Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Агрессия и способы ее социального канализирования.

Читайте также:
  1. I. Теоретические основы социальной адаптации младших подростков при переходе в среднее звено школьного обучения в деятельности школьного социального педагога
  2. III РЕСПУБЛИКА ВО ФРАНЦИИ: ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ, ПОЛИТИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
  3. III. Способы управления общественным мнением
  4. Абсолютные и средние показатели вариации и способы их расчета
  5. Агрессия против СССР, создание антигитлеровской коалиции.
  6. Актуальные модели немецкой модели социального рыночного хозяйства
  7. Акцессорные и неакцессорные способы обеспечения исполнения обязательств
  8. Алгоритм. Основные способы описания алгоритмов.
  9. Алгоритм. Способы его описания. Виды алгоритмов.

Различными исследователями предложено множество определений агрессии, ни одно из которых не может быть признано исчерпывающим и общеупотребительным.

Наиболее общим определением агрессии является поведение, причиняющее ущерб. Причем ущерб может быть как прямым (нападение), так и косвенным (распространение порочащих слухов). В качестве синонимов к понятию агрессии используются понятия "деструктивность", "напористость", "нападение", "насилие", "разрушительность", "жестокость". Термином "агрессивность" обозначают ситуативную или личностную склонность к разрушительному поведению. Н.Д.Левитов (1990) описал состояние агрессивности как стеничное переживание гнева с потерей самоконтроля.

По форме; агрессия подразделяется на физическую (избиение, ранение, изнасилование) и вербальную (оскорбление, распространение клеветы, отказ общаться); прямую и косвенную.

А.Басе ввел понятия враждебной и инструментальной агрессии. Враждебная агрессия мотивируется негативными эмоциями и намерением причинить зло. При инструментальной агрессии, агрессия становится инструментом личного обогащения или продвижения. В случае инструментальной агрессии страдания жертвы обычно не попадают в поле внимания субъекта.

Додж и Койе выделили реактивную и проактивную агрессию. Реактивная агрессия является ответом на кажущуюся или реальную атаку, угрозу. Проактивная агрессия (запугивание, принуждение) инициируется зачинщиком для удовлетворения собственных потребностей. Проактивная агрессия часто направлена на более слабое, беззащитное существо. Проактивная агрессия может быть враждебной (месть за неудачи случайно встретившемуся человеку) и инструментальной (преследование для достижения власти в группе; наемное убийство).

Э.Фромм разграничил злокачественную и доброкачественную агрессию. Так, доброкачественная агрессия способствует поддержанию жизни и является адаптивной. Работники милиции, военнослужащие во время боевых действий, а также ряд других специалистов нередко прибегают к агрессивным действиям, имеющим целью выполнение профессионального и гражданского долга. К доброкачественной агрессии относится самооборона, а также псевдоагрессия, при которой ущерб наносится ненамеренно. Псевдоагрессия включает в себя несчастные случаи, игровую агрессию (фехтование, борьба) и агрессию как социально приемлемое самоутверждение в условиях конкуренции.

Агрессивные действия могут быть как произвольными, так и непреднамеренными. Неприемлемое непреднамеренное агрессивное поведение может быть как случайным, так и слабо осознаваемым. Так, в состоянии физиологического аффекта сознание сужается, резко снижается самоконтроль, и личность может совершить опасные агрессивные действия, не отдавая себе полного отчета в происходящем. Отдельно следует упомянуть о патологической агрессии, которая может быть следствием психотического состояния и требует медицинского вмешательства.

А.Басе и А.Дарки выделяют следующие 5 видов агрессии:

1. Физическая агрессия (физические действия против кого-либо).

2. Раздражение (вспыльчивость, грубость).

3. Вербальная агрессия (угрозы, крики, ругань и т.д.).

4. Косвенная агрессия, направленная (сплетни, злобные шутки) и ненаправленная (крики в толпе, топанье и т.д.).

5. Негативизм (оппозиционное поведение).

Можно ли что-нибудь сделать, чтобы уменьшить интенсивность агрессии или, по крайней мере, контролировать ее?

«Молодых нужно научить выплескивать свой гнев». Если человек с трудом сдерживает злость, «мы должны найти клапан. Наш долг - предоставить ему возможность выпустить пар».

Вербальная агрессия — это нападение словом, от высмеивания и словесного издевательства до оскорбления и матерного слова.

Физическая агрессия — это оскорбление действием, а проще говоря, драка. Есть немало людей, готовых по любому поводу и даже без повода пускать в ход кулаки.

Предметная агрессия — это вымещение злости на неодушевленных предметах: битье посуды, ломание всего, что попадется под руку. Ожегшись чаем, такой человек может в ярости швырнуть стакан в стенку или, проходя ночью мимо пустой телефонной будки, в минуту превратить ее ударами ног в груду железа и битого стекла.

Эмоциональная агрессия проявляется по-разному — криками, слезами, страстным и с трудом сдерживаемым желанием стереть кого-то в порошок, уничтожить, избить, высказать в лицо все, что думаешь, и т.д.

Внутренняя агрессия наблюдается, когда люди, хорошо контролирующие себя, не дают выход своим агрессивным эмоциям, и их агрессия уходит на уровень подсознания, что тоже опасно и для них самих, и для окружающих.

Самоагрессия — это наиболее опасный вид агрессии, потому что от нее человек обычно не защищается. Ее последствиями могут быть тяжелейшие заболевания, травмы и крайняя форма — суицид, самоубийство.

Как подавлять или направлять агрессию?

Агрессия нуждается в выходе. Подавлять ее, загонять внутрь нельзя — ничего хорошего из этого не выйдет. Все виды агрессии связаны с мощным выбросом адреналина надпочечниками.

Если мы регулярно не разряжаем свое агрессивное состояние, то наш адреналин злобно набрасывается на организм "хозяина", разрушая его изнутри, вызывая инфаркты, инсульты и рак. Это типичная самоагрессия. Так что, чтобы справиться со своей агрессией и не пострадать самому, надо обязательно кого-то обругать, или ударить, или всегда держать наготове сервиз для битья.К счастью, есть и другие способы избавления от излишков адреналина. Наиболее простой из них называется "канализация", то есть направление нашей агрессии в определенное, более безопасное русло.

Лечение агрессии

Канализирование- . Психол. процесс, в ходе к рого индивид учится направлять свои первоначально неспецифические побуждения и потребности на специфические способы или объекты их удовлетворения.

Канализирование агрессии может быть просто переводом ее в другую форму, менее опасную. Так, лучше ругаться, чем драться или калечить себя, а еще лучше — выместить злость на неодушевленном предмете.

Не случайно японцы на предприятиях устанавливают "кабинеты разрядки", где рассерженный работник может резиновой дубинкой колошматить резиновую фигуру начальника, а потом, успокоившись, продолжать работу. Аналогичный эффект достигается, если раз в неделю или сразу по-любого неприятного инцидента дома крепко подушку.

Еще одним способом снятия агрессии являются спорт и другие физические нагрузки. Даже государства вместо войн устраивают олимпийские игры,во время прохождения которых как правило не бывает войн. Активные занятия спортом и даже просто битье резиновой "груши" быстро выводят из организма адреналин.

Подавленная сексуальность тоже порождает агрессивное состояние. Поэтому активный секс, если предаваться ему с большими затратами физической и эмоциональной энергии, — отличная замена спорту. Можно написать обидчику письмо с выражением своей ярости, а затем уничтожить его. Прекрасно помогает смех (юмор, сатира), потому что, смеясь, человек не может проявлять агрессию.

А теперь — то, что касается психической защиты. Необходимо избегать людей, рядом с которыми вы обычно чувствуете себя истощенными и раздраженными. Не допускайте, чтобы эти люди находились слишком близко к вам, нарушая ваше личное пространство, тем более прикасались к вам. Если есть возможность, сразу попрощайтесь и уйдите.

Билет№2

1.Специфика социализации в детской субкультуре.

В современном мире проблема социального развития подрастающего поколения становится одной из актуальных. Родители и педагоги как никогда раньше обеспокоены тем, что нужно сделать, чтобы ребенок, входящий в мир, стал уверенным, счастливым, умным, добрым и успешным.

В этом сложном процессе становления человека немало зависит от того, как ребенок адаптируется в мире людей, сможет ли он найти свое место в жизни и реализовать собственный потенциал.

Однако если процесс социализации личности привычен для образовательных учреждений и освоен ими, то процесс индивидуализации для многих из них сложен, так как, не имея специфических задач развития индивидуальности, на практике чаще проявляется тяготение к развитию социальности. Соответственно, для современной системы образования гармонизация процессов социализации и индивидуализации ребенка – актуальная задача. Одним из эффективных механизмов, обеспечивающих её решение, является детская субкультура. В процессе приобщения к ней целенаправленно создаются условия, способствующие накоплению социального опыта взаимодействия ребенка со взрослыми и сверстниками, развитию его умений войти в детское общество, действовать совместно с другими, т.е. активно осуществляется процесс социальной адаптации. Вместе с тем, познание мира сверстников, взрослых дает возможность приобщаться к ценностям других людей, осознавать свои предпочтения, интересы, корректировать и формировать собственную систему ценностей, т.е. происходит процесс индивидуализации.

В связи с тем, что детская субкультура предоставляет ребенку особое психологическое пространство, благодаря которому он приобретает социальную компетентность в группе равных, основной её функцией является социализирующая. Уже на самых ранних этапах социо- и онтогенеза детское сообщество вместе с семьей (а порой и без неё) берет на себя обучающие и воспитывающие функции. Именно в детской среде иногда достаточно жестко с помощью субкультурных средств – детского правового кодекса, детского фольклора, игровых правил – происходит подчинение ребенка групповым нормам и овладение им собственным поведением, формирование его как личности. Кроме того, важнейшую и самую первую личностную категорию – половую принадлежность – ребенок усваивает во многом благодаря другим детям.

Детская субкультура предоставляет ребенку экспериментальную площадку для опробования себя, определения границ своих возможностей, устанавливает зону вариативного развития, готовя его к решению задач в нестандартных ситуациях.

Пространство детской субкультуры создает ребенку "психологическое укрытие", защиту от неблагоприятных воздействий взрослого мира, т.е. выполняет психотерапевтическую функцию, а степень погруженности ребенка в субкультуру – своеобразный показатель его гармоничных отношений с другими людьми.

Положительные посылы детской социализации.

Детская субкультура выполняет культуроохранительную функцию, передавая из поколения в поколение ныне утраченные жанры и обряды.

Индивидуализация ребенка в группе сверстников, осознание своего социального "я"; приобретение ребенком таких важных социальных качеств личности, как самостоятельность, активность, социальная уверенность;

Приобретение ребенком опыта конструктивного взаимодействия с окружающими на межличностном уровне

Готовность к позитивному принятию роли школьника;

Преодоление авторитаризма в воспитании со стороны педагогов, родителей и понимание мира детей с позиции ребенка, совместное переживание его радостей и горестей;

Обогащение духовного мира ребенка, обеспечение эмоционального благополучия и создание внутренних предпосылок для дальнейшего психического и личностного развития.

2.СМИ как фактор формирования межкультурного диалога.

Актуальной тенденцией в развитии понимания человечеством роли массовых коммуникаций является растущее сознание огромной значимости этих средств в формировании межкультурного диалога как инструмента пре- одоления многих барьеров на пути стабилизации и совершенствования социальных отношений Сказанное будет более понятно, если учесть то обстоятельство, что в числе культур, пересекающихся в коммуникативном пространстве диалогического взаимодействия тех или иных субъектов, заметная, если не ведущая, роль принадлежит самим средствам человеческого общения независимо от их характера. Это относится к любым рамкам общения — межличностного или функционально-ролевого, группового или массового, политического или экономического, научного или религиозного, философского или культурологического. Последнее особенно актуально применительно к ситуации такого диалога, когда в него оказываются вовлеченными не отдельно взятые индивиды, а представители самых различных культурных, социальных, политических и экономических общностей и структур При этом в числе ведущих инструментов диалогического общения оказываются задействованными СМИ. Есть основание предполагать и даже утверждать, что в подобной ситуации как ход, процесс, так во многом и результат диалога зависит не только от личностных качеств субъектов — участников этого общения, но не в меньшей мере и от уровня культурного потенциала тех средств, которые привлекаются ими в дискуссии, особенно если таковыми являются СМИ. Под культурным потенциалом в дан- ном случае следует понимать как полноту и адекватность отражения в СМИ социальных проблем, так и видения путей и средств их решения. Именно на этом направлении активизируется работа СМИ: радио, газет и в последние годы телевидения. Об этом говорит популярность таких телепередач, как, напри- мер, «К барьеру». В этом телешоу по самым актуальным вопросам современной отечественной культуры в режиме темпераментного и яркого диалога соотносятся и нередко остро сталкиваются позиции, подходы и аргументы политика и писателя, правоведа и экономиста, социолога и культуролога, а также представителей многих других отраслей и практического, и гуманитарного знания. В аналогичном ключе можно говорить и о все чаще публикуемых в наших газетах дискуссиях о соотносительной ценности и социальной значимости, например, в формировании художественного вкуса молодежи, массовой или «поп-культуры», с одной стороны, и высокой музыкальной культуры, представленной нашим классическим наследием — с другой. Наряду с обозначенной выше функцией участия СМИ в организации и презентации тех или иных форм диалогического межкультурного общения возможна и постоянно реализуется и другая значимая и мощная по силе влияния на людей функция этих средств, в которой сами они пусть имплицитно и символически, но тем не менее вполне реально выступают в роли субъектов или партнеров межкультурного диалога. Применительно к динамике социальных перемен, про- исходящих в России на протяжении последних более чем 20 лет, обращает на себя внимание многофункциональный, нарастающий по силе и сложный, не всегда прогнозируемый характер этих средств, способных как к противоречивой трактовке социальной реальности, так и к не всегда понятным с точки зрения здравого смысла способам воздействия на нее. за этой весьма условной трактовкой СМИ стоит, на наш взгляд, не только характер или специфика каждой из многих их составляющих, но и тот или иной уровень их общей культуры как способности к адекватному или неадекватному отображению реальности, продуктивному, позитивному или наоборот деструктивному влиянию на нее. Одной из особенностей СМИ в отличие от научно- исследовательского опыта отображения реальности является обращенность в большей степени к ситуативному, образному, эмоционально окрашенному и стереотипному восприятию и подаче материала. Это во многом способствует достижению эффекта массовой заразительности. (Б.Парыгин)

Билет№3

1.Проблемность определения специфики социальной психологии.

В работах Б.Д. Парыгина модель личности, кᴏᴛᴏᴩая должна занять место в системе социальной психологии, предполагает соединение двух подходов: социологического и общепсихологического. Хотя сама эта идея не вызывает возражений, описание каждого из синтезируемых подходов представляется спорным. Так, социологический подход характеризуется тем, что в нем личность рассматривается преимущественно как объект социальных отношений, а общепсихологический — тем, что здесь акцент сделан исключительно «на всеобщих механизмах психической деятельности индивида». Задача же социальной психологии — «раскрыть всю структурную сложность личности, кᴏᴛᴏᴩая будет одновременно как объектом, так и субъектом общественных отношений...» (Парыгин, 1971. С. 109). Вряд ли и социолог, и психолог согласятся с таким членением задач: в большинстве концепций как социологии, так и общей психологии принимают тезис о том, что человек — одновременно и объект, и субъект исторического процесса, и эта идея не может быть воплощена только в социально-психологическом подходе к личности.

По отношению же к социологии и психологии, принимающим идею социальной детерминации личности, ϶ᴛᴏ утверждение абсолютно не приложимо.

В частности, вызывает возражение анализ той модели личности, кᴏᴛᴏᴩая предписана общей психологии, когда отмечается, что общепсихологический подход «ограничивается обычно интеграцией исключительно биосоматических и психофизиологических параметров структуры личности». Социально-психологический подход «характеризуется наложением друг на друга биосоматической и социальной программы» (Парыгин, 1971). Как уже отмечалось, традиция культурно-исторической обусловленности человеческой психики, заложенная Л.С. Выготским, направлена прямо против ϶ᴛᴏго утверждения: не только личность, но и отдельные психические процессы рассматриваются как детерминированные общественными факторами. Отметим, что тем более нельзя утверждать, что при моделировании личности здесь принимаются в расчет только биосоматические и психофизиологические параметры. Личность, как она представлена в ϶ᴛᴏй системе взглядов, не может быть понята вне ее социальных характеристик. По϶ᴛᴏму общепсихологическая постановка проблемы личности никак не может отличаться от социально-психологического подхода по предложенному основанию.

Можно подойти к определению специфики социально-психологического подхода описательно, т.е. на основании практики исследований просто перечислить подлежащие решению задачи, и ϶ᴛᴏт путь будет вполне оправдан.

Так, в частности отмечают, что в основе социально- психологического понимания личности лежит «характеристика социального типа личности как специфического образования, продукта социальных обстоятельств, ее структуры, совокупности ролевых функций личности, их влияния на общественную жизнь...» (Шорохова, 1975. С. 66). Отличие от социологического подхода не схватывается здесь достаточно четко, и, очевидно, по϶ᴛᴏму характеристика социально-психологического подхода дополняется перечнем задач исследования личности: социальная детерминация психического склада личности; социальная мотивация поведения и деятельности личности в различных общественно-исторических и социально-психологических условиях; классовые, национальные, профессиональные особенности личности; закономерности формирования и проявления общественной активности, пути и средства повышения ϶ᴛᴏй активности; проблемы внутренней противоречивости личности и пути ее преодоления; самовоспитание личности и пр. Отметим, что каждая из данных задач сама по себе представляется очень важной, но уловить определенный принцип в предложенном перечне не удается, так же как не удается ответить на вопрос: в чем же специфика исследования личности в социальной психологии?

От общепсихологического подхода названный подход отличается не тем, что здесь изучается весь комплекс вопросов социальной детерминации личности, а в общей психологии — нет. Отличие состоит по сути в том, что социальная психология рассматривает поведение и деятельность «социально детерминированной личности» в конкретных реальных социальных группах, индивидуальный вклад каждой личности в деятельность группы, причины, от кᴏᴛᴏᴩых зависит величина ϶ᴛᴏго вклада в общую деятельность. Точнее, изучаются два ряда таких причин: коренящихся в характере и уровне развития тех групп, в кᴏᴛᴏᴩых личность действует, и коренящихся в самой личности, например, в условиях ее социализации.

Можно сказать, что для социальной психологии главным ориентиром в исследовании личности будет взаимоотношение личности с группой (не просто личность в группе, а именно результат, кᴏᴛᴏᴩый получается от взаимоотношения личности с конкретной группой). На основании таких отличий социально-психологического подхода от социологического и общепсихологического можно вычленить проблематику личности в социальной психологии.

Самое главное — ϶ᴛᴏ выявление тех закономерностей, кᴏᴛᴏᴩым подчиняются поведение и деятельность личности, включенной в определенную социальную группу. Но такая проблематика немыслима как отдельный, «самостоятельный» блок исследований, предпринятых вне исследований группы. По϶ᴛᴏму для реализации ϶ᴛᴏй задачи надо по существу возвратиться ко всем тем проблемам, кᴏᴛᴏᴩые решались для группы, т.е. «повторить» проблемы, рассмотренные выше, но взглянуть на них с другой стороны — не со стороны группы, а со стороны личности.

Тогда ϶ᴛᴏ будет, например, проблема лидерства, но с тем оттенком, кᴏᴛᴏᴩый связан с личностными характеристиками лидерства как группового явления; или проблема мотивации личности при участии в коллективной деятельности (где закономерности ϶ᴛᴏй мотивации будут изучаться в связи с типом совместной деятельности, уровнем развития группы), или проблема аттракции, рассмотренная теперь с позиции характеристики некᴏᴛᴏᴩых черт эмоциональной сферы личности, проявляющихся особым образом при восприятии другого человека. Короче говоря, специфически социально-психологическое рассмотрение проблем личности — другая сторона рассмотрения проблем группы.

Но вместе с тем остается еще ряд специальных проблем, кᴏᴛᴏᴩые в меньшей степени затронуты при анализе групп и кᴏᴛᴏᴩые тоже входят в понятие «социальная психология личности». В случае если главный фокус анализа личности в социальной психологии — ее взаимодействие с группой, то очевидно, что прежде всего крайне важно выявление того, через посредство каких групп осуществляется влияние общества на личность. Стоит сказать, для ϶ᴛᴏго важно изучение конкретного жизненного пути личности, тех ячеек микро- и макросреды,через кᴏᴛᴏᴩые проходит путь ее развития (Психология развивающейся личности, 1987). Говоря традиционным языком социальной психологии, ϶ᴛᴏ проблема социализации. Несмотря на возможность выделения в ϶ᴛᴏй проблеме социологических и общепсихологических аспектов, ϶ᴛᴏ — специфическая проблема именно социальной психологии личности.

С другой стороны, если изучена вся система воздействий на личность на протяжении ее формирования, то теперь важно проанализировать, каков же результат, получившийся не в ходе пассивного уϲʙᴏения данных воздействий, но в ходе активного оϲʙᴏения личностью всей системы социальных связей. Как личность действует в условиях активного общения с другими в тех реальных ситуациях и группах, где протекает ее жизнедеятельность, — ϶ᴛᴏ другая социально-психологическая проблема, связанная с изучением личности.

Уместно отметить, что опять-таки на традиционном языке социальной психологии эта проблема может быть обозначена как проблема социальной установки. Это направление анализа также достаточно логично укладывается в общую схему представлений социальной психологии о взаимоотношениях личности и группы. Хотя и в ϶ᴛᴏй проблеме часто усматривают и социологические, и общепсихологические грани, она как проблема входит в компетенцию социальной психологии.

Не следует думать, что выявление такой проблематики осуществлено только на основании схематических рассуждений. Вместе с попыткой обосновать общую логику подхода здесь присутствует и апелляция к практике экспериментальных исследований: и в той, и в другой из перечисленных областей осуществлено, пожалуй, наибольшее количество исследований, выполненных социальными психологами. Все ϶ᴛᴏ не означает, что при дальнейшем развитии социальной психологии, при расширении сферы ее теоретического поиска и экспериментальной практики не обнаружатся и новые стороны в проблеме личности.

По϶ᴛᴏму уже сегодня нужно признать в качестве «законных» среди проблем изучения личности не только проблемы социализации и социальной установки, но и, например, анализ так называемых социально-психологических качеств личности.

2.Биологическое как основание социального.

В философии, социологии, психологии и других науках об обще­стве сложились четыре концепции соотношения социального и биологического в человеке (обществе):

1) человек — прежде всего биологическое существо, подчиненное законам природы;

2) человек — чисто социальное существо;

3) человек имеет двойственную социально-биологическую природу, является биосоциальным существом;

4) человек имеет целостную социальную природу, которая в сня­том, подчиненном виде заключает в себе закономерности физиче­ской, химической и биологической форм материи.

Рассмотрим эти концепции подробнее.

1. Понимание человека как биологического, природного существа преобладало в философии французских материалистов XVIII в. И Людвига Фейербаха. Оно противостояло идеалистической концепции Геге­ля: с его точки зрения, человек — прежде всего духовное, мыслящее существо, а общество — это закономерный этап развития абсолют­ной идеи. В XIX в. биологическое понимание человеческой сущности использовали социальные дарвинисты, которые пытались объяснить развитие цивилизации открытыми Ч. Дарвином законами естественного отбора и борьбы за существование. Однако после создания ма­териалистической концепции общества этот подход оказался явно устаревшим: труд, сознание, смена фаз развития общества никак не подпадали под действие законов биологии, и данный подход утратил поддержку большинства ученых. Б сфере сервиса, пожалуй, особен­но ясно видно, что человек имеет не только биологические потребно­сти, а те биологические потребности, которые у него действительно есть (в еде, одежде, жилище и т. п.), всегда выражаются и удовлетворяются в особых, социально обусловленных формах.

2. Определение человека как чисто социального существа никогда не пользовалось широкой поддержкой ученых. Оно может быть результатом сильной вульгаризации концепции марксизма, в которой впервые было введено понятие социальной формы материи и со­циальной природы человека. «Чисто социальную» концепцию вы­сказывают отдельные специалисты, не учитывающие биологическо­го аспекта природы человека и общества.

3. Представление о человеке как биосоциальном, или социально-биологическом существе широко распространено в российской нау­ке. Иногда к биологическому и социальному добавляют еще третье, психическое начало, т. е. человек понимается как единство биологи­ческого, психического и социального. «Человек, — пишет автор од­ного из лучших учебников философии, — представляет собой це­лостное единство биологического (организменного), психического и социального уровней, которые формируются из двух — природного и социального, наследственного и прижизненно приобретенного»1. Совершенно ясно, что на человека и общество влияют и биологиче­ские, и социальные законы. (Что касается психического компонента, то его выделение в качестве третьей детерминанты человека выгля­дит как странное нарушение законов логики: психика, сознание яв­ляются социальными явлениями, следовательно, социальная состав­ляющая человека и так уже включает в себя психические процессы). При решении социально-экономических проблем, при формирова­нии и удовлетворении потребностей неизбежно приходится учиты­вать и социальные факторы, и чисто биологические закономерности человеческого организма. Так, при оказании туристических или экс­курсионных услуг клиенты не должны испытывать физические нагруз­ки, слишком тяжелые для организма. Человеку необходимы также питание, сон и отдых. При оказании информационных, консультатив­ных и образовательных услуг необходим учет биологических меха­низмов работы органов чувств и памяти: человек не может, например, воспринимать и анализировать слишком большие потоки информа­ции, ее нужно подавать в удобной для усвоения форме (устной, письменной или экранной). По-разному происходит восприятие ин­формации у детей и у взрослых. В общем, биологический компонент человеческих потребностей недооценивать нельзя (тем более что мно­гие из этих потребностей — насущные), поведение человека опреде­ляется не только чисто социальными факторами. Однако социально-биологическая концепция природы человека все же не объясняет, каким образом взаимодействуют в индивиде и в обществе социальные и биологические законы. Если следовать логике простого перечисления — в обществе есть и биологическое, и социальное — то правильнее было бы вообще считать человека каким-то «физио-химио-биосоциальным» существом. В самом деле, наш организм подчиняется не только социальным и биологическим зако­нам, но и законам физики и химии.

4. Соотношение социального и биологического в человеке и об­ществе наиболее полно и точно описывает концепция целостной (интегральной) социальной природы человека1.Человек рассмат­ривается как социальное существо, в котором, как в микрокосме, со­храняются свойства и закономерности биологической формы мате­рии. На этой концепции необходимо остановиться подробнее.

Соотношение биологического и социального в человеке подчиня­ется следующим закономерностям:

во-первых, социальное возникает из биологического и является новым качественным уровнем развития материи. Этот уровень имеет свои собственные законы, не сводимые к законам биоло­гии, химии и физики. Так, законы экономики, закономерности смены общественно-экономических формаций абсолютно невоз­можно объяснить, «вывести» из законов биологической формы материи. Новое, чисто социальное качество человека выражено прежде всего в труде, сознании и во всей сложной системе обще­ственных явлений, возникающей в результате исторической эволю­ции труда и сознания. Ускоренное развитие сервисного сектора экономики в последние десятилетия также вызвано социальными процессами формирования постиндустриального общества, а не какими-либо изменениями в биологической основе цивилизации или человеческого организм;

во-вторых, с появлением социальных качеств человек не пере­стал, конечно, быть живым существом. Биологические особенно­сти человека устанавливают некоторые рамки и пределы, ограни­чивающие возможности развертывания социальных процессов. Физическая организация человека такова, что он не может, на­пример, долго обходиться без пищи, самостоятельно передвигаться со скоростью автомобиля или копать землю с производительно­стью экскаватора. Ограниченность биологических возможностей прямо влияет на производительность труда, способность усваи­вать информацию, на скорость осуществления любого вида деятельности. Таким образом, биологическая основа человеческого организма не определяет содержания высших по отношению к ней социальных процессов, но задает некоторые границы и пределы, за которые социальные процессы выйти не могут. Эта закономер­ность прямо влияет на развитие потребностей. Общество стре­мится удовлетворять только те из них, которые не противоречат биологическим возможностям организма. Потребности, разруша­ющие биологическую основу общества, обычно признаются нера­зумными и на них накладываются общественные (т. е. социаль­ные по своему происхождению) запреты. Так, во всех странах с настороженностью (а то и просто отрицательно) относятся к ус­лугам, связанным с применением наркотиков и сильнодейству­ющих ядовитых веществ, с искусственным оплодотворением или прерыванием беременности, с клонированием стволовых клеток, изменением генетического аппарата человека, изменением пола. Важнейшее требование к товару или услуге — их максимально возможная безопасность для здоровья и жизни человека;

в-третьих, социальная деятельность человека оказывает обратное направляющее воздействие на биологическую основу его орга­низма, изменяя и перестраивая ее (в тех пределах, которые допус­кают законы биологии). Так, переход к прямохождению, изменение скелета, мускулатуры и особенно развитие руки происходили у первобытных людей под воздействием социальной трудовой деятельности. Социальные катаклизмы — голод, войны, экономи­ческие кризисы и т. п. — приводят к изменению продолжительно­сти жизни и ухудшению здоровья людей. Успешное экономиче­ское развитие государств, наоборот, создает лучшие возможности для удовлетворения биологических потребностей человека в пи­ще, жилье, для роста численности населения, улучшения состоя­ния здоровья и других положительных биологических изменений в обществе.

Концепция двойственной, социально-биологической природы че­ловека обычно исходит из того, что в истории общества идет борьба между биологическим и социальным началом. Говорят, например, что человек все больше и больше «очеловечивается», культура вы­тесняет из него зверя и т. п. Таким образом, в процессе обществен­ного развития роль биологических процессов уменьшается, а роль социальных пропорционально увеличивается. Значение биологиче­ской основы человеческого организма уменьшается и сужается. Человек становится все «более социальным» и все «менее биологиче­ским» существом.

Опираясь на такой подход, говорят, например, что школа должна давать ученикам больше знаний, развивать интеллект, готовить че­ловека к социальной адаптации в реальном мире, начинающемся за порогом школы, и т. п. При этом биологическое начало в человеке или игнорируется, или признается несущественным. Так, считает­ся, что сексуальное влечение достаточно просто ограничить, потреб­ность в пище удовлетворяется достаточно легко, а потребность в фи­зических нагрузках человек должен удовлетворять как умеет своими силами (делать гимнастику и т. п.). Неэффективность такого подхо­да ярко демонстрирует даже официальная российская статистика. Средняя продолжительность жизни в России намного меньше, чем в странах «большой семерки», подавляющее большинство школь­ников уже с детства приобретают серьезные нарушения здоровья, распространены наркомания и алкоголизм. Эти явления имеют мно­жество экономических и политических причин, однако логично по­ставить вопрос: не является ли одной из этих причин то, что деятель­ность общества основывается на неправильном, упрощенном пони­мании взаимодействия социального и биологического?

С точки зрения концепции целостной, интегральной природы че­ловека, биологическое — основа социальных процессов, которая в ходе развития общества не ослабевает, а, наоборот, усиливается вме­сте с укреплением собственно социального. Социальное не «вытес­няет» из человека некое «звериное начало», а развивается только вместе с этим включенным в него биологическим началом.

Билет№4

1.Проблема агрессии: биологическая основа.

Агрессия - это любая форма поведения, нацеленного на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения.

ТЕОРИЯ З. ФРЕЙДА

Самую первую теорию агрессии предложил Фрейд. Он утверждал, что всё человеческое поведение проистекает из эроса, инстинкта жизни, энергия которого направлена на поддержание жизни. Так же он предположил существование второго инстинкта - танатоса - влечения к смерти, чья энергия направлена на разрушение и прекращение жизни.

Человеческое поведение является результатом сложного взаимодействия этого инстинкта с эросом, так как между ними существует постоянное напряжение, часть энергии танатоса направляется вовне, в направлении от «Я». Таким образом, танатос косвенно способствует тому, что агрессия выводится наружу и направляется на других.

РОЛЬ НАСЛЕДСТВЕННОГО ФАКТОРА В ФОРМИРОВАНИИ АГРЕССИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА.

Американские учёные Медник и Мойлер утверждают, что гены играют важнейшую роль в формировании агрессивного поведения, нежели окружающая обстановка. Для подтверждения этого они проанализировали степень наследуемости детьми черт своих биологических и приёмных родителей. Если приёмный ребёнок больше похож на своих биологических родителей, то мы имеем дело с проявлением биологических детерминант. Большее же сходство между ребёнком и его приёмными родителями является свидетельством влияния окружающей среды (например, научения). Изучив судебные дела отцов (приёмных и не приёмных) и их сыновей, исследователи выяснили, что мальчики имеющие осуждённых биологических отцов, скорее всего сами будут осуждены за нарушение закона. В конце своего исследования учёные стали придавать большую значимость роли социального фактора. Мойер приходит к заключению, что

«… человек, унаследовавший сильную агрессивность, в фрустрационной и стрессовой ситуации будет склонен к проявлению гнева и враждебности. С другой стороны, если этот же человек будет окружён любовью и в значительной степени защищён от жестокости и насилия, а так же не будет часто провоцироваться на агрессию, он вряд ли будет склонен к агрессивному поведению.»

ВЗГЛЯД С ПОЗИЦИИ ЭВОЛЮЦИОННОГО ПОДХОДА

Этологический ПОДХОД. Лоренц. Согласно Лоренцу, агрессия берёт начало прежде всего из врождённого инстинкта борьбы за выживание. Этот инстинкт развивался в ходе длительной эволюции, в пользу чего свидетельствует его важнейшая функция:

Агрессия помогает улучшить генетический фонд вида за счёт того, что оставить потомство сумеют только наиболее сильные и энергичные индивидуумы. Сильные животные лучше защищаются и обеспечивают выживание своего потомства.

Но у людей, в отличие от большинства других живых существ, широко распространено насилие в отношении представителей своего собственного вида. Лоренц это объясняет следующим образом. Кроме врождённого инстинкта борьбы, все живые существа наделены возможностью подавлять свои стремления; данное свойство изменяется в зависимости от их способности наносить серьёзные повреждения своим жертвам. Таким образом, опасные хищники, например львы и тигры, которых природа щедро снабдила всем необходимым для успешного умерщвления других живых существ, имеют очень сильное сдерживающее начало, препятствующее нападению на представителей собственного вида, в то время как менее опасные существа - люди -обладают гораздо более слабым сдерживающим началом. На заре истории в стычках между собой люди практически не могли нанести друг другу серьёзные увечья. Однако технический прогресс сделал возможным появления оружия массового уничтожения, и в связи с этим потакание своим стремлениям представляет всё большую опасность - под угрозой находится выживание человека как вида. По данной теории можно сделать вывод, что человеческая способность к насилию превалирует над врождёнными сдерживающими началами, подавляющими агрессивные действия.

Согласно данной теории, агрессия в той или иной форме всегда будет нас сопровождать. И в самом деле, агрессия является неотъемлемой частью нашей человеческой природы. Далее разберем самые современные теории агрессивного поведения человека.

АНОМАЛИИ, ВЫЗВАННЫЕ ПОЛОВЫМИ ХРОМОСОМАМИ.

Обычно клетки человеческого тела содержат 46 хромосом, две из которых -хромосомы Х и Y- играют основную роль в формировании пола. У мужчин XY, а у женщин XX. Отмечая существенность значения половых различий в агрессивном поведении, некоторые исследователи предположили, что эти различия могут быть связаны с особенностью хромосомных наборов у мужчин и женщин.

По гипотезе Мейер-Бальбурга, чем больше в генотипе Y материала, тем сильнее проявляется агрессия.

За изучение данной гипотезы взялись три учёных: Джекобс, Брайтон и Мервиль. Они изучали личностные характеристики и криминальные досье лиц с хромосомными аномалиями, особенно с аномалией XYY. Данная аномалия встречается один раз на тысячу, а среди заключённых она проявляется в 15 раз чаще.

Исследования продолжил Уиткин. В ходе исследования обнаружилось, что для мужчин с данной аномалией свойственен высокий рост, а так же низкий уровень интеллектуального развития. Уиткин пришёл к заключению, что именно недостаточное умственное развитие, а не врождённая склонность к насилию является причиной того, что лица с XYY хромосомами преобладают среди осуждённых преступников. И действительно, лица с XYY хромосомами склонны к совершению преступлений в той же мере, что и лица с хромосомами XY, они лишь чаще попадаются на месте преступления и подвергаются наказанию. То есть выявленная исследованиями связь некоторых хромосомных аномалий с агрессивным поведением является отражением скорее недостаточного умственного развития, нежели врождённой склонности к совершению преступлений с применением насилия.

Из данных исследований можно сделать вывод: что если Y материал увеличивает предрасположенность к агрессии, то преобладание Х материала уменьшает агрессивность. Но это предположение полностью не подтвердилось данными исследований. Исследованию подверглись осуждённые женщины с аномалиями ХО и ХХХ, а так же мужчины с аномалиями XXY. Выяснилось, что существенного различия в агрессивном поведении мужчин с XXY и XY хромосомами не наблюдается. Так же как и в случае с мужчинами с XXY хромосомами, для лиц с хромосомами XXY характерен низкий уровень умственного развития. У женщин только с одной Х хромосомой отмечается сравнительно низкий уровень агрессии, а причины пребывания женщин с ХХХ хромосомами в исправительных учреждениях не имеют никакого отношения к агрессивности – это, в некотором роде, подтверждает гипотезу Х хромосомы, но однозначного ответа учёные нам дать не могут.

ГОРМОНЫ И АГРЕССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Другие исследователи, такие как Даббс, Моррис и Олуэйз изучали влияние гормонов на агрессивное поведение в особенности тестостерона. Устойчивость половых различий в проявлениях агрессии, навела на мысль о гормональных влияниях на формирование агрессивного поведения. Данный гормон был выбран не случайно, так как содержание тестостерона в крови у мужчин более чем в 10 раз выше, чем у женщин. Поскольку тестостерон влияет на появление вторичных половых признаков, таких как понижение голоса и появление волос на теле, вполне возможно, что он способствует и развитию сравнительно высокого уровня агрессии у мужчин.

Например: У борцов, победивших в соревнованиях, содержание тестостерона в крови было значительно выше, чем у проигравших.

В опровержение этому Мазур и Лэмб предположили и то, что поведение может воздействовать на секрецию гормонов, а не гормоны на поведение.

Шеард же предположил, если наличие тестостерона действительно способствует формированию агрессивного поведения, то удаление яичек или применение антиандрогенных препаратов приведёт к снижению уровня циркулирующих в крови тестостеронов и, следовательно, к уменьшению степени выраженности агрессии. Но он замечает, что кастрация и применение антиандрогенных препаратов не является эффективным средством снижения агрессивности, так как в ходе экспериментов были обнаружены некоторые несоответствия. В настоящее время учёные придерживаются того, что:

Во-первых, тестостерон способен прямо воздействовать на характеристики, которые затем могут приводить к агрессивному поведению.

Во-вторых, существует достаточное количество фактов, свидетельствующих о том, что усиление агрессивности способствует повышению уровня тестостерона, точно так же, как повышение уровня тестостерона ведёт к усилению агрессии.

АГРЕССИЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА

Ещё одна теория возникновения агрессии основывается на центральной нервной системе, точнее на лимбической системе, функция которой заключается в контролировании основных влечений и эмоций, и коре головного мозга, ответственной за процессы научения, выработки суждений и принятия решения.

В лимбической системе основное значение придавалось нейромедиаторам, которые циркулируют между корой головного мозга и лимбическими структурами, сдерживают агрессию. При низком уровне нейромедиаторов информация о сдерживании не доходит до коры головного мозга, повышая тем самым вероятность проявления агрессии.

Лобная доля коры головного мозга - это структура, ответственная за приём и интерпретацию внешней сенсорной информации, связана с научением, прогнозированием последствий и выбором реакции.

Вполне возможно, что повреждения лобной доли коры головного мозга приводят к усилению реакции человека на мгновенные воздействия окружающей среды; обыкновенные раздражители вызывают агрессивные реакции, которые обычно блокируются целой серией рефлекторных или осмыслительных процессов. Лица не имеющие поврежденной лобной доли коры мозга, способны адекватно (то есть с учётом времени, места, а так же в соответствии со стратегией) реагировать на провокацию. Однако лица, имеющие подобные повреждения, скорее всего, будут реагировать на провокацию импульсивно и агрессивно, а так же будут проявлять раздражительность и дурное настроение. На основе этой теории учёные полагают, что неандертальцы были агрессивны, из-за того, что лобная часть черепа у них была скошена, а значит, лобная кора головного мозга была плохо развита.

Браиэн, Скотт, Голден и Тори обнаружили, что у лиц, имеющих, согласно, результатам нейропсихологических исследовании, органические повреждения мозга, существуют проблемы, связанные с контролированием агрессии. Например, заключённые, у которых диагнозировались повреждения мозга, были более склонны к совершению преступлений с применением насилия, нежели те, у кого таких повреждений не было. Вполне возможно, что подобные повреждения коры у антисоциальных личностей объясняют их равнодушие к возможному наказанию, а также отсутствие у них желания и способности его предотвратить.

СИМПАТИЧЕСКАЯ НЕРВНАЯ СИСТЕМА И ПРЕДРАСПОЛОЖЕННОСТЬ К АГРЕССИИ

Агрессивное поведение человека связано с активизацией симпатической нервной системы – того компонента вегетативной нервной системы, который побуждает нас «вступать в сражение или спасаться бегством». Основной механизм этой системы заключается в том, что ситуация, представляющая угрозу для нашей безопасности, вызывает самые разнообразные соматические реакции (например, выброс в кровь большого количества адреналина, расширение зрачков, повышение артериального давления, учащение пульса и усиление потоотделения… – это тревога), которые помогают нам встретить надвигающуюся опасность во всеоружии или убежать от неё. Вследствие того, как у нас развита нервная симпатическая система, можно судить о степени предрасположенности человека к агрессивному поведению. То есть, кроме всего перечисленного на агрессивность с биологической стороны влияет ещё и предрасположенность человека к данному поведению. Несколько исследователей рассмотрели гипотезы, что агрессивные лица менее реактивны, чем не агрессивные и поэтому они могут испытывать меньше обеспокоенности при наличии угрозы и с большей лёгкостью подходить к ситуациям, которые у других вызывают опасения, им не характерна типичная реакция на страх. Выяснилось, что у агрессивных лиц уровень адреналина - вещества, имеющего отношение к возбуждению и тревоге, - сравнительно низок, то есть отличаются меньшей реактивностью. Данная теория нашла своё подтверждение в исследованиях проведённых в тюремных больницах, оказалось, что лица с пониженной реактивностью совершили против незнакомцев гораздо больше преступлений с применением насилия и преступлений со смертельным исходом, чем лица с нормальной реактивностью:

Насилие против Преступления со смертельным

незнакомцев исходом

Лица с пониженной реактивностью 64 62

Лица с нормальной реактивностью 20 14

Но в результате последующих исследований выяснилось, что агрессия в некоторых случаях ведёт к понижению возбуждения. Например, когда индивиду становиться известно, что агрессия является выгодной реакцией на провокацию. Из этого можно сделать вывод, что агрессия может тормозиться осмыслительными процессами или в некоторых случаях усиливаться.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проанализировав данные подходы к решению проблемы агрессии, я пришёл к выводу, что истинную картину биологических предпосылок агрессии представляют все теории в совокупности. Так же хочу отметить, что хотя в основе проявления агрессии, безусловно, лежат биологические процессы, но они находятся в зависимости от социальных и средовых процессов и тесно взаимодействуют с ними (экономическое положение, жара, шум, теснота, загрязнённый воздух, индивидуальные характеристики...).

Биологические механизмы действуют на уровне индивида; проблема же банд, криминальных группировок затрагивает сложные социальные факторы. Ясно, что неуместно решать проблему насилия, осуществляемого преступными бандами, путём проведения трепанации черепа или лечения андрогенными препаратами молодых уголовников. Единственно возможным решением подобной проблемы является скорее социальный, нежели биологический подход.

2.Родительское воспитание и базовые социальные посылы.

СТИЛИ РОДИТЕЛЬСКОГО ВОСПИТАНИЯ

Э. Маккоби и Д. Мартин выделили два основных измерения внутрисемейного взаимодействия: уровень контроля или требований и параметр принятия — отвержения.

Родительский контроль связан со степенью выраженности у родителей тенденции к запретам. Те, у кого она совершенно очевидна, ограничивают право ребенка следовать его собственным побуждениям, активно добиваются от него подчинения правилам и следят, чтобы они полностью выполняли свои обязанности. Напротив, родители, для которых запретительные тенденции нехарактерны – не так строго контролируют детей, предъявляют к ним меньше требований и предлагают меньше ограничений на их поведение и выражение ими эмоций.

Родительская теплота указывает, в какой степени родители проявляют любовь и одобрение. Она выражается в том, что они часто улыбаются своим детям, хвалят и поддерживают их, стараются как можно меньше критиковать их неудачные действия и наказывать за проступки. Жестокие родители, напротив, критикуют, наказывают, часто отклоняют жалобы и просьбы детей, редко выражают се любовь или одобрение.

Пересечение этих двух измерений создает четыре типа родительского воспитания (к трем, указанным Д. Бомринд, прибавлен еще один — пренебрегающий [индифферентный] стиль).

1) Авторитетный стиль, характеризующийся, по данным Г. Петти с соавторами, высоким уровнем контроля и принятия (проявлением родительской теплоты, внимания, использованием убеждения, обучения социальным навыкам, проявлением интереса к общению ребенка со сверстниками), наиболее эффективен для воспитания детей. Родители могут хорошо контролировать своих детей, в случае необходимости заставляют их делать то, что нужно, и ожидают от них разумного и зрелого поведения.

Придерживающиеся этого стиля взрослые, хотя и налагают определенные ограничения на поведение детей, объясняют им смысл таковых и причины. Соответственно и решения не кажутся несправедливыми, потому дети легко соглашаются с ними.

Авторитетные родители выслушивают возражения своих детей и готовы уступить, когда это целесообразно. Дети, воспитывающиеся в подобных семьях, имеют более положительный Я-образ, увереннее в себе, социально компетентнее, полностью себя контролируют, лучше учатся в школе, более любознательные, дружелюбные, успешно общаются со сверстниками.

2) Родители авторитарные жестко контролируют поведение своих детей и заставляют их придерживаться установленных правил. Они отдают команды и ожидают, что те будут выполнены без всяких споров.

Родители с этим стилем требуют от детей самых высоких достижений и хорошей успеваемости (высокие требования зрелости). Они обычно сдержанны в отношениях с детьми (редко проявляют нежность, понимание и сочувствие к детям), свои запреты и требования не объясняют и мнения детей не спрашивают. Если дети не выполняют указаний — их наказывают.

Ребенок, выросший в семьях с авторитарным стилем воспитания, имеет более низкую самооценку, испытывает трудности в общении со сверстниками и хуже успевает в школе.

В авторитарных семьях чаще всего встречаются дети, «не поддающиеся контролю». Дети, воспитывающиеся в большой строгости, сильнее скованы в движениях по сравнению с ровесниками, имеющими большую свободу самовыражения. Как отмечают Д. Уайт и А. Уолетт, эти особенности сохраняются вплоть до подросткового возраста. В подростковом возрасте эти дети, особенно мальчики, часто бурно реагируют на запрещающие и карающие воздействия, становятся агрессивными и непослушными. Девочки же остаются пассивными и зависимыми.

3) При либеральном (снисходительном) стиле воспитания родители воспринимают ребенка таким, каков он есть, и никак не ограничивают его поведение. Даже если поступки ребенка их сердят, они стараются подавить свои эмоции. Их сильно заботят хорошие манеры ребенка или его успехи в учебе. Степень эмоциональной близости может разниться – родители могут быть как любящими и нежными, так и холодными и отстраненными. Разные аспекты жизни если и обсуждаются с детьми, то только потому, что считается: это нормальный тип поведения.

Это приводит к некоторой социальной незрелости детей, а также к высокому уровню их агрессивности. Они склонны потакать своим слабостям и часто не умеют вести себя на людях.

4) Наиболее деструктивное влияние на поведение ребенка оказывает пренебрегающий (индифферентный) стиль, когда родители настолько озабочены собой и своими проблемами, что их дети чувствуют себя брошенными, поскольку родители не удовлетворяют их потребности и интересы. Это ощущение может оставаться у них на всю жизнь. Подростки в таких семьях становятся более импульсивными и антисоциальными, менее ориентированы на достижения, плохо учатся в школе.

Д. Бомрид отмечает, что при авторитарном и либеральном стилях воспитания результат один и тот же — ребенок менее компетентен в социальном и когнитивном плане, так как и в том и в другом случае родители стремятся оградить ребенка от сложностей жизни. Только достигается этот негативный результат разными путями: авторитарные родители строго регламентируют поведение ребенка, из-за чего у того появляется мало шансов столкнуться с жизненными трудностями, и он не учится их преодолевать. Либеральные родители, наоборот, поощряют детей к новой деятельности, но не реагируют негативно на их отклоняющееся поведение и, следовательно, тоже не учат их иметь дело с негативными ситуациями.

Авторитетное воспитание ведет к тому, что дети перенимают ценности своих родителей, в то время как при авторитарном и снисходительном стилях воспитания формируются ценности, отличные от родительских.

Ильин Е.П. Психология индивидуальных различий. – СПб.: Питер, 2004.

Вопрос№5

1.Детская субкультура как форма социализции.

Очень часто родители не знают и не видят специфики существования и развития детской субкультуры. Усилия взрослых направлены в основном на познание внешней, объективной формы существования мира детства, которая выделяет детей в особую демографическую группу и предполагает наличие определенных атрибутов ее существования, правил общения, воспитательных приемов, обычаев, традиций, направленных как на передачу социокультурного опыта, так и на их "социальное причесывание".

Однако, мир детства существует как объективная реальность, в которой каждый ребенок и детское общество в целом создают и проживают свой уникальный мир, для которого характерны отличительные особенности восприятия и познания социального мира, а также своеобразные способы конструирования культурно-воспитательного пространства жизнедеятельности каждого из ее членов.

Детская субкультура - это особая система социально-психологических признаков, компонентов, атрибутов, влияющих на стиль жизни и мышление детей, позволяющих им осознать и утвердить себя в качестве "мы", отличного от "они".

Неинституионализированная форма социального образования детства, регулирующая взаимодействие детей внутри своей группы и на уровне возрастных подгрупп. Носителями основных культурных ценностей является детское сообщество, которое транслирует их через соответствующие традиции, ритуалы и др.

В содержание детской субкультуры входят:

- детский правовой кодекс, раскрывающий своеобразие норм поведения, взаимоотношения со сверстниками, в том числе правила вступления и выхода из различных форм и видов детской деятельности, ритуальные компоненты детского общения (например, примирительные ритуалы);

- специфические способы воспитательных воздействий на сверстников, разрешение спорных, конфликтных ситуаций (например, дразнилки, обзывалки);

- детский фольклор (прибаутки, потешки, считалки);

- увлечения: детское собирательство ( сокровищницы, секреты, тайники, коллекционирование);

- способы и формы свободного времяпровождения (разнообразные виды игровой и продуктивной деятельности, походы в "страшные места" (подвалы, чердаки, заброшенные дома) и места, запрещенные взрослыми для посещений (стройки, свалки), рассказывание страшных историй;

- детская мода;

- субкультурные формы, которые играют решающую роль в процессе овладения содержанием общечеловеческих ценностей: детские проблематизации, детское философствование, словотворчество, смеховой мир детства (перевертыши, нелепицы, истории-небылицы, "черный юмор", сказочный мир);

- детская картина мира, т. е. особая система мировоззренческих знаний.

Благодаря детской субкультуре, из поколения в поколение передающей специфические способы организации детской деятельности, нормы и ценности мировосприятия, взаимоотношения со сверстниками, ребенок обретает свою сущность, конструирует свой собственный мир.

Дразнилки и обзывалки, высмеивающие ябедничество, плаксивость, жадность, выполняют воспитательную функцию, а также помогают ребенку отстаивать себя при нападках сверстников в форме словесной самозащиты, тренируют эмоциональную устойчивость.

Колыбельные песни, потешки, прибаутки знакомят детей с простейшей моделью мироустройства (дом, как защита от опасного внешнего мира, куда до поры до времени ходить не надо); раскрывают принципы семейного жизнеустройства, формируют базовое доверие к близким и миру в целом (место ребенка в доме – самое хорошее и красивое, мама – самая лучшая и заботливая, семья - защита и надежность).

Детское собирательство дает возможность ребенку материализовать свое тайное присутствие в том или ином месте и утвердить себя через эти предметы ("я – есть", "я – могу"), помогает пережить чувство одиночества индивидуального существования, которое возникает в результате формирующейся личностной автономии.

В связи с тем, что детская субкультура предоставляет ребенку особое психологическое пространство, благодаря которому он приобретает социальную компетентность в группе равных, основной её функцией является социализирующая. Уже на самых ранних этапах социо- и онтогенеза детское сообщество вместе с семьей (а порой и без неё) берет на себя обучающие и воспитывающие функции. Именно в детской среде иногда достаточно жестко с помощью субкультурных средств – детского правового кодекса, детского фольклора, игровых правил – происходит подчинение ребенка групповым нормам и овладение им собственным поведением, формирование его как личности. Кроме того, важнейшую и самую первую личностную категорию – половую принадлежность – ребенок усваивает во многом благодаря другим детям.

Детская субкультура предоставляет ребенку экспериментальную площадку для опробования себя, определения границ своих возможностей, устанавливает зону вариативного развития, готовя его к решению задач в нестандартных ситуациях.

Пространство детской субкультуры создает ребенку "психологическое укрытие", защиту от неблагоприятных воздействий взрослого мира, т.е. выполняет психотерапевтическую функцию, а степень погруженности ребенка в субкультуру – своеобразный показатель его гармоничных отношений с другими людьми.

Детская субкультура выполняет культуроохранительную функцию, передавая из поколения в поколение ныне утраченные жанры и обряды.

Положительные стимулы:

презентации жизни детской группы, презентации как личных так и семейных коллекций, что способствует развитию детской уверенности и накоплению опыта разновозрастного общения;

выставки – авторские и тематические. Эта форма работы направлена на трансляцию собственного внутреннего мира и осознание значимости своей личности; а так же дает возможность представить ребенку ценности культуры на основе поливариантности;

развлечения и игровые тематические проекты, что обеспечит накопление опыта социальных взаимодействий, развитие групповой сплоченности и эмоционального сближения детей друг с другом;

совместные праздники детей и родителей, в процессе подготовки и проведения которых создаются условия для гуманизации межличностных отношений;

совместная трудовая деятельность дошкольников и их родителей на территории детского сада и за ее пределами.

2.Особенности коммуникативной культуры молодежи

Рост коммуникаций молодежи в Интернете, массовизация культуры, становление постиндустриального информационного общества и другие глобализационные процессы оказывают существенное влияние на коммуникативные и культурные потребности молодежной аудитории. Всё это ставит перед наукой, прежде всего перед социологией культуры и социологией массовой коммуникации, важную задачу изучения происходящих социокультурных процессов, прогнозирования их дальнейшего развития и выработки методических рекомендаций по формированию навыков работы с информацией и современными средствами массовой коммуникации для практического внедрения в практику работы учреждений высшего образования.

Согласно данным ЮНИСЭФ и Федеральной службы государственной статистики в России проживает 33 миллиона молодых людей, более 10,7 миллионов из которых обучаются в учреждениях профессионального образования, причем более 7,4 миллиона - в учреждениях высшего профессионального образования1.

Стабильность процесса социализации студенческой молодежи и трансляции социокультурного опыта, формирование информационно-коммуникативной культуры в процессе обучения в вузах - важные факторы устойчивого развития гражданского общества, поскольку становление личности студента в процессе обучения находится в прямой зависимости от эффективности реализации воспитательной и информационной работы в системе высшего образования.

Коммуникативная среда в информационном обществе бурно развивается, продолжая тенденции, заложенные в XX веке. В индустрии услуг наибольшими темпами прогрессируют отрасли информационных и коммуникационных технологий, формируются новые каналы и средства массовой коммуникации (СМК), которые стремительно вытесняют из информационного пространства традиционные и меняют сам характер общения.

Решающим фактором успеха в бизнесе, науке, образовании и многих других сферах человеческой жизни становится умение получать информацию быстрее других, анализировать, оценивать её значимость и потенциальную полезность и грамотно использовать для достижения своих целей.


Дата добавления: 2015-04-20; просмотров: 26 | Нарушение авторских прав

1 | <== 2 ==> |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2020 год. (0.057 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав