Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ВЫШИВАНИЕ – ДОМАШНЕЕ ЗАНЯТИЕ, РЕМЕСЛО И ПРОМЫСЕЛ

Читайте также:
  1. Божий промысел в отношении секса
  2. В) Рисунки, искусство, ремесло
  3. Домашнее задание
  4. ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ
  5. Домашнее задание на четверг 22 мая
  6. Домашнее задание на четверг 8 мая
  7. Домашнее задание по теме: Спирты, фенолы, простые эфиры
  8. Домашнее задание.
  9. ДОМАШНЕЕ НАСИЛИЕ

 

Древнее название вышивки – шъв, шов1. Шить означало вышивать (сейчас в этом значении слово сохраняется как диалектное). В современных русских диалектах вышивка, или шитье, называется еще строка, чекан. Последнее название применяется на Севере (главным образом в Вологодской обл.): вышивки по чекану, передник с чеканом2. Узоры называются украсы, краски, красивъя, вычуры3.

Вышивка – один из самых древних видов орнаментации тканей у славян. На текстильных фрагментах X – XIII вв. встречаются узоры: тканые, набивные и вышитые. Среди них – образцы не только привозных, но и местных тканей. Вышивка Древней Руси постепенно становится предметом специальных исследований4.

В древнем Новгороде мастерство вышивания было на очень высоком уровне, о чем свидетельствуют памятники, в частности образец новгородского шитья XII в. – поручи Варлаама Хутынского5.

Ценны сообщения о вышивке X – XIII вв. более южных областей: узоры на фрагментах шерстяных тканей из курганов Московской обл. и Дорогобужского р-на Смоленской обл. выбраны иглой по основе и утку6. Эта техника вышивания известна была и в XIX в. всем восточнославянским народам (набор, брань – у русских, низ – у украинцев). Древность вышивки в Восточной Европе подтверждается как материалами из славянских курганов, так и археологическими находками на соседней со славянами территории. В Прибалтике – у латгалов в XIII в. вышивка цветной пряжей и бисером украшала одежду; она вытеснила в это время своеобразное украшение тканей – нашивку бронзовых пронизок7.

По мнению исследователя ткачества Н. И. Лебедевой, вполне возможно, что бранье иглой предшествовало бранью на ткацком стане, поскольку последнее является уже известной механизацией. В общем историко-культурном плане вышивка, возможно, является стадиально более древним явлением, чем само ткачество, поскольку у многих народов, не знавших ткачества, имелась вышивка или близкие в ней по технике украшения. Материалом служила не ткань, а шкура, кожа, ровдуга, подшейные волосы оленя (у народов Севера), волосы бизона, иглы дикобраза (у индейцев Америки) и т. п.

В русских источниках XVI – XVII вв. часто упоминается о «шитых», т. е. вышитых, предметах у разных социальных слоев населения, включая и крестьян. Плат, ширинка, полотенце, рубахи, перевязки, зарукавья были «шитыми». Это свидетельствует о большом развитии бытовой вышивки в то время.

Этнографические данные XVIII – XX вв. содержат некоторые сведения о более раннем развитии вышивок в крестьянской одежде по сравнению с ткаными (браными и закладными) узорами, которые вытесняли вышивку, распространяясь все шире. Так, например, в Каргополье вышитые рубахи и полотенца преобладали в первой половине XIX в. В течение века браные (на ткацком стане) узоры входят в быт. Красный браный узор сначала дополняли вышивкой разноцветным гарусом, заполняя им все оставшиеся просветы фона, а в конце XIX – начале XX в. узор целиком выполняли на ткацком стане, пропуская в утке разноцветный гарус8.

В Весьегонском у. прослеживается замена вышитых шерстью узоров, преобладавших на рубахах в первой половине XIX в., ткаными9. По Северной Двине современные исследователи не находят вышивки, а только узорное тканье, но первая была там весьма богатой в XIX в. Если обратимся к браному ткачеству Великоустюгского у., то его разнообразные сюжеты, по-видимому, восходят к вышивке (эти мотивы более характерны для вышивки, чем для ткачества).

У соседних с русскими народов Поволжья вышивка – наиболее распространенный способ украшения тканей. У мордвы, мари, а также чувашей в одежде и головных уборах (вплоть до XX в.) господствовали вышитые узоры. Тканье использовалось мало и занимало по сравнению с вышивкой незначительное место в украшениях одежды. У удмуртов узорное ткачество очень богато и во второй половине XIX – начале XX в. достигло расцвета. Тканые узоры постепенно вытеснили старые трудоемкие способы ручной вышивки в одежде удмуртов, которой она украшалась до середины XIX в.10

В отдельных местах, где развито узорное тканье, почти не находим вышивки, как, например, в Перской вол. (Устюженского у.), Батушинской вол. (Костромского у.) и некоторых уездах Ярославской губ. и др. Возможно, старые центры текстильной промышленности в Ярославской и Костромской губерниях оказали влияние на развитие крестьянского узорного ткачества, вытеснившего вышивку.

О расцвете художественного вышивания: на Руси XIV – XVII вв. свидетельствуют письменные источники и сами памятники шитья того времени. Искусство шитья в Новгороде, Москве, Сольвычегодске и других центрах достигло высокого уровня. Подобно иконописи, фресковой живописи, развилась особая отрасль древнерусского искусства – «живопись иглою»11. Наибольшее количество образцов «живописи иглою» сохранилось от XVI – XVII вв. В этот период искусство шитья (шелком, золотом, жемчугом) достигло расцвета.

Шитьем занимались в княжеских и боярских светлицах – мастерских художественного шитья, в монастырях. Вышивали пелены и покровы, украшавшие храмы, облачения духовенства, стяги и хоругви для военных походов, а также царскую, княжескую и боярскую одежду. Это придавало пышность церковным богослужениям, торжественным царским выходам и выходам духовенства, отличало одежду знати от одежды трудового народа.

Шитье для церковного обихода на религиозные сюжеты, так называемое лицевое шитье, включало и орнаментальные мотивы. Исследователи средневекового русского шитья усматривают в них глубокую связь с народным художественным творчеством (объясняя это тем, что непосредственными творцами были представительницы народа – простые русские женщины) 12. Давние народные традиции сыграли немалую роль в расцвете русского лицевого шитья, которого оно достигло в средневековье13.

Памятников собственно народного средневекового шитья, т. е. изготовленного и бытовавшего в народной среде, открыто еще мало. В связи с этим особую значимость приобретает открытие фрагментов вышитых тканей XV – XVI вв. из городов Кириллова и Белозерска14. Это белые тонкие льняные ткани столешников, вышитые белыми же льняными нитками счетной гладью, с зооморфным и растительным орнаментом.

Искусство русской народной вышивки XVIII – начала XIX в. свидетельствует о многовековом пути его развития.

Вышивка – область женского труда и творчества. Лишь в некоторых случаях ее выполняли мужчины. Так, например, орнаменты полушубков (в Костромской, Ярославской губерниях) выполнялись портными, которые их же шили15. В Московской губ. в начале нашего века тамбурным вышиванием занимались и мужчины, уходившие в отхожий промысел на фабрики, главным образом в Москву16. В строчевом и гладевом промыслах Костромской и Нижегородской губерний нередко в крестьянской семье к выполнению вышивки привлекали детей, включая и мальчиков17. В крестецком и валдайском промысле строчки мужчины 18.

У ее иногда выполняли народов, соседних с русскими, известны районы, где вышивкой занимались (и занимаются в настоящее время) главным образом мужчины, как, например, в Азербайджане (в г. Нухе развито производство тамбурной вышивки)19. В Ташкенте ремеслом тамбурного шитья занимались мужчины, а в Бухаре – золотым шитьем20.

Вышивка, по-видимому, становилась занятием мужчин лишь в тех случаях, когда она превращалась в ремесло, промысел. Домашняя вышивка была целиком уделом женщины, но и в вышивальном ремесле или промысле – работе на широкий рынок – в русских областях основная роль также принадлежала женщине.

Крестьянская вышивка в сфере домашнего производства – для собственных нужд – наиболее устойчиво сохраняла традиционные приемы в технике, орнаментации, особенно в районах отдаленных, слабо затронутых влиянием города. С детства (с 8 – 9 лет) крестьянские девочки учились вышиванию, воспринимая то, что было накоплено предыдущими поколениями. Пытаясь выяснить, откуда новгородские и олонецкие вышивальщицы брали свои узоры, я получила следующие ответы: «брала у соседей»; «из века в век снимали»; «снимала у других баб» (б. Каргопольский у.); «с раннего полотенца снимала» (б. Устюженский у.); «узоры брали друг у друга» (б. Валдайский у.); «брала у подружек» (б. Боровичский у.). Эти ответы21 говорят о преемственности традиции и коллективности вышивального мастерства.

В то же время каждая вышивальщица вносила в произведение что-то свое, соответственно своему вкусу и способностям. Рукоделия особо одаренных из них славились чистотой работы, творческой разработкой узоров. Рукоделие такой искусницы, если она происходила из бедной крестьянской семьи, служило дополнительным заработком. Вышивка выполнилась для односельчан и жителей соседних деревень. Так, например, колхозница В. М. Зайцева из д. Борисовка рассказывала 22, что в их селении многие вышивали золотом свои головные уборы. Ее мать (р. 1889 г.) хорошо это делала и изготовляла сороки не только для себя, но и дли других женщин.

Нередко приходилось слышать, что умелая рукодельница-вышивальщица, ткачиха, кружевница жила одинокой бобылкой, и плата за ее рукоделие была важной, а подчас и основной статьей ее дохода. Вышивка, выполнявшаяся по заказу, обычно не отличалась от традиционной вышивки, господствовавшей в данном селении.

Но были мастерицы, которые вносили и новые технические приемы и узоры. Обычно это были либо приезжие, связанные с городом, либо местные жительницы, но обучившиеся новому в монастырях, где крестьянские девушки нередко выполняли те или иные работы, в помещичьих мастерских, в городе. Работы такой мастерицы заметно отличались от массовой традиционной вышивки данного района. Так, например, в д. Почугинское и окружающих селениях до начала XX в. (включительно) преобладала вышивка двусторонним швом с изображениями коней, деревьев и человеческих фигур. В конце XIX – начале XX в. в Почугинском жила старуха Федосиха, выполнявшая по заказам узоры растительного орнамента тамбурной техникой по фабричной ткани. Возможно, что ее работы содействовали распространению техники по танбуру среди крестьянок д. Почугинское и окружающих селений23. Но вышивки Федосихи и собственно крестьянские различаются.

Интересен и другой пример: в д. Антоново Перской вол. Устюженского у. в конце XIX – начале XX в. мастерица Дорожкина изготовляла свадебные полотенца – занавеси. По своей несложной технике, фабричному материалу, а также по жанровым сюжетам работы Дорожкиной отличались от местных крестьянских рукоделий. Ареал вышитой занавеси был, по-видимому, ограничен главным образом Перской вол., где жила мастерица24. Создавая новый тип вышивки, она учитывала вкус крестьянок, знала их быт, и ей охотно заказывали к свадьбе выполнить нарядную занавесу.

Были сельские вышивальные ремесла, обслуживавшие более широкую территорию, чем волость, продукция некоторых из них поступала на ярмарки. В с. Черевкове Черевковской вол. Сольвычегодского у. Вологодской губ. еще в последней четверти XIX в. были мастерицы, по заказу шившие золотой и серебряной нитью кокошники, девичьи повязки, пояса, рукавицы, обувь и пр.25 Черевковские золотошвейные изделия встречались в разных местах Вологодской губ. (в Верховажье, у удмуров)26 и в соседней Архангельской губ. (в Мезенском, Холмогорском уездах)27.

Ремесленная вышивка, рассчитанная на сравнительно узкий круг потребителей, своими корнями глубоко уходила в местное искусство, в ее исполнение вкладывалось много творческой инициативы. Но чем шире был рынок сбыта вышивки, тем более ее орнамент становился однотипным, упрощенным. Если сравнить черевковские кокошники северодвинского типа (трудно найти среди них два идентичных образца, настолько они разнообразны по своему орнаменту) и кокошники-сборники – борушки28, также шитые золотой или серебряной нитью, то последние украшены обедненным, повторяющимся на многих сборниках узором. Одним из мест v их производства был девичий Спасский монастырь в Великом Устюге29 (вероятно, имелись и другие центры). Борушки были распространены гораздо шире, чем кокошники северодвинского типа, не только по всей Вологодской губ., но далеко за ее пределами.

Превращение вышивания из домашнего занятия в ремесло или промысел, массовое производство изделий на рынок определялись многими условиями, прежде всего экономическими и социальными. Как говорил В. И. Ленин, «будучи необходимой составной частью городского быта, ремесло распространяется в значительной степени в деревнях, служа дополнением крестьянского хозяйства»30.

Земледелие на малоплодородных почвах, на мизерных крестьянских наделах не обеспечивало существования большинства крестьянских семей. Крестьяне (преимущественно беднейшая их часть) искали внеземледельческих заработков, особенно в северных нечерноземных областях. Как писал В. И. Ленин: «...разложение земледельческого крестьянства необходимо должно было дополняться ростом мелких крестьянских промыслов»31. Для развития промысла важна была близость торговых путей, рынка сырья и сбыта, а для вышивального промысла – еще наличие навыков художественной вышивки у населения. Известную роль играла близость помещичьей усадьбы или монастыря, если в них имелись мастерские и занимались рукоделием.

Города большие и малые (последние даже в большей степени) были средоточением разнообразных женских ремесел (плетения, вязания, тканья – поясов, тесьмы и пр., низания из бисера, стекляруса, вышивания и т. п.), которые служили основным заработком для наименее обеспеченной части горожан, главным образом из мещанского сословия. Так, например, женщины-мещанки Сольвычегодска вышивали «по требованию» полотенца из тонкого полотна «по письму» или по узору – «в прорезь», а по коленкору или кисее – «по танбуру» (в первой половине XIX в.). Это занятие, как замечает один из корреспондентов географического общества, – «удел скромных тружениц, требующий остроты зрения и чистоты в работе»32. Вышитые изделия отправлялись на Нижегородскую и Ирбитскую ярмарки, а ранее, по сообщению того же автора, на Макарьевскую ярмарку и во многие города.

В Ямской слободе Торжка жены ямщиков и женщины-мещанки занимались разными ремеслами: плетением кружев, тканьем шелковых поясов, «татарской работой в тачку» (шитьем сафьяновой обуви) и особенно золотым шитьем. Развитие торжковского золотошвейного производства относится к началу XIX в. Оно было связано главным образом с обслуживанием богатых горожан, в среде которых, особенно в провинциальных городах России, в то время носили «русский наряд», обильно украшенный золотым шитьем. К середине XIX в. золотошвейное дело в Торжке достигло расцвета (торжковские изделия шли в столицу, в другие города и сельскую местность), а затем к концу века стало сокращаться33. Одной из причин этого был переход горожан от традиционного русского костюма к европейской моде. Женские художественные ремесла зависели в значительной мере от спроса потребителя и капризов моды.

Одним из крупных очагов женских художественных промыслов была Вологда, где процветало не только кружевоплетение, получившее всемирную известность, но и вышивание. В первой половине – середине XIX в. им занимались в купеческих семьях, вышивая на досуге убрусы и постилальники. Для мещанок же рукоделие было необходимым средством к существованию34. В ремесло втягивалось население пригородных деревень и оказывало влияние на домашнюю крестьянскую вышивку. Ремесла Торжка и Сольвычегодска – старинных центров золотого шитья – имели решающее значение для развития крестьянского золотошвейного мастерства (в сравнительно близких к этим городам районах). Центры белой строчевой вышивки – Вологда, Великий Устюг, Сольвычегодск – содействовали распространению строчки в селениях Подвинья.

В городском ремесле были свои традиции, создавался свой стиль вышивки: сюжетика ее отличалась от крестьянской, круг источников, откуда черпались орнаментальные сюжеты, был иным и более широким, чем в крестьянской среде.

Если ремесленное производство XVIII – первой половины XIX в. характеризуется проникновением в него капиталистических элементов и роль скупщика в нем значительна, то пореформенное время отличается интенсивным ростом мелких кустарных промыслов, расширением рыночных связей и усилением их капитализации.

После реформы 1861 г. и изменения общественных отношений и бытового уклада населения (в городе и деревне) некоторые виды вышивального промысла сократились (как было, например, с торжковским золотым шитьем), другие возникали и распространялись.

Широкие размеры приняло производство ручной вышивки строчкой, гладью и тамбуром. Развился Крестецко-Валдайский производственный район, а также Владимирский, где на основе издавна существовавших у населения навыков к строчке (в слободе Холуй и других селениях) стали изготовлять изделия на продажу, украшенные строчкой, для городского обихода (постельное и дамское белье и т. п.).

Строчевой промысел охватил уезды соседних губерний: Ярославской, Костромской, Нижегородской. Быстрота, с которой шло распространение промысла, видна на примере с. Катунок (Нижегородской губ.), где в самом начале века было всего 3 строчен, в 1905 г. их насчитывалось 1124, а к 1917 г. – 4 тыс. человек35.

С конца XIX – начала XX в. развился промысел гладевой вышивки, также рассчитанный на потребности горожан. Зародившись во Владимирской губ. (в слободе Мстера), он в короткое время охватил уезды Костромской и Нижегородской губерний.

Мастерицы работали на хозяина, который раздавал материал и принимал работу (сам или в лице наемного раздатчика).

При длинном рабочем дне (с привлечением малолетних членов семьи) вышивальщицы зарабатывали мало (5 – 6 руб. в месяц)36. Как вспоминает А. М. Крайнева (из д. Безводново б. Юрьевецкого у. Костромской губ.37), надо было просидеть, не разгибаясь, с раннего утра до позднего вечера, чтобы вышить гладью дамскую сорочку, за которую платили 28 коп. (в начале XX в.), если не снижали эту плату за некоторые, иногда незначительные погрешности.

Но и те скудные заработки, полученные за гладевую вышивку, для большинства крестьянских семей были большим подспорьем. Девушки на свой заработок одевались – покупали ситец и другие необходимые товары. Поэтому особенно тяжело было вышивальщицам, когда за работу платили товаром. Это вынуждало их приобретать менее нужные вещи и гораздо дороже.

Узоры для вышивок получали от хозяина или раздатчика и переводили на ткань (батист, тонкое полотно). Оригинального орнамента здесь уже не было, узоры брала из журналов, ориентируясь на вкусы потребителя и моды того времени. При этом техника оставалась на высоком уровне.

Во второй половине XIX – начале XX в. народные художественные промыслы привлекли внимание представителей русской интеллигенции. В этот период не только тщательно изучалось народное искусство, но предпринимались практические шаги для поддержания промыслов. Организация земских школ-мастерских имела целью подготовку мастериц и улучшение художественной стороны вышитых изделий. Правда, вышивальных пунктов-мастерских по сравнению с количеством учебно-ткацких мастерских было меньше, и они были в основном сосредоточены в центральных и южных губерниях38. На Севере же школ для вышивания почти не было (можно назвать лишь с. Старое Рахино Новгородской губ., с. Шуньгу в Заонежье, д. Гоньбу Малмыжского у., Вятской губ., сельцо Крюково, с. Курбу в Ярославском у.).

Руководительницы мастерских, подчас искренне любившие народное искусство, в выборе рисунков для вышивок стремились придерживаться русского стиля, а образцами могли служить орнаменты старинных рукописей и тканей и узоры вышивок любых русских губерний39, а также узоры, составленные художником или руководительницей мастерской. Школы-мастерские оказывали влияние на крестьянскую вышивку в части усвоения новой техники и некоторых орнаментальных мотивов. Однако нередко влияние их на орнамент вышивки окружающих селений было все же ограниченным. Изделия некоторых мастерских слишком резко отличались от местной вышивки, не отвечая традициям и вкусам населения.

Вышивка, широко распространенная в качестве домашнего занятия у крестьянского населения, сосуществовала с вышивкой-ремеслом, промыслом, т. е. с массовым производством на рынок, которое с XVIII в., а особенно во второй половине XIX в. приобретает большое значение. Создатели вышивки и ее потребители принадлежали к различным общественным слоям, что отразилось в их изделиях.

 

1 Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам, т. 3. СПб., 1903, с. 1601.

2 Гринкова И. П. Термины вышивания в русских диалектах. – «Учен. зап. Ленинградск. пед. ин-та им. Л. И. Герцена», 1939, т. XX, с. 178 – 179.

3 Вычуры – узоры, от слова чур; вычурать – оградить заговором. См.: Даль В. Толковый словарь, т. 1. М., 1935, с. 335.

4 Новицькая М. А. Гаптування в Киiвскiй Pyci (за матерiалами розкопок на территорii УССР). – «Археология» (Киiв), 1965, т. XVIII. С. 38 – 46; она же. Золотая вышивка Киевской Руси. – «Byzantino slavica» (Прага), 1972, ХХХШ, с. 42 – 50; Фехнер М. В. Золотое шитье Владимиро-Суздальской Руси. Средневековая Русь. М., 1976, с. 222 – 225. ъ Свирин А. Н. Древнерусское шитье. М., 1963, с. 25.

6 Левинсон-Нечаева М. Н. Ткачество. Очерки по истории русской деревни X – XIII вв . – «Труды ГИМ», 1959. С. 27, рис. 9 и 10.

7 Zarina A. Seno latgaju apgerbs 7 – 13 gs. Riga; 1970, s. 183.

8 Маслова Г. С. Узорное тканье на русском Севере. – КСИЭ, 1959, вып. XI, рис. 1 – 5.

9 Запись автора 1929 г.

10 Белицер В. Н. Народная одежда мордвы. М., 1973, с. 39 – 60; Крюкова Т. А. Марийская вышивка. Л., 1952, с. 11 – 14; она же. Удмуртское народное изобразительное искусство. Ижевск – Ленинград, 1973, с. 22; Королева Н. С. Узорное ткачество удмуртов. – В кн.: Искусство Удмуртии. Ижевск, 1975, вып. 1, с. 114.

11 Свирин А. Н. Древнерусское шитье, с. 5.

12 Там же, с. 6.

13 Маясова Н. А. Древнерусское шитье. М., 1971, с. 8.

14 Богуславская И. Я. О двух произведениях средневекового народного шитья. – В кн.: Русское народное искусство Севера. Л., 1968, с. 91 – 106.

15 Калиткин Н. Орнамент шитья костромского полушубка. Кострома, 1926, с. 1.

16 Экономический сборник по Волоколамскому уезду. Волоколамск, 1926, с. 366.

17 Юрьевецкий у. Костромской губ. Запись 1940-х годов.

18 Динцес Л., Болыиева К. Народные художественные ремесла Ленинградской области. – СЭ, 1939, № 2, с. 130.

19 Народы Кавказа, II. Народы мира. Этнографические очерки. М., 1962, с. 92.

20 Пещерова Е. М. Бухарские золотошвеи. – МАЭ, 1955, вып. XVI, с. 281.

21 Другая серия ответов указывает на печатную продукцию как на источник, откуда брались узоры. Но .это характерно для тех губерний, где было сильно городское влияние (Костромская, Ярославская и др.).

22 Устюженский у. Запись 1970 г.

23 Устюженский у. Запись 1970 г.

24 Запись 1971 г.

25 Маслова Г. С. Северодвинская золотошвейная вышивка. – МАЭ, 1972, т. XXVIII, с. 34 – 36.

26 Белицер В. Н. Народная одежда удмуртов. М.. 1956, с. 47, рис. 20.

27 ГМЭ, опись № 631-3, 63, 64, 70 – 84. Есть указания собирателя, что они изготовлены в Черевковской вол.

28 Типологию головных уборов см.: Русские. Историко-этнографический атлас. М., 1967. карта 54, 11, Г; с. 232.

29 Легенда к кокошнику. Опись КП 6059/57 в МНИ.

33 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 3, с. 329.

31 Там же.

32 Балов П. Сольвычегодск в древнем его состоянии. – АГО, 1850, р. 7, оп. 1, № 20.

33 Давыдова С. А. Очерк женских промыслов г. Торжка Тверской губ. – В кн.: Кустарная промышленность России. Женские промыслы. СПб., 1913, с. 196 – 199.

34 Давыдова С. А. Очерки кружевной промышленности в России. – В кн.: Кустарная промышленность России. Женские промыслы. с. 117.

35 Копылова С. Женские рукодельные промыслы в Нижегородской губ. – «Нижегородское хозяйство», 1927, № 4-5, с. 103.

36 Русские художественные промыслы. Вторая половина XIX – XX в. М., 1965, с. 65.

37 Запись 1942 г.

33 Русское народное искусство на Второй Всероссийской кустарной выставке в Петербурге в 1913 г. Пг., 1914, с. 12 – 50.

39 Там же, с. 47. См. вышивку скатерти кустарного пункта М. Н. Шаховской в с. Мураевка Данковского у. Рязанской губ.


Дата добавления: 2015-09-11; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав

ОТ РЕДАКТОРА | ЗАДАЧИ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ | СЮЖЕТЫ И МОТИВЫ ОРНАМЕНТА РУССКОЙ ВЫШИВКИ 1 страница | СЮЖЕТЫ И МОТИВЫ ОРНАМЕНТА РУССКОЙ ВЫШИВКИ 2 страница | СЮЖЕТЫ И МОТИВЫ ОРНАМЕНТА РУССКОЙ ВЫШИВКИ 3 страница | СЮЖЕТЫ И МОТИВЫ ОРНАМЕНТА РУССКОЙ ВЫШИВКИ 4 страница | СЮЖЕТЫ И МОТИВЫ ОРНАМЕНТА РУССКОЙ ВЫШИВКИ 5 страница | НАРОДНОЙ ВЫШИВКИ | И ЛОКАЛЬНЫЕ ТИПЫ ВЫШИВКИ |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2020 год. (0.024 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав