Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Легенда о драконах.

Читайте также:
  1. В «Картлис Цховреба» излагается исто­рия Грузии с древнейших времен, начиная от легендарных грузинских родоначальников до царствования Георгия V Брцкинвале.
  2. Глава 2. Легенда о Царицынской барже
  3. Легенда
  4. Легенда к карте пассионарных толчков
  5. ЛЕГЕНДА КРЫМСКОЙ ВОЙНЫ
  6. Легенда Небес
  7. Легенда о перепросмотре
  8. ЛЕГЕНДА О РАСТЕНИЯХ
  9. ЛЕГЕНДА О ЦАРИЦЕ САВСКОЙ

В самом центре Валорана, на перепутье трех дорог: ноксианской, демасийской и из южных земель - стоит старый трактир. Его обветшалое здание каким-то чудом выжило в Рунических войнах, и лишь пара обожженных балок, да несколько глубоких царапин на каменных стенах напоминали о том, что сражения велись совсем близко. Относительный порядок навели совсем недавно: новая власть стала пресекать самым строжайшим образом любое использование магии, – войны как будто прекратились, и обитателям Рунтерры пришлось задуматься о более мирных развлечениях. К трактиру вернулась былая популярность. Все шли сюда, чтобы за кружкой знаменитого эля вспомнить прошлое, подумать о делах насущных, посплетничать о новом порядке, ну и конечно, кости размять – драки здесь были самым обычным делом. Встретить тут можно было кого угодно: уличные попрошайки бегали от стола к столу, выпрашивая себе на выпивку; ученые из Зауна поучали за стойкой ионийских целителей; политики выкрикивали лозунги новой власти; йордлы (ростом - не выше стола) жонглировали кружками и смеялись как дети, когда те падали на пол и разбивались. Чего здесь только не происходило! Умей стены говорить, они поведали бы много интересного из того, что довелось им тут увидеть. Вот, к примеру, послушайте хотя бы эту странную историю. Началась она здесь – в самом старом трактире Валорана, и все было так.

В один на редкость тихий вечер двери заведения распахнулись, и внутрь зашла одна из самых заядлых его посетительниц - Шивана. Наполовину женщина, наполовину дракон - эти два своих обличия она принимала по очереди, и все зависело только от ее настроения. В тот вечер она пребывала в образе человека, однако никто не знал: надолго ли? Следом за Шиваной вошли еще двое – люди. Оба молоды. Один смуглый, другой белокожий. Оба одеты по моде в одинаковые атласные плащи насыщенного фиолетового оттенка. (Первой свою любовь к этому ядовитому цвету выказала новая политическая хартия, не прошло и месяца, как все подхватили эту моду и с ног до головы стали рядиться сплошь в «фиолетовое».) Все трое подошли к столу. Шивана указала юношам на скамью.

-Садитесь. Я расскажу вам все, только вот смягчу горло, – обратилась она к ним, окинула заведение презрительным взглядом, и, заметив пожилого трактирщика, сразу того окрикнула: - Старый пень, налей-ка для меня и моих новых друзей по пинте своего лучшего пойла!

Трактирщика как ветром сдуло - он побежал в кладовую за элем. Юноши уселись, и Шивана удовлетворенно раскинулась на протертом диване напротив. Спину облокотила на гобеленовые подушки, ноги крест-накрест закинула на стол. И ведь никто ее не одернул - боялись! Мало того, что она была наемницей, так называемой, «Лиги» - элитного боевого отряда при самых верхах власти, так ведь ещё и характером бог не обидел. Если не в духе, разбираться не будет - либо спалит всё к чертям, либо разгромит. Разница не большая – лучше, вообще, ее не злить. Трактирщик это понимал как никто другой, и уже через минуту три пинты его самого лучшего, самого дорогого, самого почитаемого Валоранского эля стояли на столе, а с ними: кровяная колбаса, огромный телячий окорок, тонкие ломтики парной буженины - такие изысканные деликатесы, что пальчики оближешь! Конечно же, за счет заведения - все для того, чтобы «дракониха» (не дай бог!) не показала свой крутой нрав.

С приходом Шиваны вечный шум трактира заметно поутих. Завсегдатаи, что были до ее прихода, знали о ней не понаслышке и поспешили отсесть за дальние столики, а большинство из них – и вовсе убраться по домам. Мало ли что! Спутники Шиваны, напротив, держали себя скромно - ноги на стол не закидывали, локтями по столу не елозили – однако ничего хорошего от них здесь тоже не ждали, потому как все знали: в компании буйной «драконихи» сроду не встретишь приличных людей – все, как на подбор, убийцы, психопаты, одним словом, самые «темные» личности.

Но в тот вечер вопреки всем опасениям Шивана буйствовать не собиралась, весь ее вид говорил о том, что она пребывает в самом лучшем расположении духа. Причиной тому были ее богатые «новые друзья» – те, что сидели напротив. Они пообещали ей десять золотых в обмен на то, что она поведает им древнюю драконью легенду. Шивана, прикидывая в уме всю щедрость платы, решила: почему бы ей не поведать этим болванам то, о чем знало практически все население Рунтерры еще с начала Рунических войн? Хотя великие умы и признали всю историю чистым вымыслом, по Валорану недавно прошел слух, что драконы намеренно скрыают самую важную часть легенды и на то, якобы, имеются, самые серьезные причины. Шивана была прекрасно осведомлена об этом «великом» секрете родственников, и понимала, что юноши хотят вызнать от нее именно эту, скрытую, часть истории. Она могла бы и сразу, минуя предисловие, поведать им без утайки все, что знала, но делать этого почему-то не стала. То ли настроение ее тогда было чересчур словоохотливым, то ли сыграла свою роль дурная привычка драконов по сто раз на дню пересказывать одни и те же сказки - все это уже не важно: бедным юношам пришлось выслушать одну из самых длинных легенд Рунтерры от начала – до конца. Шивана залпом осушила свою кружку эля, пододвинула к себе две другие и начала рассказ.

- Друзья мои, я поведаю вам историю, которую рассказывал мой отец, а ему в свою очередь - его отец, мой дед. – На этих словах она остановилась и злобно посмотрела на спутников. Яростный взгляд драконьих глаз возымел почти мгновенный эффект: юноши тут же перестали пялиться на ее сапоги, находящиеся аккурат между мисками с едой, и, не мигая, уставились на Шивану. Тогда она продолжила уже без остановок:

«Так вот, друзья мои. Мало кто знает, что давным-давно, с самого начала времен, магия, с которой мы сейчас встречаемся почти каждый день, на Рунтерре не существовала. Не было ни драконов, ни колдунов, ни мертвецов, ни других странных существ – всё это были сказки для тех, кто жил тогда, как для нас сказка то, что я вам рассказываю. У людей была прекрасная жизнь, какую только могут пожелать им истинные боги. Вокруг зеленели леса и сочные луга, а в реках и озерах плескалась самая разная рыба. Люди жили в достатке и никого при этом не боялись, ведь никому из них не приходило в голову доказывать своё исключительное превосходство и могущество. Не было войн, разве что случались изредка рыночные склоки и потасовки, которые и сейчас не приносят сильного вреда, а в те времена и подавно, - заканчивались быстро, взаимными извинениями и подарками. Цивилизованные люди, что уж говорить! Рыбаки, охотники, ремесленники, садовники, строители – самый мирный народ. Они приходили в этот мир, жили счастливо и покидали его с улыбкой на лице. Это были лучшие времена Рунтерры, друзья мои!

Города той эпохи были великолепны. Лучшие архитекторы тех времен приложили к ним руку. Здания, дворцы, театры, музеи строились на века. Их арочные крыши переливались всеми цветами радуги, в фонтанах журчала чистая вода, а на улицах цвели и благоухали жасмин и акация. В городах правили люди из числа самых достойных жителей. Нареченные властью, те правили на благо всех, но не себя. Суды вершили справедливо. Дела решали бескорыстно. Между городами поддерживались исключительно дружеские связи. Дипломатии как таковой не существовало: зависти, споров за землю и конфликтов между городами попросту не было, а чего нет, того и решать не стоит. Рунтерра процветала в равенстве, безмятежном спокойствии и благоденствии.

Впрочем, об одном городе надо сказать отдельно. По красоте и величию ему не было равных на всей Рунтерре. Его здания прятались в тени больших деревьев и мифических статуй, сотворенных из мраморных скал самыми известными зодчими тех времен. В центре возвышалась непревзойденная по своим размерам базальтовая пирамида, облицованная сардониксом редкого темно-синего цвета. Она стояла на неиссякаемом подземном источнике, и вода, поднимаемая вверх двумя огромными жерновами, извергалась вниз многоступенчатыми водопадами по двум противоположным граням. Наверх пирамиды вела крутая и опасная лестница, и мало кто решался на нее ступить, но те немногие смельчаки, которые не боялись и поднимались на вершину, потом уже никогда об этом не жалели. Описать ту картину города, что они видели в лучах восходящего солнца, многократно отражающихся в каскадах воды, не смог бы и самый искусный рассказчик.

Это была гордость Древней Цивилизации. Город, который мы теперь считаем лишь вымыслом, и хотя экспедиции на его поиски отправляются до сих пор, пока никому не удалось найти хоть что-то проливающее свет на реальность его существования. Пески Шуримы надежно хранят свои тайны, и время давно превратило город в миф, но я вас уверяю: не было тогда, и нет сейчас на всей Рунтерре места более желанного, чем та великая столица Древних - легендарная Икатия.

Как пишут в книгах, стремление к совершенству у людей той эпохи не знало границ. Архитекторы и художники, скульпторы и каменщики съезжались со всех концов Валорана, дабы восславить свое искусство в камне самой Икатии, и город разрастался. Когда все скалы города превратились в статуи, они взялись за гранит, на котором стоял сам город. Люди вырезали из него лабиринты, здания и колодцы причудливой формы, и город опускался все глубже и глубже, пока в одном месте гранит не истончился в тонкую, гладкую, почти зеркальную плиту, на поверхности которой творилось явно что-то не ладное. Сама плита была окутано темной пеленой тумана, гранит там был холоден как лед, а некоторые горожане даже утверждали, что видели с обратной стороны какое- то движение и чувствовали при этом, как за ними явно кто-то наблюдает. Однако все попытки рассмотреть, что находилось за той плитой, заканчивались одинаково: темный туман не могли рассеять ни свет фонарей, ни огонь факелов, ни зеркальная система освещения, придуманная учеными специально для подземной части города. Там было холодно, темно и, судя по всему, опасно, и правитель Икатии принял единственно правильное решение огородить это странное место от любопытных глаз.

Как бы то ни было, но тем жителям города, которым виделось под той плитой движение, не показалось. За ними, действительно, наблюдали. По ту сторону находилось то, что мы с вами называем Бездной, но правильнее называть ее - Сущностью, ибо существовала она задолго до того, как возникла Рунтерра; задолго до того, как появились, сменяя друг друга, пантеоны бесчисленных богов; задолго до того, как первый луч света осветил этот мир. Она существовала вне времени и с начала времен. Темная, холодная, бесформенная. Альфа и Омега всего. Подобная чреву и такая же ненасытная, Сущность с легкостью могла бы поглотить любой из миров. Возможно, так и происходит - мы никогда не узнаем. Мы боимся о ней даже говорить! называем кромешной тьмой и адом! За страхами нам не дано понять одного: Бездне не присуще ни зло, ни добро. Лишь люди, да их боги ставят на разные чаши весов красоту и отвращение, любовь и ненависть, силу и слабость, добро и зло. Бездна же, не обладая чувствами и эмоциями, не сравнивает - она не умеет. Единственное, что она умеет так это – творить. Черпая материал из собственной плоти, она находится в бесконечном созидании. Сущность – бесчувственный, неустанный творец, и нам не дано понять всех ее мотивов. Плоды ее творений - мириады странных существ, воссозданных ею из времен и вселенных. Многоглазые и слепые создания, с клешнями и щупальцами вместо рук и ног, а то и вовсе лишенные конечностей, настолько отвратительные для нашего взгляда, что лучше бы их вовсе не видеть,– все они плавают по бескрайним океанам Сущности, наблюдая за многочисленными мирами и питая Бездну новыми знаниями. Эти чудовища и монстры, наделенные бесконечным разумом, силой и могуществом своего создателя становятся глазами, ушами, голосом Бездны и всем тем, чего у нее не было, нет, и никогда не будет.

Одно из таких существ как раз и находилось под той истончившейся гранитной плитой Икатии. Оно снизу наблюдало за людьми и все, что оно видело, становилось известно и самой Бездне, а поскольку та была творцом, то все, что она узнавала, в то же миг становилось предметом ее новых творений. И она создала копию человека, дав ему свою плоть, свой разум, свои знания; она вложила в него все слова Древних Миров, которые когда-то познала сама; она наделила его своим могуществом и абсолютной силой познания. Тем не менее, это была лишь копия, но не оригинал. Сущность, но не жизнь. Создание, но не человек. Как и все ее порождения, это существо было лишено собственной воли, эмоций, свободы и выражения чувств – всего того, чем так гордятся люди.

Однажды гранит треснул, и Бездна выпустила свое новое творение наверх - в Икатию. На вид это был молодой мужчина - не красавец, но и не урод- такой же, как и большинство людей, и ничем от них не отличавшийся, разве что глазами редкого фиалкового цвета. Когда его нашли, то решили, что это один из тех любопытных, который решил лично поглазеть на всеми обсуждаемую плиту, но страх, который таился за ней, лишил беднягу разума: бедолага не мог вспомнить не только своего имени, но и места, где он проживал, сознание его было полностью пустым. При этом он все время повторял одно и то же: «Шо’Рна». Никто понятия не имел, что значит это слово, и, не мудрствуя лукаво, решили, что это его имя. Так собственно его потом и назвали - Шорна. Нашедшие его икатийцы поспрашивали о нем людей, которые жили неподалеку, но так ничего от них не вызнав, решили отвести мужчину к правителю Икатии - Осирису. Тот, будучи человеком добрым, пожалел незнакомца и оставил в своем доме.

Шорна стал глазами и ушами Бездны, внимательно наблюдая за всем происходящим в Икатии, Осирис, не догадываясь об истинной сущности незнакомца, расценил в нем эту наблюдательность как стремление к знаниям. Решив, что до происшествия Шорна был ученым, правитель устроил его работать в городскую библиотеку - великую обитель науки и истории Рунтерры. Лучше нельзя было и придумать! Шорна стал проглатывать книги одну за другой, а Сущность насыщалась новыми знаниями. Так она узнала о людях и их свершениях, о сказках и мифах той эпохи, о пантеоне богов, которым поклонялись на Рунтерре, об их великой магии и силе. И она сотворила магию. Магия солнца и луны, огня и воды, ветра и земли, природы и звезд, магия Сущности, времени и Бытия – все это было сотворено Бездной, и она, переполненная силой, наделила ею все свои бесчисленные творения, включая Шорну.

Шли годы. Шорна пропадал в библиотеке, за все время он так и не изменился, но икатийцы этого как будто и не замечали. У Осириса к тому времени подросло двое детей: сын Азир и дочь Драгона. Азир пошел по стопам отца, и вскоре стал судьей Икатии. Драгона же, напротив, была девушкой впечатлительной, увлеченной и непоседливой. Ей нравилось читать, и все свое время она проводила в библиотеке - с Шорной. Она сама не заметила, как со временем полюбила этого немногословного, слегка наивного, скромного (и такого загадочного!) человека. Однако Шорна не мог ей ответить тем же, и хотя прочитал он тысячи книг, в которых, без сомнения, видел слово «любовь», почувствовать то, что написано в книгах, он не мог: не обладая чувствами и эмоциями, Бездна обрекла и все свои творения на такое же скучное и бесчувственное существование. Драгона страдала, а все ее попытки понравиться библиотекарю разбивались о его полное равнодушие. И она решила уйти из Икатии, надеясь на то, что вдали от дома она сможет забыть о своей безответной любви. Драгона сняла с себя аметистовый браслет, и попросила огранщика выгравировать на серебряном ободке клятву своей любви. Тот выполнил ее просьбу. Тогда она в последний раз зашла в комнату Шорны, положила браслет на видное место и, никому не сказав ни слова, навсегда ушла из Икатии.

Библиотекарь, увидев подарок Драгоны, не удивился, не расстроился, и, вообще, не предал этому никакого значения, а попросту убрал браслет в ящик. Можно было подумать, что он сразу же забыл Драгону, но нет: он никогда, никого и ничего не забывал. Запоминать, изучать, творить – «вечный двигатель» Сущности, и все создания были винтиками этой огромной «машины», в то время как сама Бездна была ее «сердцем». Вне времени и сначала времен работал этот «механизм» безупречно. Почти безупречно.

Спустя три года, Шорна в своем извечном стремлении к познаниям дошел до книг библиотечного раздела: «Драгоценные камни Валорана», и эта, казалась бы, незначительная деталь истории изменила в дальнейшем всю судьбу Рунтерры. Шорна вспомнил о подарке Драгоны - о том самом браслете с аметистами - достал его из ящика и принялся внимательно рассматривать камни. Он даже не заметил, как случайно поранился о серебряную застежку, и капли его крови, сотворенной Бездной из себя самой, окропили подарок Драгоны. Именно в тот момент магия впервые проникла на Рунтерру. Плоть Бездны проникла в серебро браслета, магия Сущности и слова клятвы Драгоны, будь то заклинание или заговор, соединились, и наделили нашего героя самым сильным из чувств – магией любви. Всем своим существом Шорна вдруг ощутил весь ужас разлуки с Драгоной, горечь расставания болью проникла в его разум. С той поры его стало заботить лишь одно: найти свою возлюбленную. Помешать этому не мог уже никто и никогда, даже Бездна. Наделив свое творение могущественной силой, она по-прежнему оставалась слепой, глухой, немой и бесчувственной.

Шорна тут же отправился к Асирису и стал расспрашивать того, как ему найти Драгону. Он рассказал отцу девушки о своей любви к его дочери, чем немало удивил Осириса. Однако правитель Икатии нашему герою помочь не смог: он не знал, куда ушла Драгона. Этого не знал и ее брат Азир, и никто из икатийцев, но Шорна не сдавался. Он собрал скромные пожитки, попрощался со своим благодетелем и отправился на поиски своей возлюбленной, позабыв об истинном предназначении, уготованном ему Бездной.

Покинув Икатию, Шорна ходил по городам Рунтерры и расспрашивал о Драгоне местных жителей, надеясь хоть что-нибудь узнать о девушке. Везде, где был наш герой, он оставлял, как след, портреты юной Драгоны. Он писал их своей кровью - плотью Сущности - на камнях, на скалах, на каменных стенах домов. Изображения можно было встретить почти во всех городах той эпохи. По слухам, те портреты Шорна наделял невероятной магической силой: зерно, оставленное на ночь рядом с картинами, в последствие давало обильный урожай; рыболовы, прикоснувшись к ним, затем возвращались с богатым уловом; охотники - с добычей; больные избавлялись от недугов; старые становились моложе. Поговаривают даже, что картины возвращали к жизни недавно умерших людей. Якобы, те изображения и есть первоисточники всей нашей магии, а все наши столицы: Ноксус, Демасия, Иония и другие печально известные по Руническим войнам города - построены как раз на тех самых местах, где Шорна написал портреты своей возлюбленной. Так говорят, а уж правда ли это - никто не знает. Много воды утекло с тех пор, и людская память давно стерта временем, но если все так и было, то сами портреты давно уже расколоты и растащены по всей Рунтерре ставшими жадными до магии людьми, а то и вовсе - превратились в пыль.

Вернемся же, друзья мои, к нашему герою. Шорна обошел почти все города Валорана, побывал он и на островах, примыкающих к континенту, но никто не мог ему помочь: Драгона словно в воду канула. В этих странствиях наш герой провел без малого шестнадцать лет, и как гласит легенда, уже отчаявшись найти свою возлюбленную, где-то на краю Валорана, в городе, известном нам как Уртистан, Шорна встретил одного старика по имени Зилеан. Тот и рассказал ему, что давным-давно встречал Драгону, что девушка какое–то время провела в доме старика, помогая тому по хозяйству, а затем она ушла - куда-то на северо-восток. Там, за большим горным хребтом Валорана, разрезавшим континент на две равные части, был край полей, лесов и рек. Места, больше известные нам по недавним войнам между армиями Ноксуса и Демасии, находящиеся совсем недалеко от этого трактира, в те времена были совсем необжитые, и лишь изредка встречались немногочисленные поселения людей. Именно там Зилеан и посоветовал Шорне искать Драгону. Конечно, если та была еще жива, ведь слишком много времени прошло, и за эти годы могло случиться что угодно, но ничто - ни годы, ни горы - не смогли бы остановить нашего героя. Он отблагодарил старика, оставив тому часы, которые когда-то сделал сам. Инкрустированные драгоценными камнями, управляемые магией Сущности, это были самые точные часы на всей Рунтерре. Поговаривают, что часы даровали старику бессмертие, и что тот жив до сих пор, но давно выжил из ума. Однако всей правды нам от него уже никогда не узнать. По рассказам, Зилиан заживо похоронил себя под обломками своего любимого Уртистана.

Шорна по извилистым дорогам Валорана направился дальше. От Драгоны его отделяли лишь горный хребет, да несколько месяцев пути – ничто по сравнению с тем временем, которое он потратил на свои поиски, и вот, спустя почти двадцать лет после того как Шорна последний раз видел Драгону, удача, наконец, улыбнулась ему: они встретились. Но удача ли это была? Не думаю. Хотя и можно было бы закончить наш рассказ тем, что после долгой разлуки они жили долго и счастливо, но магия Сущности и годы, потраченные нашим героем на поиски, сыграли с ними обоими злую шутку. Шорна, как и все бессмертные творения Бездны, не изменился. Он по-прежнему любил Драгону, хотя та давно уже перестала быть той юной девушкой, которую он знал по Икатии. Годы состарили ее, хотя и не лишили былой красоты, к тому же она обзавелась семьей, вышла замуж, родила детей, и даже успела овдоветь. За делами и заботами она давно забыла о своей давней любви. Человеческая жизнь слишком коротка, а чувства, не смотря на искренние клятвы в их вечности, и того короче. Само собой разумеется, Драгона искренне удивилась, увидев Шорну после стольких лет, и то, что раньше она не замечала за пеленой былой любви, на этот раз сразу бросилось ей в глаза: за все двадцать лет Шорна так и не постарел, годы не добавили ему ни морщин, ни седых волос. Драгона знала его с детства и очень даже понимала: лет ему должно быть не меньше, чем ее отцу, а выглядит моложе, чем она сама. Добавить к этому стоит, что к моменту встречи почти вся Рунтерра знала о чудесах и магии Шорны, которую тот никогда и не скрывал, а магия... магия всегда подчиняла, всегда развращала умы людей своими обещаниями вседозволенности, и, познав ее раз, даже самые сильные духом навеки становились ее рабами. Драгона не стала исключением. Уже не любовь, а стремление обладать тайным знанием Шорны заставляло биться ее сердце чаще, чем когда-либо, и все ее мысли сводились к тому, как заполучить у Шорны часть его этой силы. Учитывая наивность и влюбленность нашего героя, сделать это было совсем не трудно. Хитростью и заверениями Драгона уговорила нашего героя поделиться секретом его магии, и Шорна не смог ей в этом отказать. Если бы она знала, чем это обернется!

Взяв пустую бутыль, Шорна наполнил ее своей темно-фиолетовой кровью и отдал Драгоне, рассказав об истинном источнике своей силы. Он поведал ей о своем создателе - Бездне, о миллионах таких же существ как он. Он предупредил ее о том, с какой осторожностью она должна распоряжаться его подарком, но чем больше Драгона узнавала, тем сильнее становилось ее желание обладать всей магией Сущности. Как только Шорна покинул ее дом, она тут же позвала тех, кого действительно любила всем сердцем – своих детей, и они вместе с Драгоной выпили до капли все, что находилось в бутылке.

И Бездна, получив в свое распоряжение воск человеческих тел, со всем присущим ей вдохновением начала творить. Туловище Драгоны вытянулось и увеличилось в размерах настолько, что стены ее родного дома не выдержали и сразу же обвалились. Затем из туловища вырос длинный чешуйчатый хвост. Руки и ноги изменились, что стали походить на когтистые лапы ящерицы. На спине выросла пара перепончатых крыльев, настолько огромных, что в тени их размаха могла уместиться небольшая деревня. Бархатная кожа Драгоны покрылась блестящей чешуей, глаза сузились и пожелтели. Красивое лицо превратилось в отвратительную морду неведомого зверя с пастью полной острых как ноксианские кинжалы зубов. Драгона перестала быть человеком. Завершив свой жуткий акт творения, Бездна явила миру ужасное чудовище, которого никогда ранее не видела Рунтерра. Та же участь постигла и детей Драгоны. Все они до последнего перевоплотились в монстров подобных матери.

Да-да, друзья мои, вы догадались, о каких монстрах идет речь - о тех, кого мы ныне гордо величаем драконами! о тех первых из них, кто по жадности и глупости своей обрек себя и все свои поколения на жизнь в телах уродливых созданий Бездны!

В испуге Драгона и ее дети взметнулись в небо. Ужас охватил их, когда они увидели в озере свои отражения. В отчаянье они пытались вернуться к людям, но те, увидев чудовищ, в ужасе закрывали перед ними все окна и двери. Тогда Драгона с детьми решила вернуться на родину - в Икатию, надеясь, что отец и брат их не выгонят и примут как родных. Она ошиблась. Осирис к тому времени умер. Азир же, став следующим правителем Икатии, не обладал мудростью отца - как только он увидел жуткие обличия сестры и племянников, то с угрозами велел тем убираться прочь из Шуримы.

Отчаяние драконов сменилось гневом. Они закричали, и вместе с криком их пасти стали извергать на землю столпы пламени, сжигающего все и вся на своем пути. Сущность наделила драконов самой разрушительной своей силой – всепожирающим огнем, и магия, которую так желала получить Драгона от Бездны, отныне стала проклятьем для всех. Смерть и опустошение пришли в Шуриму. Великая Икатия была полностью разрушена в яростном огне драконов. Лишь немногим удалось выжить в том пекле: Азир с малой частью своих подданных успел укрыться в пирамиде, прочные стены которой смогли выдержать жар пламени. Все остальное стало пеплом на иссушенной земле. Реки и озера высохли, некогда цветущий край покрылся слоем золы из сгоревших домов, лесов, полей. Позже ветра нанесли песок, и Шурима превратилась в бесплодную пустыню. Легендарная Цивилизация канула в лету.

Драгона и ее дети после содеянного улетели на север, избрав высокие пики Фрельордских гор своим новым домом. Со временем люди смогли привыкнуть к ужасному виду чудовищ и перестали их бояться, и даже больше, новые поколения драконов стали почитать за их непререкаемую мудрость, но иногда в ночном небе над Шуримой можно увидеть огненные всполохи. Говорят, это Драгона возвращается в Икатию, пытаясь добраться до тех, кто смог тогда спастись в пекле ее всепожирающего пламени.

Это почти конец истории. Тут вы спросите: а что же стало с Шорной после того как он узнал, что Драгона превратилась в чудовище? Я расскажу. По легенде, наш герой, наделенный магией вечной любви, еще долго ходил по Валорану, пытаясь найти способ вернуть возлюбленной ее прежний облик. Все было тщетно, и тогда он решил обратиться к Бездне. В самой глубокой пещере Валорана, он стал рыть глубокую яму, пытаясь проникнуть к своему создателю.

-ШОР`НА-ШОР`НА-ШОР`НА ШОР`НА-ШОР! - призывал он Сущность на Древнем языке других миров.

Безумная слова заклятия эхом разносились по стенам пещеры к ее входу, пугая случайно забредших туда людей. Вскоре все стали обходить то место стороной. Что было дальше - уже никто не скажет. С той поры нашего героя никто не видел, но если вы наивно полагаете, что Бездна избавила его от страданий вечной любви, то тут, друзья, вы сильно ошибаетесь. Ведь нам, драконам, известно давно: Сущности не присуще ни зло, ни добро, она всего лишь - бесчувственный и неустанный творец».

Справочник Рунтерры (в алфавитном порядке):

· Валоран (Valoran) основной континент Рунтерры.

· Демасия (Demacia) – современный город - государство, расположенный на западе Валорана и известный своим активным участием в рунических войнах. Противник Ноксуса.

· Заун (Zaun)- город на северо-востоке Валорана, население которого в основном состоит из технократов, изобретателей и ученых. В Рунических войнах город выступал в качестве союзника Ноксуса.

· Институт Войны(TheInstituteofWar)- главное здание Лиги Легенд, находящееся между Ноксусом и Демасией. Состоит из огромного числа залов и подземелий, включая библиотеку, арены, тюрьму и хранилище древних артефактов.

· Икатия (Icathia) – мифическая столица древности, расположенная по слухам где-то в Шуримской пустыне.

· Иония (Ionia) – современное островное государство, расположенное на востоке Рунтерры в море Стражей и известное своим участием в рунических войнах. Противник Ноксуса.

· Лига Легенд (The League of Legends)- современное политическое объединение Рунтерры, призванное остановить военные конфликты и устранить все негативные последствия, вызванные использованием магии во времена рунических войн. Лига легенд возглавляется Советом Равенства, состоящим из трех судей. Основал совет Реджинальд Ашрам, исчезнувший таинственным образом пять лет назад. В настоящее время его место занял Хейван Реливаш. Совет выступает в качестве суда высшей инстанции Валорана по решению политических вопросов.

· Ноксус (Noxus) - современный милитаризированный город - государство, расположенный на востоке Валорана. Непосредственный участник рунических войн и их главный инициатор.

· Рунические войны (The Rune Wars) - крупнейшие столкновения магических сил и государств Рунтерры, начавшиеся около 200 лет назад и продолжавшиеся до недавнего времени. Были прекращены в момент создания лиги Легенд, призванной остановить на континенте военные конфликты и устранить все негативные последствия, вызванные войнами.

· Рунтерра (Runeterra) Земля Рун, вымышленная планета, на которой происходят все события.

· Уртистан (Urtistan) - один из древнейших городов Валорана, расположенный на западе от Шуримской пустыни. Был полностью разрушен во времена Рунических войн.

· Фрельйорд (Freljord)- морозные пустоши на северной оконечности Валорана.

· Шуримская пустыня(ShurimaDesert) - огромная бесплодная пустыня в центре Валорана.

     

 


Дата добавления: 2015-09-11; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Авария на пустынном шоссе, или Загадочная гибель Вячеслава Черновола| Участники правоотношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах

lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2021 год. (0.037 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав