Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

А были какие-нибудь выдающиеся сделки, которые вы провели в начале своей карьеры валютного трейдера?

Читайте также:
  1. J своей скромности могу говорить часами!
  2. А.В. — Хорошо, мой друг, мы должны двигаться к завершению своей работы в течение этого часа.
  3. Активно ища своей собственной кончины.
  4. Армейских магазинах), которые помогают коже сливаться с фоном. Не
  5. Ая основа – Хаджури назвал некоторые действия посланника Аллаха ошибкой, и сказал, что посланник Аллаха ошибся в средствах призыва.
  6. Б) Некоторые специальные проблемы
  7. Бенедикт Камбербэтч о своей необыкновенной жизни в роли секс-символа
  8. Бог желает утешить тебя своей любовью
  9. Бога, мою маму, Дэвида, моих детей, Скотта Иглстоуна, Шерон Джордж, Джоан Маркусон и всех созависимых людей, которые чему-то учились у меня и позволили мне учиться у них.

БИЛЛ ЛИПШУЦ. СУЛТАН ВАЛ ЮТ________________________________________________ 55

— В 1983 году, в самом начале торговли валютными опционами на Филадельфийской фондовой бирже, один из специалистов дал котировку по некоему конкретно­му опциону по цене, явно заниженной на 100 пунктов. Я купил 50 штук. Поскольку этот опцион был «глубоко в деньгах», я сразу же продал его на базовом рынке и за­фиксировал прибыль без всякого риска (опцион «глубо­ко в деньгах» — это то же самое, что обычная позиция, но он имеет дополнительные преимущества, ибо если рынок совершает очень большое движение, максималь­ный риск теоретически ограничен).

Я спросил своего брокера, предлагает ли этот специ­алист по-прежнему продавать опционы по той же цене. «Да, — ответил он, — предложение все еще висит». «Ку­пи еще пятьдесят», — сказал я.

В то время я был единственным на Филадельфийс­кой бирже трейдером валютных опционов, который ре­гулярно торговал по 50 контрактов. Весь дневной объем торгов на этом рынке составлял всего-навсего поряд­ка двух-трех сотен контрактов. И я провернул еще 50, потом еще 50, а потом еще 50. Потом в игру вступила Goldman Sachs и тоже купила 50 контрактов. И вот ока­зывается вдруг, что специалист этот продал уже 300 или 400 этих опционов. Он, очевидно, думал, что имеет на­дежную арбитражную прибыль, но на самом деле совер­шил арифметическую ошибку. Я точно знал, что проис­ходит. Наконец, я сказал своему брокеру: «Спроси его, не хочет ли он продать тысячу». «Секундочку, — отве­тил он. Брокер вернулся через полминуты и сказал, что он согласен на тысячу по такой-то цене.

Специалист несколько передвинул свою цену, но по-прежнему давал котировку почти на сто пунктов ниже. Наконец, я сказал своему брокеру: «Скажи ему, пусть позвонит мне по моей внешней линии».

Специалист звонит мне и говорит: «Ты что дела­ешь?» Я отвечаю: «А ты что делаешь?» Он спрашивает: «Ты что, правда хочешь провернуть тысячу?» Я отвечаю:


56____________________________________________ САМЫЙ БОЛЬШОЙ РЫНОК В МИРЕ

«Слушай, у тебя в цене ошибка на целый пункт». «О чем ты говоришь?» — восклицает он. Я начинаю растолко­вывать ему цифры. Прежде чем я закончил, он говорит: «Мне надо отойти». И телефон замолкает.

Я положил трубку и в течение нескольких минут об­думывал эту ситуацию. Я понимал, что если заставить его исполнить эту сделку, он разорится — а такое со­бытие плохо отразится на бирже и будет ужасным для продукта (валютных опционов), которым мы только начинали торговать всерьез. Я позвонил своему броке­ру и сказал: «Отмени все сделки, кроме первых 50 кон­трактов».

Примерно в то же время зазвонил мой внешний те­лефон. На трубке был специалист: «Не могу в это пове­рить! — воскликнул он, сокрушенный огромной вели­чиной своей ошибки. — Теперь я вылечу из бизнеса». Я сказал: «Не беспокойся об этом, я отменяю все сделки, кроме первых пятидесяти». (Кстати говоря, Goldman отказалась отменить хотя бы одну из своих 150 сделок. Через много лет, когда компания специалиста вышла из бизнеса, а сам специалист стал главным трейдером у крупнейшего в торговом зале маркет-мейкера, он всегда создавал для Goldman особые трудности.)

Отмена мною этих сделок представляла собой долго­срочное деловое решение, о котором я в то время осо­бенно не задумывался, но над которым впоследствии сокрушался в течение многих лет.

А почему?

— Я имею репутацию одного из наиболее — если не
самого — жестких игроков на рынке. Я никогда, никог­
да, никогда никому ничего не спускаю, потому что, как
я понял это в Salomon, всяк и каждый пытается сбить
нас с ног. Я уверен, что если удача переменится, никто не
даст нам пощады. Я всегда считал, что это и есть правила
игры. Я никому не уступаю ни копейки, но и помощи ни
от кого не жду.


БИЛЛ ЛИПШУЦ. СУЛТАН ВАЛЮТ_________________________________________________ 57

Трейдеры иногда звонят, когда чуть-чуть пропуска­ют истечение внебиржевого опциона, закрывшегося в деньгах. У них находится миллион извинений: «Я пы­тался дозвониться раньше». «Я забыл». «Я опоздал всего на несколько минут, не могли бы вы сделать для меня исключение?» Я всегда знаю, что если мы позвоним с опозданием, никто не позволит нам исполнить опцион. Однако за все то время, пока я работал, мы ни разу не пропустили срок истечения. И поэтому я говорю: «Пос­лушайте, мы вложили много денег в работу нашего бэк-офиса и хорошо ее продумали. Мы ввели бесчисленные меры, не позволяющие нам допускать таких ошибок».

Когда я разрабатывал правила управления компа­нией в Merrill, меня спросили, сколько денег следует выделить в бюджете компании на ошибки бэк-офиса. Я ответил: «Ноль». Меня спросили, не веря: «Что вы подразумеваете под нулем!» Я сказал: «Ноль. Мы не до­пускаем ошибок в бэк-офисе». Они сказали: «Ну, что вы такое говорите — конечно, у вас есть ошибки в бэк-офисе». Я ответил: «Нет. Мы не делаем ошибок. Если вы вводите достаточно мер предосторожности, то оши­бок не будет».

Таким было мое отношение к этому вопросу, и имен­но поэтому я не нарушал правила. Люди, знающие ме­ня по-настоящему хорошо, говорят иной раз: «Липшуц, почему ты так упираешься по мелочам?». Я просто от­вечаю: «Ребята, это все правила, именно по ним ведется игра». Поэтому позволить этому специалисту соскочить с крючка было для меня необычно.

Может быть, вы решили пожалеть специалиста,
потому что это была такая очевидная ошибка? Или вы
подумали, что случай этот может угрожать жизнеспособ­
ности в то время еще не оперившейся биржи и продукта?

— Это было долгосрочное деловое решение, осно­
ванное на мнении, что для моего бизнеса будет плохо
заставить его исполнить все эти сделки.


58____________________________________________ САМЫЙ БОЛЬШОЙ РЫНОК В МИРЕ

В каком смысле плохо для вашего бизнеса?

— Мой бизнес торговли валютными опционами рас­
ширялся, а торговали мы на Филадельфийской фондо­
вой бирже (в то время внебиржевой рынок валютных
опционов только зарождался).

Таким образом, вы сделали это в большей степе­
ни для того, чтобы защитить биржу?

— Нет, я сделал это, чтобы защитить себя.

Защитить ваше место на рынке?

— Совершенно верно.

Таким образом, если предположить, что биржа к
тому времени уже просуществовала 10 лет, объем тор­
гов был огромным, и эта сделка не имела бы никакого
значения для выживания самой биржи, вы приняли
бы другое решение?

— Правильно. Это не было благотворительностью.

Значит, тот факт, что это была настолько очевид­
ная ошибка...

— Нет, не это было мотивом, потому что я говорил
брокеру: «Попроси его проверить цену. Спроси его, уве­
рен ли он. Спроси его, не хочет ли он продать еще 50».

Разве на межбанковском рынке не бывает так,
что дилеры иногда не намеренно дают котировку по
валюте с ошибкой на большую величину — напри­
мер, настоящая цена 1.9140, а они предлагают 1.9240?
Заставляете ли вы дилеров придерживаться своей ко­
тировки, даже если это очевидная ошибка?

— Существует неписаное правило, по которому нуж­
но предпринять честную попытку предупреждения.
Предположим, выходит какая-то новость, и рынок на­
чинает двигаться как сумасшедший. Вы можете даже
не знать, на каком уровне находятся большие фигуры.


БИЛЛ ЛИПШУЦ. СУЛТАН ВАЛ ЮТ________________________________________ 59

Предположим, дилер дает котировку 1.9140, а вы дума­ете, что цена должна быть 1.9240. В соответствии с этим неписаным правилом нужно сказать: «1.9140. Вы увере­ны? Пожалуйста, проверьте свою цену». И если дилер отвечает: «Да, да, да, я уверен. Вы хотите заключать сдел­ку или нет?» — тогда цена должна оставаться.


Дата добавления: 2015-09-10; просмотров: 4 | Нарушение авторских прав

ДЖЕКД.ШВАГЕР | ЧАСТЫ1. | НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ В ТОРГОВЛЕ | А что стало после того, как вы окончили Корнелл? Получили ли вы работу, связанную с архитектурой? | Что вы вынесли из подготовительного курса Salomon помимо приобщения к их культуре? | И что же, в конечном счете, случилось с этой по­ зицией? | Кой марки будет повышаться. Чем вы это обосновы­ваете? | Как вы считаете, является ли такой масштаби­ руемый подход при открытии или закрытии позиции важным элементом вашего общего торгового успеха? | Как вы исполняете такой большой ордер, как 2 млрд долларов? Как вообще вы можете получить ко­ тировку бид/аск для такой суммы? | То есть, если бы вы исходили из своего сознатель­ного анализа, вы согласились бы с основами этой сдел­ки. Правильно? |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2020 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав