Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Государство как одна из инстанций власти

Государство превратилось из высшей, предельной инстанции в одну из таких инстанций. Власть сегодня реально распределена между различными властными силами. И чтобы власть в стране появилась, нужно строить их композицию, – например, вводить некое новое «политическое пространство», где бы эти частные силы – одной из них было бы государство – могли бы взаимодействовать.

Но сегодня в России власть и государство все еще являются полными синонимами. Российское политическое и экспертное мышление только-только осваивает концепцию разделения властей (на деле же, как только это разделение происходит, власти начинают выяснять, «кто главнее»). Самые продвинутые мыслители обсуждают необходимость формирования властной инстанции, связанной с обществом и его самоорганизацией. При этом никто из них не обращает внимания на уже существующие, уже оформленные инстанции власти: поскольку их нет в теориях двухсотлетней давности, то обсуждать тут нечего. Государство должно победить коррупцию и криминал, а также выиграть войну у террористов – и все будет замечательно.

Однако коррупция, криминал и терроризм суть лишь привычные, неосмысленные, взятые из замшелых теорий обозначения для целого класса новых общественных явлений, и воевать против них – все равно как в середине XVIII века воевать с помощью мушкетов и осадных башен против зарождающейся буржуазии.

Мы видим сейчас, насколько бессильно украинское государство против новых форм и технологий формирования власти, которые через В.Ющенко и его сторонников сейчас полным ходом реализуются в Украине. И это не захват власти с помощью народных выступлений – это совершенно новая технология, уже опробованная в Грузии, Абхазии и Сербии.

Стратегия борьбы с такими новыми общественными явлениями должна быть совсем другой – надо, прежде всего, понять их суть, собственную сущность, понять условия их возникновения и развития, а затем уже воздействовать на эти условия всеми возможными средствами. Это и есть задача подлинной власти – определить сущность вызовов для воспроизводства жизни в стране и принять адекватные этой сущности меры. А считать, что именно в укреплении государства заключается самый лучший ответ на угрозы и вызовы, поскольку государство-де есть предельная, высшая инстанция власти – это не более чем пережиток, анахронизм. И анахронизм опасный.

Во-первых, как уже говорилось, страна стоит перед рядом серьезнейших вызовов – и со стороны неглобализованного человечества 4(терроризм), и со стороны собственного устройства: вымирание народа, истощение человеческого и социального капитала, дефицит стратегического видения, проблема идентичности.

Во-вторых, возможно, что с точки зрения страновой конкурентоспособности мы уже «отстали навсегда». И речь здесь даже не идет о нашей сырьево-индустриальной экономике, потому что ситуация еще хуже: те конструкции государства и власти, которым мы привержены, неэффективны и не дают нам успешно конкурировать.

Мир уже понял, что власть устроена сложным образом, она является структурой многих инстанций, каждая из которых удерживает тот или иной срез власти. И те люди и силы, которые начинают использовать конструкции биовласти или контроля над сознанием, инфраструктурный принцип или общественные интерпретации, становятся на порядок сильнее нас. Они обладают более изощренными техниками власти, концентрирующимися вне государства (чтобы далеко не ходить, снова сошлемся на пример Украины – оппозиция получила свой народ, легитимность, зародыш административно-полицейской структуры вне всякого государства5).

Заранее предопределяя структуру власти, мы закрываем себе возможность ее усиления

В России даже проблема такая не ставится – и потому мы отстаем и во всем остальном. Если мы видим, что решение лежит в формировании той или иной новой инстанции власти – то и надо делать их столько, сколько нужно для ответов на вызовы (а не сколько положено по написанному в Конституции).

Заранее предопределяя структуру власти, мы закрываем себе возможность ее усиления. Но только подлинная, сильная, настоящая власть может решать и хозяйственные, и социальные задачи, и противостоять терроризму, и строить инновационную экономику, если это будет сочтено необходимым.


Дата добавления: 2015-09-12; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав

Механизм использования выборов | Технология захвата власти против права | Какие властные механизмы не сформированы? | Что ждет Европу и мир: третья мировая на пороге | Выводы для России | Цунами оранжевых революций | Мягкие технологии | Сигналы готовности поданы | Сценарии для России | Альтернативная власть |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2019 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав