Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

III. Из истории становления и развития детской иллюстрированной книги в России.

Читайте также:
  1. CSS. История развития
  2. Cоборное уложение 1649 год. О государственном устройстве России. Оформление крепостного права
  3. I. История становления лингвистических традиций.
  4. I. Особенности детской иллюстрированной книги как специфического жанра
  5. ISO 12207 - Б. процесс жизненного цикла для развития ПО
  6. IV. Цитаты из книги «Из лекций по теории словесности».
  7. IV. ЭВОЛЮЦИОННАЯ И РЕВОЛЮЦИОННАЯ ТЕОРИИ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА
  8. Quot;Средние слои" как стабилизирующий фактор общественного развития.
  9. V. Основные направления развития международного сотрудничества

Борис Дехтерев.

(Материалы лекции опубликованы в статье Е.О. Орловой «Встреча младших школьников с классическим искусством в иллюстрациях Бориса Дехтерева» // Учёные записки института непрерывного педагогического образования. – Выпуск 5: в 2 кн.- Великий Новгород: НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2003. – Кн. 1, (с. 211-214)

Детская иллюстрированная книга в России и её история привлекают внимание до сих пор, выступая подчас предметом дискуссий. В конце ХХ в. в Лондоне и Сиэтле, а затем и в России издаётся книга Евгения Штейнера «Авангард и построение нового человека. Искусство советской книги 1920 годов». Автор возлагает вину за становление тоталитарного режима в России и за его идеологическое обслуживание на авангардистов в целом, и на детских иллюстраторов в частности. В интернете можно познакомиться со статьёй Владимира Сальникова «Утопия в картинках. Краткий курс истории детской иллюстрации в СССР» (http://old.ej.ru/028/tema/childbook/05/index.html). Автор публикации считает, что история детской иллюстрированной книги в России отражает борьбу реализма и авангарда ХХ в., причём победы попеременно были на стороне то одного лагеря враждующих, то другого. Художник-иллюстратор В. Сальников относит себя к сторонникам авангарда, которым в советский период «годами промывали мозги русским реализмом». Однако общественные преобразования конца ХХ века возродили стилевую эклектику в иллюстрации детской книги. Исходя из своего местоположения на поле битвы реализма и авангарда, В. Сальников оценивает и творчество других иллюстраторов. Действительно прав Фёдор Ромер, когда утверждает: «сам факт оживлённой дискуссии о послереволюционной детской иллюстрации подтверждает, что она являлась удивительным и ярчайшим явлением» (http://old.ej.ru/028/tema/childbook/05/hv.html).

Интересно рассмотреть творчество Бориса Дехтерёва в контексте споров о путях и ценностях развития детской иллюстрированной книги в России. Критический разбор периода становления отечественной детской книги в первой половине ХХ в. сам по себе не нов. Это объясняется тем, что это был, бесспорно, важнейший событийный момент для искусства книги в России. Как всякий исторический период имел взлёты и падения, нёс в себе и радость открытия, творения, и трагедию неприятия, поражения нового. С одной стороны, именно в 20-30-е годы «патриархом» российской иллюстрированной детской книги В.В. Лебедевым и его учениками (В. Конашевичем, А. Пахомовым, Ю. Васнецовым, Е. Чарушиным и др.) была концептуально и художественно-эстетически оформлена детская книга. Говоря словами Лебедева, она «получила своё лицо». С другой стороны, детская книга, как и многое другое в стране, стало предметом политической борьбы, кульминационный момент которой связан с передовой статьёй в газете «Правда» 1936 г. «О художниках-пачкунах». По сути дела, эта статья стала определённым разделительным рубежом между годами поисков, открытий, экспериментов в искусстве детской книги и десятилетиями господства единственно верного художественного принципа - принципа социалистического реализма. В зависимости от убеждений Б. Дехтерёва либо хвалили за приверженность реализму, либо ругали.

Хвалить художника было принято в советских изданиях. Казалось бы, в период так называемого развитого социализма снизилась злободневность критики формалистов, однако лёгкие намёки, без указания имён, расставляли определённые акценты. Так, например, в издании 1983 г. можно было прочесть: «Становление мастера проходило в сложное для страны время. Каких только модных направлений, сверхновых и сверхсмелых теорий не возникало тогда. А «соблазнительные» лозунги отказаться от школы, от достижений мирового искусства могли вскружить голову не только молодому художнику. И вот тогда-то проявился характер Дехтерёва. Он не поддался модным соблазнам, остался верен себе и выбрал трудную дорогу реалистического искусства»(В. Панов. Мастер книжной иллюстрации // Юный художник, № 5, 1983, с. 20).

В. Сальников предлагает по-иному оценивать реалистическую природу иллюстраций Б. Дехтерёва: «В иллюстрацию пришли соцреалисты – Дементий Шмаринов, Евгений Кибрик, Борис Дехтерёв. Послереволюционная авангардная традиция рисования безжалостно истреблялась. Последователям Малевича приходилось имитировать вялый русский академизм под угрозой изгнания из профессии. Картинки в детских книжках или журнальчиках поскучнели и обесцветились».

При наличии разницы оценок наследия Б. Дехтерёва у сторонников разных подходов есть нечто их объединяющее – выделение как одной из основных характеристик творчества иллюстратора реалистичность его работ. Соглашаясь с таким пониманием, зададимся вопросом - почему из массы художников реалистической детской книги советского периода вспоминается имя Б. Дехтерёва, почему его иллюстрации вызывают интерес ? По нашему мнению, ответ не сводится только к тому, что Дехтерёв наиболее яркий представитель своего направления.

Когда рассматриваешь иллюстрации художника, то возникает ощущение встречи с уже знакомым, видимым. Такое ощущение имеет свою основу. Рисунки к «Горящему сердцу Данко» М. Горького построены на контрастах света и мрака, которые отражают тяжесть выбора, борьбу духа героев. «Они сидели, а тени от костров прыгали вокруг них в безмолвной пляске, и всем казалось, что это не тени пляшут, а торжествуют злые духи леса и болот…»(М. Горький. Горящее сердце Данко, Детгиз, 1958, с.6). Многие иллюстрации как раз и изображают людей вокруг огня, который символизирует горение души, её неугасимое стремление к борьбе за человеческое достоинство. Причём сам костёр на картинках не виден. Этот приём можно истолковать по-разному: и как раскрытие содержания – свет есть, но он не всем виден, и как художественное средство усиления напряжённости через противопоставление освещённых мест и затемнённых. На таком приёме – скрытия источника света – построена знаменитая картина Н. Ге «Тайная вечеря». По мнению искусствоведов в картине особенно важно освещение, при котором контрасты света и тени передают драматический смысл происходящего. Смысл «пропал бы, не будь тёмной, затенённой фигуры Иуды, по силуэту похожей на больного ворона, втянувшего голову в крылья, не будь больших теней на стене от фигур апостолов» (Дмитриева Н. А. Краткая история искусств. Вып. III: Страны западной Европы XIX века; Россия XIX века. – М.: Искусство, 1992. С.249). Другая художественная параллель иллюстрациям может быть проведена с известным произведением отечественной культуры - полотном К. Брюллова «Последний день Помпеи». Речь идёт не столько о складках ниспадающих одежд персонажей иллюстраций и героев картины, сколько о драматичности ситуации, переданной позами, жестами рук, разворотами фигур – мир на грани крушения. В иллюстрациях Б. Дехтерёва к «Золушке» и «Красной шапочке» Шарля Перро прослеживается живописный строй французского искусства. Герои сказок как бы сошли с полотен Ж.-Б. Шардена и Ж.-Б. Грёза на страницы детских книг. Совпадения не сводимы только к одежде и историческим атрибутам. Важно следование той неторопливости языка французского искусства с его вниманием к обыденным ситуациям, любовным прописыванием деталей, желанием запечатлеть радость человеческого бытия, которые и оживают на рисунках Б. Дехтерёва. Этот художник способен не просто воспроизводить стилистический язык искусства определённой эпохи, но отражать суть, идею стиля.

На мой взгляд, Б. Дехтерёв выступает не просто последователем реализма, но тем художником, чьё творчество готовит детей к встрече с классическими образцами мирового искусства. Он как бы кодирует известные произведения в своих рисунках, тем самым создавая основу для зрительной эстетической памяти, которая воспроизведёт свои впечатления при встречи с произведениями искусства.

Примечательно, что и критики советского периода указывали на связи между конкретными работами иллюстратора и творчеством великих художников, но относили это скорее к сомнительным, а не сильным характеристикам работ Б. Дехтерёва: «… в рисунках к пушкинским сказкам он часто попадал под обаяние традиционных стилистических приёмов. В его иллюстрациях к «Сказке о Попе и работнике его Балде» ощущаются обобщённость линейного рисунка кустодиевского типа и очень своеобразное развитие кустодиевских широких массовых сцен («Поп и Балда на базаре»). В рисунках к «Сказке о мёртвой царевне и о семи богатырях» на первый план выступает интерес к историческим костюмам и архитектуре, гармоничность фризообразной композиции, напоминающей театральные эскизы В.А. Васнецова».

Ещё в недрах советского искусства в иллюстрации детской книги сложилось неоромантического направление. К числу художников этого направления принадлежат и те мастера, имена которых упоминает в своей статье В. Сальников - Александр Кошкин, Валерий Васильев, Геннадий Спирин. Их работы автор не причисляет к соцреализму, а следовательно, видит именно в них перспективу развития отечественной иллюстрации. Среди основных черт неоромантического стиля называются глубокое погружение в культуру эпохи, внимательное прописывание деталей, общий романтический дух работ. А. Кошкин, по его собственному признанию, в иллюстрациях к сказке А.Н. Толстого «Золотой ключик или приключения Буратино» хотел воссоздать манеру художника северного Возрождения, например, И. Босха. Все перечисленные особенности неоромантизма можно обнаружить и в творчестве Б. Дехтерёва. Получается, что В. Сальников, причисляя Б. Дехтерёва к соцреалистам, не разглядел в его творчестве истоков зарождения нового стиля.

Я думаю, что надо попытаться взглянуть на работы мастера, оценивая их эстетически, а не идеологически. Несомненно, что споры вокруг иллюстраций для детей не будут отражать только эстетические конфликты. Однако знакомство с иллюстрациями Дехтерёва может стать тем мостом в мир искусства, его классических основ, который так необходим для детей в их эстетическом развитии. Понимание ценности классического содержания иллюстраций художника открывает педагогические возможности осмысления наследия Б. Дехтерёва.

 


Дата добавления: 2015-02-16; просмотров: 37 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2020 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав