Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Научная картина мира. Сциентизм и антисциентизм в философии науки 6 страница

Читайте также:
  1. А. Шопенгауэр и Ф. Ницше (от классической философии к иррационализму и нигилизму)
  2. Административно-правовая организация в сфере образования и науки.
  3. Азақстан территориясындағы қола дәуірі 1 страница
  4. Азақстан территориясындағы қола дәуірі 2 страница
  5. Азақстан территориясындағы қола дәуірі 3 страница
  6. Азақстан территориясындағы қола дәуірі 4 страница
  7. Анализ человеческого существования в философии экзистенциализма.
  8. Античная философия. Натурфилософские ориентации досократической философии.
  9. АНТИЧНЫЙ МИР И ГЕНЕЗИС ДРЕВНЕГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  10. Антропологическая проблема в русской философии

В. 18. Классификация методов научного познания. Методы научного познания принято подразделять по степени их общности, т.е. по широте применимости в процессе научного исследования, на всеобщие (философские), общенаучные и частнонаучные

Всеобщих методов в истории познания известно два: диалектический и метафизический. Это общефилософские методы. Метафизический метод с середины XIX века начал все больше и больше вытесняться из естествознания диалектическим методом.

Вторую группу методов познания составляют общенаучные методы, которые используются в самых различных областях науки, т.е. имеют весьма широкий, междисциплинарный спектр применения. Их классификация тесно связана с понятием уровней научного познания.

Различают два уровня научного познания:

– эмпирический;

– теоретический.

Эмпирический уровень характеризуется непосредственным исследованием реально существующих, чувственно воспринимаемых объектов. На этом уровне осуществляется процесс накопления информации об исследуемых объектах, явлениях путем проведения наблюдений, выполнения разнообразных измерений, постановки экспериментов. Здесь производится также первичная систематизация получаемых фактических данных в виде таблиц, схем, графиков и т.п. Кроме того, уже на этом уровне научного познания – как следствие обобщения научных фактов – возможно формулирование некоторых эмпирических закономерностей.

Теоретический уровень научного исследования осуществляется на рациональной (логической) ступени познания. На данном уровне происходит раскрытие наиболее глубоких, существенных сторон, связей, закономерностей, присущих изучаемым объектам, явлениям. Теоретический уровень – более высокая ступень в научном познании. Результатами теоретического познания становятся гипотезы, теории, законы.

Выделяя в научном исследовании указанные два различных уровня, не следует отрывать их друг от друга и противопоставлять. Эмпирический и теоретический уровни познания взаимосвязаны между собой. Эмпирический уровень выступает в качестве основы, фундамента теоретического. Гипотезы и теории формируются в процессе теоретического осмысления научных фактов, статистических данных, получаемых на эмпирическом уровне. К тому же теоретическое мышление неизбежно опирается на чувственно-наглядные образы (в том числе схемы, графики и т.п.), с которыми имеет дело эмпирический уровень исследования. В свою очередь, эмпирический уровень научного познания не может существовать без достижений теоретического уровня. Эмпирическое исследование обычно опирается на определенную теоретическую конструкцию, которая определяет направление этого исследования, обосновывает применяемые при этом методы.

Одни общенаучные методы применяются только на эмпирическом уровне познания (наблюдение, эксперимент, измерение), другие – только на теоретическом уровне (абстрагирование, идеализация, формализация, индукция и дедукция), а некоторые (анализ и синтез, аналогия и моделирование) – как на эмпирическом, так и на теоретическом уровнях.

К третьей группе методов научного познания относятся методы, используемые только в рамках исследований какой-то конкретной науки или какого-то конкретного явления. Такие методы именуются частнонаучными. Каждая частная наука (биология, химия и т.д.) имеет свои специфические методы исследования. При этом частнонаучные методы, как правило, содержат в различных сочетаниях те или иные общенаучные методы познания. В частнонаучных методах могут присутствовать наблюдения, измерения, индуктивные или дедуктивные умозаключения и т.д. Характер их сочетания и использования находится в зависимости от условий исследования, природы изучаемых объектов. Таким образом, частнонаучные методы не оторваны от общенаучных. Они тесно связаны с ними, включают в себя специфическое применение общенаучных познавательных приемов для изучения конкретной области объективного мира.

Частнонаучные методы связаны и со всеобщим, диалектическим методом, который как бы преломляется через них. Например, всеобщий диалектический принцип развития проявился в биологии в виде открытого Дарвином естественноисторического закона эволюции животных и растительных видов. К сказанному остается добавить, что любой метод сам по себе еще не предопределяет успеха в познании тех или иных сторон материальной действительности.

19. Особенности современного этапа развития науки. Внутренняя организация, структура науки, являет собой многообразную и многоликую картину. Классификационных схем ее немало. Но сегодня возникла ситуация, когда успешный исследовательский поиск идет не через узкие пути отдельных наук, а через узлы общих проблем.
Дело в том, что наряду со все более дробной дифференциацией наук и научных направлений идет могучий процесс интегрирования знаний. Возникают мегадисциплины. Сейчас разные авторы насчитывают от 1500 до 10 000 самостоятельных дисциплин. Ученые перестают понимать друг друга, ибо каждая из дисциплин – это своя терминология, собственные методики, автономные исследовательские структуры.
<= Мир целостен, но не монотонен. Он разнокачественен, обладает богатой внутренней организацией, динамичной и претерпевающей те или иные метаморфозы.
Поэтому дисциплинарная организация науки оправдана. Но лишь при условии постоянного внимания к теоретическому синтезу. И в этом процессе особенно важна роль философии, выполняющей по отношению к духовному миру функции всеобщей генерализации знаний.
В современной науке часто применяют понятие «парадигма» введенное Т. Куном для обозначения совокупности общепринятых идеалов и норм научного исследования и той картины мира, с которой согласна основная масса научного сообщества. Смена парадигм – революционный сдвиг в науке, ее выход на новые рубежи. С середины XX столетия обозначился парадигмальный сдвиг, резкое изменение видения мира и человека. Это связано с глубинными, подлинно революционными изменениями в науке, возникновением постнеклассического этапа ее развития, создания неоклассики.
Одна из главных линий становления данного этапа состоит в том, что в науку входит аксиологический (ценностный) момент. На месте чисто объективистского (натуралистического) видения мира выдвигается такая система построения науки, в которой обязательно присутствует в той или иной мере (не только в космологии, но и повсюду) антропный принцип. Суть его, может быть, в резко упрощенном виде состоит в утверждении типа: мир таков потому, что в нем есть мы, любой шаг познания может быть принят только в том случае, если он оправдан интересами рода людей, гуманистично ориентирован. Для этого типа характерен поворот направленности научного поиска онтологических (сущностных) проблем на «человекоразмерные» бытийные проблемы. Наука должна дать средство для предотвращения Апокалипсиса, обеспечивать выживание человечества, продолжить его историю, уходящую в бесконечность.
Научно-технический прогресс. НТП – непрерывное совершенствование всех стадий общественного воспроизводства, производственной и непроизводственных сфер путем единого, взаимообусловленного, поступательного развития науки, образования, техники, технологий, организации и управления. прежде всего ради практического решения стоящих перед обществом в данный исторический период социально-экономических, социальных и политических задач.
НТП – категория историческая, охватывающая длительный период развития науки и производства и их влияния на жизнь человека. Первый этап сближения прогресса в науке и технических средствах производства появились в 16 – 18 в. (мануфактурное производство, нужды торговли, мореплавания потребовали теоретического и экспериментального решения практических задач). Следующий этап связан с развитием машинного производства с конца 18 в., (наука и техника стали взаимно стимулировать развитие друг друга ускоряющимися темпами) Особым историческим этапом в НТП является период крупного машинного производства, становления индустриальной цивилизации (могущественные силы и ресурсы природы были поставлены на службу человеку, производство из простого процесса труда было превращено в социальное технологическое применение итогов научного труда, результатов научной деятельности.
НТП направлен, прежде всего, на развитие производительных сил общества. К середине ХХ в. наметился принципиально новый этап НТП – НТР, являющаяся закономерным шагом человеческой истории и носящая глобальный характер. Это означает, что революционные изменения охватили все разделы науки, техники и производства, что НТР повлияла на все стороны общественной жизни, затронула, хотя и в неодинаковой мере, все регионы планеты и все социальные системы.
признаки НТР, характеризующие ее природу:
а) слияние научной революции с технической при опережающем развитии науки;
б) превращение науки в непосредственную производительную силу;
в) органическое объединение элементов производственного процесса в единой автоматизированной системе;
г) формирование нового типа работника;
д) переход от экстенсивного к интенсивному развитию производства и пр.
Современный этап НТП многими учеными характеризуется как подготавливающий очередную НТР. Ее отличительными признаками будут многократно возросшая энергонасыщенность жизнедеятельности человека, глобализация всех основных процессов, радикально преобразованный технологический базис, превращение системных межотраслевых технологий в определяющий фактор социально-экономического развития.
Современный этап НТП связан с переходом к постиндустриальной цивилизации, с формированием особой роли научного знания, результатов многоотраслевого научного труда в социально-экономическом прогрессе общества. Основные направления современного НТП: использование новых технологий освоение космического пространства, создание ракетной техники; автоматизация производства; развитие химической промышленности и создание материалов с заранее заданными свойствами; создание альтернативных источников энергии и т.п.
Сущность и перспективы современной техногенной цивилизации.
В результате быстро расширяющегося процесса технизации (т.е. постоянного увеличения и совершенствования мира инструментальных средств с одной стороны, сопровождающей этот процесс системы ценностей, господствующих в культуре с другой) европейская цивилизация стала приобретать техногенный характер. Самая существенная ее черта – утрата человеком власти над техническим прогрессом и его следствиями.
Справедливо ли утверждение Бертрана Рассела (англ.философ) о том, «что наука и техника движутся сейчас вперед, словно танковая армада, лишившиеся водителей, – слепо, безрассудно, без определенной цели»?.
Совершенствование оценок техники сегодня сопряжено с периориентацией групповых интересов, что позволяет, предвидя социальные и культурные последствия технической деятельности, ставить определенные пределы в техническом изобретательстве до тех пор, пока не будут найдены способы ликвидации негативных для человечества результатов.
Социокультурная парадигма инженерии формирует новые принципы контроля над техникой, и новые принципы технического проектирования в глобальной системе «Техническое устройство – Человек – Окружающая среда». Суть и смысл дальнейшего развития техники состоит в выработке таких проектированных стратегий и контролирующих систем, которые бы обеспечили человеческое выживание. Включение социокультурной парадигмы в инженерию позволяет преодолеть технокритическую односторонность, организовывает инженерное мышление и инженерную деятельность вокруг человека как высшей ценности, а их человеческое измерение делает мерой профессионализма и компетентности, что и составляет одно из важнейших условий преодоления кризиса.

20.Наука в современном постиндустриальном, информационном обществе. Индустриальный формат развития техногенной цивилизации себя фактически исчерпал, привнеся в социальную эволюцию ряд издержек экологического, технологического, социально-культурного и духовно-нравственного порядка. Сегодня нужна новая парадигма общественного прогресса, соразмерная императивам сохранения природы и создания иной модели жизни, достойной человека разумного, образованного и высоконравственного.

Решить эту задачу путем обращения только к традициям и достигнутому опыту едва ли представляется возможным. Необходим выход за пределы сложившихся стереотипов социального прогресса, что сопряжено с кристаллизацией неизвестного ранее опыта и знаний. Собственно, в этом и заключается смысл инновационной стратегии развития как сочетания продуктивных функций традиции и новых качеств культуры человечества. Последние в данном случае следует понимать не как рекомбинацию существующего уклада жизни, а как создание принципиально новых форм и способов жизнедеятельности общества. Например, когда мы говорим об инновационной модели развития белорусского общества, едва ли следует понимать под ней некую реконструкцию традиционной индустриально-технологической схемы социально-экономического развития. Во внимание необходимо принимать задачу формирования иных, постиндустриальных структур экономики и социально-культурной сферы, которые бы олицетворяли новую тактику и стратегию общественного прогресса.
Ценности индустриализма заслуживают внимания в контексте решения первичных задач, связанных с достижением преимущественно «материальных идеалов» человечества — сюда относятся представления о хорошем жилье, пище, сравнительно обустроенном быте, достойной заработной плате и т.п. Но даже эти вещи индустриализм все же отодвигает на второй план. На первом месте для него — массовое производство, рост промышленности как таковой, технико-экономические показатели в целом. На этот недостаток указывали все известные теоретики индустриального общества. Они, в частности, говорили о том, что оно «заботится лишь о производстве» (Анри Сен-Симон), что в нем «экономическая система отделена от семейных уз, рабочее место — от домашнего очага» (Эмиль Дюркгейм), «во всем обществе распространяются единая этика и стиль жизни: они становятся деперсонифицированными нормами» (Макс Вебер). Можно сказать, что индустриальный тип жизни себя практически исчерпал, поставив человечество перед необходимостью поиска новых сценариев развития. И они разрабатываются, конституируя в своей целостности идеологию современных реформ общества.
Постиндустриальный тип развития предполагает переход к новым базовым принципам становления, которые строятся на максимальной реализации так называемого третичного сектора общественного производства — сферы услуг или сервиса, с изменением при этом структуры социальной стратификации. Речь идет о перераспределении областей занятости людей в сторону обслуживания самих себя: торговля, финансы, транспорт, здравоохранение, индустрия отдыха, наука, образование, управление. Ни индустриальное производство, ни сельское хозяйство при этом никуда не исчезают, как иногда пытаются скептически представить постиндустриальную теорию ее оппоненты. Реальный сектор экономики существует, интенсивно развивается на высокой научно-технологической базе и оптимальной (немассовой) занятости людей, но приобретает подчиненный характер по отношению к смысложизненным ценностям человека. В постиндустриальном обществе на первое место выдвигаются человек, его духовно-культурный, интеллектуально-образовательный потенциал, профессионализм и ответственность.
Основных предпосылок перехода к постиндустриальному развитию много, но главной является, по сути, одна, которая прошла апробацию в высокоразвитых странах Запада в начале 1960-х гг. Научно-технический и технологический прогресс там привел к сокращению числа людей, занятых в сельском хозяйстве и промышленности, снижению себестоимости соответствующей продукции при одновременном росте — это следует подчеркнуть — благосостояния народа. Все это вызвало огромный спрос на различного рода услуги — медицинские, образовательные, научно-технологические, торговые, финансовые, бытовые, транспортные, дало мощный толчок креативности, переквалификации людей с учетом новых предпринимательских интересов, стимулированию инновационных решений. Именно по этим тенденциям социально-культурной и интеллектуальной динамики и были зафиксированы первые признаки перехода к постиндустриальному развитию.

Нельзя не сказать о новых инновационных механизмах трансформаций, которые появились в связи с активным развитием информационных технологий и интенсивной социализацией на этой основе информации и знаний. Отсюда, кстати, и происходит новая идеологема постиндустриального вектора развития современной цивилизации — становление информационного общества или общества знания. Классический постиндустриализм и теория информационного общества — разные сценарии общественного развития. Постиндустриальная концепция строится на основе широкой реализации возможностей третичного сектора хозяйственной и социально-культурной деятельности. Информационное же общество следует рассматривать через призму активизации так называемого четвертичного сектора — информационного, имея в виду новую технологическую природу производства, функционирования и социализации информации и научных знаний, а также сферу развития рынка информационных и телекоммуникационных услуг и технологий, соответствующих программных продуктов, когнитивно-компьютерных новаций и т.д. По сути, данный сектор выступает основой развития так называемых конвергентных и вообще высоких технологий. Во многих развитых постиндустриальных государствах он приносит сегодня основной доход в структуре ВВП. К примеру, в США экспорт высокотехнологичных производств и наукоемких технологий составляет до 95% от общего объема экспорта, а поступления в бюджет от прогрессивных технологий и продажи наукоемких продуктов на внутренних и внешних рынках — около 90% [1]. Это чисто экономический подход к определению информационного общества, вообще же, оно характеризуется системой других показателей, например политикой информатизации, которая связывается с комплексом организационных мероприятий государства и институтов гражданского общества по созданию условий генерации интеллектуально-информационного ресурса и обеспечению заинтересованных субъектов достоверными и своевременными сведениями во всех видах человеческой деятельности. Кроме этого, во внимание необходимо принимать и другие особенности информационной цивилизации — высокую степень коммуникационной активности и культурной интеграции, но особенно следует подчеркнуть высокую наукоемкость как экономической, так и социальной сферы. В информационном обществе информация и знания рассматриваются в качестве важнейшего фактора инновационного развития. При этом во внимание принимается не любое знание, а в первую очередь теоретическое, что особым образом актуализирует роль и значение фундаментальной науки.
С развитием компьютерных технологий и совершенствованием механизмов социальной коммуникации оказалось возможным по-иному оценить целостность и единство человеческой цивилизации, принципы самоорганизации людей на основе широкого доступа к информации, деструктуризацию традиционных систем управления в зависимости от рассредоточения информационных ресурсов в локальных подсистемах общества, наконец, организацию власти, которая ориентирована на профессиональные и интеллектуальные ценности. В информационном обществе не теряет своего значения важнейший тезис постиндустриальной доктрины о том, что информация и знания выступают не только главной ценностью, но и особым товаром со всеми его производственно-экономическими характеристиками. Последнее обстоятельство особенно ярко демонстрируют современные тенденции развития рынка информационных услуг и ресурсов.

Для того чтобы информационное общество действительно стало обществом знания с широким социально-культурным и гуманитарным горизонтом, важно вовремя обратить внимание на ряд противоречивых тенденций, которые имеют место при его становлении. В истории развития человечества доминирующую роль играл процесс производства и накопления знаний. Именно на этой основе были в общих чертах созданы те системы объяснения реальности, которые с небольшими изменениями дошли до нашего времени и по-прежнему играют важную роль в процессе накопления объективной информации об окружающем мире. Принципиальное отличие современной эпохи заключается в ином — сейчас неизмеримо больше коммуникаций, строящихся в основном на процедурах передачи информации. Тиражирование, но не создание интеллектуального продукта, передача сведений о нем посредством печатных изданий, радио, телевидения, лекций и семинаров в рамках системы образования, а теперь еще и сети Интернет — вот что отрицательным образом влияет на становление современного информационного общества и демонстрирует сущность предпосылок деперсонификации знаний. За словом «знание» сегодня все чаще скрывается понятие «информация» как необязательно рефлексируемое человеческим сознанием (пониманием) сообщение, передаваемое (принимаемое) с помощью технологий социальной коммуникации. Особенность этих коммуникаций такова, что их информационная основа не содержательна («знание») и не предметна («продукт»). В подобных системах информация не столько интеллектуально-знаниевый ресурс, сколько стимул (мотив) деятельности. В организованном подобным образом информационном потоке на первое место выходит не передача данных о свойствах товара или услуги, то есть рациональная денотация объекта, а создание его образа, мобилизующего скорее аффективные коннотации. Именно образ приносит прибыль в современной экономике и стимулирует развитие рекламного бизнеса. Не за монополию на передачу сведений воюют владельцы СМИ, а за создание выгодного им или их заказчикам образа событий [2]. По меткому замечанию Маршалла Маклюэна, сделанному еще в 1960-х гг., действительным содержанием сообщения является сам сообщающий [3].
То, что коммуникация как создание образов играет в современном обществе важнейшую роль, подтверждает и концепция нынешнего лидера теоретиков информационного общества Мануэля Кастельса. Он начинает ее с тезиса о переходе от капитализма к информационализму, в условиях которого успех зависит в первую очередь от способности генерировать, обрабатывать и эффективно использовать информацию, основанную на знаниях. Однако наряду с этим утверждением анализ новых форм экономики и культуры вынуждает Кастельса все же опираться на понятия «коммуникационная система», «сетевое общество», «образы» и т.п. [4].
Несомненный интерес представляет решение проблемы построения информационного общества в странах с так называемой переходной экономикой. Сочетание в большинстве из них элементов первичного и вторичного секторов экономики, естественно, накладывает ограничения на этот процесс. Поэтому один из возможных вариантов их дальнейшего развития — это сохранение подобного сочетания экономических укладов с постепенным отставанием от наиболее развитых государств. Худшее, что может здесь произойти, — возвращение в первичный сектор экономики и превращение в обыкновенный сырьевой источник, если имеются природные ресурсы. Второй вариант — повторение путей развития, которые прошли страны Запада, и таким образом достижение достаточно приемлемого уровня жизни (малоперспективное догоняющее развитие). Надежды на существование третьего сценария могут быть обусловлены современными тенденциями интеграции и универсализации социально-политических, общественно-экономических, научно-технических процессов, естественно, в их лучших проявлениях. Суть этого пути заключается в сочетании второго и третьего секторов экономики с устойчивой ориентацией при этом на инновационное постиндустриальное информационно-технологическое развитие.

Определенный оптимизм в этом отношении вызывают наметившиеся сегодня тенденции информатизации Беларуси: активно идут процессы компьютеризации, формируются телекоммуникационные сети с выходом в мировое пространство. По итогам анализа параметров так называемого индекса электронной готовности Всемирным банком был сделан вывод о том, что наша страна находится на первом месте среди государств СНГ по степени готовности к информационному обществу. Успешно развивается отрасль разработки программного обеспечения. Однако для более быстрого движения вперед необходимо создавать политические, правовые, социально-экономические предпосылки информатизации общества и развития его информационной культуры как в рамках национальных, так и международных проектов. В настоящее время гуманитарная составляющая информационной политики большинства государств оставляет желать лучшего, слаба ее правовая и законодательная обеспеченность.

Механизмы перехода к новому типу организации общества неразрывно связаны с интенсивной кристаллизацией научно-инновационной среды. Именно поэтому понятие «инновации» является ключевым в рассмотрении вопросов трансформации индустриального общества в постиндустриальное и информационное. При этом важно заметить, что данное понятие имеет смысл применительно лишь к вполне конкретным сферам деятельности. Инновации, в принципе, возможны везде и в такой своей универсальности всегда будут приветствоваться. Постиндустриальное и информационное общества основываются на развитии пятого и шестого технологических укладов. Поэтому все инновационные сдвиги в экономике, технике и технологиях, социальной и гуманитарной сфере, которые приближают или формируют названные уклады, могут считаться инновациями постиндустриального типа. Важнейшее же значение здесь принадлежит, естественно, науке. Для сравнения вспомним, что уже в индустриальную эпоху она впервые стала объектом инновационной политики, то есть получила внешнее управление через социальный заказ, который мог исходить не только от государства, но и от частного бизнеса. Однако при этом возникла проблема когнитивной сопротивляемости науки, когда различные исследовательские учреждения осуществляют плохо скоординированную между собой деятельность. В условиях сетевой организации информационного общества возникает задача преодоления данной сложности путем внедрения механизма рефлексивной дифференциации — различные центры, работая над схожими проблемами, вырабатывают свои установки в рамках общих рефлексивных сверхустановок, определяемых из более общего центра. Это значит, что наиболее вероятная координационная задача в сфере современной науки — переход к глобальным открытым системам и структурам, функционирующим в соответствии с предзаданной системой векторов. Выполнение ее особенно актуально при реализации сетевых моделей общества с сильной векторной направленностью, то есть с увеличением рефлексивной дифференциации. Последняя должна стать динамическим каналом как управления, так и самоуправления исследовательскими центрами.
Приходящие на смену индустриальному типу развития новые постиндустриальные модели делают ставку на науку. Если индустриальное общество основывается главным образом на машинной технологии, то ценности постиндустриального мира связываются с технологией интеллектуальной. И если капитал и труд — важнейшие структурные элементы индустриального социума, то информация и знания — основа общества постиндустриального. При этом информация выступает главным производственным ресурсом, тогда как знание остается внутренним источником прогресса. Осознание науки в качестве важнейшей производительной силы возникло, естественно, не сегодня. Но если в период индустриализма ее социально-производственная ценность проявляется опосредованно, через преимущественное воплощение в технологиях и соответствующих материальных объектах, то в постиндустриальном мире кроме этого значения знания открываются по меньшей мере две его исключительно нетрадиционные функции: способности непосредственно выступать самостоятельным товаром, имеющим собственную стоимость, а также кардинально трансформировать структуру социальной стратификации и управления из-за возрастающего участия в этих процессах производителей и носителей знания.

Следует подчеркнуть принципиально иной характер научно-инновационной стратегии постиндустриального мира. Речь идет, во-первых, об ориентациях экономики общества на такие технологии, которые являются результатом прогрессирующего теоретического знания и интенсивного развития фундаментальной науки в целом. Во-вторых, постиндустриальная технология и теоретическое знание представляют собой единое целое — нематериальный интеллектуальный продукт, демонстрирующий свою неисчерпаемость (многократность) как в условиях внутреннего, так и экспортного потребления.

Инновационный путь постиндустриального развития ориентирован на постоянное возобновление растущих социально значимых качеств производимых товаров и услуг. Сделать это вне активно развивающегося фундаментального научного знания невозможно. Логика в данном случае достаточно проста: сначала инновации в науке, затем — в экономике. Если говорить другими словами, приоритет в любом случае должна иметь фундаментальная наука. Таков закон социального прогресса. При этом научная деятельность не может быть неким автономным процессом производства знаний, ценность которых задана исключительно их внутренней организацией, а начинает выступать в такой форме человеческой практики, в рамках которой оценивается эффективность не только действий, но и целей. Современные тенденции гуманизации и гуманитаризации социальной деятельности, в том числе и научной, направлены на решение этой задачи. Не случайно в поле зрения общественного мнения все чаще попадают вопросы этики науки, нравственной ответственности ученого за произведенное знание и возможность его безопасного функционирования в обществе, вопросы практической значимости науки, ее роли в интеллектуализации социума и выработке перспективных моделей социального развития

21. Наука как социокультурный феномен. В настоящее время наука предстает, прежде всего, как социокультурный феномен. Это значит, что она зависит от многообразных сил, токов и влияний, действующих в обществе, определяет свои приоритеты в социальном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени детерминирует общественную жизнь. Тем самым фиксируется двоякого рода зависимость: как социокультурный феномен наука возникла, отвечая на определенную потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире, и существует, оказывая весьма заметное воздействие на развитие всех сфер общественной жизни - profreglament.ru. Наука рассматривается в качестве социокультурного феномена потому, что, когда речь идет об исследовании ее истоков, границы того, что мы сегодня называем наукой, расширяются до границ «культуры». И с другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и «подлинного» фундамента культуры в целом в ее первичном— деятельностном и технологическом — понимании.




Дата добавления: 2015-01-30; просмотров: 53 | Поможем написать вашу работу | Нарушение авторских прав

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | <== 8 ==> | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав