Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Вопрос – проблема определения человека. Сущность человека

Читайте также:
  1. A1. Сущность и классификация организаций. Жизненный цикл организации и специфика управления на различных его этапах.
  2. C).Сократ о Боге и сущности человека. Этика Сократа.
  3. Cпектральный анализ - способ определения химического состава вещества по его спектру.
  4. I. "СОТВОРИМ ЧЕЛОВЕКА ПО ОБРАЗУ И ПОДОБИЮ НАШЕМУ".
  5. II Классификация хромосом человека
  6. III. Назовите основные последствия прямохождения человека (т.е. изменения в строении, физиологии, поведении) в опорно-двигательной системе.
  7. III. Охарактеризуйте биологические и социальные движущие силы эволюции человека.
  8. III. Проблема реконструкции индоевропейского праязыка.
  9. IV. Ордынское иго на Руси, его сущность и последствия.
  10. Quot;Литературный экзистенциализм". Концепция человека у Ж.-П.Сартра. Анализ прочитанного произведения.

Сущность человека

 

Чтобы ответить “что есть человек?” надо найти сущность человека, то что делает человека человеком, человеческое в человеке.

Поскольку наука никогда не говорит ни о самом предмете, ни о его сущности, но только лишь об его отдельных свойствах, идеализируемых в качестве своего предмета, она нам не сможет помочь ответить на этот вопрос. Конечно с помощью науки мы можем выделить биологические характеристики человека как вида, но когда мы обычно употребляем слово “человек”, то лишь в последнюю очередь задумываемся над его биологическим смыслом. Называя себя и других людьми мы признаем за другими быть тем же, чем являемся сами - “быть людьми”, признаем за ними человеческое достоинство. В данном случае понятие человек используется как форма самоидентификации и идентификации с другими. Я не просто считаю себя человеком, я самосознаю себя как человек и в этом самосознании определяю свое отношение к миру и другим людям. Понятие человек не просто обозначение вида или каких-либо свойств - это способ самосознания и осознания своего единства с другими. В этом смысле понятие человек не укладывается ни в одно научное определение и требует своего философского осмысления.

Слово “человек” многозначно и может обозначать совершенно разные предметы. В биологии словом человек обозначается один из биологических видов. В романах Толкиена - раса разумных существо, наряду с гномами, хоббитами и эльфами. Юкагиры или нивхи словом человек обозначают представителей своей народности. В юридическом смысле человек это один из правовых субъектов. В социологическом смысле - один из носителей социальной роли. Философский смысл человека должен носить обобщающий характер, он должен выражать сущность человека, осознание которой позволяет нам самосознавать себя как человека и самоопределяться по отношению к другим людям. В этом смысле понятие человека является формой самосознания, а все другие более упомянутые смыслы этого слова - лишь разные результаты этого самосознания.

Представим себе фантастическую ситуацию - вы встречаете совершенно инородное существо, которое заявляет о том что оно самосознает себя как человек и о своих правах человека. В этом случае вопрос стоит не о том, принадлежит ли оно к человеку как биологическому виду. - Итак очевидно, что нет. (Хотя и в этом случае существо может поставить под сомнение биологический критерий, мотивируя это тем, что его биологическое отклонение от человеческого вида - всего лишь случайное уродство, на основании которого нельзя лишать его права считаться человеком). Вопрос в том, что вы, самосознавая себя как человека, признаете или нет за существом такое же право считаться человеком и быть в силу этого равным себе. Этот вопрос требует выявления сущности человека - что человека делает человеком и дает ему право считаться человеком.

Допустим, сущность человека в его социальной природе. Но, в соответствии с этим критерием, мы еще не сможем признать за существом, заявляющим, что оно человек, так как социальной природой обладают и муравьи, и пчелы.

Допустим, сущность человека в его разумной природе. Но, и это не является достаточным основанием быть человеком, так как неизвестное нам существо может оказаться просто разумным роботом, всего лишь очень сложной машиной.

Право считаться человеком мы можем признать лишь того, кто обладает свободой и ответственностью. Ни разум, ни социализированность, ни внешнее сходство с человеком не могут служить для этого достаточным основанием.

Для понимания сущности человека биологический критерий не может считаться определяющим. Мы признаем человека другой расы человеком не в силу биологических аргументов, а в силу того, что он в той же мере, что и мы обладает свободой воли и способностью нести ответственность за себя. Биологически различие между расами несущсевтенно, но даже если бы оно и было существенно, это никак не должно было бы сказаться на сущностном понимании человека.

Несмотря на то, что биологические знания не могут определить, что есть человек, тем не менее, они могут помочь лучше понять человека. Человек в биологическом плане отличается от животных, но вопрос в том, есть ли в биологической природе человека нечто уникальное, что отличает его от всех остальных животных сильнее, чем существующие различия между животными. Совершенно очевидно, что биологическая уникальность не в размере человеческого мозга, не в прямохождении и не в строении ладони, а в том, что на уровне строения самого человеческого тела не обнаруживается его специализация к определенной среде обитания. Сколь бы сильно ни разнились между собой животные, в них всегда обнаруживается общая черта - в них присутствует определенная функциональная специализация, позволяющая максимально приспособиться к собственной среде обитания, у человека ее нет. Если предположить, что эволюция развивается по пути развития способности максимального приспособления, то становится совершенно очевидно, что человек в принципе не мог возникнуть эволюционным путем.

Загрузка...

Эта особенность человека выявляет философский смысл его отношения к остальному животному миру. Каждое животное развивает какую-либо одну особенность - гепард лучше всего бегает, дельфин лучше всех плавает, белка лучше всех скачет по деревьям, слон самый сильный и т.д. Человек все это умеет делать сразу, и хотя он делает это хуже чем животное-специалист, но зато значительно лучше, чем другие животные. Таким образом каждое животное воплощает в себе какие-то особенности, которые есть у человека, доводя их до совершенства, но при этом жертвуя остальными способностями. В связи с этим русский философ Сергий Булгаков предположил, что животное - это гипостазированное качество самого человека, а все животные вместе - образ самого человека. Таким образом животное царство - это разъединенный человек. Преодоление человеком своей внутренней расколотости через воссоединение с высшим началом позволит обрести внутреннее единство и животному царству. Именно эта мысль выразилась в христианской идее, что животный мир спасается через спасение человека.

Для определения сущности человека не годиться и социальный критерий. В наше время распространен предрассудок, будто бы человека человеком делает общество и вне общества человек не может существовать. Люди организуются в общество, но это не уникальный признак человека, ведь в общество организуются также муравьи, термит, пчелы. При этом не общество формирует и воспитывает человека, а первичный круг общения - самые близкие люди, которые составляют его семью. Правильнее было бы говорить, что человек - это существо семейное, а не общественное. Для того, чтобы сформировалась полноценная личность, необходим контакт только лишь с родителями, а не со всем обществом. Именно личное общение, а не общественные связи формируют личность, при этом личностное общение не обязательно может быть ограничено людьми, человек как личность может формироваться и в общении с Богом.

Чаще всего в качестве сущности человека называют разум, В некоторым смысле это правильно, беда лишь в том, что под разумом обыденный человек понимает самые разные явления.

Нельзя считать интеллектуальные способности уникальным свойством человека. Наиболее высокоразвитые животные могут превосходить по сообразительности многих представителей человеческого вида. Можно привести множество примеров тому, как животные успешно обманывали людей. Если мы проведем эксперимент и поставим человека и, например, крысу, в совершенно равные условия, например, найти выход из лабиринта или решить какую-либо другую подобную задачу, то вряд ли у них результаты будут сильно отличаться.

Вместе с тем, человек умеет пользоваться абстрактным мышлением, животные почти не умеют (хотя гориллы, успешно обучаются языку глухонемых). Вопрос лишь в том, действительно ли это способность выявляет в человеке нечто уникальное. Ведь не только человек, но и компьютеры могут оперировать абстрактными языками. Абстрактные языки - всего лишь инструменты, они никак не влияют на нашу насыщенность нашего переживания собственного жизненного мира. Да, человек обладает способностью пользоваться этим инструментом, а другие животные нет. Но ведь можно привести множество примеров того, что умеют делать животные, а человек нет. Поэтому не сама способность к абстрактному мышлению, а то, что ее порождает должно характеризировать человека как человека, но что это за способность - нам еще предстоит выявить.

Человек ничем не отличается от животных по яркости и насыщенности переживания своего жизненного мира. Человек, также как и животные способен страдать, радоваться, думать, надеяться. Тем не менее есть одно принципиальное отличие человека от всех животных, из которого можно вывести вес остальные различия, включая и способность к абстрактному мышлению. Только человек обладает свободой воли.

Животные обладают свободой выбора, но не свободой воли. Животные могут выбирать как поступить на основе уже имеющихся психических мотивов, но они, в отличие от человека, принципиально не могут поступить вопреки психическим мотивам. Например, коша может свободно выбирать, подсжаться ли желанию поесть и стащить сыр или поддаться страху перед наказанием, и не тронуть его, но ни одна коша не будет воздерживаться от употребления сыра по моральным соображениям или добровольно соблюдая пост.

Человек в отличие от животного свободен от своей психики, от своих желаний, эмоций и других психических мотиваций. Животное принимает свою психику как заданность, которую нельзя изменить. Поэтому и поступки животного не свободно, но причинно обусловлены психическим состоянием. Именно поэтому животные не несут и не могут нести моральной ответственности за свои действия. Если кошка стащила сыр, это означает не то, что она аморальна, но лишь то, что желание есть было сильнее страха перед хозяином.

Свобода человека налагает на него и моральную ответственность, в отличие от животного он не может оправдать свои поступки наличием желания или эмоции, так как у него была возможность поступить вопреки им. Эта свобода и является сущностью человека.

Свобода обуславливает ответственность. Ведь свободно поступать не означает поступать случайно. Свободное решение предполагает понимание цели и решимость ее добиваться. При этом, если человек не способен принять все последствия своего решения, то значит, он не до конца его осознал, и решение было не свободным, а случайным. Быть свободным, значит осознавать значимость того, что делаешь, принимать последствия этого, а это и есть ответственность. Таким образом свобода рождает сферу морали.

Благодаря свободе возникает и сама способность к абстрактному мышлению. Не только человек, но и животные способны думать, но в отличие от человека животные всегда думают о том, что для них непосредственно важно в данный момент. Мысль животного не отрывается от той ситуации, в котором животное находится. Это так потому, что ситуация обуславливает мотивацию направления мысли, и поскольку животное не может быть свободно от своих мотиваций, оно не может мыслить просто так, без пользы для себя. Человек же может думать о бесполезных вещах, это и делает его разумным. Но для этого ему необходимо оторваться от привязанности к ситуации, быть свободным от того, что ему непосредственно важно и нужно. Именно в этом отрыве от конкретной ситуации, от прагматичных интересов и возникает абстрактное мышление.

Абстрактное мышление способно постигать смыслы сами по себе безотносительно к прагматичным интересам в конкретной ситуации. Некоторые из этих смыслов приобретают особую значимость человека, определяя значимость его поступков, целей и окружающих вещей. В этом случае они превращаются в ценности и создают новую моральную мотивацию для человека, не зависящую от его практических интересов.

Способность человека видеть сферу высших ценностей позволяет обнаружить и их высший источник. Если человек начинает изменять себя в отношении к высшему началу, то тем самым он становится не только человеком моральным, но и человеком религиозным. Свобода человека обуславливает также и другие его уникальные способности - способность к творчеству, к искусству и т.д.

 

Проблема идентификации человека

 

Поскольку юридического определения человека не существует, в наше время довольно остро стоит вопрос, при каких условиях человека считать человеком. Фашисты, руководствуясь биологическими критериями признавали людьми представителей определенной расы, остальных дозволялось уничтожать. В нашей время человеком признают людей достигших определенного возраста, остальных же официально допускается убивать. Таким образом, вопрос, при каких условиях мы должны считать человека человеком представляется вовсе не праздным.

Если мы выделим основные характеристики человека, то обнаружиться, что ими обладают не все и не всегда.

Только человеку присуща способность говорить, но младенцы еще не умеют разговаривать, тем не менее они уже считаются людьми. Лишь человек обладает абстрактным мышлением, но человек в коме продолжает оставаться человеком, несмотря на то, что у него вообще какое-либо мышление отсутствует. Кроме того, по медицинским причинам человек может и не развить свои способности к мышлению и к языку, но тем не менее, он все равно человек, хотя по своим умственным способностям и будет уступать любом домашнему животному.

Если мы попытаемся определить человека по рождению от других людей. То как быть с бомжами, которые не имеют документов ни никак не могут подтвердить свое происхождение? Если мы определяем человека по внешним биологическим признакам, то как быть с врожденными уродствами и прочими мутациями, не соответствующими биологическими признаками человека?

Наиболее дикими выглядят официальные установления возраста, когда за человеком признается право быть человеком. Если мы предположим, что зародыш - еще не человек, а человеком он становится с какого-то момента, то придем к абсурду. Ведь зародыш развивается постепенно, а не скачками. Но человеком нельзя становится постепенно, либо человек есть, либо его нет, не может быть половины человека или три четверти человека.

Поэтому единственным надежным критерием могут быть не сами признаки человека, а их потенциальная способность иметь.

Человек есть то, что должно реализовать себя как человека. Человек не есть ставшая данность, но постоянно становящаяся самореализация. Отличие человека от всех других вещей заключается в том, что его основные характеристики не заданы по отношению к нему, но формируются им самим. Человека определяет не абстрактное мышление, не творческие способностью не моральное сознание, а способность к абстрактному мышлению, способность достигать уровня морального сознания, способность к творческой реализации. Причем эта способность может быть и не реализована, но тем не менее она потенциально уже содержится в свободе воли. Свобода воли осознается постепенно, но как потенциальная способность к собственной самореализации она заложена в человеке изначально с момента зачатия.

Уже первая эмбриональная клетка содержит в себе способность развиться до личности, развить мышление, овладеть языком и другими атрибутами человека. Кончено, могут возникнуть всевозможные внешние препятствия к реализации этих способностей, физические и психические болезни, гибель, аборт и т.д, но это не отменяет наличия самой потенции. Если человек рождается умственно отсталым, то это не означает, что в нем не заложена потенция стать личностью, просто реализация этой потенции столкнулось с внешним препятствием медицинского характера. Мы должны судить о человеке не по самим его человеческим характеристикам, но по потенции их иметь. Даже если эта потенция не реализована, человек все равно остается человеком. Младенец, который погиб и не развил в себе способность к языку или абстрактному мышлению, все равно остается человеком, также как и абортированная эмбриональная клетка, в которой заложены те же самые потенции что и в младенце.

 

32вопрос – личность, самосознание личности

Личность

 

Если человек возникает сразу, то личность формируется постепенно. Человек может стать, а может и не стать. О личности мы судим только тогда, когда человек поступает свободно, когда же он поступает в соответствии с обстоятельствами “как все”, мы ничего не можем о нем сказать.

Формирование личности происходит в моментах, когда человек принимает самостоятельное решение или вырабатывает собственное отношение к чему-либо. Личность проявляется в обществе, но тогда, когда она проявляет свободу от общества. Если бы человек пассивно воспринимал все то, что ему навязывает общество, не определяя собственного отношения к этому, то он ничем бы не отличался от общественных насекомых. Марксистское учение, сводящее личность к общественной природе было направлено на уничтожение личности. Человек склонен попадать под влияние коллектива, но его личность проявляется лишь в противостоянии духу коллективизма. Именно поэтому личность раскрывает в себе уникальное содержание, то, что присущ только одной этой конкретной личности, и никому другому.

В соответствии с этим следует различать понятия личность и индивид.

Индивид в широком смысле понимается как представитель вида. Вид - представитель рода. Человеческий индивид является отдельным представителем человеческого вида, и силу чего он содержит в себе как общие человеческие характеристики (у каждого человека как и у всех других людей есть две руки, две ноги, набор общих инстинктов и т.д.), так и те, которые присущи только ему. Личность же выражает уникальность человека, она раскрывает то, что отличает человека от всех других людей.

Основные моменты, характеризующие личность, можно свести к следующим:

Личность, во-первых, предполагает неделимость и простоту, ибо невозможно дробить личность на более мелкие личности. Во-вторых, личность предполагает бесконечное многообразие своих динамичных проявлений вовне. В-третьих, все эти проявления составляют единое органическое целое, единый жизненный процесс. В-четвертых, все эти проявления личности выражают ее сущностное содержание. В-пятых, содержание этой неделимой простоты, или, иначе говоря, сущности, составляет свободное изначальное самоопределение воли. В-шестых, это самоопределение должно актуально выражаться в своих проявлениях вовне. В-седьмых, это содержание раскрывается в становлении свободно.

Сказанное обобщить в следующем определении:

Личность, таким образом, является самообнаружением себя в моменте тождества своей сущности и своих проявлений вовне, раскрывающегося в живом становящемся органическом единстве всех своих аспектов.

 

33 вопрос – свободный поступок и ответсвенность

Философия свободы

В самом общем смысле свободу можно определить как способность поступать в соответствии с собой, со своей сущностью. Поэтому вопрос о свободе связан прежде всего с вопросом о сущности человека. Если мы сущность человека буем понимать биологически, социально или социобиологически, то ни о какой свободе не может идти речь. Материалист неспособен обосновать свободу вообще. Именно потому многие люди и не верят в существование свободы. Они исходят из простого наблюдения, что все желания человека так или иначе обусловлены либо его биологической природой, либо внешними обстоятельствами. Поэтому о свободе человека можно говорить, если сущность человека не сводиться к его социобиолгической природе, но восходит к началу, которое первично по отношению к миру и материальной природе самого человека (как части мира). Только в этом случае человек может быть свободен не только от внешних обстоятельств, но и от собственных желаний, от содержания собственной психики. Раскрыть такое понимание можно двумя путями - через отрицательное определение свободы, то есть свободы от внешних для нее препятствий, “свободы от…”, и через положительное преодоление свободы, раскрывающее в чем содержательно состоит свобода как таковая.

 

Свобода – это способность поступать в соответствии с собой. Здесь следует прояснить два момента: что значит «поступать», и что значит «в соответствии с собой».

1. Что значит «поступать»? Способность поступать я понимаю в самом широком смысле, т.е. проявлять любое действие вовне, не только в физическом, но и в смысловом и психическом аспекте. Свободный поступок следует отличать от случайного поступка на том основании, что он предполагает сознательный ответ на внешнюю мотивацию. Мотивация не предопределяет поступок, но лишь склоняет свободную волю действовать определенным образом. Свободная воля может действовать тремя различными способами: подчиниться мотивации, отказаться от мотивации или изменить мотивацию. Поступок слагается из трех элементов: свободное самоопределение по отношению к мотивации, целеполагание поступка и усилие, совершающее сам поступок. Результат поступка не является элементом поступка, относится к области внешних обстоятельств и не влияет на признание свободного характера за самим поступком. Например, если студент свободно решил получить профессию и поступил в университет, а потом у него ничего не получилось из-за того, что его переехала машина или университет закрыли, то неудачный результат не отменяет свободного характера его поступка. Поэтому, независимо от того, достижим результат или не достижим, препятствий для свободного свершения поступка нет. Человек может свободно решиться на поступок, даже заранее зная о неудаче. То, что человек зависит от внешних обстоятельств – это банальность, однако эта зависимость не детерминирует поступки человека, который свободен в буквальном смысле от всего (и от общества, и от эмоций, и от желаний, и от знания, и от мировоззрения, и от прошлого, и от Бога). Например, если на человека надели смирительную рубашку и заперли в психбольнице, то и в этом случае он обладает способностью свободно самоопределиться к ситуации, выбрать цель, которой будет добиваться, и прилагать усилия к ее реализации. Если человек впадет в шизофренический мир, в котором его будет преследовать вымышленный монстр, то и в этом случае человек может свободно оценить свое отношение к преследователю, свободно выбрать, как ему поступать и прилгать усилия к этому. Иными словами, человек обладает свободой воли, к которой неприменимы понятия «полная» или «неполная свобода». Или свобода есть, или ее просто нет.

2. Что значит «в соответствии с собой»?

Свобода отличается от произвола тем, что в произволе человек становится рабом случайности. Свобода – это не случайное действие, она содержательно раскрывает внутреннюю природу человека. Человек, совершая свободный поступок, совершает его осознанно, соизмеряя с тем внутренним содержанием, которое он стремится раскрыть в своем свободном действии. Он может чувствовать, соответствует ли совершаемый им поступок ему самому, либо идет вразрез с его собственной природой. Однако если мы будем понимать природу человека социобиологически, то тогда вынуждены будем признать, что свободы нет. Ведь в этом случае «поступать в соответствии с собой» будет означать «поступать сообразно социальным и биологическим законам», а это уже ничего общего со свободой не имеет. Соответственно, в рамках материализма обосновать свободу воли в принципе невозможно. Если человек свободен от мира, то в его природе должен находиться такой содержательно раскрывающийся в актах воли принцип, который был бы имманентен самому человеку и первичен по отношению к эмпирическому миру. Это - высшее, которое обнаруживается во внутренней сущности самого человека. Обнаружить это высшее внутри самого себя означает выйти за пределы себя как эмпирического существа, выйти за пределы собственной социобиологической природы. Таким образом, сущность свободы в способности трансцендирования – выхода за пределы своего ограниченного существования.

В основании различных культур лежат разные априорные структуры. Соответственно и принцип трансцендирования, который тоже носит априорный характер, должен пониматься по-разному. Поэтому здесь не может быть общезначимого ответа, в чем корень свободы. Разные культуры могут по-разному усматривать принцип трансцендирования, иногда даже не имея самого понятия «свобода». В качестве такого принципа могли выступать Дао, Атман, Логос, Откровение, Трансцендентальный субъект и т.д. Благодаря способности трансцендировать человек, преодолевая собственную ограниченность, обнаруживает высший принцип как имманентно себе присущий, и, поступая в соответствии с собой, становится свободным от всего эмпирического мира.

3. Первичность свободы воли

Если человек свободен от всего эмпирического и психологического, т.е. от любого содержания, раскрывающегося во времени, то, следовательно, свободная воля в своей основе вневременна и первична по отношению к любому психическому содержанию. Эта основа – потенция свободы воли, составляет сущность человека. Сразу же напрашивается возражение. Свобода воли ведь не слепа, она осознанна, а осознание протекает в психической сфере. Как же она может быть первична психическому? Ответ на это таков. Здесь и не утверждается, что воля осознается где-то в запредельной вневременной и до-психической сфере. Вневременное обнаруживается не само по себе, а в самих протекающих во времени переживаниях. В каждом переживании обнаруживается внутренняя соотнесенность с первичным по отношению к этому переживанию началом (интуицией самости). В этой соотнесенности усматривается возможность действовать, т.е. содержательно раскрыться. Потенция способности действовать носит вневременный характер, и обнаруживается как присутствующее в каждом моменте времени. Иначе говоря, вневременное обнаруживается как имманентное каждому моменту времени, а до-психическое, как имманентное психическому. Вневременная содержательная потенция способности действовать составляет самость человека, которая и является основанием или корнем свободы воли. Благодаря присутствию вневременного во времени свобода воли может быть осознанной и психологически переживаемой, не утрачивая при этом своего вневременного и до-психического характера.

 

34 вопрос – отрицательное понимание свободы

Отрицательное понимание свободы

Свобода человека от общества является частным случаем свободы от внешних обстоятельств, и именно с ней связано значительное число предрассудков. Очень распространено внешние, долгое время подбривавшееся государственной идеологией о том, что якобы человек не может быть свободен от общества. Такая точка зрения была выгодна руководителям тоталитарных режимов, насаждавших дух коллективизма и приоритет общественных ценностей над личными.

Наиболее распространенный предрассудок - свобода от общества предполагает уход из общества, что невозможно, поэтому нет и свободы. На самом деле свобода от общества не только не предполагает изоляцию человека, но, напротив, является условием полноценной жизни человека в обществе. Все в мире так или иначе влияет друг на друга, то что абсолютно ни на что не влияет и не испытывает влияния - за пределами мира. Однако взаимовлияние не отрицает свободу. Например, люди свободно могут общаться. Несмотря на то, что они в личностном общении влияют друг на друга, это не отрицает их свободу. Взаимодействие и взаимовлияние в общении является в данном случае мотивацией свободного общения. Отрицание этого момента свободы обессмыслило бы само личностное общение, превратив его в деловое.

Второй предрассудок связан с истолкованием внешней мотивации как причины. На самом деле внешняя мотивация, в качестве которой может оказаться и ситуация человека в обществе, является лишь поводом, а не причиной для его свободного самовыражения. Повод не определяет как именно человек должен поступить. Реагируя на внешнюю мотивацию человек сам принимает решение, поэтому причина поступка в нем самом - в его свободной воле, а не во внешних обстоятельствах.

Третий предрассудок - если человек не может чего-либо достичь, то он якобы и не свободен. Человеку приходиться от многого отказываться, чтобы добывать себе средства на жизнь, ему приходится играть перед другими людьми определенные социальные роли, многие ощущают свое бессилие перед обществом, не в силах хоть что-то изменить к лучшему. Все это заставляет некоторых сомневаться в самом факте свободы.

Однако свобода заключается не в факте достижения человеком той или иной цели, но в способности к целеполаганию, в способности определить свое отношение к любым внешним обстоятельствам, принять внутренне решение н стремление их изменить либо же согласиться с ними и готовность нести ответственность за приятое решение. Такой свободой обладает каждый человек и никто не в силах его лишить ее. При этом не важно, будет ли достигнута поставленная цель или нет. Например, если человек свободно принимает решение вступить в сражение, понимая, что оно все равно будет проиграно, то сам факт того, что цель, ради которой он принимает решение не может быть достигнута не отменяет самого факта, что человек принимает это решение свободно. Или, например, если человек свободно принимает решение поступить в университет чтобы стать врачом, но, в дальнейшем, заболев, не смог продолжить обучение, не отменяет того факта, что человек обладает свободой воли и свободно принял решение учиться.

Четвертый предрассудок - сведение свободы воли к свободе действия. Способность поступать может быть ограничена внешними обстоятельствами. Например, если человека лишат свободы, надев на него смирительную рубашку и запихнув в психбольницу, он все равно обладает свободой самоопределения по отношению к происходящей ситуации, он способен определить свое внутренне отношение, поставить цель ее изменить и прилагать ради этого усилия. Независимо, позволяют или нет внешние обстоятельства проявить свободу в поступке, саму внутреннюю свободу - свободу самоопределения и целеполагания они никак не могут ограничить.

Таким образом, любое внешнее обстоятельство является лишь поводом к реализации свободы воли. Однако свободное решение подразумевает его осознанность, понимание необходимости принимать его последствия, какими бы они ни были. Этот момент осознанности есть ответственность. Поэтому ответственность является моментом реализации свободы. Без ответственности нет осознанности поступка, а значит и сам поступок совершенно не свободно, но случайно. Но именно это чувство ответственности человеку принять трудно, а вместе с ним - и свободу. Именно поэтому человек склонен отказываться от свободы. Мнение, якобы человек несвободен от общества выражает стремление снять с себя ответственность и переложить на общество, а точнее, на вождя или правящую партию. На этом стремлении снять с себя ответственность и спекулировали фашистские и коммунистические идеологи, проповедавшие идеалы социализма и служения обществу. Нынешние избирательные машины рассчитаны на среднестатистического человека, не готового осознать свою свободу от общества и вообще, отказывающегося самостоятельно думать. Именно такой тип человека является базовой моделью для политологов и социологов, разработками которых успешно пользуются политики и идеологи. Вся современная деформация социальной системы во всех ее отвратительных чертах паразитирует на нежелании человека осознать свою свободу от общества.

Человек свободен не только от внешних обстоятельств, но и от содержания собственной психики, от своих эмоций, желаний, характера. За отрицанием этой свободы стоит элементарное нежелание нести ответственность за себя.

Эмоции, также как и внешние обстоятельства являются для человека фактом, по отношению к которому он может свободно самоопределиться. Иначе говоря, эмоции являются не причиной человеческого поступка, но поводом, мотивирующим свободное решение. Допустим, в одной и той же ситуации два человека испытывают одинаковой силы страх. Однако отсюда не следует, что поведут они себя также одинаково - один может податься страху, другой же, напротив, попытается его преодолеть. Более того, кто-то может преодолеть даже более сильный страх, в то время как другой склонен податься более слабому. Именно поэтому. Никакие эмоции не могут служить оправданием того, как поступает человек.

Свобода от эмоций вовсе не означает отсутствие эмоций. Речь идет не о том, чтобы все эмоции подавить, но от том, чтобы определить к ним собственное отношение. Однако человеку проще подчиняться эмоциям, чем принимать ответственность за себя. Если же человек добровольно отказываться от свободы от эмоций, то его становится возможным дрессировать точно также, как и животное. Подобные принципы дрессировки наиболее распространены в политической жизни. Например, основная предвыборная борьба между кандидатами нацелена не на прояснение своей позиции, а на формирование определенной эмоциональной ассоциации, которая подтолкнет рефлекторно поставить галочку в нужном месте в нужное время.

Суть дрессировки заключается в выработке ассоциативной эмоциональной реакции на определенный символ, действие, поступок, образ. На этом основывается не только методы политической пропаганды. Но и методы зомбирования в тоталитарных сектах. Если ж человек свободно самоопределяется по отношению к своим эмоциям, то у него просыпается интуиция, позволяющая ему отличить собственные эмоции от внушаемых извне, на основании чего формируется иммунитет к политическим идеологиям и зомбированию.

Аналогичным образом можно понять свободу от желаний. Свобода от желаний предполагает свободное самоопределение к имеющимся желаниям и способности направлять усилия на изменение имеющихся и формирование новых желаний. Желание не причина человеческих поступков, но лишь повод, их мотивирующий, и человек, осознавая желание как мотив, может по разному проявить свое свободной действие, вплоть до стремления изменить само это желание. Понять это мешает предрассудок, согласно которому свобода от желаний в уничтожении всех желаний. На самом деле речь идет не об уничтожении, а о самоопределении к ним, которое может выражаться по-разному, и в отказе, и в принятии, и в стремлении изменить, и в формировании нового желания. Другой предрассудок - свободный от желаний более бедно переживает жизнь - также неверно, так как свободный от желаний может их формировать и изменять так, чтобы жизнь воспринимать более богато и насыщено.

Человеку не всегда хочется нести ответственность за то, к чему склоняют его желания, именно поэтому он может добровольно отказываться от свободы от желаний. Этим пользуются многие бизнесмены, вкладывающие деньги в рекламу, извне формирующую в человеке новые желания. На этом же основывается не только коммерческая, но и политическая реклама. Соответственно, на человека, свободно самоопределяющегося к своим желаниям не действует ни коммерческая реклама, ни политическая пропаганда.

Постоянно повторяющееся психическое содержание составляет характер человека. Свобода от характера заключается в способности человека свободно самоопределяться по отношению к нему и изменять его.

Тело человека и его особенности также являются не причинами человеческих действий, но лишь поводами, причина лежит в свободной воле самого человека. Даже если человек чувствует ограниченность собственного тела, неудовлетворен им – в этом уже проявляется свободное определение отношения к собственному телу. Человек свободен соглашаться или не соглашаться на слабости тела.

Человек свободен и от своего прошлого. Прошлые поступки, события, жизненный опыт мотивирует действия человека в настоящем, но не определяет их. Человек свободно определяет свое отношение не только к своему настоящему, но и к прошлому, и к будущему. Он способен самоопределяться по отношению ко всей временной длительности, ко всей продолжительности жизни, и в этом смысле его способность самоопределяться первична по отношению к времени (первична в логическом смысле, но не в хронологическом).

В способности сомневаться проявляется свобода от знания. Даже если человека поместят в тоталитарное общество, где правительство полностью контролирует средства массовой информации и дезинформирует своих граждан, оно не может отнять у них свободы сомневаться. В этом смысле никто не может снять с себя ответственность за то, что поддерживал правительство в период репрессий или агрессивных войн на том основании, что его обманывали. Ведь он сам свободно согласился принять предлагаемые ему знания в качестве истинных, хотя имел возможность в них усомниться.

Человек свободен также и от системы собственных убеждений – собственного мировоззрения. Убеждения тоталитарных идеологий, если человек их искренне придерживается, очень часто приходят в конфликт с характером самой личности человека. Так, например, по своей сущности человек может быть очень добрым, но при этом придерживаться коммунистических или фашистских убеждений, вынуждающих его поддержать политику геноцида или репрессии против “врагов народа”. Многие очень часто жертвовали своей личностью ради своей мировоззренческой позиции, но это нисколько не снимает ответственность за самого человека, так как и само мировоззрение и система его убеждений является такой же внешней мотивацией для свободы воли, как и любые другие обстоятельства. Человек всегда остается свободен согласиться или не согласиться на то, что требуют от него собственные убеждения, и в любом случае он несет ответственность за это.

Человек свободен и от Бога. Бог является источником существования человека, но Он не несет ответственность за то, что человек делает. Желание отказаться от свободы по отношению к Богу является следствием нежелания нести ответственность за свои действия и поступки. Тем не менее в откровении христианства дано, что Бог является источником существования человека и только Он может спасти. В истории христианства можно выделить несколько позиций, по-разному раскрывающих соотношение свободы воли человека и Божией благодати, силой которой человек спасается.

Православная позиция. Спасение человека осуществляется в свободном взаимообщении воли человека и Воли Бога. Ни Воля Бога не предопределяет свободное действие человека, ни воля человека не предопределяет действие Бога. Это синергия, содействие двух воль.

Католическая позиция. Воля Бога оживляет свободную волю человека и сообщает ей силу. Без Божией благодати воля человека не смогла бы действовать. Тем не менее человек свободно самоопределяться к Богу, может принять или не принять Божию благодать и спасение.

Лютеранская позиция. Человек свободен в мирских делах благочестия, но для спасения это не имеет никакого значения, так как, он не обладает волей, чтобы совершать духовные дела. Человек не способен своей волей верить в Бога, стремиться к Нему и к спасению, все это совершает за него Бог. Иными словами, благодать Божия не оживляет свободу воли человека, как считают католики, но подменяет ее собой. В вере человека действует сама сила Бога, это Бог через человека вперит. Бог открывается всем людям, слышащим его Писание, и хотя у них не собственной воли стремиться к Богу, тем не менее у них есть сила препятствовать действию в них спасительной силы Божией. Это непринятие силы Божией предопределяет их к гибели.

Кальвинистская позиция. Если лютеран и считают, что человек предопределяется к гибели в силу собственного упорства, нежелания принять благодать, то кальвинисты настаивают на всеобщем предопределении, считая, что человек ничего не может сделать ни для своего спасения, ни для своего неспасения. Бог заранее предопределяет одних к гибели, других к спасению, и человек ничего не может с этим поделать. Каждый человек обнаруживает это предопределение как сове внутренне призвание, и суть его религиозной жизни заключается лишь в следовании этому призванию.

Первые две позиции признают свободу воли человека, хотя и по-разному ее трактуют, и поэтому соответствуют древнему Откровению христианства. Две последние позиции отрицают свободу человека, хотя и по-разному (в мягкой и в жесткой форме), поэтому являются новым учением, по отношению к христианскому Откровению. Таким образом лютеране и кальвинисты могут оставаться христианами не благодаря, но вопреки лютеранскому и кальвинистскому учению.

Таким образом, человек обладает внутренней свободой, которая не может быть у него отнята, и благодаря которой он остается человеком. Те же, кто отрицает свободу воли - отрицает сущность человека. Но чтобы это понять, необходимо раскрыть сущность человека – дать положительное понимание свободы.

 

35 вопрос – положительное понимание свободы

Положительное понимание свободы

Свобода как способность поступать в соответствии с собой, с собственной сущностью, не есть произвол. Свобода воли раскрывает внутренне содержание сущности, благодаря этому человек самореализуется. Становится личностью. Произвол же носит случайный характер, он не раскрывает никакого внутреннего содержания человека, и в этом смысле – бессодержателен. Произвол означает зависимость от случая, которая ничем не лучше зависимости от необходимости. Свобода освобождает и от того и от другого.

Свобода содержательна и обнаруживается вовсе не в свободе выбора, как думают некоторые, но в самореализации, раскрывающей это содержание. Свобода выбора возникает как правило тогда, когда свобода воли сталкивается с препятствием. Именно тогда возникает необходимость выбирать между собственной самореализацией, то есть тем. чтобы поступить свободно, или же согласием с внешними обстоятельствами – отказом от своей свободы.

Например, когда художник поступает свободно, он стремится к творческой самореализации и не задумывается над тем, писать ли ему картины или нет. Лишь в момент, когда возникают препятствующие обстоятельства, например, необходимость зарабатывать на жизнь, перед ним встает выбор – продолжать ли писать картины или вместо этого идти разгружать вагоны. По сути, этот выбор между творческой самореализацией и отказом от нее. Свободная воля художника встречает препятствие, мотивирующее отказаться от свободы и подчиниться внешним обстоятельствам. Если человек поступает в соответствии с собой вопреки обстоятельствам, то тем самым он подтверждает свободу своей воли, если же нет, то отказывается от нее. Примером такого утверждения творческой свободы, когда человек пошел наперекор всему обществу и победил его, является жизнь Ван Гога. Полная нищета Ван Гога привела его к ранней трагической гибели. За всю свою жизнь он не смог продать ни одной картины, так как эстетические вкусы общества того времени просто не понимали язык его произведений. У него был выбор отказаться быть художником и заняться обычной работой, но он остался верен себе и до самой своей гибели оставался художником. Именно эта бескомпромиссность Ван Гога и позволила ему победить, после его гибели общество вынуждено было признать в нем гениального художника.

Таким образом свобода выбора предполагает свободу воли как некоторый барьер для нее. Свобода воли проявляется не в самом наличии выбора, но в самоутверждении, позволяющем разрешить этот выбор.

Если свобода предполагает самореализацию, раскрытие своего внутреннего содержания, то встает вопрос о том, что это за содержание. Личность является результатом самореализации свободной воли, воля первична по отношению к личности. Поэтому, хотя содержание свободы воли раскрывается в личности, тем не менее оно первично по отношению к ней – личность, раскрывая в себе свободу воли, не может определять ее. Все эмоции, желания и другие моменты психики обнаруживаются в личности как ее частные содержательные моменты. И поскольку свобода воли первична по отношению к личности, она первична по отношению к психике, и не может ею определяться. Свобода воли ставит нас перед вопросом о сущности человека, которая первична по отношению к его личности.

Свобода воли не может иметь начало в том, что является частью природного или социального мира, иначе бы человека детерминировали бы социальные или биологические законы, и никакой свободы воли бы не было. Если человек свободен от общества, его сущность выше общества, если человек свободен вообще от мира, его сущность выше мира, если человек свободен от собственной психики, от собственного тела от собственного прошлого, его сущность выше его психики его телесности, выше самой длительности времени. Тем самым свобода указывает на такую сущность человека, которая не сводится ни к его биологической, ни к его социальной природе, эта сущность должна восходить к такому началу, которое первично по отношению к миру, в котором живет человек.

В свободе человек переступает собственные границы, выходит за пределы своего собственного эмпирического существования, становится больше самого себя. Эта способность человека в философии называется словом “трансцендирование”, то есть выход за предел. В трансцендировании человек восходит к высшему принципу, который обнаруживает как внутренне себе присущий. Благодаря этому человек обнаруживает свою первичность по отношению к миру, что и делает его свободным от мира. Рассмотрим это на примерах.

Платон создал учение о мире эйдосов, воплощение которых порождает космос. Мир эйдосов составляет мировой ум, первичный по отношению к космосу. Человеческий ум является моментом мирового ума, следовательно, если человек будет поступать в соответствии со своим разумом, то, тем самым, он становится свободным от мира. Стоики учили о мировом Логосе - разуме. Мировой разум присутствует как во всем космосе, так и в разуме человека. Стоики призывали человека поступать в соответствии с собственной природой, что для них означало поступать в соответствии с разумом. Это освобождает человека от власти всех внешних обстоятельств, ведь разум первичен по отношению к любому содержанию мира, и следуя ему человек становится свободным от мира.

С одной стороны, высший принцип понимается как первичный по отношению к космосу, с другой стороны, он дан человеку не внешним образом, а изнутри него самого. Человек обнаруживает высший принцип как внутренне присущий себе, который и составляет содержание его собственной сущности.

В христианстве человек обретал свободу через веру в Бога. Бог выше мира, но может жить в душе каждого человека. Эта связь с высшим, которое обнаруживается изнутри и делает человека независимым от мира. Любовь к Богу делает возможным любовь к ближнему. По психологическим законам невозможно любить всех ближних, тем более своих врагов. Однако причастность Богу делает человека свободным от психологических законов, и психологически невозможная христианская любовь становится возможной. Основатель трансцендентальной философии И. Кант относил свободу к трансцендентальной сфере (трансцендентальное - априорное, доопытное, служащее условием эмпирического опыта и познания). По мнению Канта в эмпирической сфере нет свободы, однако субъект первичен по отношению ко всей эмпирической сфере, а значит и свободен от нее. Можно видеть, что положительное понимание свободы предполагает выход человека за пределы эмпирического бытия к началу, которое открывается ему изнутри и которое первично по отношению к эмпирическому миру. Из этого следует, что в рамках материализма или эмпиризма обосновать положительное понимание свободы невозможно.

 


Дата добавления: 2015-01-30; просмотров: 19 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2019 год. (0.031 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав