд полностью опровергают широкое знакомство русов со славянской письменностью. Из классифицированных 24 типов сребрени-ков Киевского клада только единицы имеют грамотно выполненную легенду правильно гравированными буквами[2. 144]. Остальные содержат многочисленные ошибки, просто искажения текста и перевернутые относительно строки и зеркальной плоскости знаки. Граверы с безразличием относятся к выполняемой работе, путают знаки, не понимают пропорций букв и их правильного расположения относительно строки, не знакомы с графическим стилем древнеславянской письменности и графическими элементами ее букв, часто пропуская их при гравировке. Подобное может быть только в двух случаях: или они действительно были малограмотны, или надпись им была непонятна, и они, в меру своего умения, скопировали неизвестную им письменность. Учитывая, что монеты, без всякого сомнения, можно считать государственными документами, смысл которых должен быть понятен всему населению и которые изготавливались при всестороннем строжайшем контроле высокого уровня, то и надпись на них должна быть выполнена широко известной письменностью. Однако даже для изготовления штемпелей киевская администрация не смогла найти грамотных резчиков. Но штемпеля их работы, обязательно проверяемые кем то из чиновников, владевших древнеславянской письменностью и проектировавших образцы монет, несмотря на грубейшие ошибки, все равно были признаны годными к употреблению. Такое безразличие можно объяснить только одной причиной: большинство населения не могло понять эту надпись, даже если бы она была выполнена грамматически и технически правильно, оно не знало этих знаков и не умело читать на этой письменности! Древнеславянская письменность для русов была новинкой привезенной и распространяемой многочисленными византийцами, составлявшими "малый двор" царицы Анны, византийской жены князя Владимира. А то, что именно при константинопольском дворе формировалась и культивировалась древнеславянская письменность, доказывает вся история ее создания.

Свидетельством того, что это действительно привнесенная письменность служит аналогичный монетам документ – вислая печать приписываемая Святославу Игоревичу [3. 108]. Эта печать имеет двустороннее изображение: в центре – двурогий тамгообразный знак и круговая надпись, причем на одной стороне над центральным знаком стоит строго по вертикали небольшое изображение креста. Но самое главное – надпись, которая выполнена трудно различимой графикой. Это может быть арабское или еврейское письмо в местной графической форме или действительно, совершенно неизвестная письменность, что мало вероятно. Важным является другое: после смены правителей (язычника Святослава на такого же язычника Владимира) только с появлением византийской принцессы Анны на киевском престоле вводится кириллица. Нигде более, в дошедших до нас официальных документах той поры, до появления византийцев на Руси кириллица неизвестна.

Изложенные факты заставляют усомниться в широком распространении среди русов некой славянской письменности, являвшейся предтечей кириллицы, и опровергает гипотезу Высотского. Тем более что она не объясняет происхождения дополнительных букв в кириллице и источник графики глаголицы. Появление же алфавитных графити может быть связано с известным обычаем употребления рун для магических целей и переносом его на кириллическую азбуку. Благодаря обычаю оставлять алфавитные надписи с магической целью, как в случае с софийскими графити или руническими надписями, выполненными футарком, наука сейчас располагает множеством образцов различных алфавитов, начиная с самых древних финикийских надписей. Может быть, русы считали кириллицу столь же могущественной и чудодейственной письменностью, как и руны, тем более что она была "божественным даром" для Константина – Философа.

Использовать графити из древнерусских храмов для доказательства приоритета изобретения русами азбуки, когда начальный вариант кириллицы пытаются вывести из последующего неполного списка той же азбуки, отличающегося лишь изменениями в порядке следования букв, совершенно бесперспективно. Однако имеет смысл использовать их, как вариант приспособления и освоения славянской азбуки для конкретных нужд письма в Древней Руси, как сравнительный статистический материал для изучения употребляемого в тот период алфавита, сопоставив его с вариантами книжного письма.


Заключение

 

Так как письменность является универсальным носителем информации, то любая деятельность в области религии, культуры и политики оставит в ней свой след, воспринимаемый не только в форме источника, повествующего об этих фактах, но и в виде структурных изменений в самой письменности. Восстановив эти многочисленные взаимосвязи, можно выявить причины, способствовавшие возникновению самой совершенной системы письма, когда-либо существовавшей в истории человечества

На определенном этапе возникла ситуация неустойчивого равновесия, которая рано или поздно для нашего региона должна была завершиться принятием одной из семитских письменностей. Наибольшие шансы были у еврейского и арабского письма, хотя на их основе могла сформироваться и новая, приспособленная письменность.

Несмотря на внутренние недостатки, новые виды письма или их графические варианты, как волны с промежутком около столетия, катились через горы Кавказа, распространяя свое влияние все дальше на Север. В степях Причерноморья они встретились с приспособленными вариантами древнего арамейского письма, занесенного сюда кочевниками скифо-саками, германскими и тюркскими рунами. После создания Хазарского Каганата и принятия его правящей верхушкой иудаизма в качестве государственной религии обнаружилась необходимость в создании централизованной административной системы, основой которой должна была стать еврейская письменность. Но многочисленные разноплеменные народы невозможно сразу охватить единой письменностью. Этот процесс сближения требовал длительной подготовки. Его следы отразились в некоторых фактах изменения существовавших письменностей.

 


Список литературы

 

1. Авдеев А.С. Сказания о начале славянской письменности.-М.: "Наука", 1981.

2. Верещагин Е.М. История возникновения древнего общеславянского литературного языка: Переводческая деятельность Кирилла и Мефодия и их учеников.-М.: "Мартис", 2001.

3. История русского языка / Под ред. С.А. Хорошилова. М.:Т ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

4. Истрин В.А. 1100 лет славянской азбуке. -2-е изд., испр. и доп.-М.: "Наука", 1988.

5. Никольский Н.К. Повесть временных лет как источник для истории начального периода русской письменности и культуры. СПб: Питер, 1999.

6. Протоиерей Борис Пивоваров. У истоков славянской филологии и философии// "Филологъ", 2005, № 1, с.2-6.

7. Уханова У.В. У истоков славянской письменности.-М.: "Муравей", 1998.

8. Уэллс Г. Осмысление текста: опосредствующая роль письменной речи в деятельности. М.: Логос, 2004.

9. Флоря Б.Н., Турилов А.А., Иванов С.А. Судьбы кирилло-мефодьевской традиции после Кирилла и Мефодия.-Спб.: "Алетейя", 2006.

10. Хорошилов С.А. Происхождение письменности. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005.

 




Дата добавления: 2015-01-07; просмотров: 73 | Поможем написать вашу работу | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2024 год. (0.013 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав