Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Философия, ее предмет и функции. Взаимосвязь философии и частных наук

Читайте также:
  1. I. Дифференциал функции.
  2. I. Предпосылки формирования философии НВ.
  3. I. Специфика русской философии
  4. II подразделение — производство предметов потребления.
  5. II. 4. РЕАБИЛИТАЦИЯ ФИЛОСОФИИ
  6. II. Предмет, задачи физиологии растений
  7. II. Предметы ведомства и пределы власти волостного суда
  8. III. Основные направления в философии НВ.
  9. III. Предмет и потерпевший от преступления
  10. III. ЧТО ИЗУЧАЕМ? ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ДИАГНОСТИКИ

Филосо́фия (φιλία — любовь, стремление, жажда + σοφία — мудрость др.-греч. φιλοσοφία (дословно: стремление к мудрости)) — дисциплина, изучающая наиболее общие существенные характеристики и фундаментальные принципы реальности (бытия) и познания, бытия человека, отношения человека и мира. Философия обычно описывается как одна из форм мировоззрения, одна из форм человеческой деятельности, особый способ познания, теория или наука. Вид духовной деятельности, формирующий общественное сознание, который всесторонне, в предельно общих понятиях (универсалиях) ставит и разрешает коренные мировоззренческие вопросы.

Философия и наука

Имеется, по крайней мере, три вопроса, касающихся соотношения философии и науки:

Является ли философия наукой?

Как соотносятся между собой философия и частные (конкретные) науки?

Как соотносятся между собой философия и вненаучное знание?

При рассмотрении первого вопроса о научности философии видно, что на протяжении всей своей истории философия — один из источников развития человеческого знания. Рассматривая её исторически, можно обнаружить преемственность в развитии философского знания, его проблематики, общность категориального аппарата и логики исследования. Не случайно Гегель рассматривал философию прежде всего с точки зрения «науки логики».

С другой стороны, каждый отдельный индивид, приобщаясь к поиску ответов на общефилософские вопросы, ничем и никем не обязывается основывать свои размышления на опыте предшественников. Отсутствие общепризнанных результатов, как коренное отличие философии от науки, было отмечено Ясперсом в его работе «Введение в философию».

В рамках философии существуют направления и школы, как ориентированные на науку, так и нет. Примерами научной философии являются логика, риторика, социальная философия и некоторые другие. Яркими обратными примерами могут служить некоторые виды религиозной философии (построения средневековых мистиков, религиозных философов XX века, например Льва Шестова), а также философия, выраженная в форме афоризмов и эссе и нашедшая широкое распространение у таких философов, как Ницше и Кьеркегор.

Отношения науки (частных наук) и философии являются предметом дискуссии.

Философия нередко претендует на то, чтобы быть чем-то большим, чем наука, её началом и итогом, методологией науки и её обобщением, теорией более высокого порядка, метанаукой (наукой о науке, наукой, обосновывающей науку). Наука существует как процесс выдвижения и опровержения гипотез, роль философии при этом заключается в исследовании критериев научности и рациональности. Вместе с тем, философия осмысливает научные открытия, включая их в контекст сформированного знания и тем самым определяя их значение. С этим связано древнее представление о философии как о царице наук или о науке наук.

Однако даже при отсутствии возможности претендовать на роль науки наук, философия может рассматриваться как наука, имеющая дело с более высоким, вторичным уровнем обобщения, воссоединяя частные науки. Первичный уровень обобщения приводит к формулированию законов конкретных наук, а задача второго — выявление более общих закономерностей и тенденций. Надо иметь в виду, что новые открытия в области частных наук могут приводить к утверждению как научно-философских выводов, так и философской ветви, представляющей иррационалистические спекуляции. Также сама философия может влиять на частные науки, как положительно, так и негативно.

Нужно также отметить, что история философии — это гуманитарная наука, основной метод которой — толкование и сравнение текстов.

Ответ на вопрос о соотношении ненаучного знания и философии связан с вопросом о соотношении философии и феномена «заблуждающегося разума». Этот момент необходим с исторической точки зрения в силу самого характера процесса познания, из-за неполноты знания о предмете с одной стороны и стремлением объяснить его, предугадать точное знание (сформулировать гипотезу) — с другой. Он свойственен любому способу познания, в том числе и науке. Философия также не может быть гарантирована от заблуждений.

Отношение философии и паранауки. Многие приверженцы концепции постмодернизма и другие авторы призывают использовать любые учения вплоть до мистики, суеверий, магии, астрологии и т. д., лишь бы это оказывало терапевтическое действие на современное больное общество и индивидов; примером могут служить работы Пола Фейерабенда. Однако подобная позиция абсолютной нейтральности научного мировоззрения к псевдонауке ведёт к интеллектуальному анархизму. Наиболее велико влияние паранауки становится именно в критические моменты развития общества, так как каждый индивид стремится свалить груз ответственности за принятие решений и уйти от необходимости делать свой выбор. Статус и общекультурное значение рационалистической и научной философии не совместимы с псевдонауками.

Загрузка...

72. Естественно-правовая концепция права

ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПРАВА — философско-мировоззренческое объяснение природы права, в основу которого положена идея естественных прав человека. Истоки этой теории восходят к античной эпохе. В работах философов, юристов того времени проводилась мысль о том, что наряду с правом положительным (позитивным), воплощенным в законодательстве, существует право естественное, fus naturale, общее всем народам. Основой естественного права признавалась справедливость (aegllitas), с позиции которой надлежало оценивать действующее право. Согласно Цицерону, смысл справедливости «состоит в том, чтобы никто никому не вредил, если только не будет спровоцировано это несправедливостью…». Справедливость воздает каждому свое и сохраняет равенство между ними». С позиции справедливости следовало оценивать действующее право. Право не совпадает со справедливостью, но оно должно быть отражением справедливости. Где нет справедливости, там нет права, говорили римские юристы.

В XVII—XVIII в. в. теория естественного права получает развитие в трудах Г. Гроция, Б. Спинозы (Голландия), Т. Гоббса, Д. Локка (Англия), Вольтера, Ш.-Л. Монтескье, Ж.-Руссо (Франция), А. Н. Радищева (Россия) и др. В эпоху буржуазно-демократических революций она обогащается гуманистической концепцией прав человека. Признание прав человека (на жизнь, свободу. неприкосновенность, частную собственность и др.) естественными и неотчуждаемыми явилось основополагающим в понимании природы естественного права.

Сущность теории естественного права в ее современном понимании заключается в том, что идеи (естественного равенства и свободы, справедливости, признание неотчуждаемого характера прав человека) выступают первоначальным, главным компонентом права. В этом смысле нормы или действия способны лишь с той или иной степенью достоверности отразить то, что выражают эти идеи. Пониманию природы (сущности) права способствует различение права позитивного и права естественного.

В отличие от позитивного права — совокупности юридических норм, исходящих от государства и получивших закрепление в законодательстве, судебных решениях, иных источниках, естественное правопредставляет объективно существующее («природное») право, отражающее представления людей об идеалах справедливости и свободы, выступающее первоосновой, своего рода эталоном для права позитивного.

Естественное право проистекает из природы человека, человеческого разума, всеобщих нравственных принципов. Оно разумно и справедливо, не связано границами государственных территорий, существует и действует вне времени и вне пространства, распространяется на все страны и народы. Как верно замечено, по своей сути естественное право есть совокупность требований, по своей исходной основе непосредственно, без какого-либо прямого людского участия рожденных самой натуральной жизнью общества, «природой», «естеством» человеческого бытия, объективными условиями жизнедеятельности, естественным ходом вещей. К числу таких требований относятся право на эквивалент, право старшинства, право народов на определение своей судьбы и др. (С. С. Алексеев). Основополагающие (базовые) нравственные и правовые идеи и принципы, обосновываемые теорией естественного права в качестве естественных законов общественного устройства, составляют прирожденные неотчуждаемые (абсолютные) права человека.

Соответственно своим содержанием естественное право охватывает такие естественные права, как право на жизнь, свободу, равенство, неприкосновенность, частную собственность, достоинство, безопасность, справедливость, право на сопротивление несправедливой власти и другие, вытекающие из естественного порядка вещей, их экономического уклада жизни, духовно-культурной среды обитания людей, естественно-природных условий жизнедеятельности человека. Признание и защита этих прав является главной задачей всякого государства.

С формально-юридической точки зрения естественное право выражается через правовые идеи, принципы права. С учетом это естественно-правовой подход к праву позволяет: во-первых, соизмерять ценность права в соответствии с тем, насколько полно его нормы и институты отражают своим содержанием права и свободы человека и гражданина, и охраняют их специфическими юридическими средствами; во-вторых, проводить различие между правом и законом. Из чего следует, что: а) право не сводимо к закону. Закон лишь одна из форм его выражения; б) не всякий закон является выражением права. Господствовать в общественной жизни должен лишь тот закон, который основан на праве, т.е. обладает качеством правового закона; в) право первично по отношению к государству; г) государство должно выражать в законе право и т.д.

Отмеченные преимущества правопонимания, как верно замечено (В. В. Лазарев), должны быть дополнены ответами на следующие вопросы. Как реализуются нормы естественного права в том случае, если они, скажем, вступают в противоречие с действующим законодательством? Как должен поступать правоприменитель в случае такого рассогласования? Каким образом это следует соотносить с требованиями законности? Очевидно, что для правоприменителя должны существовать юридически определенные ответы на все эти вопросы.

В современном общетеоретическом правоведении фундаментальные естествено-правовые взгляды правопонимания находят отражение в различных правовых школах, в частности, в так называемойлибертатной концепции права.

Представляется, что естественное право, равным образом, как и право позитивное, обладает регулятивными свойствами. Однако в механизме действия права естественному праву отводится особая роль: оно выполняет функции общеправовых принципов.

73..Марксистская концепция происхождения государства и права опирается на историко-материалистическое учение об обществе и общественном развитии, йа классовую трактовку государства и права. . Государство, согласно марксизму, возникает в'результа- те естественно-исторического процесса разбития первобытно общинного строя (постепенное развитие производительных сил, разделение труда, появление частной собственности, имущественная и социальная дифференциация общества, его раскол на эксплуататоров и эксплуатируемых и т.д.) как аппа рат принудительной власти экономически господствующего, эксплуататорского класса над неимущим, эксплуатируемым классом. Исторически государство возникает как рабовладельческое государство, на смену которому — в результате общественного развития — идет феодальное, а затем буржуазное государство. Уничтожение путем пролетарской революции частной собствен ности как основы классов, государства и права откроет путь к бесклассовому, безгосударственному и неправовому коммуни стическому обществу. Коммунистическое общество и обще ственное самоуправление (без государства и права) — это, согласно марксистским представлениям, определенное повто рение (на более высокой ступени исторического развития) первобытного коммунизма и догосударственного общественного самоуправления первобытного строя. Основные положения этой марксистской концепции изло-жены в произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса, а затем и в работах Г.В. Плеханова, В.И. Ленина и других марксистов. Проблема возникновения государства специально исследу ется в работе Ф. Энгельса "Происхождение семьи, частной собственности и государства" . Она опирается на историко-ма- териалистичёское учение Маркса и Энгельса и работу амери канского этнографа JI. Моргана "Древнее общество" (1877), в которой освещаются основные направления человеческого про гресса от дикости через варварство к цивилизации. Энгельс исследует три формы возникновения государства в процессе разложения родового строя. Самой чистой, наибо лее классической формой, по оценке Энгельса, является воз-никновение Афинского государства: здесь государство возни кает непосредственно и преимущественно из классовых про тивоположностей, развивающихся внутри самого родового общества. В Риме государство возникает в борьбе между ари стократией родового общества и бесправным плебсом, находив шимся вне этого общества; победа плебса взрывает родовой строй и на его развалинах возникает, государство, в котором вскоре растворяются и родовая аристократия, и плебс. У гер манских победителей Римской империи государство возникает как непосредственный результат завоевания обширных чужих территорий, для господства над которыми родовой строй тог дашних германцев не давал никаких средств. В обобщенном виде Энгельс подчеркивает, что родовой строй был разрушен и заменен государством действием экономи ко-производственных факторов, разделением труда и его по следствиями — расколом общества на противоположные клас сы. "Итак, — резюмирует Энгельс, — государство никоим обра зом не представляет собой силы, извне навязанной обществу. Го сударство не есть также "действительность нравственной идеи", "образ и действительность разума", как утверждает Гегель.

Го сударство есть продукт общества на известной ступени его раз вития; государство есть признание, что это общество запута лось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно" . Для разрешения этих противоречий необходи ма новая сила — государство. "А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, — про должает Энгельс, — не пожрали друг друга й общество в бес плодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по- видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкно вение, держала его в границах "порядка". И эта сила, происшед шая из общества, но ставящая себя над ним, все более и более отчуждающая себя от него, есть государство" . Таким образом, государство, по характеристике Энгель са, возникло из потребности держать в узде противополож ность классов, и оно, за редким исключением (периоды равно весия сил противоположных классов, когда государство полу чает относительную самостоятельность) является государством самого могущественного, экономически господствующего клас са, который при помощи государства становится также полити чески господствующим классом и приобретает новые средства для подавления и эксплуатации угнетенного класса. Государство, по Энгельсу, является связующей силой цивилизованного обще ства; во все типичные периоды оно является государством исключительно господствующего класса и во всех случаях остается по существу машиной для подавления угнетенного, эксплуатируемого класса. Основными признаками государства, отличающими его от родовой организации, по Энгельсу, являются: 1) разделение подданных государства по территориальным делениям и 2) уч реждение публичной власти, которая уже не совпадает непос редственно с населением, организующим самое себя как воо руженная сила. К тому же для содержания этой публичной власти, замечает Энгельс, необходимы налоги, которые не известны родовому обществу. Экономическими причинами марксизм объясняет и возник новение восточного деспотизма . В этой связи Маркс и Энгельс отмечали консерватизм восточной общины в качестве основы деспотического строя в условиях отсутствия частной собствен ности на землю, товарных отношений и т.д. "Эти идиллические сельские общины, — писал Маркс, — сколь безобидными они бы ни казались, всегда были прочной основой восточного дес потизма" . Это обстоятельство отмечал и Энгельс: "Отсутствие частной собственности на землю действительна является клю чом к пониманию всего Востока. В этом основа всей его поли тической и религиозной истории" . В русле этих положений Маркса и Энгельса о восточном деспотизме Г.В. Плеханов усматривал корни деспотизма цент-ральной власти на Востоке в ее деятельности по организации системы орошаемого земледелия. "Земледелие, продолжая щедро вознаграждать усилия человека, — писал он, — стано вится, однако, немыслимым без той планомерной организации и дисциплины труда, которые, создав древние цивилизации, создали также и древнее деспотическое государство" . В подходе В.И. Ленина к рассматриваемой теме акцент де лается на антагонизме классов и на классовой природе государ ства: "Государство, — подчеркивал он, — есть продукт и про явление непримиримости классовых противоречий.

Государ ство возникает там, тогда и постольку, где, когда и посколь ку классовые противоречия объективно не могут быть примирены... И наоборот: существование государства доказыва ет, что классовые противоречия непримиримы" . В этом же духе он характеризовал государство как "машину для поддер жания господства одного класса над другим", как "машину для угнетения одного класса другим" . Хотя марксизм при трактовке проблемы возникновения го сударства, как и в остальных случаях, постоянно подчеркивает определяющую роль материальных (экономико-производствен ных) отношений, однако в действительности этот экономичес кий фактор зачастую сочетается, а нередко и замещается фактором насилия. В обоснование такого крена в сторону при-знания роли насилия Маркс писал: "Как известно, в действи тельной истории большую роль играют завоевание, порабоще ние, разбой, — одним словом, насилие" . Более того, насилию придается универсальный характер и значение экономического факта: "Насилие является повивальной бабкой всякого старо го общества, когда оно беременно новым. Само насилие есть экономическая потенция"5. Подобное единение насилия и экономики присутствует и у Энгельса: "... Насилие есть только средство, целью же явля ется, напротив, экономическая выгода. Насколько цель "фун даментальнее" средства, применяемого для ее достижения, настолько же экономическая сторона отношений является в истории более фундаментальной, чем сторона политическая"6. Такая трактовка соотношения насилия (как средства) и экономики (как цели) явно противоречит кредо марксистско го материализма, согласно которому именно средство (сред ства материального производства, объективно и независимо от сознания людей складывающиеся базисные, производственные отношения и т.д.), а не цель (форма осознания действительно сти, т.е., согласно марксизму, нечто надстроечное, производ ное от базиса) составляет фундамент истории и определяет общественно-историческое развитие. В подходе Ленина роль насилия и вовсе гипертрофируется. "Великие исторические вопросы, — подчеркивал он, — реша ются в последнем счете только силой..." . Противоречия марксизма в вопросе о соотношении эконо мики и насилия имеют свои глубинные причины и коренятся в его внутренней двойственности: марксизм выступает одновре менно и как экономико-материалистическое учение, и как пролетарско-коммунистическая доктрина классовой борьбы, т.е. как доктрина классового насилия, насилия внутреннего и внешнего — от внутренней (гражданской) войны до войны внешней, мировой (мировая революция и т.д.). В такой двой ственности, как об этом свидетельствуют теория марксизма и практика ее реализации, классово-насильственная сторона в конечном счете берет верх над материально-экономической стороной. В словоупотреблении Энгельса, но в прямо противо положном смысле можно сказать: цель (пролетарско-классовое насилие и партийно-коммунистическая политика) господству ет над средством (экономикой).

74.Сформировалась в XIX-XX вв. представителями являются: К. Маркс (1818-1883), Ф. Энгельс (1820-1895), В.И.Ленин (1870-1924). Данная теория дополнялась результатами теоретических изысканий идеологов большевизма (Н.И. Бухарина, И.В. Сталина и др.).

Тезисы концепции:

• объяснение сущности государства и права расколом общества на антагонистические классы. Природа государства и права не может быть понята вне контекста борьбы классов;

• воля господствующего класса получает государственно-нормативное выражение. Право — нормы, которые устанавливаются и охраняются государством. Отсюда право — возведенная в закон воля господствующего класса;

• содержание воли господствующего класса определяется характером материальных производственных отношений. Собственники основных средств производства держат в руках государственную власть и возводят в закон свою волю;

• после победы социалистической революции государство должно исчезнуть вместе с делением общества н-а классы. При этом праву предстоит отмереть вместе с государством.

Спорные моменты:

• преобладание роли классовых начал в праве при недооценке национальных, религиозных, психологических и иных начал;

• декларирование отсутствия у права исторических перспектив;

• скептическое отношение к идее правового государства.

Положительное. Сторонники марксистской теории права:

• обратили внимание на тесную связь права с волей господствующего класса, которая в определенные исторические периоды являлась определяющей в процессе формирования и развития правовой системы;

• выделяли четкие критерии правомерного и противоправного, так как понимали право как закон (позитивное право);

подчеркнули обусловленность генезиса и природы государства и права (как надстроечных явлений) экономической сферой общества, и прежде всего характером производственных отношений (экономическим базисом общественно-экономической формации). Данный подход в значительной степени помогает уяснению сути права и государства.

75.Постановка вопроса о сущности права, государства, власти и иных явлений политико-правовой реальности предполагает оппозицию по отношению к существующему правопорядку. Поиски сущности начинаются там, где есть понимание несоответствия какого-либо явления своему изначальному предназначению. Поэтому становление философии права в Европе и России происходило в переломные эпохи, когда менялись системы ценностей и философские основы мировоззрения.

В отличие от Европы, где философия права утвердила себя в качестве самостоятельной отрасли теоретического знания уже в XVII-XVIII вв. (Гоббс, Монтескье, Руссо, Кант, Гегель), Россия испытала потребность в философском осмыслении права лишь в XIX веке. Первые работы по философии права стали публиковаться во второй половине прошлого столетия (С.А.Муромцев, Н.М.Коркунов, В.С.Соловьев и др.). Проведение реформенной политики нуждалось в осмыслении и давало много поводов для философского обсуждения тех путей, которые открывались перед российской государственностью. Идейно-теоретическое направление, именуемое "западничеством", восприняло буржуазные ценности, и его представители хотели видеть Россию государством, где в качестве высших ценностей утверждались бы права и свобода личности, справедливость и законность. Их идеалом стало правовое государство. Особенность формирования этой правовой идеологии в России состояла в том, что идеи равенства, братства и торжества закона, ограничивающего деспотическую власть, к этому времени на Западе уже несколько пообносились и утратили прежнюю позолоту. Общество, получившее конституцию и иные атрибуты правового государства, не стало для России образцом воплощения моральных ценностей. Поэтому "почвенники", как правило, игнорировали социальную и моральную ценность права и были заняты обсуждением специфики "русского пути", где идеалы добра, свободы и справедливости не связывались бы с демократическим устройством государства и юридической формой. В этот период задача философии права многими авторами усматривалась в реабилитации права и правовой идеологии10.

В период между двумя революциями к проблеме права и социально-политического устройства России обращаются люди разного философского склада и политических убеждений. Обсуждаются возможности и перспективы монархического государства, право государства на насилие и смертную казнь, христианские основы государственности и политики, а также отказ от государства и права как таковых11.

Итоги революции и гражданская война в России в аспекте философии права обсуждались в следующих направлениях:

исследовалась специфика российского правосознания и миропонимания12;

был продолжен философский спор о сущности государства13;

предпринимались попытки определения духовных основ общества и государства14.

Представителями марксистской философии права в этот период обсуждались перспективы государства и права нового типа, соотношение права с моралью и экономическими отношениями, социальная ценность права15.В 20-е годы в советской России философская проблематика иссякла, философия права была исключена из вузовских программ, ее заменила теория государства и права, не обсуждающая мировоззренческие проблемы в праве. До конца 80-х годов XX столетия советские философы практически не уделяли проблемам права серьезного внимания16.

Возрождение философии права в России непосредственно обусловлено социальными потрясениями последних лет - крушением партийно-государственной диктатуры и трудностями демократического обновления страны. В периодической печати, научной и политико-агитационной литературе бурно обсуждают пути построения правового государства, причины тоталитарного режима, особенности советского и российского менталитетов. Нынешний период развития философии права в России специфичен по целому ряду причин:

современная философия права, представленная исключительно немногими именами, лишилась преемственности с отечественной философией права: изменился ее язык и проблематика;

философия права оказалась в изоляции от мировой философской культуры и политико-правовой теории. Лишь в последние пять-шесть лет российские издательства приступили к публикации зарубежных и русских авторов-немарксистов;

методология марксизма дискредитирована по причине отождествления марксизма и политической практики большевиков17;

политическая ситуация в стране такова, что многие сейчас заинтересованы в новой политической идеологии, которая помогла бы объединить здоровые силы в обществе на пути к социальному миру, законности и благополучию. Философия права сегодня политически ангажирована едва ли не в большей степени, чем в начале века, по причине чего сохраняет свою актуальность предупреждение С.Л.Франка об опасности превращения философии права в оснащенную философскими категориями политическую пропаганду.

76..Развитое гражданское общество выступает исторической предпосылкой становления правового государства. Без зрелого гражданского общества невозможно построение демократической политической системы. Только сознательные, свободные и политически активные граждане способны создавать наиболее рациональные формы коллективной жизни. С другой стороны, государство призвано обеспечивать условия для реализации прав и свобод личностей и групп.

Гражданское общество — это совокупность негосударственных частных объединений граждан, преследующих индивидуальные и групповые интересы.

Понятие гражданское общество» было введено Дж. Локка, А. Смитом для отражения исторического развития общества, перехода его от дикого природного состояния к цивилизованному.

Это понятие анализировали многие великие умы общественной мысли: от Аристотеля, Гегеля, Маркса до современных авторов XXI в. Под гражданским обществом они понимали общество на определенной стадии его развития, включающее добровольно сформировавшиеся негосударственные структуры в экономической, социально-политической и духовной сферах жизнедеятельности общества.

Дж. Локк сформулировал основные принципы цивилизованных отношений в обществе:

• интересы личности стоят выше интересов общества и государства; свобода — наивысшая ценность; основа свободы индивида, гарантия его политической самостоятельности — частная собственность;

• свобода означает невмешательство кого бы то ни было в частную жизнь личности;

• индивиды заключают между собой общественный договор, т. е. создают гражданское общество; оно образует защитные структуры между индивидом и государством.

Таким образом, по Локку, гражданское общество — люди, добровольно объединенные в различные группы и самоуправляющиеся институты, огражденные законом от прямого вмешательства государства. Правовое государство призвано отрегулировать эти гражданские отношения. Если гражданское общество обеспечивает права человека (права на жизнь, свободу, стремление к счастью и т. д.), то государство — права гражданина (политические права, т. е. права на участие в управлении обществом). В том и другом случае речь идет о праве личности на самореализацию.

Разнообразие интересов граждан, их реализация через различные институты, диапазон используемых при этом прав и свобод составляют основные черты гражданского общества.

Институты гражданского общества можно разделить на три группы. Это организации, в которых индивид:

• получает средства к удовлетворению жизненных потребностей в пище, одежде, жилье и т. д. Эти средства индивид может получить в производственных организациях, потребительских и профессиональных союзах и т. 11.;

• удовлетворяет потребности в продолжении рода, общении, духовном и физическом совершенстве и т. д. Этому способствуют семья, церковь, образовательные и научные учреждения, творческие союзы, спортивные общества и т. д.;

• удовлетворяет потребности в управлении жизнью общества. Здесь интересы реализуются посредством участия в функционировании политических партий и движений.

Способность отдельных граждан, различных организаций граждан отстаивать свои частные интересы, возможность их удовлетворения по собственному усмотрению, не нарушая при этом чужих частных и общественных интересов, характеризует зрелость гражданского общества.

 

77. Проблема языка и картины мира в философии культуры XX века

Проблемное поле семиозиса культуры, ее семиосферы занимает сегодня одно из главных мест в программе культурологических исследований. Большая часть этих исследований сосредоточилась вокруг проблем вербального языка, который в силу своей содержательной универсальности является основным средством передачи информации и общения людей и потому выполняет в культуре особые функции. Исследования вербального языка, являющегося естественной знаковой системой, способствовали становлению в начале XX в. семиотики как научной самостоятельной дисциплины и во многом повлияли на методологию анализа вторичных моделирующих систем. В семиотике язык описывается в трех измерениях — семантическом, синтаксическом и прагматическом31; и семиотический подход, таким образом, позволяет осмыслить язык как феномен культуры, исследовать строение семиозиса культуры в целом32.

Первые попытки осмысления феномена языка можно увидеть уже в античной философии — диалоги Платона и «логос» Гераклита, работы Аристотеля и «лектон» стоиков. За знаменитым спором средневековых номиналистов и реалистов также стоит стремление разрешить вопрос об онтологической природе языка. Однако только в Новое время становится возможным исследование языка как феномена человеческой культуры. Впервые это удалось Вильгельму фон Гумбольдту, создателю деятельностно-энергетической концепции языка. Последняя органично вошла в современную философию культуры, философию языка и антропологию. По Гумбольдту, каждый язык имеет свою «внутреннюю форму», специфическую структуру, (грамматический строй и присущие ему способы словотворчества — например,

«способ обозначения, именования»), обусловленную «самобытностью народного духа». Понимая язык как орган, образующий мысль, Гумбольдт подчеркивает зависимость языка от мышления и обусловленность его каждым конкретным языком, заключающим в себе свою национальную самобытную классификационную систему, которая определяет мировоззрение носителей данного языка и формирует их картину мира. Говоря о том, что, овладевая другими языками, человек расширяет «диапазон человеческого существования», Гумбольдт имел в виду именно постижение при помощи языка — через «языковое мировидение» — картины мира другого народа.

Продолжая в целом заложенные Гумбольдтом традиции — интерес к семантической стороне языка, изучение языка в неразрывной связи с культурой конкретного народа, подчеркивание активной роли языка в мышлении и познании, — неогумбольдтианская школа (в основном в лице ее европейских представителей) опирается на философское учение Э. Кассирера.

Эрнст Кассирер (1874—1945) явился самым последовательным приверженцем кантовской трактовки символической природы культуры. На первый план он (как и его учитель Г. Коген) выдвигал изучение роли языка в культуротворчестве — «критике языковых форм мышления». Философская концепция Кассирера впервые прямо совпала с предметом философии культуры, которая понимается как продукт символической деятельности человека, в свою очередь опосредованный символикой речи.

В этом качестве философия Кассирера стала фундаментом современной культурологической мысли во всем диапазоне интерпретации символики культуры — от экзистенциализма до фрейдизма. Именно у Кассирера неогумбольдтианская лингвистическая школа заимствовала основополагающий принцип, согласно которому понятия суть не результат отражения объективной действительности, а продукты символического познания — познания, которое совершается при помощи символических форм (в данном случае языка) и полностью ими обусловлено.

Понятие «языковой общности» стало одним из основополагающих в концепции Лео Вайсгербера — одного из крупнейших лингвистов XX в., главы неогумбольдтианского направления в Германии. Считая языковую общность основной формой общности людей, он подчеркивает, что именно ее надо рассматривать как «подступ» (Zugang) к области духа и культуры. Сам же язык понимается ученым не как изолированная область человеческой жизни, а как духовный центр, сердцевина огромного горизонта связей; поэтому действие языка как движущей духовной силы культурного развития относится ко всем духовным достижениям и всей духовной деятельности той или иной языковой общности.

Будучи основой человеческого бытия, язык, согласно Вайсгерберу, связан со всеми жизненными проявлениями отдельного человека и языковой общности в целом, и, соответственно, можно выделить три главных направления отношений между языком и общей культурой: действие языка на языковую общность и результаты этого действия; влияние общности и культуры на язык; развитие параллелей между языком и другими культурными явлениями. Эти взаимодействия, по Вайсгерберу, проявляются в трех главных областях: язык как форма знания и форма познания; языковая общность и другие основные формы общности; язык и материальная культура.

Следуя кассиреровскому пониманию языка как символической формы и предложенной М. Шеллером градации видов научного знания, Вайсгербер обращается к анализу связей языка и мифа, языка и мистики, языка и искусства, языка и философии, исследует взаимоотношения языкового и религиозного значения. Предмет особого интереса ученого — соотношение языкового и научного познания. Вайсгербер рассматривает язык как предпосылку, предмет и средство научного мышления и специально подчеркивает необходимость рассмотрения других возможных способов отношения между языком и наукой: значение самой науки для языка и развитие параллелей между языком и научным мышлением. «Развитие параллелей между языковым и научным мышлением, — пишет Вайсгербер, — должно исследоваться... не в плане однонаправленного образования понятий, но в целостном способе видения, с которым наука подходит к своему предмету». Далее он демонстрирует это на примерах конкретных наук, подразделяя их на науки о человеке, науки о культуре и науки о природе. Взаимоотношения языка и материальной культуры исследуются Вайсгербером в сферах техники и хозяйства.

Таким образом, в гипотезах неогумбольдтианцев язык предстает как «промежуточный мир» между реальной действительностью и сознанием человека, обозначая тем самым семиотическую проблему интенсионального мира50, образующегося совокупностью семантических признаков — интенсионалов, занимающих срединное положение между выражениями языка и предметами внешнего мира. Идея «языкового мировидения», основанная на представлении о лексическом способе категоризации окружающего мира (у Сепира и Уорфа) и дополненная синтаксическим компонентом у Вайсгербера, стала «высшим достижением» досемиотического этапа развития семантики и послужила основой для исследования проблем, связанных с картиной мира, во второй половине XX в.

В начале XX в. была предпринята попытка рассмотрения проблемы взаимоотношения языка и культуры и в рамках неогегельянства, наиболее яркими представителями которого были итальянский философ Б. Кроче и известный немецкий лингвист К. Фосслер. В многочисленных работах К. Фосслера («Культура Франции в зеркале ее языкового развития» (1925), «Дух и культура в языке» (1925), «Язык как творчество и развитие» (1905) и др.), создателя школы «эстетического идеализма» (кроме него в ее состав входили Л. Шпитцер, Э. Лерх, X. Хацфельд и др.), представлена своеобразная «культурология языка». В противоположность неогумбольдтианцам, рассматривавшим сквозь призму языка специфику той или иной национальной культуры, неогегельянцы пытались в самом языке увидеть проявление культуры и прежде всего духа.


Дата добавления: 2015-01-30; просмотров: 19 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2018 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав