Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 3, в которой исчезает память

Читайте также:
  1. Актуарная калькуляция - форма, по которой производится расчет себестоимости и стоимости услуг, оказываемых страховщиком страхователю.
  2. Ашрам - место, где проживают учитель и его ученики. Ашрамом часто называют хижину, в которой обитает отшельник.
  3. Билет. Темы и образы сатирических повестей И.А. Крылова в журнале «Зритель» («Каиб», «Похвальная речь в память моему дедушке»).
  4. В дюнах народу мало, в основном это влюбленные. Мы находим себе дюну, на которой никого нет, Андрей расстилает наше тонкое покрывало и начинает раздеваться.
  5. В конце которой Мастон дает поистине эпический ответ
  6. В которой
  7. В которой
  8. В которой
  9. В которой автор дает определение интервью
  10. В которой автор размышляет об одиночество по-русски и рассказывает, какие шаги должен сделать тот, кто хочет от этого одиночества избавиться

 

«Эмма: Декс, мы просто много выпили.
Декстер: Не так уж и много.
Эмма: Ты пытался снять штаны, не разуваясь.
Декстер: Что ты несешь... Да ладно?
Эмма: Ты просто расстроился из-за Сильвии, из-за развода.. Тебе нужно было поплакаться в жилетку, ну, или потрахаться. Ты нашел меня и.. потрахался в жилетку».

(«Один день»)

Каким бы общительным ни был человек, ему тоже хочется кусочек своего личного пространства. Там можно не притворяться и делать то, что захочется.

Драко в принципе общительным назвать было нельзя. И то, что Грейнджер заявилась к НЕМУ в квартиру, уже вообще ни в какие ворота не лезло!

— Привет, — Гермиона выдавила подобие улыбки.

Лицо Малфоя не выражало вообще ничего. Он уже смутно догадывался, что от него могло понадобиться Грейнджер, но не собирался разбираться с ее проблемами! Драко опустил палочку и, как ни в чем не бывало, захлопнул дверь прямо перед носом у девушки.

Та оторопела. Нет, Гермиона должна была ожидать чего-то подобного, ведь она имела дело с Драко Малфоем, так с какой стати он стал бы ей помогать?

Девушка еще раз нажала на кнопку звонка.

Он, на удивление, открыл дверь. Теперь на красивом аристократическом лице было только раздражение.

— По-моему, я ясно дал понять, что не хочу тебя видеть, — жестко заявил он.

— Можно войти? — Гермиона упорно смотрела в пол.

Драко просто не мог поверить в такую наглость! И это Грейнджер?! Сначала он хотел просто захлопнуть дверь и вернуть себе украденное спокойствие. Но потом… ему стало жаль Грейнджер. Мантикора его задери, ему стало ее жаль! Драко сам не успел понять, когда это чувство родилось в нем. Жалость — то, что было неприемлемо для Драко с самого детства, то, что было неприемлемо для Пожирателя…

Левое предплечье снова заныло. Он закрыл глаза, не веря в то, что говорит:

— Закрой за собой дверь, когда войдешь.

Большая часть Драко отчаянно надеялась, что Грейнджер не потерпит такой грубости и уйдет.

«Катись отсюда! Катись!» — вертелось в голове у Малфоя, когда он приземлился на любимое кресло.

Увы! Мы не всегда получаем то, что хотим. Так вот и Драко не суждено было провести столь желанный вечер наедине с книгой и своими фантазиями по поводу ее главной героини. Дверь в прихожей скрипнула, и оттуда послышались тихие шаги. Гермиона проскользнула в комнату и присела на краешек дивана, стоявшего рядом с креслом.

Несколько минут они сидели в полной тишине, которую разорвала Грейнджер:

— Не предложишь мне чего-нибудь выпить?

— Нет, — жестко отрезал Драко.

— Ты ведь знаешь…

— Я много чего знаю.

— Про нас с Гарри…

— Пикси тебя за волосы, Грейнджер! Я не хотел об этом знать! Я не хочу об этом думать! Да мне тошно от одной мысли об этом! — не выдержал Драко.

Гермиона подтянула коленки к груди и уткнулась в них лицом.

«Только не плачь! Только не плачь!» — взмолился Малфой.

И снова Грейнджер разочаровала его: тихие всхлипы наполнили комнату.

— Я не хочу… чтобы это продолжалось… Джинни моя подруга… И Гарри тоже мой друг…

— Тогда просто прекрати это! — Драко искренне не понимал, в чем проблема. Он вообще никогда особо не заморачивался по поводу отношений. У него даже было несколько «постоянных» девушек, но, рано или поздно, это начинало ему мешать, и тогда Малфой просто расставался с ними.

— Не могу! — Гермиона подняла на него полные слез глаза.

— Можешь, — безапелляционно отрезал Малфой, садясь рядом с ней. — Потому что ты — Гермиона Грейнджер. Потому что ты думаешь МОЗГАМИ, а не сердцем, — в его серых глазах плескался огонь негодования. Нужно было завалить ее еще тогда, в Малфой-Мэноре! Драко поймал себя на мысли, что опять ненавидит Поттера, но уже за совершенно другое.

— Мне нужна, — Гермиона осторожно приблизилась к Малфою и, обвив его шею руками, положила голову к нему на плечо, — замена, — тихо прошептала она ему на ухо.

Драко замер. Он прекрасно понимал, о чем говорит Грейнджер. У нее было аж четыре друга: Вислый, Поттер, миссис Уизли-Поттер и книги. С первым она недавно рассталась, второй, собственно, и стал ее главной проблемой, как и третья, а последние в данном деле не могли ничем помочь. Как ни странно, оставался только он, Драко Малфой.

— Я не буду с тобой спать, — он попытался оттолкнуть ее, но Гермиона только крепче прижалась к нему.

— Я видела, как ты смотрел на меня…

На секунду у Драко остановилось сердце, а потом забилось учащенно. Он не мог не признать. Да, краешком глаза Малфой всегда наблюдал за ней, видел, как она смеялась со своими друзьями, как переживала по поводу работы, как она ночами засиживалась в Министерстве, он мог бы поклясться, чтобы не идти к Вислому, как она уходила пораньше в последние полгода…

— Ты что, опять пьяна? — Драко постарался, чтобы его голос звучал как можно более безразлично.

Гермиона посмотрела в серые, как дождь, глаза.

— Я выпила только кружку пива, и то, для храбрости прийти сюда, — серьезно ответила девушка.

На самом деле, она сама не верила в то, что сейчас сидела на коленях у Малфоя и обнимала его за шею. Еще пару дней назад Гермионе казалось, что он был бы последним человеком, к которому она могла прийти за помощью. А теперь… нет, Слизеринский Принц, конечно, оставался той еще сволочью, но это и было его основным достоинством. Ей просто физически было необходимо избавиться от любви к Гарри (она все еще с ужасом думала о том, что ЛЮБИТ друга), а вытеснение — лучшая терапия, да и втрескаться в слизеринца ей не грозило НИ ПРИ КАКИХ обстоятельствах.

Гермиона приблизилась к его губам. Кажется, Малфой не возражал, он просто в оцепенении смотрел на нее. Она закрыла глаза и поцеловала его. Не так, как она делала это с Гарри. Сейчас Гермиона была на грани отчаяния, и ей хотелось такого же отчаянного поцелуя.

Драко не отвечал. Он просто пытался сообразить, что происходит. Еще несколько секунд, и Малфой отстранил ее от себя. Девушка не поняла. Он не хочет? Нет, вроде бы все в порядке, его зрачки сильно расширились, он тяжело дышал, капелька пота катилась по виску.

Слизеринский Принц резко встал с дивана, подошел к рабочему столу, отрыл в ящике пергамент и перо с чернильницей, сел на стул и начал писать.

— Как твое второе имя? — грубо спросил он.

— Джин, — Гермиона не понимала, к чему ведет слизеринец, сползя с дивана, подошла к столу и свесила свою кучерявую голову над пергаментом.

Малфой писал быстро, но его почерк был безупречным, заковыристым, красивым, строчка к строчке, без любых перекосов.

— Подпиши, — велел он, вручая Гермионе листок и перо.

Она с интересом взяла пергамент.

— Я, Гермиона Джин Грейнджер, — продекларировала девушка, — находясь в здравом уме и ясной памяти, осознавая значение своих деяний и руководствуясь ими, не ошибаясь в отношении обстоятельств, обусловленных ниже, действуя без влияния и обмана, признаю, что сама обратилась за помощью к Драко Люциусу Малфою, и клянусь не обвинять его в совершенном нами половом акте в ночь 17 сентября сего года. Также клянусь, что все, произошедшее здесь, останется в тайне и не достигнет ничьих ушей, в особенности, мистера Гарри Джеймса Поттера и мистера Рональда Биллиуса Уизли. Дата и подпись… Контракт? — Гермиона с интересом посмотрела на слизеринца. Она не могла не признать, что этот змей был дьявольски умен. — Может, мне еще Непреложный Обет дать?

— Думаю, этого достаточно, — снисходительно сказал Малфой.

Девушка окунула перо в чернильницу и, изобразив свою аккуратную подпись и поставив дату, отдала пергамент Драко.

— Ну что, пойдем в спальню или прямо здесь? — спросил он, довольно глядя на листок.

— Мог бы быть чуть понежнее, — прошипела Гермиона сквозь зубы.

— Я тебе не Поттер, — прыснул Малфой.

— Не… — она сжала зубы, потому что при одном упоминании о Гарри защемило в груди.

— С таким настроением можешь сразу разворачиваться и валить отсюда, — Драко переместился к дивану.

Гермиона сдержала подкатившиеся слезы и горько усмехнулась. «Секс — отдельно, работа — отдельно». Малфой прав. Это ведь ничего не значит, просто выброс гормонов в крови, который доставляет удовольствие.

Она подошла к Слизеринскому Принцу, развернула его к себе и, толкнув на диван, устроилась сверху.

— Все-таки, здесь, — хищно ухмыльнулся он.

Гермиона ничего не ответила, только прильнула к его губам. Драко было приятно. Не только приятно чувствовать ее жар, приятно не думать о последствиях, о Поттере, просто до синяков сжимать бедра Грейнджер. Он жадно ответил на поцелуй и стал атаковать ее рот языком. Гермиона пыталась перестать думать. Надо сказать, сейчас пара стаканчиков огневиски были бы весьма кстати, но не могла же она попросить Малфоя немного приостановиться, чтобы надраться до свинячьего состояния!

Драко не терял времени. Во-первых, он не привык быть снизу, поэтому быстро исправил положение, скатившись с дивана на мягкий ковер. Во-вторых, на Грейнджер было слишком много одежды, которая нисколько не возбуждала. У Драко не хватило терпения расстегивать все эти маленькие пуговички на ее рубашке, поэтому он просто разодрал их. Мимоходом он избавился и от своей тем же способом. Теперь еще джинсы. Черт, Мисс Всезнайка не могла одеть что-то более подходящее?! В положении, в котором они находились, было довольно непросто справиться с брюками. Но уж Драко был тертым калачом, поэтому через минуту стянул и их с обоих.

Оставалось только нижнее белье. На Грейнджер был простой хлопковый комплект без заморочек. Видимо, дорогое она приберегала для особых случаев. Не отрываясь от губ Гермионы, Драко без труда избавил ее от лифчика. «А грудь у нее особо не выросла», — отметил он про себя, до боли сжимая мягкие полушария руками.

Гермиона застонала и обхватила его торс ногами. Это было как раз то, что ей нужно. Жесткий, грубый Малфой, эйфория принадлежности, потому что хорек, казалось, не терпел превосходства партнера.

Он стал опускаться ниже, быстро добрался губами до груди и начал покусывать сосок. Гермиона томно извивалась под ним и крепче прижималась к его паху. Трусики уже совсем намокли, и ей хотелось почувствовать его в себе. Драко знал это, но нарочно тянул. Рукой он провел линию от подбородка по шее к груди, по животу и достиг лона. Она застонала еще сильнее и почти закричала, когда его шершавые пальцы коснулись уже возбужденного бугорка. Малфой нарочито медленно поглаживал клитор и размазывал пальцами выступающую жидкость. Девушка сжимала бедра и подавалась навстречу его руке. Он сам уже еле сдерживался, поэтому стащил с Грейнджер и себя трусы, и резким толчком вошел в нее по самое основание. Гермиона, которая и так уже была на пределе, кончила чуть ли не сразу, потому что Малфой попал как раз в ее точку G, и, пронзительно закричав, обмякла на полу.

Драко, естественно, было мало этого. Он все еще испытывал к сучке-Грейнджер ненависть. Он хотел измениться, он помогал им, но она обозвала его «мерзким Пожирателем»! Что ж, за это гриффиндорка вполне заслуживала, чтобы он затрахал ее до смерти. Он прекрасно знал, что Грейнджер будет жалеть. Несмотря на то, что подписала пергамент, несмотря на то, что ВСЁ прекрасно понимала. Да она себя живьем сожрет за то, что позволила Драко Малфою отыметь себя!

Эта мысль возбуждала еще больше. Он вышел из нее, а потом снова пригвоздил к полу. Его жесткие толчки заставляли Грейнджер кричать от боли и удовольствия. Она впервые поняла, что такое «животный секс». Никаких сопливых нежностей, только его член раз за разом заполняющий ее вагину. Гермиона чувствовала, как узел внизу живота завязался с новой силой. Милый и спокойный Гарри никогда не смог бы довести ее до оргазма в столь короткое время, а потом еще повторить это на бис…

Малфой сделал еще несколько резких выпадов, а потом полностью вышел из ее тела. Гермиона недовольно подалась вперед, нервно думая, что он решил оборвать новую накатывающую волну оргазма на середине. Но Драко лишь грубо поднял ее с пола, заставляя развернуться к нему спиной и упереться руками в диван. Он поцеловал ее в шею, оставляя крупную метку принадлежности, потом потянул за бедра к себе. Девушка подалась, пытаясь попкой найти его разбухший член. Но Малфой лишь подразнил ее, потеревшись им о половые губы.

— Драко… — выдохнула Гермиона его имя. — Пожалуйста…

Для него это был не просто шок. Его имя на ее губах… Как он ни глупо себя при этом чувствовал, но ничего лучше ему слышать не доводилось.

— Попроси, — прошептал Малфой ей на ухо, — еще раз.

— Драко, войди в меня… пожалуйста… — Гермиона задыхалась. Она знала, что не сможет заснуть не только сегодня, но еще несколько ночей подряд, если сейчас не дойдет до конца.

Он хотел этого. Сейчас ему казалось, что больше всего на свете. Драко насадил уже трясущуюся от слабости в коленях девушку на себя и начал быстро двигаться, приближая обоих к оргазму. Она двигалась ему навстречу и через несколько размашистых толчков сжала его член и известила комнату громким криком об отступившей тяжести. Драко, неожиданно для самого себя, не смог сдержаться и кончил в тот же момент, как Грейнджер зажала его в своих тисках.

Они обессилено стояли на коленях, опираясь на диван в попытке хоть чуть-чуть восстановить дыхание.

— Пойдешь в душ? — отрывисто спросил он ей в шею.

— Можно сразу спать? — Гермиона чувствовала себя такой уставшей, что заснула бы прямо здесь, с членом Малфоя в своей вагине.

— Можно, — Драко наконец смог дышать спокойно и, поднявшись с пола, подтянул ее. — Но в спальню я тебя не понесу.

Едва добравшись до постели, они оба устало повалились навзничь.

— Отлично потрахались, Грейнджер, — сонным голосом пробормотал Драко.

Гермиона ничего не ответила. Она подумает об этом завтра.

***

Когда тебя ничего не тревожит, даже просыпаешься с удовольствием. Гермионе следовало бы потревожится, но голова была на удивление легкой и пустой. Она переспала с Драко Малфоем, будучи «в здравом уме и светлой памяти» и прочее, и прочее. Ну и что! Пусть всё катится к драклам, ей понравилось!

Девушка встала с постели. Малфоя уже не было рядом («Не захотел лишнее время быть рядом с грязнокровкой», — по привычке подумала Гермиона). Она стянула простыню и поплелась на кухню, где и рассчитывала найти хорька.

И не ошиблась. Слизеринец сидел на кухне и, попивая черный дымящийся кофе, читал свежий номер «Ежедневного пророка». Сказать ему «Доброе утро» у Гермионы как-то язык не повернулся.

— Приходил Поттер, — за нее начал разговор Драко.

— Гарри? — удивилась она.

— Ты знаешь другого Поттера? — Малфой говорил совершенно без эмоций, не отрываясь от газеты.

— Что он хотел?

— С ног сбился, тебя искал.

— И что ты ему сказал?

— Что ты отсыпаешься после того, как я оттрахал тебя вчера у себя на полу в гостиной, — Драко произнес это так, как будто говорил о погоде на будущую неделю.

Гермиона чуть опешила, ее брови в ужасе поползли вверх, но потом она вспомнила, кто перед ней.

— И что он ответил?

— Предложил как-нибудь устроить групповуху. Я сказал, что в общем-то не против, но ты вряд ли согласишься, — он наконец оторвал глаза от газеты и осмотрел Грейнджер. — Ты выглядишь отвратительно. Иди прими душ.

— У меня нет чистого нижнего белья, и я не знаю, где взять полотенце.

— С первым ничем не могу помочь, второе в платяном шкафу в спальне.

— Может, одолжишь мне свои боксеры? — Гермиона встала в позу. После того, что между ними вчера произошло, она чувствовала себя на удивление легко при общении с хорьком. Взаимный стёб казался теперь совершенно нормальным делом.

— Максимум, на что ты можешь рассчитывать — чистая футболка, — едко ответил Драко. — И то, как замена рубашки, которую я имел неосторожность вчера порвать.

— Видимо, я найду ее в том же платяном шкафу?

Он ничего не ответил, только встряхнул газету, перелистнув страницу. Драко пытался довести Грейнджер до истерических воплей «Ах, что же я наделала!» все утро, но безуспешно. И это его злило. Она ведь должна ненавидеть себя и весь мир!

— Грейнджер, — окликнул он девушку, когда та уже отчаливала из кухни, сверкнув своими обнаженными ягодицами, с которых спала простыня. — А если бы я правда сказал Поттеру?

— Не сказал бы, — усмехнулась Гермиона. — Ты слишком дорожишь своим идеальным аристократическим личиком, — и она исчезла в дверном проеме.

***

Путь в Министерство не занял много времени, но перед тем, как отправиться туда, Драко даже напоил Гермиону даже свежесваренным кофе. Он умолчал о том, что СКАЗАЛ Поттеру о ее присутствии у него в квартире, с той только поправкой, что она приперлась к нему вчера «в говно упоротая» и почти сразу уснула. Зато рассказал, что пока он «ебал ее на полу» (никакой реакции Грейнджер!), Поттер с Вислым обнаружили место, где скрылись Герберт и Салливан, и разработали план по их поимке.

Гермиона без вопросов решила, что она участвует в этой операции. У Драко было возник порыв сказать, что это полный идиотизм и более тупого предложения сделать нельзя, учитывая ее «теплые» отношения с Поттером и Вислым, но потом здраво рассудил, что, может, хоть так они под смертельные проклятья кидаться не будут, дабы защитить друг друга. Эх, плохо он знал гриффиндорцев!

Мисс Грейнджер даже не захотела заскочить домой, чтобы переодеться. В конце концов, джинсы остались в целости (разве что Гермиона чувствовала себя немного непривычно без трусиков), а футболка, так милосердно одолженная Малфоем, явно больше подходила для очередной перестрелки, чем ее вчерашняя рубашка.

— Ты в порядке? — обеспокоенно спросил девушку Гарри, когда они уже прятались за огромным валуном в заброшенной шахте.

— Расслабься, Поттер, я дал ей зелье, — прервал этот мыльно-ванильный диалог Драко. Он, в общем-то, не соврал. Он дал ей зелье (кофе с утра было неспроста), только вот не успокоительное и от головной боли, как должен был подумать Поттер, а противозачаточное. Драко ни морально, ни физически не был готов воспитывать светловолосых малюток, к тому же еще рожденных Грейнджер, да и она вряд ли этому порадовалась бы.

Операцию возглавлял Рон, как лучший стратег и тактик.

— Ровно одиннадцать, — объявил он. — Начинаем.

Гарри, Рон, Гермиона и Драко двинулись вперед. С другой стороны наступала еще одна группа Авроров.

Драка завязалась быстро. Герберт и Салливан явно ждали непрошеных гостей и были готовы их встречать. Опять полетели заклинания.

Малфой снова отсиживался в стороне. Но на этот раз не по собственной воле. Это Вислый решил сделать его «секретным оружием», считая что в открытой схватке Малфой бесполезен. И Рон не прогадал. Салливана быстро схватили члены Аврората. Герберт оказался поизворотливее, но даже он не мог ожидать Драко, появившегося из ниоткуда по его душу. Он почти уже справился с Пожирателем, как из-за угла выскочила Грейнджер. Для Герберта это был последний шанс «наследить» в истории.

— Класус мемориум! — выкрикнул он, направив палочку на девушку.

— Экспелиармус! — среагировал Гарри, но было уже поздно. Гермиона лежала без сознания.

***

В больнице Святого Мунго не помнили такого переполоха с Первой Магической Войны. Рон отчаянно мерил шагами коридор рядом с палатой, в которую поместили подругу. Гарри лихорадочно следил за другом глазами, отсчитывая секунды ударами ноги о пол. И только Драко был спокоен, как удав. Он-то, в отличие от этих двух идиотов, знал, что главное — заклинание было не из непростительных (ну и о Сектусемпре враги позабыли), а остальное Грейнджер переживет.

— Вы можете войти, — из платы вышла медсестра. — Она очнулась, но…

Поттер и Вислый, не дослушав, влетели в комнату. Драко ленивыми шагами последовал за ними. Как он и ожидал, волнения были напрасными.

— Гермиона! — наперебой восклицали Гарри и Рон, атакуя постель девушки, которая смотрела на них непонимающими глазами.

— Где я? — наконец спросила она.

— В больнице Святого Мунго, — спокойно объяснил Драко, потому что эти тупицы не могли и двух слов связать.

— А что случилось?

— В тебя шандарахнули заклинанием, — Малфой по-прежнему безразлично смотрел на нее.

— Чем? — удивилась Гермиона. — Вы что, с ума все посходили?! Кто вы вообще такие?! — девушка сжалась в дальнем углу кровати.

— Это же мы, твои друзья, Гарри и Рон! — закричали парни.

— Да? — на лице Грейнджер было все то же непонимание. — Но тогда… кто я?

 


Дата добавления: 2015-09-10; просмотров: 14 | Нарушение авторских прав

Глава 1. В которой открывается правда | Глава 5, в которой они становятся ближе | Глава 6, в которой много говорят | Глава 7, в которой Драко хочет быть хорошим | Глава 8, в которой Гермиона делает первый шаг | Глава 9, в которой детские мечты становятся реальностью | Глава 10, в которой ложь все портит | Глава 11, которая переломная | Глава 12, которая с его точки зрения | Глава 13, которая с ее точки зрения |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2020 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав