Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Discourse Analysis (DA): общие замечания

Читайте также:
  1. A General Scheme of Analysis
  2. ALGORITHM OF SCIENTIFIC TEXT ANALYSIS AND INTERPRETATION
  3. Analysis
  4. Analysis
  5. Basic Approaches to syntactic analysis.
  6. Follow this format for writing your delve-in responses. Getting this down will serve you well when it comes to write your literary analysis essay.
  7. I. Общие компетенции.
  8. I. ОБЩИЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ
  9. I. ОБЩИЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ

Джон Л. Остин предложил трехуровневую схему анализа речевых действий (локутивные, иллокутивнные и перлокутивные акты). Среди прочих схем классификации речевых актов наиболее релевантной политическому дискурсу традиционно признается модель Джона Р. Сёрла: репрезентативы (отражают положение дел в «дискурсном мире»), директивы (команды и т.д.), комиссивы (обещания, угрозы), экспрессивы (благодарность), декларации (объявление войны, присвоение звания и т.д.).

Основополагающий тезис контекстной теории Т.А. ван Дейка заключается в следующем: контекст должен определяться не в терминах социальной ситуации, в которой имеет место дискурс, но скорее, как, ментальная репрезентация (ментальная модель) ее участников. Сами по себе социальные ситуации не оказывают влияния на то, как люди пишут, говорят или понимают речь. Гендер, возраст, роли, принадлежность к группе оказываются релевантными дискурсу лишь в том случае, если участники «обращаются» к ним.

Каждая ментальная модель уникальна, поскольку основана на личном опыте, точке зрения, автобиографических ассоциациях и т.д. Обсуждая текущий этнический конфликт, парламентарий основывается на собственной интерпретации этого конфликта, представленной в ментальной модели. Последняя, в свою очередь, имеет важное социальное измерение. В этом контексте наибольший интерес представляет (широко разработанная в лингвистике) система анализа риторических ходов, экземплицирующих стратегии позитивной саморепрезентации и негативного представления «другого». На уровне локальной семантики подобные стратегии реализуются, например, посредством:

1. Явного отрицания (apparent denial). Позитивно окрашенное предложение в составе сложного контрастирует с его оставшейся частью: «Мы ничего не имеем против России, но помощь Ирану в его ядерной программе осложняет наши отношения».

2. Явной уступки (apparent concession). «Наши» негативные действия оправданы; их позитивные действия – не настолько уж положительны: «Мы знаем, что Россия строит свою систему экспортного контроля, однако, продолжая помогать Ирану в его ядерной программе».

3. Переноса (transfer). Может быть, мы действуем слишком агрессивно, но в этом виноваты они.

На уровне стиля традиционно анализируются семантические стратегии смягчения, эвфемизмы, ошибки, повторы, синхронизации, фонетические ассимиляции, оценочные слова, а также система артиклей и местоимений («они» - вместо, казалось бы, более уместных номинативных конструкций). В системе аргументации наибольший интерес представляют стратегии эмоционального и когнитивного убеждения, легитимизации, «самопрославления», мининарративы, риторические ходы (например, «явное сочувствие» - apparent empathy, «явная тавтология» - apparent tautology) и т.д.

В данном контексте особое значение приобретает ещё одно методологическое направление, которое многие исследователи определяют как Critical Discourse Analysis. Восходя своими теоретическими истоками к «Западному марксизму» (А.Грамши, Л.Альтюссер и т.д.), критической теории «Франкфуртской школы», работам М. Фуко и М. Бахтина, CDA характеризуется крайней гетерогенностью в интерпретации дискурсов и дискурсивных событий. Однако интересен он нам, прежде всего, тем, что определяет дискурс как форму «социальной практики», предполагая существование диалектического отношения между дискурсивным событием, с одной стороны, и фреймовыми ситуациями, институтами, структурами – с другой. (Дискурсивное событие конструируется социальной ситуацией и конструирует социальную ситуацию.) Критический дискурс-анализ выступает как «в большей степени социально-ориентированный подход», и именно в русле CDA представляется возможным объединить социологические, политологические, исторические и «собственно лингвистические» проекты анализа политического дискурса.

В этом весьма сумбурном, во многом нелогичном перечислении отражается сложность и многоплановость политического дискурс-анализа как методики работы с текстом. Использование подобного инструментария требует существенной адаптации сообразно исследовательским целям и задачам. Обращаясь к одному и тому же тексту, социологи и лингвисты ставят перед собой преимущественно различные цели и задачи и видят его в «своих» перспективах. И это замечание также предопределяет необходимость трансформации и адаптации методов. Однако, очевидно и то, что применение лингвистических методик в анализе уровня формы открывает перед нами «новые горизонты» исследования, множит возможности интерпретации, порождает новые гипотезы, «обогащает» концепции.

Примеры роли некоторых языковых феноменов как факторов социально-политического дискурса.

Загрузка...

1. Клише и штампы политического дискурса. В исследовании специфики массовой коммуникации, языковых средств информации и убеждения, рассчитанных на массовую аудиторию, в условиях важности сжатого представления информации и воздействия на слушателя, отсутствия возможностей контекстуальных предпочтений, подготовки и обдумывания выявляется специфика стилеобразующих факторов такого дискурса стереотипии в номинации.

Роль стереотипии (клише, штампы) и оценочности (аксиологическая лексика) в реализации воздействия несомненна. Предвзятость суждений, штампы и стереотипы мышления и речи, эмоциональная вербовка на стандарт существенные риторические результаты работы этих стилеобразующих факторов.

2. Нельзя не заметить, что частые повторы и варьирование определенных слов и сем (например, counterterrorism, global campaign) сами по себе создают стойкую картину приемлемости информации, отождествляются с определенным автоматизмом восприятия. Распевание на разные лады одного и того же стойкая и эффективная техника внушения. Сложность дефинитивности терминов в политическом дискурсе: "антитеррористическая операция", "гуманитарная катастрофа", "этнический геноцид", "демократические институты", "правовое государство", "гражданское общество", "квазидемократический режим", "имитационная демократия", "но-вое мышление", "общечеловеческие ценности", "санитарный кордон", "миро-устанавливающие операции", "постконфликтное урегулирование".

Семантика, толкование терминов оставляют возможность наполнения явления своими смыслами. Политическая корректность в гендерном, расовом, возрастном, личностном, имущественном, профессиональном аспекте, лакировка действительности, смягчение или отвлечение внимания от истины вызывают выработку оптики по прочтению, столь нужную науке и социальной действительности.

 


Дата добавления: 2015-01-12; просмотров: 18 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2019 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав