Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Психическая реальность предания русской цивилизации как основа для «мягкой силы» России: концепция А.А. Ухтомского

Читайте также:
  1. I. Концепция воспитательной работы.
  2. III. 4. 3. СОБЛЮДЕНИЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЙ НА ОСНОВАНИИ ИССЛЕДОВАНИЯ, а также ДОБРОВОЛЬНОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ ПРИВИВОК.
  3. III. Современные задачи и проблемы русской богословской науки и образования.
  4. IV. Основания для предоставления единовременной социальной поддержки
  5. P-Основания. Вторичные основания.
  6. SWOT-аналіз як основа маркетингових досліджень
  7. V. Причудливее нет на свете повести, чем повесть о причудах русской совести
  8. VI. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРОГРАММЫ ТРЕНИРОВОЧНЫХ ВОЗДЕЙСТВИЙ, НАПРАВЛЕННЫХ НА ПОВЫШЕНИЕ СПЕЦИАЛЬНОЙ РАБОТОСПОСОБНОСТИ КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ БОКСЕРОВ
  9. XII. ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ И ЕГО ОБОСНОВАНИЕ
  10. А) Воздействие причинных факторов, присущих цивилизации

 

Речь идет о далеко опередившей свое время концепцию личности и психической реальности выдающегося русского советского ученого, философа, психолога и психофизиолога А.А. Ухтомского.

Ухтомский в основе человеческого существования ставил единство слушающего и говорящего, то есть «я» (субъекта) и Другого. Для него единицей осмысления личности являлось, по сути, поле, состоящее из а а) того, кто говорит; б) того, кто слушает, и в) их Единства. Как отмечает философ и психолог В. Хализев в работе «Нравственная философия Ухтомского» (Новый мир, Москва, 1998): «Опорные слова в теории общения Ухтомского — Двойник (для человека с доминантой на свое лицо — тот, кто ему подобен, является конкурентом, вызывает зависть и недоверие, подозрительность и ненависть) и Собеседник (предмет живого и бескорыстного инте реса, душевной расположенности и любви): “ужасно тесно спаяны между собой темы о Двойнике и о Собеседнике: пока человек не освободился еще от своего Двойника, он, собственно, и не имеет еще Собеседника, а говорит и бредит сам с собою; и лишь тогда, когда он пробьет скорлупу и поставит центр тяготения на лице другого, получает впервые Собеседника. Двойник умирает, чтобы дать место Собеседнику. Собеседник же, т. е. лицо другого человека, открывается таким, каким я его заслужил всем моим прошлым и тем, что я есть сейчас”.

Ухтомский говорил, что здоровый психологически человек открывает для себя другого человека как самоценность. И в этот момент становится самоценным он сам, в этом момент он обретает целостность в лице Другого, Собеседника. Слово «лицо» означает здесь то, что один человек воспринимает Другого как целую Вселенную, как нечто, имеющее великую и самую главную ценность. Без бытия-в-Другом человек оказывается отщепленным от самого себя и от потока жизни. Это знание врожденно содержится в человеческой психике, ибо человек, как таковой, существует в Другом. «Доверяй больше своей подсознательной связи с действительностью и из нее возникающим данным, ибо рационалистически ты не сумеешь оправдать и те дары, которыми трансцендентально обладает твое подсознательное! Рационалистически ты не сумеешь оправдать свою осведомленность о чужой одушевленности!» (А.А. Ухтомский. «Доминанта», Питер, 2002).

Важнейшим понятием в учении Ухтомского является понятие доминанты. Доминанта – это, прежде всего, вектор, направляющий активность живого существа, конденсирующий его физическую, душевную и духовную энергию в определенном направлении. Доминанта действительно характеризуется активностью, то есть, в отличие от условных рефлексов, вызывается неким изначальным устремлением живого существа как активного субъекта своего бытия (здесь видно, что теория Павлова находится в подчинении у учения Ухтомского, т.е. безусловные и условные рефлексы «обслуживают» целостное стремление организма).

В учении А.А. Ухтомского важное место занимает различие сущности доминант: «Ухтомский разграничивал, оценочно их противопоставляя, два рода доминант — два типа ориентаций человеческого сознания и поведения: на свое лицо (ситуация самоутверждения и эгоистического своеволия) — и на другое лицо (ситуация ответственного внимания к окружающим и живого контакта с ними): “Здоровый и любящий человеческий дух начинает с того, что знает друга... весь устремлен от себя к другому; и он кончает тем, что Истина понимается как самобытное и живое существование”. Преодоление эгоистической сосредоточенности на себе и доминанта на другое лицо “даются очень просто и сами собой там, где есть любовь”, а вместе с тем “предполагают огромный труд воспитания , - отмечает В. Халезев, - Доминанту на другое лицо Ухтомский определяет как совестное восприятие мира и жизни и рассматривает ее как фундамент культуры, как укорененную в многовековом человеческом опыте и наследуемую от поколения к поколению. Одним из ключевых в его философских опытах становится слово “предание”, под которым разумеется то наследие, что оставили нам религиозные проповедники и мыслители, “старейшины человечества” (там же).

Поэтому доминанты человека (в отличие от доминант лягушек), так или иначе, характеризуются его психическими особенностями, его духовным складом. Отсюда и концепция хронотропа, т.е. неразрывности реальности: «Высшие кортикальные доминанты, то ярко живущие в поле сознания, то спускающиеся в скрытое состояние, но продолжающие владеть жизнью из подсознания, очевидно, совпадают по смыслу с теми «психическими комплексами», о которых говорят Фрейд и его ученики. «Ущемленные комплексы», т.е. попросту, заторможенные психические содержания пережитых доминант могут действовать патогенно, когда они не были в свое время достаточно вплетены и координированы в общей психической массе. Тогда последующая душевная жизнь будет борьбой вытесняющих друг друга, несогласных доминант, которые стоят перед друг другом, как инородные тела» (А.А. Ухтомский. «Доминанта», Питер, 2002). Но ведь этот процесс относится не только к индивидуумам, но и к сообществам людей как социальном организма, у которых есть свои хронотороны, символизируемые и фиксируемые в предании. Согласно В. Халищеву, «предание для Ухтомского — это прежде всего то, что навеки запечатлено в канонических христианских текстах и святоотеческой литературе, им пристально читавшейся и нередко цитировавшейся. “Там, где оборвано предание Христовой церкви, — записывал ученый, — человечество быстро скатывается в животное состояние” («Нравственная философия Ухтомского» (Новый мир, Москва, 1998).

Иными словами, Ухтомский писал как раз о том патогенном состоянии, которые навязывает нам западная «мягкая сила». Преодолеть своего «Двойника» (доминанту на эго) можно лишь в живом общении с Другим через некие объективно данные культурно-цивилизационные коды. В России – это коды русской цивилизации, православной культуры, препятствующей разложению и расщеплению, навязываемой «психоаналитической» культурой Запада: «Нет оснований сомневаться, что к сфере “умственного бреда” Ухтомский относил <.. >фрейдовское учение о безусловном доминировании в человеке сексуального начала. В последнем убеждают слова ученого: в разумении любви как “преимущественного дела половых инстинктов” — “страшный симптом в европейской культуре „просвещения”, — признак приближающегося разрушения”. Причастность и верность преданию побуждала ученого подвергать критике все то в сознании и поведении людей Нового времени, что сопряжено с их отчужденностью от реальности: “Величайший разрыв, происшедший в человеческом духе, случился тогда, когда однажды человек противоположил себя принципиально „среде”, „объекту”, „природе”. Тут он порвал любовную связь с нею, общую жизнь с нею, любовную ответственность за нее” (там же).

Таким образом, опираясь на концепцию Ухтомского, можно сказать, что человеческое «я» в бессознательной, глубинной своей основе в буквальном смысле строится и состоит из образов значимых для нас Других (Собеседников), в основе своей любимых нами и любящих нас людей: семьи, рода, народа... Каждый такой образ – это часть фундамента нашего внутреннего дома. Сохраняя внутри себя образы, с которыми связаны чувства радости и любви, человек находит в себе силы выносить чувство недостаточности, выдерживать пустоту. И способность быть собой, действовать, зависит от того, насколько конкретный человек и социальный организм (в том числе этнос) способен следовать созидательному преданию, сохраняя связь времен.

Здесь мы подходим к ответу на вопрос о специфике подлинной русской, подлинно советской «мягкой силы», так как, и мы покажем это в следующем разделе, именно основанная на ней система социализации и воспитания соответствует здоровым потребностям психической реальности личности (прежде всего, чувства осознанной сопричастности), наиболее полно описанных в концепции А.А. Ухтомского.

 

 


Дата добавления: 2015-09-10; просмотров: 10 | Нарушение авторских прав

Введение | Мягкая сила и психоанализ: истоки и современность. Дж. Най и его мягкая сила | Мягкая сила западной цивилизации в действии. | Критическая геополитика, расколотая реальность и сравнительная концепция защитных механизмом психики | Концепция «сетевого сообщества»: Мануэль Кастельс | Система систем» Уильяма Оуэнса и другие наработки Пентагона | Мягкая сила Запада, масс-медиа и киноискусство | В глобальном информационном мире | Социально-психологическая безопасность российского общества: анализ «сообщений», исходящих из подростковой субкультуры | А. Борьба на уровне «низового» противодействия либеральным метастазам во властных структурах |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2021 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав