Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Бои за историю». История как проблема

Читайте также:
  1. Anamnesis morbi (История настоящего заболевания).
  2. Anamnesis vitae (История жизни больного).
  3. II. История духа (Geistesgeschichte), образующая канон
  4. IV История Галадриэли и Келеборна
  5. IV. Интеллектуальная история
  6. RAID массивы. История создания RAID массивов. Основные преимущества и недостатки RAID массивов всех уровней. Принципы работы.
  7. А МОЖЕТ БЫТЬ, ПРОБЛЕМА ИМЕННО В ВАС?
  8. А) Проблема
  9. Антропомистика. История о человеке.
  10. Атмосферная проблема Нибиру

Постановка проблемы – это и есть начало и конец всякого исторического исследования. Где нет проблем – там нет и истории, только пустые разглагольствования и компиляции... Формула «научно проводимое исследование» включает в себя два действия, лежащие в основе всякой современной научной работы: постановку проблем и выработку гипотез» 1. Это словаЛЮСЬЕНА ФЕВРА (1878–1956), выдающегося французского учёного, совершившего со своими единомышленниками и соратниками методологическую революцию в истории, человека, который ярче всех описал драматизм ситуации, сложившейся в научном знании первой половины XX в. «От одного толчка рушилось целое представление о мире, выработанное в течение веков поколениями ученых,– представление о мире абстрактном, обобщенном, заключающем в себе свое объяснение... Старые теории необходимо было заменить новыми.

Следовало пересмотреть все научные понятия, на которых покоилось до сих пор наше мировоззрение» 1. Февр понимал, что избавиться от разочарования в истории, утраты доверия к ней, от горького сознания того, что заниматься историей – значит попусту терять время, можно только отчетливо осознав связь между историей и родственными ей дисциплинами и установив между ними тесный союз. Он ратовал за сотрудничество между историками, социологами и психологами, поскольку их общая цель состоит в изучении человеческой личности. К изучению безымянных масс прошлого приложима социальная психология, а к действиям так называемых исторических фигур – психология индивидуальная.

Ведущую роль в преодолении кризиса исторической науки сыграла французская историография в лице нескольких поколений историков, первыми из которых были Февр и МАРК БЛОК (1886–1944), подлинные новаторы, осуществившие знаменательный переворот, который возвратил историческому знанию утраченное им гуманистическое содержание, вернувшие истории интерес публики, широкую читательскую аудиторию, привлеченную проблематикой, тесно связанной с жизнью современного общества. Именно они стояли у истоков мощного историографического направления и нового этапа развития исторической мысли: постановка новых проблем, новое прочтение старых источников, применение новых, нетрадиционных методов их исследования – так в самом лаконичном стиле можно обозначить их вклад в мировую историографию.

В 1929 г. Блок и Февр основали научный журнал «Анналы социальной и экономической истории», который с тех пор не раз модифицировал своё название, и потому обычно его называют просто «Анналы». В первом же номере журнала прозвучал призыв к более широкому подходу к истории. Был взят курс на междисциплинарную историю и привлечение к совместной исследовательской работе представителей общественных наук – экономики, социологии, социальной психологии и др. На этой междисциплинарной основе ученые «школы "Анналов"» продолжали расширять и совершенствовать содержание и методологию исторической науки в русле всеобъемлющей «тотальной («глобальной») истории», которая является предельным воплощением истории целостной, синтетической. «Тотальная история» не претендует на всемирность и может быть реализована скорее в самом что ни на есть локальном масштабе: в истории городского или деревенского прихода, отдельной местности, и даже на довольно ограниченном отрезке времени. Это история людей и отдельных человеческих сообществ, ставящая целью восстановить все аспекты их жизни и деятельности в переплетении разных обстоятельств и побудительных причин.

Историки «школы "Анналов"» не делят жизнь людей на политическую, хозяйственную, религиозную и другие сферы, как не делится она для каждого человека в его реальной жизни. Их исследование воссоздает по-настоящему стереоскопическую, многоуровневую и «очеловеченную» картину исторического прошлого.

Февр, в частности, отмечал: «Экономической и социальной истории не существует. Существует история как таковая во всей своей целостности. История, которая является социальной в силу самой своей природы... Человек в нашем понимании является Средоточием всех присущих ему видов деятельности; историку дозволительно с особенным интересом относиться к одному из этих видов, скажем, к деятельности экономической. Но при единственном условии: нельзя забывать, что любой из этих видов всегда затрагивает целиком всего человека... Предмет наших расследований – не какой-нибудь фрагмент действительности, не один из обособленных аспектов человеческой деятельности, а сам человек, рассматриваемый на фоне социальных групп, членом которых он является... История – наука о человеке, не будем забывать об этом» 1.

Итак, изменился предмет исследования (им стал человек истории) и сама историческая наука.

Марк Блок в работе «Апология истории, или Ремесло историка» (1940–1942) подчеркивал молодость исторической науки, несовершенство её методов, роль смежных социальных наук в её становлении как аналитической дисциплины. Имея в виду, в частности, социологическую школу Дюркгейма, он писал: «Она научила нас анализировать более глубоко, ограничивать проблемы более строго, я бы сказал даже, мыслить не так упрощенно. О ней мы здесь будем говорить лишь с бесконечной благодарностью и уважением. И если сегодня она уже кажется превзойдённой, то такова рано или поздно расплата для всех умственных течений за их плодотворность» 2. К числу заслуг М. Блока перед исторической наукой, несомненно, следует отнести и то, что он показал различные, не заменяющие друг друга способы компаративного (сравнительно-исторического) подхода, который считал эффективным эвристическим средством, помогающим решать новые исследовательские проблемы. Сам он, опираясь именно на этот метод в исследовании процессов французской аграрной истории, аналогичных английским огораживаниям, открыл подобную же трансформацию в Провансе XV–XVII вв., которая прежде не была замечена историками.

Кроме того, Марк Блок привлёк внимание к тому факту, что компаративный метод рассмотрения проблемы способен раскрыть глубинные причины того или иного явления и таким образом объяснить его. И, наконец, Блок видел в сравнительном методе процедуру, наиболее отчетливо проявляющую специфику отдельных, на первый взгляд, схожих процессов, более детальное сопоставление которых проливает свет на значительные различия между ними.

Блок и Февр порвали с традициями позитивистской историографии, особенно сильными во Франции – на родине Конта. Они вели битвы за научную историю против традиционной, повествовательной и эрудитской историографии, решительно отвергнув историю-рассказ, разработав концепцию истории-проблемы и преодолев, таким образом, упрощённый событийный подход к освещению исторического прошлого. Они противопоставили повествованию о событиях исследование глубинных пластов исторической действительности. Они стремились обнаружить в текстах источников ненамеренные, непроизвольные высказывания, а также то, о чём авторы исторических текстов сообщали помимо собственной воли, тот «остаток», который не подвергся внутренней цензуре создателей текстов. Прекрасно определяет научную позицию девиз Февра: «Историк не тот, кто знает, а тот, кто ищет».

«Новая историческая наука»

Принцип междисциплинарности стал ведущим в исследовательской стратегии ранних «Анналов». С 60-х гг. XX в. с изменением представления о характере отношений между историей и общественными науками, начинается «золотой век» междисциплинарного взаимодействия, в котором преобладают установки на равноправное сотрудничество в формировании «новой исторической науки» на базе интегрального междисциплинарного подхода к изучению общества.

«Новая история» (la nouvelle histoire), или «новая историческая наука» XX столетия, рождалась как интеллектуальное движение, критическое по отношению и к позитивизму, и к марксизму. Она выступила против событийно-описательной истории и объяснения событий прошлого действием универсальных закономерностей. Ведущая роль в её формировании принадлежит французским историкам, группировавшимся вокруг журнала «Анналы».

«Новая история», по существу, совершила революционный переворот в исторической профессии. Последователи М. Блока и Л. Февра решительно выступали против глубоко укоренённого в профессиональном сознании историков середины XX в. представления о полной зависимости учёного от документа, поставив во главу угла творческую активность самого исследователя и научную проблему, которая определяет отбор источников и ракурс их изучения.

Основные принципы Блока и Февра получили развитие в рамках проблемных полей «новой исторической науки». «Новая история» первых послевоенных десятилетий связана с именем крупнейшего французского историка, признанного лидера «школы "Анналов"», основателя «Дома наук о человеке» (1962) – центра междисциплинарных исследований в области гуманитарных наук – ФЕРНАНА БРОДЕЛЯ (1902–1985) и его фундаментальными синтетическими трудами «Средиземное море и мир Средиземноморья в эпоху Филиппа II» (1949) и «Материальная цивилизация, экономика и капитализм: XV–XVIII вв.» (1979). В его работах междисциплинарная ориентация «новой исторической науки» раскрылась во всей полноте. Идеал Броделя – системная «глобальная» («тотальная») история с её безграничными возможностями. Он показал, что экономическая история не сводится к изучению механизмов производства и обмена, абстрактных товарно-денежных отношений, а выходит далеко за их пределы. Учёный рассматривал и «почти неподвижную» историю взаимоотношений человека с окружающей средой (геоисторию), и структурную историю «медленных изменений» (развития экономики, общества, государства и цивилизации), и событийную историю, соразмерную времени человеческой жизни. Сам он объявлял себя структуралистом и отвергал историю «эфемерных событий». Материальная культура и структуры повседневности объемлют, по мнению Броделя, всё, из чего складывается жизнь человека, включая соответствующие взаимоотношения, желания, идеалы, ценности и правила, регулирующие индивидуальное и коллективное поведение. Главная задача исследователя – обнаружить инвариант 1человеческого сознания и социального поведения, присутствующий во всех формах быта, обмена, брака и семьи, религиозного культа и политической организации.

Концепция «тотальной» истории Броделя оказала огромное влияние на западную историографию, приобрела множество последователей во Франции и во всем мире. Её могучее воздействие проявилось в поисках новых путей и методов исторического исследования, которые вели в 1970-е гг. возглавляемые ЖОРЖЕМ ДЮБИ и ЖАКОМ ЛЕ ГОФФОМ представители так называемого третьего поколения «школы "Анналов"», не удовлетворенные структуралистской версией «новой истории» и считавшие необходимым вернуть не только человека, но и события в сферу интересов историка.

В рамках истории ментальностей на первый план выдвигаются изучение культурного механизма социального взаимодействия и проблема соотношения исторической реальности и её репрезентации – «мира воображаемого». История ментальностей выдвинула на первый план реконструкцию картин мира разных эпох – изучение специфических черт мировосприятия людей, их жизненного уклада, массового сознания – представлений, верований и ценностных ориентации индивидов и общества в целом.

Новизна междисциплинарной ситуации 1970-х гг. состояла в том, что речь шла уже не только об использовании данных и методик других дисциплин, но и об интеграции на уровне объектов их научных интересов, и более того – о конструировании междисциплинарных объектов. Таким образом, «новая историческая наука», в которой центральным предметом исследования стал человек в обществе, – это уже междисциплинарная история в полном смысле слова, но её познавательные приоритеты и, соответственно, основные контрагенты в сфере социальных наук, к которым историки обращались в поисках научной методологии, со временем менялись. Период 1960-х и начала 1970-х гг., ключевой для становления «новой истории», проходил под знаменем социологии, социальной антропологии, демографии и количественных методов. В это время наряду с полемикой о старых и новых путях истории, об избавлении от приоритета политической и событийной истории и преодолении методологического кризиса в традиционной историографии развернулась широкая дискуссия об отношениях между историей и социологией. Тенденция к сближению была по сути обоюдной, но в разных странах инициатива проявлялась с разных сторон: в одних случаях она принадлежала историкам, в других – представителям социальных наук. Если во Франции активной стороной в диалоге между историей и социологией были историки, то в США эта роль безраздельно принадлежала социологам, в то время как историки упорно сопротивлялись призывам к сближению двух наук. Та же ситуация сложилась и в Великобритании, где дискуссия приняла затяжной характер. В целом в ходе дискуссии обнаружился поворот части новой историографии к теоретической истории и поискам общей модели, которая позволила бы связать отдельные исследования, сравнить и обобщить их, утвердить историю в положении общественной науки. Однако сложность междисциплинарных коммуникаций усугублялась заметными расхождениями в позициях самих историков.


Дата добавления: 2015-09-10; просмотров: 7 | Нарушение авторских прав

Интерпретация исторического процесса в философских системах первой половины XIX в. | Интерпретация исторического процесса в философских системах второй половины XIX в. | Глава 7. ИСТОРИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX – НАЧАЛА XX В. | Позитивизм и научная история | Формирование историографических школ | Дискуссии о предмете и статусе истории | Критический метод и принципы научного исследования | Глава 8. ИСТОРИЯ В XX в.: КРИЗИСЫ И РЕВОЛЮЦИИ В ИСТОРИЧЕСКОМ ПОЗНАНИИ | Относительность исторического знания | Экономическая история |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2021 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав