Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Рекомендации по составлению обвинительного заключения.

Читайте также:
  1. II. ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
  2. II. Рекомендации по выполнению заданий для самостоятельной работы
  3. II. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОФОРМЛЕНИЮ КУРСОВОЙ РАБОТЫ
  4. III. Рекомендации по выполнению заданий
  5. III. Рекомендации по выполнению заданий
  6. III. Рекомендации по выполнению заданий для самостоятельной работы и подготовке к практическому занятию
  7. III. Рекомендации по выполнению заданий и подготовке
  8. IV Методические рекомендации
  9. VII.II. МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО выполнению контрольных работ для студентов заочной формы обучения
  10. Возможные неприятные ощущения и сложности, дополнительные рекомендации.

5.1. Из того, что ранее было сказано, понятно: работа по составлению обвинительного заключения по уголовному делу тре­бует от следователя аналитических способностей, умения осмыслить, переработать весь материал, выбрать правильный вариант его рас­положения (после того, как проведена оценка собранных доказа­тельств по крайней мере на информационном уровне).

5.2. Рекомендуется на подготовительной стадии выбрать один из вариантов расположения материала: систематический, хронологи­ческий, поэпизодный, смешанный. В результате этой работы вся след­ственная документация, доказательства по делу должны быть пред­ставлены в форме кратких описаний всех эпизодов преступной дея­тельности, характеристик личностей и формул обвинения - все на отдельных карточках.

5.3. целесообразно на подготовительном этапе составлять и различные схемы, раскрывающие структуру и динамику преступной де­ятельности, преступные связи и хронологию эпизодов.[4]

5.4. По многоэпизодной и групповой преступной деятельности более всего подходит смешанный вариант систематизации. Это обус­ловлено тем, что по так называемым групповым делам невозможно ра­спределить все материалы в хронологическом порядке или по эпи­зодам (поскольку одни и те же лица могут фигурировать в несколь­ких эпизодах).

5.5. При смешенном варианте систематизации материалов уголов­ного дела схема их расположения выглядит следующим образом:

- в первый том включаются: постановление о возбуждении уго­ловного дела; материалы, послужившие поводом и основанием к его возбуждению; документы, имеющие общее значение (например, акт ревизии); процессуальные документы (постановления о продлении срока следствия и содержания под стражей, о принятии дел к свое­му производству, о привлечении в качестве обвиняемых; протоколы допроса обвиняемых;

- последующие тома формируются по эпизодам преступной деятель­ности;

- предпоследний том содержит материалы, характеризующие лич­ность обвиняемых (различные характеристики, справки спецпроверок, копии приговоров по ранее полученным судимостям и т.д.); - последний том - материалы окончания расследования и собственно обвинительное заключение.

5.6. По сложным групповым делам руководители следственных групп могут поручать составление отдельных фрагментов обвинитель­ного заключения (описание некоторых эпизодов преступной деятель­ности, которые связаны между собой местом или временем).

5.7. Рекомендуется использовать тот методический подход, ко­торый представлен во 2-4 вопросах настоящей лекции. При этом ана­лиз доказательств упорядочивается и за счет этого ускоряется, и за счет этого же меньше шансов допустить, следственно - судебную ошибку (см. вопрос 1-й данной лекции).

 


ВЫВОДЫ

I. Типичные ошибки следственной практики формирования систем доказательств по уголовным делам, т.е. составление обвинительных заключений имеют характер методических нарушений:

- «перескакивание» (некорректные связи между уровнями доказывания), когда доказательства информационного уровня сразу перено-| сятся на уровень логический;

- «перескакивание» через логический уровень доказывания на уровень предмета доказывания.

2. На информационном уровне решается вопрос о достоверности фактов, на логическом - достоверность эпизодов.

3. Проблема правдоподобных(вероятностных) доказательств должна быть снята на информационном уровне доказывания за счет:

- поиска новых докзательств, усиливающих доказательственную подсистему того или иного факта;

- исключение из обвинения того или иного факта (эпизода прес­тупной деятельности).

4. При составлении обвинительного заключения нельзя недооцени­вать роль вспомогательной документации:

- аналитических карт, использовавшихся при расследовании уголовного дела;

- схем преступных связей;

- «эпизодных» карточек;

- специальных карточек (лицевых счетов);

- схем различных уровней доказывания.

 


ЛИТЕРАТУРА

I. Белкин Р.С. Собирание, исследование и оценка доказательств. М., 1966. С.296.

2. Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. Ме­тодологические проблемы. М., 1969. С.216.

3. Быков В.М., Гришин Й.А. Обвинительное заключение по групповому уголовному делу: Ленкция. Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1988. С.34.

4. Василенко В.П., Трофимов А.М. 0 понятии исследования доказа­тельственной информации // Труды ВСШ МВД СССР. Вып.12, 1976. С.28-34.

5. Земан И. Познание и информация. Перевод с чешского. М., 1966; С.251.

6. Зубарев В.С., Крысин Л.П., Статкус В.Ф. Язык и стиль обвини­тельного заключения. М., 1976. С.67.

7. Калмыков Ю.Н.. Стремовский В.А. Обвинительное заключение в советском уголовном процессе. Ростов на Дону, 1970. С.87.

8. Капшинский Е.С. Понятие и классификация существенных нарушений уголовно-процессуального закона // Труды КВШ МВД СССР, Киев. 1977. Вып. 11. С.100-109.

9. Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание при производстве рас­следования. Горький, ГВШ МВД СССР, 1977. С.44.

10. Колдин В.Я. Уровни уголовно-процессуального доказывания // Совет­ское государство и право, 1974, № 11. С.86-91.

11. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986. С.159.

12. Мариупольский Л.Н., Статкус В.Ф. Обвинительное заключение в совет­ском уголовном процессе. М., 1969. С.91.

13..Мартычник Е.Г. Основы формирования приговора в советском уголов­ном процессе. Кишинев, 1989. С.168.

14..Михеенко М.М. Доказывание в советском уголовном процессе. Киев, 1984. С.133.

15. Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Оценка качества судебного раз­бирательства по уголовным делам. А., 1987. С.239.

16. Мухин И.И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском судопроизводстве. Л., 1974. С.107.

17. Нор В.Т. Проблемы теории и практики судебных доказательств. Львов, 1978. С.112.

18. Осипов В.Н. К вопросу о соотношении судебного познания и судеб­ного доказывания // Сборник ученых трудов Вып.7. Свердловск, 1967. С.41-49.

19. Орлов Ю.К. О соотношении и содержании категорий истины и до­стоверности в судебном доказательстве// Вопросы борьбы с преступ­ностью. Вып.25. М., С.127-141.

20. Орлов Ю.К. Структура судебного доказывания и понятие судеб­ного доказательства // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.28. М., 1978. С.86-101.

21. Орлов Ю.К. Выводное знание в судебном доказывании и проблемы его допустимости // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.32. М., 1980. С.88-100.

22. Питерцев С.К. Составление обвинительного заключения. Л., 1981. С. 75.

23. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973.

24. Тростников В.Н. Человек и информация. М., 1970. С.186.

25. Хмыров А.А. Косвенные доказательства. М., 1979. С.184.

26. Шурих Ф.Р. О криминалистическом мышлении // Совершенствование методов борьбы с преступностью. Рига, 1984. С.46-56.

27. Эйсман А.А. Структура и язык описания предмета доказывание // Вопросы борьбы с преступностью. Вып.19. М., 1973. С.88-109.


Приложение

ПРАКТИКА ОТМЕНЫ НЕОБОСНОВАННЫХ ПРИГОВОРОВ [5]

Понятие обоснованности близко к понятию истинности приго­вора, хотя и не однозначно с ним. Когда вывод суда о фактичес­ких обстоятельствах дела соответствует тому, что имело место в действительности, говорится об истинности приговора. Однако мо­гут быть приговоры, в которых выводы соответствуют доказатель­ствам., но сами доказательства не бесспорны либо они оценены не во всей долиной исчерпывающей совокупности.

Обоснованный приговор будет истинным, если доказательства, приведенные в приговоре в подтверждение принятого решения, до­стоверны и достаточны.

Обоснованность приговора обусловлена его мотивированностью. В описательной части приговора суд не только излагает обстоя­тельства дела, приводит доказательства, но н анализирует дока­зательства, мотивирует каждый свой вывод (ст.314 УПК РФ), с фактической, правовой и логической точек зрения объясняет, обосно­вывает выводы по всем вопросам, подлежащим разрешению в приго­воре.

Требование обоснованности как правового свойства приговора связано с качеством выносимых судебных решений и является одним из показателей судебной деятельности.

В приговоре должны быть изложены сущность обвинения и при­ведены доказательства, на которых основан вывод суда (ст.314 УПК РФ). Это требует от судей еще в ходе судебного следствия принять меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обсто­ятельств дела.

Б. признан народным судом Московского района г.Риги виновным в нарушении правил безопасности движения, предусмотренном чт.1 ст.213 УК Латвийской республики. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Латвии оставил приговор без из­менения.

Между тем этот приговор нельзя было считать обоснованным, так как к моменту его постановления не выполнены требования за­кона о всестороннем и полном исследовании обстоятельств дела (ст. 14 Основ уголовного судопроизводства), не собраны, не ис­следованы все доказательства, имеющие существенное значение для выводов суда.

Суд в приговоре утверждал, что Б., управляя автомашиной, не убедившись в безопасности движения, вопреки требованиям Пра­вил дорожного движения выехал на главную улицу и преградил путь следовавшей по ней автомашине «скорой помощи». В результате произошло столкновение и водителю автомашины «скорой помощи» причинены телесные повреждения средней тяжести, а пассажиру -легкие телесные повреждения с расстройством здоровья.

Выводу суда противоречили показания подсудимого. Б. утверж­дал, что, выехав на перекресток, он остановил машину, пропус­кая поворачивающий трамвай, и в это время, объезжая его на 1 большой скорости, машина «скорой помощи» столкнулась с его ма­шиной. Б. отметил также, что на участке главной улицы, куда он должен был ехать, проводились ремонтные работы. Свидетели в судебном заседании утверждали, что столкновение произошло, ко­гда автомашина, управляемая Б., стояла на перекрестке. В схе­ме дорожного происшествия местонахождение трамвая не обозначе­но, хотя в деле есть данные, что через перекресток действитель­но следовал трамвай. Не выяснив обстановку места происшествия (где был трамвай, находился ли он в движении, производились ли на главной ули­це ремонтные работы), а также характера действий водителя ма­шины «скорой помощи» и правильность их с точки зрения безопас­ности движения, суд тем самым не установил действительных об­стоятельств автопроисшествия. В связи с этим суждение суда о виновности Б. в нарушении правил безопасности движения нельзя было считать обоснованным.

Прокурор Латвии принес протест на приговор и определение по делу Б. Президиум Верховного Суда Латвии удовлетворил про­тест и направил дело на новое расследование.

Обоснованность приговора - это такое его свойство, кото­рое отражает доказательственную деятельность суда.

Изучение дел показывает, что в ряде случаев в приговорах суды не точно отражают обстоятельства, установленные в судебном засе­дании. В связи с этим в приговорах дается иногда неправильная право­вая оценка совершенному деянию.

Осуждая П. по ст.95 УК Кыргызстана, народный суд Кантского района в приговоре так описал обстоятельства дела.

П., В. и Г., находясь на работе в сапожной мастерской, выпи­вали. Перед окончанием рабочего дня сюда пришли заведующая мас­терской Р-ва и ее муж Р., который был в сильной степени опьяне­ния. Р. стал ругать В. и П. за то, что они не выполнили рабочего задания его жены. П. сделал замечание Р., чтобы он не кричал на них; тогда в ответ Р. ударил П.

В процессе обоюдной драки, по утверждению суда П. совершил умышленное убийство Р., за что и был осужден по ст.95 УК. В даль­нейшем дело дважды слушалось в Верховном Суде республики и при­говор был оставлен без изменения.

Между тем обстоятельства случившегося, как они зафиксиро­ваны материалами дела, выглядели несколько иначе.

Свидетели В. и Р-ва показали, что Р. после сделанного ему замечания сам набросился на П. Р-ва пыталась оттащить своего мужа, но это ей не удалось. Р., навалившись на сидевшего на стуле П., схватил рукой металлическую сапожную лапку [по обстоятельствам дела, этого движения Р. П. не видел). В этот момент П. и нанес ему смертельный удар ножом.

П. показал, что Р. обругал его, ударил, а затем прижав к стулу, стал душить. Что было дальше, он не помнит: или он уда­рил Р. ножом, или тот сам наткнулся на него.

Приведенные в показаниях факты говорят о том, что Р. совер­шил неправомерные действия в отношении П. (оскорбил его и избил), что меняет характер происшедших событий.

С учетом этих конкретных обстоятельств Пленум Верховного Суда страны рассмотревшей дело по протесту его председателя, признал, что убийство Р. совершено П. в состоянии внезапно воз­никшего сильного душевного волнения, вызванного насилием со сто­роны потерпевшего. Приговор народного суда в отношении П., опре­деление и постановление Верховного Суда Кыргызстана по данному делу были изменены: действия П. переквалифицированы на ст.96 УК.

Загромождая иногда приговор ненужным изложением событий, предшествующих преступлению или последующих за ним, суд может упустить описание подробностей самого события преступления и имеющих существенное значение для дела доказательств, исследо­ванных в судебном заседании. Тем самым будет нарушено обязатель­ное условие, характеризующее приговор с точки зрения его обос­нованности.

Томским областным судом по п. «а» ст.102 УК РФ С. осужден за то, что из корыстных побуждений убил Б. В приговоре суда до­вольно подробно описаны события, предшествующие убийству (как происходили выпивка, ссора и т.д.), но не указаны обстоятель­ства, при которых совершено убийство (например, чем и в какие части тела С. наносил удары Б.). Учитывая, что в деле о самом событии преступления имеются противоречивые данные, трудно су­дить, какие же из этих данных суд признал установленными.

Понятно, что такой приговор был отменен Верховным Судом РФ.

Для правильного отражения в приговоре обстоятельств дела немаловажное значение имеет отбор доказательств, отвечающих требованиям относимости и допустимости.

Бухарским областным судом по ст.ст.119 и 151 УК был осужден С. По утверждению суда. С., работая заведующим магазином Бухар­ского горпромторга, вступил в преступную связь с продавцом по­дотчетного ему филиала У. и совместно с ней присвоил государ­ственные ценности на сумму II 044 руб. Кроме того, С. не обес­печил надлежащих условий хранения материальных ценностей в фи­лиале торга.

Судебная коллегия по уголовным делам, а затем и Президиум Верховного Суда Узбекистана оставили приговор без изменения.

Бухарский областной суд в приговоре обосновал вину С. в хищении лишь показаниями У. Больше того, У. давала на допросах противоречивые показания (то заявляла, что оговаривает С., то утверждала, что он является виновником хищения). Оказалось не соответствующим фактическим данным и опровергалось показаниями свидетелей и актами ревизии заявление У. о том, что С. присва­ивал деньги, вырученные ею от реализации товаров, и не списывал с ее подотчета товары, переданные по фактурам в другие филиалы магазина. По этим основаниям протест Председателя Верховного су­да был удовлетворен.

По другому делу, отменяя приговор Выборгского народного суда г. Санкт-Петербурга в отношении 3., осужденного по ч.1 ст.117 УК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала: «Ошибка органов расследования и суда состоит в том, что, со­славшись на показания потерпевшей 0., они не учли требования ст.71 УПК РФ о том, что никакие доказательства не имеют зара­нее установленной силы».

Приговор в отношении 3. был основан лишь на показаниях потерпевшей. В данном случае ни суд, ни органы следствия не ра­сполагали иными доказательствами. Задача суда состояла в том, чтобы восполнить пробелы в доказательствах, чего не было сдела­но.

Приговор тогда может быть признан обоснованным, когда суд исследовал все имеющие существенное значение для дела доказа­тельства. Иногда в распоряжение суда органы следствия предостав­ляют множество доказательств, но они все в судебном заседании не проверяются.

Суд должен обосновать свой приговор лишь теми доказательст­вами, которые были предметом рассмотрения в судебном заседании (ст.43 Основ уголовного судопроизводства) Бывает, что это поло­жение судами не соблюдается.

Народным судом Чубартауского района Семипалатинской облас­ти Е. был признан виновным в том, что он, управляя автомашиной ЗИЛ-164, при объезде остановившегося автобуса, из которого выходили пассажиры, не снизил скорости движения и передним бампе­ром автомашины сбил вышедшего из автобуса Ш. Из шести допрошен­ных на предварительном следствии свидетелей в суд был вызван лишь один Т., показания которого не освещали полной картины про­исшедшего.

Подсудимый Е. утверждал, что его машина двигалась со ско­ростью 20 км/час. В протоколе следственного эксперимента ско­рость движения автомобиля определена 38-40 км/час. По утвержде­нию автотехнического эксперта, скорость машины была равна 26 км/час Не внес никакой ясности по этому вопросу и свидетель Т., тогда как другие свидетели, допрошенные следователем, давали показания о скорости движения автомобиля, управляемого Е.

Допрос свидетелей в суде был необходим и для установления поведения потерпевшего Ш., его роли в совершенном Е. наезде. В обвинительном заключении указано, что у Ш. плохое зрение, он ходил с палочкой, мер предосторожности не соблюдал. В приговоре поведению Ш. не дано никакой оценки и вопрос, не нарушил ли сам потерпевший правил дорожного движения, остался нерешен­ным.

Суду следовало обеспечить явку пяти других свидетелей, принять меры к выявлению и устранению имеющихся в материалах дела противоречий.

Указанные недостаток судебного следствия повлек за собой необоснованность приговора. По этим мотивам судебная коллегия Семипалатинского областного суда приговор в отношении Е. от­менила и дело возвратила на новое рассмотрение со стадии су­дебного разбирательства.

При наличии противоречивых доказательств суд, на основа­нии анализа имеющихся доказательств, обязан в приговоре ука­зать, по каким основаниям он признал достоверными одни дока­зательства и отверг другие. В противном случае приговор в си­лу нарушений ст. ст.20, 314.УПК РФ нельзя считать правосудным.

Красноборский районный народный суд признал Р. виновным в злостном хулиганстве, совершенном с применением огнестрельного оружия. По утверждению суда, Р. громко пел на улице и в ответ на замечание участкового инспектора милиции П. стал нецензурно выражаться, угрожая П. расправой, сбил его на землю. Придя до­мой, Р. взял охотничье ружье, вышел на улицу и стал стрелять. С помощью граждан П. отобрал ружье у Р.

В судебном заседании Р. виновным себя не признал и пояснил, что его поведение было вызвано неправомерными действиями П-го и П-ва, которые сильно избили его, в результате чего он утра­тил зрение на один глаз.

Как известно, версия обвиняемого должна быть проведена. Суд может отвергнуть его версию, если будет доказано, что доводы, приводимые подсудимым, неосновательны.

Вопрос о достоверности конкретного доказательства окончательно решается судом при оценке всей совокупности доказательств, П исследованных на судебном следствии.

Учитывая эти обстоятельства, а также то, что очевидцы происшедшего допрошены поверхностно и в их показаниях имеются про­тиворечия, судебная коллегия Архангельского областного суда от­менила приговор по делу Р.

Изучение кассационной практики убеждает, что причиной по­становления необоснованных приговоров часто является поверхност­ное исследование доказательств и как результат этого - неполное исследование обстоятельств дела.

Отменяя приговор Верховного Суда Дагестана по делу А., Верховный Суд РФ предложил суду тщательно допросить осужден­ного, потерпевших, свидетели об обстоятельствах совершенного преступления, проверить доводы осужденного о том, что из пи­столета стрелял не он, а его отец, так как эти лица были до­прошены в судебном заседании поверхностно и в их показаниях имеются противоречия. При наличии противоречивых доказательств суд не указал мотивы, по которым отверг одни доказательства.и принял во внимание другие.

До постановления приговора деятельность суда направлена на установление определенных фактических обстоятельств, получение достоверной информации, выработку внутреннего убеждения по де­лу. При постановлении приговора суд высказывает свое убеждение как результат оценки доказательств. Фактические обстоятельства, установленные судом, должны обосновывать совершение лицом пре­ступления, за которое оно осуждается.

Осуждая Т. по чт.2 ст.200 УК Казахстана (злостное хулиган­ство), Урджарский районный народный суд Семипалатинской облас­ти в приговоре не указал, по какому именно признаку хулиган­ские действия подсудимого признаны злостными. Как показал ана­лиз материалов дела, это объяснялось тем, что отсутствовали дан­ные, которые могли бы служить основанием для квалификации действий Т. по признакам злостного хулиганства. Суд обоснованно признал Т. виновным в совершении хулиганских действий, но ква­лифицировать его действия следовало по ч.1 ст. 200 УК.

Для осуждения лица по той или иной статье Уголовного кодек­са необходимо установить, что действия подсудимого охватывает­ся соответствующей нормой. В приговоре должны найти подтвержде­ние фактические признаки содеянного, которые являются признака­ми, образующими состав преступления.

Верховный Суд РФ, рассмотрев протест заместителя Председа­теля Верховного Суда РФ, прекратил дело в отношении Ч., признав осуждение его по ст.190 УК РСФСР необоснованным.

Солнцевским районным народным судом Курской области Ч. был осужден за недонесение о разбойном нападении, совершенном Т.

Ч. на предварительном и судебном следствии показал, что Т. сообщил ему, как, избив Д., забрал у него деньги. Однако о том, что Т. при этом угрожал Д. ножом, он не знал. Эти пока­зания Ч. подтвердил и Т.

Для привлечения-лица к ответственности по ст.190 УК РФ не­обходимо установить, что оно достоверно знало о совершении преступления, за недоносительство о котором установлена уголовная ответственность.

Суд в приговоре должен был обосновать квалификацию дея­ния Ч. Суд это не сделал, да и не мог сделать, ибо, как это видно из материалов дела, доказательств, подтверждающих, что Ч. знал о совершении Т. разбойного нападения, не имелось.

 


[1] Примечательно, что фундаментальный труд «Теория доказательств в советском уголовном процессе» подготовлен главным образом уче­ными-криминалистами.

[2] См. Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С.293-299, 428, 439.

 

[3] См. подробнее об этом: Колдин В.Я. «Уровни уголовно-процессуального доказывания» // Советское государство и право, № 11, 1974, с. 86-91.

[4] По-видимому, те следователи, которые игнорировали криминалистические рекомендации по ведению аналитических карт в ходе расследования, по своевременному составлению схем преступных связей и т.д., во время составления обвинительного заключения должны испытывать сожаления.

[5] По материалам бюллетений Верховных судов СНГ




Дата добавления: 2015-04-11; просмотров: 60 | Поможем написать вашу работу | Нарушение авторских прав

1 | 2 | 3 | 4 | <== 5 ==> |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2024 год. (0.02 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав