Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 8.

Через двадцать минут она была готова идти. Так и не найдя нигде свой телефон, она предположила, что он все еще был у Дига. У нее произошло еще одно немного неловкое столкновение с Оливером, когда он вернулся в шкаф за забытым галстуком, а она как раз надевала свои туфли. Это было легкое, естественное и такое знакомое действие, и она знала, что она не смогла скрыть от него свою реакцию. Тем не менее, на этот раз это было легче, или, может быть, даже труднее, потому что он также не смог скрыть подлинное выражение своего лица.

Они шли по коридору молча, перебросив свои пальто через руку. Фелисити сжимала в правой руке большую сумку, которую она использовала для работы. Пока они спускались вниз по лестнице, его рука зависла возле ее локтя, и ей пришлось сосредоточиться на каждом своем шаге, чтобы не споткнуться на этот раз.

Мойра встретила их в холле, и Фелисити сразу ощутила прилив вины и смущения не только за то, что накануне перебудила весь дом, но и за то, что провела остаток ночи в комнате Оливера.

- Доброе утро, мама, - размеренно сказал Оливер, поцеловав ее в щеку.

- Доброе утро, дорогой. Мисс Смоук.

Фелисити каким-то образом удалось вернуть приветствие заплетающимся языком, и она пыталась смотреть куда угодно, кроме другой женщины.

- Завтрак готов, вы должны поесть перед тем, как поедете в офис, - интонация, с которой была сказана последняя фраза, дала им понять, что она не потерпит никаких возражений.

Горничная появилась из тени, взяв оба их пальто и сумку Фелисити прежде, чем она поняла, что происходит, и Оливер бросил на нее смирившийся взгляд, который сказал ей просто следовать за ним.

- Завтрак звучит отлично,- сказала она с натянутой улыбкой.

- Превосходно, Тея и Рой уже ждут,- Мойра немного приобняла ее за талию, и от Фелисити не ускользнуло, как напряглась челюсть Оливера, что сказало ей о том, что он не хотел быть там.

Его рука снова упала ей на поясницу, и она могла чувствовать тепло его ладони через тонкую ткань своего платья. Все эти прикосновения, которые он теперь позволял себе, казались такими автоматическими и обыденными, что он, казалось, даже не осознавал, что делал это. Но она понимала это слишком хорошо.

Она предположила, что они направятся в столовую. Она видела комнату только один раз, в прошлом, когда Оливер организовал ужин для инвесторов и настоял на ее присутствии. Она провела большую часть вечера в кухне, доедая остатки еды вместе с обслуживающим персоналом, который был нанят для этого случая. Когда все закончилось, Диг предложил отвезти ее домой, и она прихватила дорогую бутылку вина из бара, послав Оливеру многозначительный взгляд, когда она уходила.

Тем не менее, в столовой было темно и слегка подтолкнув ее, он направил ее направо по коридору, пока они не оказались в большой, светлой, открытой зале для завтраков, окна которой выходили на английский сад.

Тея и Рой уже сидели за столом, Рой выглядел немного неловко, когда он посмотрел на три пустовавших места, но Тея широко улыбнулась, когда увидела их, и Фелисити не могла не улыбнуться в ответ.

- Садись здесь! – весело сказала она, похлопав по соседнему стулу.

Фелисити обменялась кратким взглядом с Оливером, который бросил на сестру предупреждающий взгляд, который та демонстративно проигнорировала. Она не ожидала, что он отодвинет для нее стул или что он нагнется и тихо шепнет ей на ухо «Удачи!», заставив ее дрожать.

Она сделала большой глоток апельсинового сока, который стоял перед ней, а затем покраснела, когда заметила, что никто из присутствующих еще не притронулся к своей еде или напиткам, ожидая, когда все сядут.

- О, боже. Простите, - быстро сказала она, резко поставив тяжелый стакан вниз, когда жидкость перелилась через край, медленно стекая вниз.

- Не переживай об этом. Рой стащил кусок бекона, правда, он думал, что я не видела, - заговорщически сказала Тея, заставив Роя обреченно вздохнуть, когда Фелисити одарила ее благодарной улыбкой.

- Пожалуйста, ешьте. Я знаю, что вы все торопитесь на работу,- легко сказала Мойра, изящно положив белую салфетку к себе на колени.

Фелисити решила подождать, пока Оливер не приступит к еде и вместо этого взяла салфетку со своей тарелки и без инцидентов налила себе кофе, когда Тея испустила нескромное фырканье, которое заставило Оливера замереть с кувшином сливок над чашкой Фелисити.

- Есть что сказать, Спиди? – спросил он.

- Просто интересно, как долго вы это делаете? – сказала она, кивнув в сторону их кофе.

- Делаем что? – спросил он, сдвинув брови в искреннем недоумении.

- Она положила правильное количество сахара в твою чашку, и ты собираешься залить необходимое количество сливок в ее. Просто наблюдение, дорогой брат.

Загрузка...

Фелисити удивленно откинулась назад, она даже не заметила, что они сделали это.

Оливер вырвался из своего временного ступора и все-таки налил ей сливки, пригвоздив Тею фирменным взглядом, пока он делал это. – Иногда я приношу кофе по утрам, иногда это делает Фелисити. Я не думаю, что то, как я предпочитаю пить свой кофе, является государственной тайной.

Тея сузила глаза и посмотрела на них с подозрением. – Хорошо, поверю тебе на слово, - но тон, которым это было сказано, привлек ее внимание и заставил выпрямиться.

Затем была небольшая светская беседа. Мойра задала несколько вопросов о предстоящем слиянии, и Фелисити была благодарна за тему, которая позволила ей почувствовать, что на этот раз ее не рассматривают под микроскопом. Однако, она по-прежнему остро чувствовала, что Тея присматривается к ней.

- Итак, я полагаю, ты спала лучше, потому что остальная часть ночи прошла в тишине,- сказала младшая Куин, когда в разговоре наступило затишье. Уголки ее губ поползли вверх, когда Рой и Оливер оба вскинули головы, чтобы посмотреть на нее с удивлением.

Фелисити замерла со своей вилкой на полпути ко рту, аппетит вдруг пропал. Пять минут назад она забыла о Нейте и краске для волос, о побеге из собственной квартиры и жутких сообщениях, полученных этим утром. Только что она наслаждалась завтраком с Оливером и его семьей, пусть даже это было немного неловко. Теперь ее кошмар вернулся обратно, и вилка с грохотом упала на тарелку из ее внезапно онемевших пальцев.

Рука Оливера сжалась вокруг ее колена, выводя успокаивающие круги чуть ниже подола ее платья, когда он практически зарычал на свою сестру, - Это действительно было необходимо?

- Мне очень жаль, просто она казалось действительно расстроенной раньше и теперь ей, кажется, лучше. Я все еще не понимаю, почему мама поселила ее в дальнем крыле… вы два взрослых человека… и вы вправе делать взрослые вещи, даже если вы не хотите, чтобы кто-нибудь знал. Я понимаю. Я имею в виду, Олли, учитывая твое прошлое – генеральный директор компании и его исполнительный помощник – практически ожидаемое клише, и пресса съест эту историю с потрохами, если они когда-нибудь узнают. Но здесь. Ты не должен ничего скрывать – это все, что я пыталась сказать, - она спокойно намазала маслом кусок тоста, посмотрев на них невинными глазами.

Фелисити почувствовала, что ее лицо заливается краской от предположения Теи, и рука Оливера замерла прежде, чем он медленно убрал ее.

- Мы не… мы… друзья. Просто друзья. И твой брат был достаточно любезен, позволив мне остаться здесь и обеспечив дополнительную безопасность. Я не могу выразить, насколько я признательна ему, - она запнулась, удивившись, что Оливер не говорил ничего, но не смея взглянуть на него.

Тея выглядела искренне раскаявшейся. – Прости, я думаю, у меня создалось неверное впечатление. Я рада, что ты здесь, на самом деле.

Последовало долгое молчание, и Фелисити только откашлялась и снова потянулась к своей вилке, когда Оливер заговорил. – Что заставило тебя так думать?

Она могла сказать, как трудно он пытался сдержать свой голос, но в нем была так хорошо знакомая ей напряженность.

Фелисити сжала пальцы в кулак и слегка повернула голову, чтобы она могла видеть Тею, которая слегка пожала плечами, кода она заговорила со своим братом. – Просто, вчера вечером… ты был без рубашки, и Фелисити не вела себя так, как будто она впервые увидела твои шрамы. На самом деле, они… кажется, вообще не смутили ее.

Она чувствовала, как Оливер замер рядом с ней, как раз в тот момент, когда ее мозг охватила чистая паника. Она никогда не подумала бы, что они раскроют себя из-за этого.

Оливер пришел в себя первым, и на этот раз, его ложь звучала совершенно правдоподобно. – Только потому, что Фелисити знает о моих шрамах, не означает, что мы находимся в отношениях.

Тея приняла его слова и подняла руки в притворной капитуляции. – Хорошо, я сдаюсь, - она вытерла рот и посмотрела на Роя. – Ты готов? – он практически вскочил на ноги, желая поскорее избежать неудобного разговора.

- Нам пора. Извини за драму. И… я действительно рада, что ты здесь. Ты, кажется, хорошая, нормальная девушка. И, очевидно, ты слишком хороша для моего брата, - она поцеловала свою мать, и вышла с Роем, стук каблуков эхом раздался по комнате, оставив всех присутствующих в неком вакууме.

Последовала оглушительная тишина, когда никто не решился заговорить. Фелисити никогда не была так рада услышать скрип ножек стула по полу, чем когда Оливер резко встал и практически бросил салфетку на стол. Она вскочила на ноги следом за ним, и с трудом пробормотала «Спасибо» Мойре прежде, чем она вышла из комнаты, приложив все силы, чтобы не отставать от Оливера, не переходя на бег. Она не думала, что она могла справиться с еще одним его прикосновением прямо тогда.

Оливер уже позвал горничную, когда он вышел в холл, его глубокий голос эхом разнесся в большом пространстве. Он взял оба их пальто, когда женщина появилась почти мгновенно, и помог Фелисити надеть ее пальто, хотя она пыталась просто забрать его у него. Диг ждал их у двери, острым взглядом отметив все происходящее. Когда он поймал ее взгляд, он молча спросил ее - все ли в порядке, так как они с Оливером вели себя подозрительно тихо.

Она отвлеклась, когда Оливер протянул ей сумку и взял ее под локоть, когда они вышли из дома. Когда дверь за ними закрылась, он остановился и развернулся так быстро, что Дигу пришлось аккуратно обойти их, немного выждав, чтобы заметить, что Оливер ждал, когда он позволит им небольшой момент конфиденциальности.

- Я сожалею о Тее, - сказал он низким голосом, в то время как гнев кипел в нем.

- Все в порядке, она не знает, - ответила она быстро, не уверенная в том, куда мог зайти этот разговор, и также зная, что это было не самое лучшее время для него. – Слушай, я знаю, как это выглядит. Я слышу разговоры. Ничего нового с тех пор, как я получила повышение. И то, что сейчас я приеду на работу с тобой, в твоем автомобиле, вероятно, не поможет, но… кажется, у нас нет другого выбора. Так что давай просто доберемся до Логова, чтобы я могла запустить эти поиски и попытаться выяснить, где он, чтобы его поймали, и мы могли вернуться к нормальной жизни, - и прежде, чем он успел ответить, она развернулась на каблуках и поспешила вниз по ступенькам, взяв у Дигла свой телефон, когда он открыл для нее дверь машины.

К тому времени, когда Оливер сел рядом с ней, она притворилась, что чем-то занята в своем телефоне, на самом деле просматривая результаты программы интеллектуального анализа данных, которую накануне запрограммировала таким образом, чтобы результаты поиска приходили на ее телефон.

Они добрались до Логова без происшествий, ни Оливер, ни Диг не стали инициировать разговор, и когда она устроилась перед своими компьютерами, она почувствовала, как вес свалился с ее плеч.

Но в этот раз было труднее сосредоточиться, чем обычно, и она потратила в два раза больше времени, чтобы отследить сигнал мобильного телефона и выяснить, откуда были отправлены сообщения. Не смотря на то, что она уже знала ответ, увидев на экране доказательства того, что сообщения были отправлены из ее квартиры, ее желудок перевернулся, и кровь застыла в жилах.

Она сидела, сложив руки и позволив им упасть на колени, когда Диг и Оливер подошли к ней сбоку. – Это не всегда хорошее чувство, когда ты оказываешься прав, - сказала она слабым голосом. Рука Оливера легла на ее плечо, и она была очень рада прикосновению, когда он сжал его нежно.

- Мы поймаем его, - сказал Диг с большей уверенностью, чем она чувствовала. – Ты введешь Лэнса в курс дела или хочешь, чтобы я сам позвонил ему?

- Я сама. Не хочу, чтобы он становился подозрительным из-за того, что ты в курсе, что я могу отслеживать сигналы сотовых телефонов.

Чувствуя себя усталой и печальной, она отодвинула стул и взяла телефон со стола. – Я могу позвонить из автомобиля. Мы и так уже опаздываем.

- Фелисити, я говорил тебе, это неважно, - искренность, которую она видела в его глазах, была едва ли не более чем достаточной, чтобы заставить ее отказаться от сиюминутной выдержки, которую она взяла над своими эмоциями прямо тогда.

- Это важно для меня. Я чувствую себя достаточно виноватой, чтобы добавлять срыв сделок и гнев Изабель Рошев в свой список. Все в порядке, - на глаза начали наворачиваться слезы, и она прокляла себя за излишнюю чувствительность.

Она попыталась отвернуться, но он схватил ее под локоть и не позволил ей уйти. – Эй. Стоп. Прямо сейчас, это наша миссия, ладно? Остальное не важно. Ты слишком важна для… команды. – У нее перехватило дыхание, когда он остановился и резко покачал головой. – Нет, ты слишком важна для меня. Я не допущу, чтобы он причинил тебе боль. И я не позволю тебе чувствовать себя виноватой. Я сделаю все, что в моих силах. Я должен убедиться, что ты в безопасности, и мне нужно, чтобы ты поняла это. – Его взгляд был заперт с ее, их способность вести тихие, полные смысла разговоры без слов, вновь взяла вверх, и она потерялась в глубине его синих глаз, которые за несколько кратких моментов сказали ей все, что было необходимо.

Он отпустил ее локоть, теперь слегка касаясь ее щеки, и у нее перехватило дыхание, когда она посмотрела на него. На нее обрушились воспоминания того утра: сон в его постели, ее пробуждение в его объятиях, ее одежда, смешанная с его, совместные сборы на работу. Это было уже слишком, и все же она хотела большего и пыталась примирить оба этих желания, что в конечном итоге оставило ее ранимой и измученной.

Она сделала глубокий вдох и склонилась в его прикосновение, на краткий миг закрыв глаза, когда она позволила себе этот момент. – Спасибо, - прошептала она прежде, чем она посмотрела на него, удивившись, заметив изменения в его взгляде также.

- Оливер…

- Не сейчас, - его тон был мягким, и она знала, о чем он говорил. То, что происходило, имело важное значение и заслуживало их внимания, но прямо сейчас было не время.

- Хорошо,- согласилась она, окинув его легкой улыбкой, в то время как его пальцы гладили ее по щеке, а затем спустились на плечо, большой палец скользил вдоль ключицы, заставляя крошечные искры электричества пробегать по ее позвоночнику.

Диг откашлялся с другого конца комнаты, и она отскочила от него, быстро схватив свое пальто и сумку, рискнув посмотреть на Оливера, который бросил убийственный взгляд на своего партнера. Диг просто смотрел на него, его лицо не выдавало никаких эмоций.

Они ехали в тишине, пока она не позвонила Лэнсу. Он выругался, когда Фелисити сказала ему, откуда были отправлены сообщения, и он сказал, что вечером отправит машину дежурить возле ее здания, хотя у нее было такое чувство, что Нейт вряд ли появится там снова.

Как только она повесила трубку, ее телефон зазвонил снова, и она увидела, как Оливер резко повернул голову, даже не пытаясь скрыть тот факт, что он смотрел на экран, чтобы узнать, кто звонил. Они оба облегченно выдохнули, обнаружив, что это оказалась всего лишь ее мать.

- Фелисити, как дела? – сразу спросила она, беспокойство и озабоченность в ее голосе были более чем очевидны.

- Я в порядке, мама. Честное слово, - ответила Фелисити, придав своему голосу более оптимистичную интонацию, чем она чувствовала.

Последовала долгая пауза, пока она не почувствовала, что внутри все сжалось. – Мама…

- Вчера я навестила твоих дядю и тетю. Они не отвечали на мои звонки и… Я не могла просто сидеть здесь и ничего не делать.

- Ох, мама, - выдохнула она. Фелисити не сильно переживала потерю контакта с родственниками, но она знала, как тяжело вся эта ситуация сказалась на ее матери, которая была очень близка со своим братом.

- Ну, Диана не позволила мне войти в дом, но я всегда подозревала, что она никогда не любила родственников с нашей стороны, - горечь в ее голосе почти заставила Фелисити выдавить из себя улыбку. Она всегда знала, что ее мать и ее тетя питали некоторую враждебность друг к другу.

- Что они сказали? – подтолкнула она.

Ее мать мрачно рассмеялась. – Сказали, что ему стало лучше. Что он сказал, что хочет уехать и некоторое время побыть наедине, где-то, где он не был в течение многих лет.

Фелисити потерла пальцами свой висок и тяжело вздохнула. – Ему не лучше. Он просто одурачил их всех.

- Они не поверили мне, когда я сказала им, что он приехал в Старлинг Сити. Сказали, что он собирался поехать на пляж и побыть один.

- О, Боже, они помогли ему, не так ли? Вот как он купил билет на самолет, вот откуда у него деньги. – Теплая рука накрыла ее собственную, слегка сжав ее, и не отпуская.

- Они купили ему билет с открытым маршрутом и дали ему пачку подарочных карт, которые могут быть использованы в качестве денежных средств… Он был… Дэн сказал, что он звонил им каждый день и рассказывал им, как здорово он отдыхает на курорте. Я не уверена, что они поверили в то, что он приехал, чтобы увидеть тебя.

- Я уверена, что они не поверили. Они не поверили мне в первый раз, даже после того полицейского отчета. – Оливер крепче сжал ее руку, и она обернулась, чтобы увидеть, что он смотрит на нее с беспокойством.

- Они сказали, как он убедил психиатра в том, что ему стало лучше? И убедил в этом же судью? – спросила она, все еще не веря, что он мог появиться вот так, если бы он не планировал это в течение некоторого времени.

Ее мать вздохнула прежде, чем ответить, - Диана обратилась к юристу с просьбой о закрытом заседании, но она не была там с ним. И я уверена, что тебе не удастся получить доступ к этим записям.

- Это мы еще посмотрим,- пробормотала Фелисити, теперь зная, каким должен быть ее следующий шаг. Нейт должен либо быть выдающимся актером, либо иметь что-то на одного или нескольких людей, связанных с его освобождением.

- Ты уверена, что ты в безопасности? Ты могла бы вернуться домой на некоторое время. Может быть, он не станет следовать за тобой, - трещина в голосе ее матери почти заставила ее согласиться, но Оливер рядом с ней дал ей понять, что это не вариант.

- Я в безопасности. Рядом со мной двое самых сильных и храбрых мужчин, которых я когда-либо встречала. Пожалуй, я в большей безопасности, чем любой житель этого города, - она поймала кривую улыбку Дига в зеркале заднего вида и случайно взглянула на Оливера, не ожидая, что он будет выглядеть таким агрессивно-защитным. На мгновение ее сердце перевернулось, и она не слышала ни слова из того, что сказала ее мать.

Пообещав матери, что она позвонит ей позже, она села сложив руки и позволив себе погрузиться в мягкое кожаное сиденье, рука Оливера все еще была обернута вокруг ее собственной, выводя успокаивающие узоры над костяшками пальцев.

Она напомнила себе то, что только что сказала своей матери – Нейт даже не подозревал о том, с кем ему предстоит столкнуться. Она надеялась, что протоколы судебных заседаний будут онлайн, чтобы она смогла взломать их базу данных и прочесть заметки этой встречи.

Их рабочий день, к счастью, был занят. Встречи, которые следовали одна за другой, заставили ее отвлечься, хотя она несколько раз поймала на себе взгляд Оливера, но она не возражала.

Была еще встреча с руководителями отделов, запланированная на 4, и потом они были свободны. Оливер как раз заканчивал разговор, который затянулся, и потом они могли направиться в главный конференц-зал. Ее ум был зациклен на оповещениях, которые поступали на ее телефон, и проверке, которую она собиралась запустить на психиатра, когда служба безопасности сообщила, что к ним поднимается курьер.

Через несколько минут двери лифта открылись, и посыльный вышел с полными руками, когда он подошел к ее столу. Это была служба доставки, услугами которой они пользовались в пределах города, чтобы перемещать документы в течение рабочего дня. Парень улыбнулся ей, протянув ей пакет и большой конверт прежде, чем он попросил ее расписаться за них.

Проводив его взглядом, она посмотрела, что пакет был адресован Оливеру, а конверт – ей. Он говорил по телефону, когда она вошла в кабинет, положив пакет на край его стола с легкой улыбкой. Он поднял свободную руку, махнув ей прежде, чем она вернулась к своему столу, разорвав конверт.

Единственное, что было внутри – сложенный лист бумаги. Она сдвинула брови в замешательстве, когда она развернула лист, чтобы прочитать одно слово, написанное черной ручкой.

«Пригнись».

Она перевернула лист, чтобы посмотреть - не пропустила ли она чего, и снова посмотрела в конверт, но он был пуст. Когда она прочла записку во второй раз, ледяной ужас в чистом виде наполнил ее. Это был почерк Нейта.

Ее глаза метнулись сквозь стекло, на пакет, который она оставила на столе Оливера, и она мчалась к двери прежде, чем она успела подумать.

Он, должно быть, увидел страх на ее лице, когда она бежала к нему. Он вскочил на ноги в одно мгновение, выронив телефон из рук. Ее голос отказывался подчиниться, но когда она подбежала к нему и схватила его за руку, с ее губ сорвалось «Бомба!»

Оливер не колебался. Они не переставали двигаться, когда его рука обернулась вокруг ее спины, и он толкнул ее в конференц-зал, прилегающий к его кабинету.

Последнее, что она помнила – он кричал ее имя, прижав ее к своей груди, накрыв ее голову, когда они упали под стол.

Раздался оглушительный взрыв, и волна горячего воздуха накрыла их, а затем мир погрузился во тьму.


Дата добавления: 2015-09-12; просмотров: 5 | Нарушение авторских прав

Глава 1. | Глава 2. | Глава 3. | Глава 4. | Глава 5. | Глава 6. | Глава 10. | Глава 11. | Глава 12. | Глава 13. |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2019 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав