Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Автора этой книги

Читайте также:
  1. I. Источники книги
  2. III.2.5. А книги-то все-таки надо читать? И в каком порядке?
  3. Автор выражает глубокую благодарность Батажеву Адаму Ясаевичу за участие в издании настоящей книги.
  4. Авторадиография
  5. Адресные книги
  6. Адресные книги
  7. Без автора
  8. Белые книги
  9. Библиотечные книги
Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Итак, согласно девизу, начинаю с Польши. Выходцами оттуда являются мои дед и бабка по материнской линии: Николай Игнатьевич Панич и Мария Фелициановна Луцевич, ставшая после замужества Панич. Женившись, они приехали в конце прошлого века (около 1894 года) в Россию и обосновались жить в Пензе. Все их соображения, приведшие к решению переехать, можно сказать, в другую страну, мне, конечно, неведомы. Но они были молоды, хотели, наверное, начать свою новую жизнь и, кроме того, - и это было, наверное, главным - в Пензе находились высланные туда на поселение в связи с революционными событиями в Польше их близкие: мать Марии Фелициановны и дядя. К ним они, видимо, и спешили.

В общем, можно сказать, переезд вышел удачным. Дед стал работать, и через некоторое время уже был заместителем управляющего Волжско-Камеким банком. Бабушка занималась хозяйством. Рождались и росли дети. Дом был, как говорят, полная чаша. Был круг друзей и хороших знакомых.

Грянула революция и жизнь семьи Паничей круто переменилась. Всех их переселили на окраину города. Николай Игнатьевич потерял работу, а затем был привлечен к принудительным работам по уходу за свиньями в городском свинарнике, очевидно там заразился тифом и умер. Заболела и была на волосок от смерти и Мария Фелициановна. Старший брат был арестован чека (за переписку с Польшей!), и только благодаря заступничеству своих друзей, активно содействовавших новой власти, не был расстрелян. Голод, лишения пришлось испытать и детям.

Через некоторое время Паничи переселились в Пермь, где старшие дети — Эдуард и Елена поступили в тамошний университет на медицинский факультет (кроме них в семье были тогда еще двое детей: Елизавета, 1906 года рождения и Станислав 1911-1912 года рождения).

По окончании университета Эдуард Николаевич Панич и Елена Николаевна были направлены на работу в Дагестан, куда и приехали с интервалом в один год - около 1925-1927 гг. Вскоре к ним приехала Мария Фелициановна с двумя другими детьми - Елизаветой и Станиславом. Но несчастья, кажется, подстерегают их. Совсем немного, один-два года успел поработать - попрактиковать Эдуард Николаевич -

 

вначале в Гунибе, а затем в Буйнакске и Чиркее, Заболев дизентерией, он вскоре умирает. Сразу вслед за этим тяжело заболевает и долгое время находится на грани между жизнью и смертью Елена Николаевна. Выходив её, не выдержав долгой цепи лишений и горя, умирает Мария Фелициановна.

Елена Николаевна к этому времени работает в санэпидстанции (или, как она тогда называлась, малярийной станции), и вскоре становится её заведующей. С этого времени начинается её многолетнее самоотверженное служение делу борьбы за здоровье людей. Тогда это была именно борьба. В трудных условиях, при всегдашнем недостатке необходимых средств она, вместе со своими сотрудниками, занимается осуществлением профилактических мероприятий и лечением больных свирепствовавшей тогда малярией и других заболеваний эпидемического характера в самом Буйнакске и в группе примыкающих к нему районов. Ей приходилось много ездить и по дорогам, и по бездорожью, в любое время и в любую погоду, работать с тяжело и опасно больными, и потому

— с риском для жизни; работать в тяжелых условиях того времени. А потом еще война, трудовой фронт и снова санэпидстанция: разъезды, переезды, споры с начальством, борьба с нечестными или душевно глухими, равнодушными людьми. Я думаю, что это был, конечно, подвиг. Подвиг во имя здоровья людей, во имя добра. Подвиг, который как для Елены Николаевны, так и многих других подобных ей людей не измеряется полученными медалями, почетными грамотами и другими поощрениями ', а остается либо в человеческой памяти, либо просто входит безымянно в историю и этим осуществляет её, становится её подлинной тканью.

К концу своей трудовой жизни Елена Николаевна немало занималась лекционной деятельностью. После 1963 года она жила в Махачкале, хотя в течение ряда лет ездила в милый её сердцу Буйнакск, работая каждый раз по нескольку месяцев в своей санэпидстанции. Умерла Елена Николаевна в 1987 году на девяносто четвертом году жизни.

Моя мать, Елизавета Николаевна Панич в 1935 году вышла замуж за Калсына Абдулшаидовича Качалаева, работавшего тогда врачом в Буйнакске.

1 Елена Николаевна была награждена медалями "За оборону Кавказа" и - За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.-, имела, конечно же, почетные грамоты и другие поощрения.

 

Елена Николаевна Панич

 

 

В октябре 1937 года, через 5 месяцев после моего рождения, мой отец был арестован и по обвинению в «антисоветской и контрреволюционной-деятельности расстрелян. Спустя 27 лет он был полностью реабилитирован постановлением Президиума Верховного суда ДАССР.

Тогда же был арестован и подвергнут жестоким допросам Станислав Панич. Однако через некоторое время его каким-то чудом выпустили (была такая демонстративная акция освобождения части арестованных при смене Ежова Берией). Перед войной он женился и уехал в Одесскую область, откуда пошел на фронт и был убит в начале войны.

От другого брака моей матери у меня был брат Эдуард - известный вам Эдик Екимецкий. Он работал некоторое время слесарем в Махачкале и умер в возрасте 35 лет.

Булач Имадутдинович, я еще раз выражаю Вам свою глубокую благодарность за то доброе влияние, которое вы оказали на него в пору его учебы в вашей школе.

Мать моя работала в Буйнакске в послевоенное время в санбакла-боратории лаборанткой, затем в 1962 году переехала в Махачкалу и умерла в 1981 году.

Теперь мне остается в завершение рассказать о себе. Итак, родился я в Буйнакске в мае 1937 года. В свидетельстве о рождении у меня записано Качалаев .Леопольд Калсынович. Но вскоре после смерти отца мать и Елена Николаевна, желая отвести от меня возможные репрессии, изменили мне отчество и фамилию. Так я стал Леопольдом Николаевичем Паничем (во взрослом возрасте я попытался взять себе двойную фамилию: Качалаев-Панич, нов горзагсе мне отказали в этом, ссылаясь на какие-то законы).

В 1954 году я окончил школу №1 г. Буйнакска (с серебряной медалью), а в 1959 - Новочеркасский политехнический институт и стал инженером-теплоэнергетиком.

По распределению я поехал в Читу, где работал на городской электростанции.

Леопольд Качалаев-Панич

 

Там я женился в первый раз, и там у меня сейчас взрослая дочь и внук (с ними, слава богу, есть связь, дважды за последние годы они приезжали ко мне на лето в Махачкалу). В 1963 году я переехал в Махачкалу, поступил на работу в управление «Дагэнерго» и работал там непрерывно в течение 22 лет до 1985 года. Вначале я был диспетчером энергосистемы, а с 1967 года - начальником службы, ведавшей организацией ремонта и эксплуатации электростанций. И тепловые электростанции Махачкалы и Каспийска, и почти все гидростанции нашей республики: от первенца гидроэнергетики Гергебильской ГЭС до величественного гиганта Чиркейской ГЭС (кроме Миатлинской ГЭС, введенной в эксплуатацию уже после моего ухода из "ДагэнергО") мне достаточно хорошо известны. Бывал я на них, естественно, несчетное число раз. В их развитии и совершенствовании есть и доля моего вклада.

В 1983 году я защитил диссертацию и стал кандидатом экономических наук. В своей работе я защищал идею оправданности использования, в зависимости от конкретных условий, наряду с электростанциями больших мощностей, электростанциями-гигантами, небольших электрогенерирующих установок. Тогда это прямо противоречило официальной линии. И я, думая об этом сейчас, даже не знаю, как защита состоялась. Сегодня эта точка зрения почти общепризнанна.

С 1985 года я работаю во Всесоюзном научно-исследовательском и проектном институте по использованию глубинного тепла Земли. Сейчас я заведую лабораторией экономических исследований и теплоэнергетики. Работа, безусловно, интересная, но сложности нынешней общественно-экономической жизни затрагивают и наш институт, и касаются меня лично, тем более что я сейчас являюсь председателем Совета трудового коллектива лаборатории.

 

Пока я был ребенком, мне ничего не говорили о моем настоящем отце. Тайна была открыта через много лет. И вот уже взрослым человеком я сам стал искать родственников по отцу, собирать сведения об отце. Что-то удалось узнать, но хотелось бы, конечно, больше.

О чем думается, что заботит? Заботит меня, как и всех советских людей (если это определение -советские» уместно сейчас употреблять), все более непредсказуемая динамика современной нашей жизни. Огорчает, более всего, внезапное и все более усиливающееся разъединение, почти взаимное ожесточение людей. И приходят мысли о том, что, может быть, не экономика самое главное, а человеческие отношения, которые она все-таки однозначно не определяет, которые сами по себе и есть суть. А в них, этих отношениях, самое главное, может быть, тот извечный патриархальный кодекс взаимоуважения, который хоть как-то, но еще теплится у нас на Кавказе, в отличие от остальной части страны, уже полностью поглощенной цивилизацией (или, может быть, лучше сказать, псевдоцивилизацией?). Но, если это так, то надо же узнавать, изучать культуру наших предков. В частности, с этой целью я в этом году приступил к изучению истории Северного Кавказа. Но дело подвигается медленно и с трудом - нет времени.

А более всего мне хотелось бы содействовать процессу непосредственного культурного общения — обмена людей в каких-то самодеятельных клубах-обществах. Чтобы люди встречались, говорили друг с другом уважительно, неспешно, достойно, и потому умно и интересно. Как, может, было на годеканах, деревенских посиделках, в дворянских собраниях, английских клубах. Мне кажется, механизированная суета нашего быта поглощает души. А душа человека, как звезда с звездою, только с душою и говорит. И тогда, может быть, сиюминутный политический ажиотаж потеснится и уступит главное место культуре общения и вместе с ней извечным ценностям и значительным делам.

Ваша деятельность, уважаемый Булач Имадутдинович, очень близка всему этому.

Моя семья: жена - Ненила Гафаровна Панич - врач-лаборант республиканской санэпидстанции, дочь Маша, закончив Даггосуниверситет (библиотечное отделение), работает в библиотеке университета, сын Юра учится в 9 классе.

07.70.90 г.»

 

Доверь свою работу кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь



Дата добавления: 2015-09-10; просмотров: 8 | Нарушение авторских прав

Лет назад | Лет на чужбине | Беловеская горка | Из Варшавы в Темир-Хан-Шуру и ... | Наталья Францевна | Ездили к родным | Внук Ярослава Домбровского | Из одних страданий | Через мясорубку | Почетный гражданин Гуниба |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2022 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав