Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава XX: Новая задача.

Читайте также:
  1. III. Тяга становая.
  2. Бренд как новая религия
  3. В мире насаждается новая животная система жизненных ценностей.
  4. Волновая Генетика. Открытия Петра Гаряева
  5. ВОЛНОВАЯ ГЕНЕТИКА. ПЕРСПЕКТИВЫ
  6. Волновая оптика.
  7. Гиалуроновая кислота ВМ
  8. ГЛАВА 1 Новая форма государства
  9. Глава 2. Новая любовь
  10. Глава 35. Новая жизнь.

- Братец, а правду говорят, что это мертвецы за окнами поют? – тихо спросил маленький темноволосый мальчик, крепко обнимая лежащего рядом на кроватке братишку, который был, кажется, его ровесником, - Мне вот рассказывали, что злые духи летают на ветру, и иногда являются людям, и тогда от них надо откупаться дорогой данью.
- Сказки это всё! Нам уже по восемь зим миновало, мы большие! – возмутился второй, по голове гладя своего брата, - Даже если придут какие-то там мертвецы, мы их прогоним!
Бесшумно приоткрылась дверь, и мальчики насторожились. Ещё более страшно стало им, когда в комнату вошла их мать, непривычно бледная и отчего-то с растрёпанными волосами, которые всегда аккуратно причёсывала.
- Вот… мои дети. Если вы не уйдёте…
- Не беспокойтесь вы, - проговорил мужчина, словно возникший из ниоткуда рядом с ней, - Слово своё я держу. Лишь один мне нужен – более вашу семью я никогда не потревожу.
Более храбрый мальчик вцепился в своего братишку, не понимая, откуда вдруг этот страшный мужчина появился. Он приблизился и, что-то прошептав, заглянул в глаза одному из мальчиков. В ужасе почувствовал второй, как странно дёрнулся брат, а затем обмяк, безвольно выпуская его руку.
- Не трогайте его! Уйдите!
Мать мальчиков горестно всхлипнула, рот рукой закрыв. Второй беспомощно посмотрел на неё, точно прося маму вмешаться, не дать страшному мужчине унести братика… Но она молчала, глядя на то, как мужчина деловито сгребает обмякшее тельце и направляется к дверям.
Оставшийся в одиночестве мальчик пару мгновений сидел неподвижно. И лишь затем пришло ему в голову – мертвец это явился, и его брата в качестве дани забрал! А значит, нужно забрать его обратно…
Вскочив с кровати, мальчуган следом за уходящим мужчиной кинулся. Мать его, казалось, даже не заметив произошедшего, точно окаменев, сидела у стены.

- Сегодня вы впервые после того, как пришли сюда, должны будете Средоточие Погибели покинуть.
Голос Наставника, как и всегда, звучал ровно. Вальдрир украдкой посмотрел по сторонам. Почти всю неделю не мог он столкнуться с остальными учениками – точно стыдясь того, что произошло на недавнем испытании, они старались не появляться в спальне. И вот сейчас он смотрел на них – и не верил своим глазам, сколь сильно изменились некоторые. Арнвид и Элрик, избегая смотреть друг на друга, всё время молчали, и даже на чужие приветствия реагировали лишь угрюмым молчанием. Один Ормгримм оставался невозмутим. Но страшнее всего была метаморфоза, произошедшая с Вегестом: и ранее нормальным назвать его было трудно, но сейчас он постоянно нервно дёргал головой, словно сумасшедший. Глаза были широко распахнуты, и моргал он крайне редко. На губах блуждала пугающая ухмылка, и Вальдрир невольно ёжился всякий раз, когда Вегест косился в его сторону. Но более всего пугали речи его: он постоянно твердил что-то о соприкосновении с богами, периодически, не обращая внимания на слова других, пытался упасть на колени и начать молиться. Наставник, даже не морщась, спокойно продолжал, словно не смущала его монотонная молитва в такт словам его.
- Итак, должны вы будете следом за мной отправиться к свежей могиле, что я вам укажу. В ней похоронено дитя. В сердце его зашит амулет из чистого золота. Должны вы будете принести этот амулет.
Даже не знал Вальдрир, радоваться ли тому, что сразу им сказали о том, что ожидает их, или же в ужас приходить от мысли, что придётся над мёртвым телом ребёнка надругаться.
- Всего лишь? И всем нам вместе идти?
- Верно. Я путь вам укажу. Ваше дело – лишь амулет из сердца извлечь.
- Подозрительно легко это, - Ормгримм фыркнул, - И раньше мне доводилось людей резать. А уж труп резать – так и вовсе дело лёгкое. Он же не закричит и в сторону не бросится.
Вальдрира передёрнуло. Уж на что понимал он цинизм Ормгримма, но даже сейчас его ещё пугало подобное отношение. Всё же чем дальше, тем страшнее становится находиться среди остальных учеников. Интересно, а сам он сильно изменился? Потому как не замечал он в себе особых перемен. Но кто знает, как он со стороны выглядит?
- Идите за мною.
Долгой и трудной была дорога. То и дело из-под ног осыпалась земля, и тогда огромных сил стоило не сорваться с узкой горной тропы, не рухнуть в пропасть. Духов видно не было – видимо, успокоились временно они, вполне недавней бурей довольные. Но намного легче от их спокойствия не стало: кожей чувствовал Вальдрир растущее напряжение. Да, все, кроме Вегеста, вновь молитвы вслух твердящего, молчали, но с каждой секундой всё сильней угнетало это молчание. Придвинувшись к Анвету, Вальдрир сжал его ладонь, дабы и самому успокоиться, и альва поддержать. Тот лишь позволил себе на миг улыбнуться, после чего вновь непроницаемым стало его лицо. С того дня, как погиб Арвет, прошло совсем немного времени – но, как сказал альв, после проведения ритуала прощания вовсе нельзя о мёртвых плакать.
Он ещё помнил тот ритуал – украдкой он наблюдал за Анветом, несмотря на то, что альв велел ему уйти. Ритуалом был очередной танец – не такой спокойный и размеренный, как тот, что когда-то танцевали оба брата. Этот танец напоминал безумные метания раненного зверя: Анвет бросался из стороны в сторону, подняв руки к небу. Кажется, плакал он – но как только закончился танец, смахнул он с ресниц слёзы. И попросил Вальдрира не упоминать более Арвета вслух – как сказал альв, не принято у его народа просто так о мёртвых разговаривать…
- Значит, это самый обычный мертвец… Который не оживёт, и из которого всего лишь нужно извлечь вшитый в сердце амулет… Простите, а могу ли я изучить тело? Например, часть органов его извлечь?
- Нельзя изучать, - не дал ответить Наставнику Вегест, - Нельзя. Семь не любят такого. То, что не жертва – не должно интереса вызывать. Не жертва, не жертва, не жертва… - забубнил на одной ноте голубоглазый юнец, а затем неожиданно засмеялся – громко, радостно, по-детски.
- Делайте с телом что хотите. Главное – достаньте амулет.
Вальдрир невольно крепче руку Анвета сжал. Альв, обеспокоенно на черноволосого юношу посмотрев, слегка погладил его ладонь. Элрик, от чьего взгляда это не укрылось, фыркнул и отвернулся, всем своим видом демонстрируя, что не желает подобной мерзости видеть. В его понимании, видимо, это и впрямь была мерзость… Ведь добровольно подчиняться мужчине – это унижение.
После бури было необычайно спокойно. Повсюду лежал ослепительно-белый снег. Интересно, не потому ли навии здесь крепость свою построили, что снег здесь никогда не тает? Вроде бы и сейчас уже весна приближалась, а здесь и намёка на её приближенье не чувствовалось…
Вскоре уже брели ученики следом за Наставником знакомой Вальдриру тропою. Втайне боялся он, что сейчас столкнутся они со случайным человеком, да беду ему принесут. Но напрасны были опасения: на удивление безлюдным было окружающее пространство. И вот странность – только пройдя почти половину пути, сообразил Вальдрир, что по морозу идёт в одной рубахе и штанах, а плащ тёплый в крепости остался. Но холода, несмотря ни на что, он абсолютно не чувствовал. Интересно, это магия?
Вот впереди показалось странное здание, похожее на маленький домик. Лишь по приближении понял Вальдрир, что это склеп. Наставник торжественно, нараспев произнёс:
- На постаменте, в подземном зале, гроб. Нужный вам мертвец – там. Ступайте. И помните… тот, кто посмеет струсить, изгнан будет прочь. Если же других подстрекать к побегу станет – убит на месте будет.
Вальдрир уже до боли руку Анвета сжимал. Но не было у него выхода другого – и следом за остальными он вошёл в склеп…

Глава XXI: "Почему ты молчишь?.."

Холодная, молчаливая темнота склепа казалась невыносимо угрюмой. И раньше доводилось Вальдриру видеть богатые захоронения – но это было другим. Видно было, что давно прошли лучшие годы семейства, коему склеп принадлежал – место это было ухоженным, ни следа паутины или грязи, но статуи, что склеп украшали, давно уже от времени осыпались, а у одной из них был отколот нос. Вальд слегка поёжился, не понимая, отчего ему кажется, что статуи смотрят на него. И смотрят отнюдь не доброжелательно. В молчании спустились ученики по узкой лестнице в подземный зал склепа, и Вальдрир нервно сглотнул. Что ни говори, а счастлив был он, что на сей раз Испытание пройти возможно, толком ничего не сделав. Если, конечно, так просто всё. Ведь, если подумать, ну что от него потребуется? Ормгримм уже горит желанием самостоятельно труп разрезать, и даже достал уже с собой прихваченный для этой цели нож с деревянной рукояткой. А значит, остальным лишь ждать останется, пока всё кончится. И в этом случае все довольны будут…
Анвет, молча шедший рядом, неожиданно поморщился и пошатнулся слегка. Вальдрир встревожено посмотрел на него.
- Ты точно в порядке? – не желая говорить громко, произнёс Вальдрир чуть слышным шёпотом.
- Старшие говорят, что нужно торопиться. Не хотят ждать они.
- Вот незадача! – воскликнул тем временем Ормгримм, раздражённо маленький гробик на постаменте открыть пытаясь. Но ничего не получалось у него. Арнвид, усмехнувшись, легко отодвинул русоволосого юнца и демонстративно сдвинул крышку. Уж на что Вальдрир пытался убедить себя в том, что смотреть не стоит, но всё же любопытство не сумел пересилить и заглянул в гробик.
Сердце пропустило пару ударов: да, знал Вальдрир, что увидит маленького ребёнка, но не думал, что малыш окажется столь крошечным. При жизни он, наверное, был очень хорошеньким: пухленькие щёчки, тёмные волосики, спадающие на бледный, желтоватый лобик. Крохотному существу было явно даже менее десяти зим от роду. Интересно, отчего умер он?..
- Жертва, жертва, - чуть ли не приплясывал Вегест, от избытка чувств подпрыгивая, - Красивый мальчик. Хороший мальчик… Только хнычет. У вас тоже от детских воплей уши болят? У меня всегда болели.
- Помолчи уже, - фыркнул Ормгримм. Его, кажется, совершенно не заботило то, что отчасти и по его милости стал таким Вегест. Отпихнув приплясывающего парнишку, русоволосый юнец бесцеремонно разрезал беленькую рубашечку, в которую был одет ребёнок. Вальдрир понимал, что отвернуться нужно, но не в силах был отвести взгляд. Отчего-то не покидало его ощущение, что ребёнок, пусть и мёртвый, испуганно дрожит. Нет, что он мёртв – ясно. Но откуда это неприятное ощущение?
- Так, вроде бы сердце находится вот здесь… Интересно, как его так зашили, что следов не осталось? - пробормотал Ормгримм, делая пробный разрез. Вальдрир почувствовал, как к горлу подкатила тошнота, но отвернуться сил в себе не находил. Он молча смотрел на то, как Ормгримм хладнокровно разрезает грудную клетку мальчика, сетуя изредка на туповатый нож. Но при этом у него даже мысли не возникало о том, что он совершает нечто ненормальное, нечто, что нельзя делать ни при каких обстоятельствах… Вальдрир издал неопределённый звук, похожий на икоту, чувствуя, что если сейчас же не отвернётся, то в обморок упадёт. Как можно так спокойно резать существо, которое пусть и мертво ныне, но когда-то было живым? Особенно если это существо такое крошечное…
Сильная рука потянула за запястье, насильно заставляя отвернуться. Вальдрир молча уткнулся лбом в плечо Анвета, который лишь тихо проговорил:
- Просто не надо смотреть. Не смотри на это.
- О, какой вид! – с нескрываемым сарказмом в голосе проговорил Элрик, - Трогательное зрелище. Обнимаетесь, точно две девки. Ещё заплачьте.
Вальдрир никак не отреагировал, и Элрик, сочтя это за слабость, безжалостно продолжал:
- Никак, снова станешь под него стелиться, а, Вальдрир… или как там тебя. Впрочем, по тебе с начала самого было видно, что ты мерзкий эрги*.
Анвет неожиданно холодно посмотрел на Элрика, и тот осёкся. Альв же чётко проговорил:
- Ещё слово – и, клянусь силой Семи, из этого склепа ты не выйдешь.
Элрик поморщился демонстративно, всем видом своим показывая: мол, замолчать-то я замолчу, да только на правду обижаться глупо. Вальдрир прижался к Анвету, чувствуя откровенный стыд.
«Ведь ему сейчас хуже, чем мне. Это я должен его защищать, не он меня… Тем более что Элрик прав. Это стыдно… Быть с мужчиной, тем более… так», - как ни странно, эти отнюдь не радостные мысли отвлечься помогли, и Вальд более-менее расслабился. Позади раздался возглас Ормгримма:
- Достал!
Вальдрир обернулся – как раз для того, чтобы увидеть, как Ормгримм небрежно, точно простой кусок мяса, отшвыривает на пол разрезанное напополам сердце. На то, что осталось от тела мальчика, теперь юноша предпочитал не смотреть.
В руках Ормгримма поблескивал явно дорогой амулет, покрытый тонким слоем запёкшейся крови. Тот самый, что нужно принести? Да, наверное…
Неожиданно со стороны дверей послышался шорох. Немедленно голову повернув, Вальдрир едва сознание не потерял. На миг ему показалось, что стоит у лестницы тот же самый мальчик, которого Ормгримм недавно резал. Но через пару секунд испуг первый миновал, и юноша с облегчением сообразил: нет, это другой ребёнок, пусть и очень похожий…
- Зачем вы резали братика?
Лучше бы это был призрак, чем живое, маленькое существо с искренне испуганными глазами.
- Почему братик не плачет? Даже когда режешь палец, это больно, а тут… тут… - малыш шмыгнул носом. Анвет до крови куснул нижнюю губу – было ясно, что при словах мальчика терзают его воспоминания о погибшем брате.
- Не учили тебя разве? – процедил сквозь зубы Ормгримм, - Нельзя с духами говорить.
- А вы духи?! Ой! – мальчик испуганно спрятался за одной из статуй. Ормгримм же невозмутимо проговорил:
- Пойдёмте уже. Как бы то ни было, мы добыли то, зачем сюда явились.
Ученики покорно поспешили за русоволосым юношей – даже нервно смеющийся Вегест. Уже у подножия лестницы что-то словно толкнуло Вальдрира в спину, и он обернулся.
Мальчик, прибежавший в склеп, сидел на постаменте рядом с гробом. В маленьких пальчиках он бережно сжимал вырезанное из груди брата сердце. Губы малыша испуганно дрожали, но он всё же погрузил пальцы в разрезанную грудную клетку, пытаясь умостить сердце обратно на место.
- Братик, ну почему же ты молчишь? – поминутно всхлипывая, шептал малыш, - Я же всё на место поставил, почему ты ещё молчишь?! Братик, братик, братик…
- Идём отсюда, - услышав шёпот Анвета, понял Вальдрир, что альв так же, как и он сам, разрыдаться готов, - Идём.
Вальдрир, кинув последний взгляд на плачущего мальчика, покинул склеп вместе с остальными.
Бедное, наивное дитя… интересно, как скоро тот малыш поймёт, что, даже если сложить на место вырезанное сердце, оно вовек не начнёт снова биться?
__________________________________

"Эрги" (ergi) - склонный к пассивной роли в отношениях с мужчиной, пассивный гомосексуалист.


Дата добавления: 2015-09-10; просмотров: 12 | Нарушение авторских прав

Глава VIII: Две смерти, рождающие жизнь. | Глава IX: Ледяная молитва. | Глава X: Стена. | Глава XI: Ваша очередь. | Глава XII: Вкус смерти. | Глава XIV: А может, это нормально? | Глава XV: За ночь до безумия. | Глава XVI: Безумие. | Глава XVII: Слишком много боли. | Глава XVIII: Буря. |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2020 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав