Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

После Уэлсли

Читайте также:
  1. I. Последование вседневной вечерни
  2. IX. ПОСЛЕРОДОВЫЙ ПЕРИОД
  3. Q]3:1: Взгляды какого крупного историка, открывшего в дальнейшем археологический памятник эпохи бронзы «Бегазы» были объявлены лженаучными в послевоенный период?
  4. T6. А теперь я бы хотел(а), чтобы Вы оценили Ваше последнее посещение магазина … (МАГАЗИН ИЗ ВОПРОСА Q7) по каждой из перечисленных характеристик, используя шкалу на карточке.
  5. XX. Послеоперационный период.
  6. А) изучать последовательность исторических событий во времени
  7. Альтернативы исторического развития России в после февральской революции. Октябрьская революция 1917 г. Второй Всероссийский Съезд Советов. Значение принятых решений.
  8. Анализ и оценка последствий риска
  9. Английский эмпиризм после Бэкона
  10. Антивирусные программы в информатике – программы, которые предотвращают заражение компьютерным вирусом и ликвидируют последствия заражения.

Для поправления финансов Компании, расстроенных широкими замыслами Уэлсли, был послан снова лорд Корнваллис (1805), уже старый и больной, который умер вскоре по прибытии.

За ним следовал сэр Джорж Барлоу (1805—1807), бездарный и неумелый администратор. При нём восстали мадрасские сипаи в Веллоре (1806) и хотя и были усмирены, но вызвали опасное настроение по всей стране.

Его сменил лорд Минто (1807—1813), старавшийся упрочить результаты правления Уэлсли. Приобретений он не сделал, ибо Компания рекомендовала ему политику невмешательства (см. Minto, «Lord Minto in India», Лондон, 1880).

Фрэнсис Роудон-Гастингс (1813—1823)[

Преемником его был Фрэнсис Роудон-Гастингс, граф Мойра (1814—1823), продолжавший политику Ричарда Уэлсли.

При нём произошла непальская война (1814—1815), окончившаяся Сегаульским договором, определяющим отношения Англии к Непалу. Воинственное индийское племя гуркха, господствующее до сих пор над тибетским населением Непала (с 1767), было усмирено, и англичане получили юго-западную часть непальской территории.

В 1816—1817 году англичане были заняты усмирением разбойничьих шаек пиндари (сброд индусов, афганцев, маратхов, джатов и т. д., не связанный ни общностью религии, ни общностью национальности). Главным их местопребыванием служила Мальва. Отсюда они небольшими отрядами и шайками делали набеги не только в Центральной Индии, но даже до Мадраса и Бомбея. Самый сильный из их предводителей был Эмир-Хан, имевший организованное войско в 10 000 пехоты и 15000 кавалерии. Двое других, Читу и Карим, могли единовременно заплатить маратхам 100 тыс. фунтов стерлингов выкупа. Против пиндари, которым симпатизировали и вожди маратхов, была отправлена самая большая армия, какую до сих пор видела Британская Империя (около 120 000 чел.). Половина её действовала на севере, а другая на юге. Пиндари были усмирены, а Эмир-Хан принужден распустить свое войско, за что и получил княжество Тонкское. Остальные шайки были перебиты.

В том же году началась последняя война с маратхами (1817—1818), сломившая окончательно их силу и прибавившая новые владения англичанам (см. выше). В то же время признали верховную власть англичан и стали в вассальные отношения туземные государства Раджпутаны (их историю см. Tod, «Annals and antiquities of Rajast’han or the central an d western Rajpoot States», 2 изд., Мадрас, 1873; 1-е, 1829—1830).

Амгёрст (1823—1828)[править вики-текст]

С тех пор карта Индии не изменилась до правления лорда Дальгаузи.

При следующем генерал-губернаторе, графе Амгёрсте (1823—1828), произошла первая бирманская война (1824—1826

В следующем 1827 году был взят Бхартпур, столица большого Джатского государства в Центральной Индии, слывшая неприступной. При Амгёрсте открыты санскритские коллегии в Агре (1823) и Калькутте (1824).

Бентинк (1828—1835)[править вики-текст]

Преемник Амгёрста лорд Уильям Бентинк (1828—1835) составил эпоху своими гражданскими реформами. Он привёл в порядок финансы, уничтожил варварский обычай сжигания вдов (1829) и очистил страну от секты вешателей, «тхагов» или «тхугов».

В 1833 году была возобновлена ещё на 20 лет хартия, дарованная Ост-Индской Компании, под условием прекращения её монополии на торговлю не только с Индией, но и с Китаем, и допущения европейцев свободно селиться в Индии.

В 1830 году оказалось необходимым взять в управление Майсор, что длилось до 1881., когда он был опять возвращен туземным правителям.

В 1834 году произошла краткая, но кровопролитная война с раджей кургским, и Кург был присоединён.

В 1835 году открыта в Калькутте медицинская коллегия. Сэр Чарльс Меткальф (после лорд), правивший временно только год (1835—1836), привёл в исполнение проектированное Бентинком дарование полной свободы печати.

Тем не менее, английская промышленные товары разоряли индийских ремесленников. По сообщению британского генерал-губернатора от 1834: «Равнины Индии белеют костями ткачей»[4].

Окленд (1836—1842)[править вики-текст]

Дирекция Компании и общественное мнение Индии считали Меткальфа наиболее подходящим преемником Бентинка, но партийные соображения взяли верх, и генерал-губернатором Индии был назначен не Меткальф, а лорд Окленд (1836—1842), открывший снова эпоху войн и завоеваний.

В 1838 году был предпринят поход в Афганистан для восстановления на престоле изгнанного из Кабула эмира Шах Шуджи. Поход был удачен, Шах Шуджа восстановлен, а Афганистан в течение 2 лет занят английскими войсками.

В ноябре 1841 года произошло восстание, и английский дипломатический агент в Кабуле, сэр Алекс. Бёрнс, посланный туда для противовеса русскому влиянию, был убит. Английский оккупационный корпус под начальством престарелого ген. Эльфинстона (4000 солдат и 12000 обозной прислуги) должен был посреди зимы отступать из Афганистана. Вожди афганцев дали слово, что он будет пропущен, но отряд все-таки погиб весь в горных проходах, от оружия афганцев и холода. Спасся только один участник похода, д-р Брайдон, и немногие пленные, попавшие к афганцам.

Лорда Окленда сменил лорд Элленборо (1842—1844), при котором англичане отомстили за предшествующие неудачи, заняв Кабул, взорвав там большой базар (1842), освободив своих пленных соотечественников и захватив с собой ворота, якобы похищенные Магомедом Газни в Сомнате (см. выше). Лорд Элленборо издал по этому поводу напыщенную прокламацию, возвещавшую «отмщение Сомната».

 

В 1843 году присоединен был Синд, без особой надобности, только потому, что его правители, мусульманские эмиры, или миры, не хотели расставаться со своей независимостью, а также потому, что лорд Элленборо любил военную славу, хотя сам благоразумно не принимал участия в военных действиях. Англичане обязаны этой победой сэру Чарльзу Непиру, разбившему 12000 балучи с 3000 английского войска (при Миани).

В этом же году пришлось усмирять Гвалиор, где возмутилась местная армия в связи с внутренними раздорами по поводу престолонаследия.

Гардиндж, Генри[править вики-текст]

В 1844 году лорд Элленборо был отозван компанией и замещен старым солдатом сэром Генри Гардинджем (потом лорд Гардиндж). При нём произошла первая война с сикхами, первично религиозной сектой, которая потом образовала самостоятельное и сильное индусское государство в Северной Индии, под управлением Ранджита Синга (1780—1839).

В 1845 году их армия в 60000 чел. с 150 пушками перешла Сетледж и вошла в английские владения, но была отбита англичанами, не без тяжелого урона для последних. Лахор был взят. Результатами войны были: присоединение к английским владениям области между pp. Сетледжем и Бьясом (так назыв. Джаландхар Доаб), ограничение численности армии сикхов, занятие Пенджаба англичанами на 8 лет и назначение английского резидента в Лахор.

Дальгаузи (1848—1856)[править вики-текст]

Гардинг был сделан пэром и вернулся в Англию в 1848. Его заменил граф (потом маркиз) Дальгаузи (1848—1856), самый выдающийся из индийских генерал-губернаторов по уму, способностям, честному, благородному и миролюбивому характеру. И он, однако, был вынужден вести войны и продолжать политику захватов, начатую его предшественниками, хотя его главные стремления были направлены на улучшение морального и материального положения страны.

Он создал сеть дорог и каналов (Гангский канал), покрывающих теперь Индию. При нём положены первые рельсы, учреждены дешевая почта, электрический телеграф и пароходное сообщение с Англией через Красное море.

Меньше чем через полгода после своего прибытия в Индию лорд Дальгаузи должен был объявить войну сикхам (1848—1849). Поводом к ней послужило изменническое умерщвление двух английских офицеров в Мультане, за которым последовало общее восстание в Пенджабе. Вначале англичане потерпели жестокое поражение (при Чильянвала), потеряв 2400 чел., четыре пушки и три знамени. Но ещё до прибытия подкреплений из Англии лорд Гауг (Gough) разбил сикхов при Гуджрате. Мультан сдался, а афганцы, пришедшие на помощь сикхам, несмотря на свои религиозные антипатии к ним, со стыдом были прогнаны назад.

Пенджаб был присоединен, а магараджа сикхов Далип Сингх получил ежегодную ренту в 58000 фунтов стерлингов и жил с ней некоторое время в Норфолке английским помещиком[5].

Пенджаб нужно было ещё умиротворить, для чего произведено полное разоружение, установлена поземельная подать, введено гражданское и уголовное судопроизводство, проведены дороги и каналы. Спокойствие, воцарившееся с этих пор в Пенджабе, было так прочно, что даже во время страшного восстания в 1857 году он остался верен английскому правительству.

Дурное обращение с европейцами в Рангуне и оскорбления, нанесенные командиру английского фрегата, посланного туда для демонстрации, вызвали вторую бирманскую войну (1852), результатом которой было присоединение всей долины Иравади от Рангуна до Прома (область Пегу).

Систему протекторатов, применявшуюся Веллеслеем и его преемниками, Дальгаузи заменил «выморочной», по которой государства, остававшиеся без прямых наследников мужского пола, присоединялись без дальнейших околичностей к английским владениям. Первым таким присоединённым государством была Сатара. В 1853 году той же участи подверглись вассальное княжество Джханси (в Бунделькхонде) и Нагпур. Территория Нагпура образовала нынешние Центральные провинции. Тогда же присоединен был Берар, который отдан англичанам низамом Гайдерабадским за огромную недоимку военной субсидии.

В том же году умерли последние представители трёх остальных династий, хотя и без земельных приобретений для Англии: на юге умерли безнаследные медиатизированные наваб Карнатика и раджа Танджорский, а на севере последний Пешва, Баджи Рао, лишенный престола в 1818 и получавший 80 000 фунтов стерлингов пенсии. Его преемник Нана Сагиб наследовал его богатства, но не титул.

 

В 1856 году присоединен был Ауд, конфискованный Клайвом ещё в 1765 году, но отданный опять навабу визирю Шуджа-уд-Даула.

 

С тех пор правящая династия его всегда находилась под охраной английских войск. В 1819 году навабы аудские приняли титул шахов, или царей. Обеспеченные английскими штыками от внешних врагов и внутренних революций, а потому вполне преданные англичанам, навабы аудские предались забавам и оргиям, притесняли своих подданных, несмотря на предостережения английских генерал-губернаторов, и привели страну в такое состояние, что лорд Дальгаузи решился присоединить её.

 

В начале 1856 году (последний год правления Дальгаузи) генерал Аутрам, английский резидент в Лакхнау, получил приказание взять управление Аудом в свои руки. Султан Ваджид-Али должен был покориться, но протестовал против своего низложения. Ему дали пенсию в 120000 фунтов стерлингов, и он поселился в Калькутте. В марте этого года Дальгаузи сложил с себя звание генерал-губернатора по расстроенному здоровью (всего 44 л.) и вернулся в Англию, где и умер в 1860 году. При нём карта Индии сформировалась почти окончательно.

 

Восстание сипаев 1857[править вики-текст]

Ему наследовал его друг лорд Каннинг (1856—1862), при котором произошло страшное восстание сипаев 1857 года.

 

Причины бунта сипаев (см. о нём John Kaye, «History of Sepoy War», и продолжение Маллесона, «The History of the Indian Mutiny», Лондон) были весьма разнообразны. Главная — переходное состояние от старого строя жизни к новому, европейскому, обусловливавшемуся распространением английской администрации почти на всю Индию. Своё прошлое погибло бесповоротно, чужое будущее ещё не определилось. Умы тёмного туземного населения находились в состоянии смутного брожения, в котором все явления нового порядка получали зловещую окраску и самые дикие слухи казались правдоподобными. Политика захватов лорда Дальгаузи, распространение европейской культуры, первые железные дороги, пароходы, телеграфы, казалось, предвещали уничтожение национальной жизни туземцев. Сипаи, больше других туземцев вкусившие культуры, мнили о себе много, считая себя главной опорой английского правительства и завоевателями Пенджаба и других областей. Им казалось, что они лучше и глубже своих соотечественников понимают положение вещей. Медиатизированные раджи и навабы и их близкие были также недовольны, несмотря на щедрые пенсионы, выдававшиеся Компанией и доставлявшие им средства для интриг и заговоров. Смутное брожение умов подавало им надежду на перемену их положения. Виноваты были, конечно, и англичане, обращение которых с покоренными народами хорошо известно. Кроме того, несомненно, правительство Компании сделало несколько очень важных ошибок, из которых одни вызывали недовольство туземной армии и населения, а другие расшатали твердость военной организации и дисциплины.

К первым надо отнести безусловную недоступность сколько-нибудь высших должностей в службе Компании для туземцев, каковы бы ни были их дарования. Ещё до бунта сэр Генри Лауренс обращал внимание на то, что туземец-офицер не имел никакой карьеры в армии, и указывал на серьёзные опасности, могущие произойти отсюда.

Ко вторым принадлежит перемещение самых энергичных и талантливых офицеров армии, за недостатком людей, на разные должности гражданской службы, число которых вследствие новых реформ и расширения владений Компании так увеличилось, что гражданских чиновников не хватало.

 

Всё чаще массовый голод охватывал различные индийские территории. Так если в течение 1800—1825 годов от голода умерло 1 млн человек, 1825—1850 годов — 400 тыс., то в период, наступивший после 1850 (и продлившийся до 1875) голодом были поражены Бенгалия, Орисса, Раджастан, Бихар. Всего от голода погибло около 5 млн человек[2]. (См. подробно Голод в британской Индии)

 

В то же время численность британских войск, вопреки представлениям Дальгаузи, была сильно уменьшена. Поэтому, когда вспыхнул мятеж, армия Компании оказалась слабой численно и морально, лишенной инициативы и энергии. В такой момент между сипаями разнёсся слух, по-видимому, не лишенный оснований, что вводившиеся тогда новые ружейные бумажные патроны (которые приходилось откусывать зубами) смазаны свиным и говяжьим салом (свинья одинаково нечиста для индуса и магометанина, а корова священна для первого). Никакие разуверения и меры не помогали. Все пришли уже в такое возбужденное состояние, что не хотели верить даже своим собственным глазам. Раз сделанную фатальную ошибку уже было поздно исправлять. Дисциплина в армии стала быстро падать; офицеры оскорблялись солдатами; начались ночные поджоги и т. д.

 

Наконец вечером 10 мая 1857 года вспыхнуло открытое восстание среди сипаев в большом военном лагере в Мируте (недалеко от Дели). Тюрьма, в которую были только что посажены несколько сипаев, отказавшихся употреблять новые патроны, была разбита, и бунтовщики бросились по войсковым квартирам, избивая всех встречных европейцев без различия пола и возраста. Затем они отправились к Дели, чтобы возмутить гарнизон и население и отдать себя в распоряжение фиктивного старого Великого Могола, доживавшего свои дни в Дели.

Нерешительность и негодность британских офицеров, командовавших в Мируте, где было довольно большое количество европейских войск (Мирут — самое большое лагерное место в Северной Индии), дала мятежу распространиться беспрепятственно. Генерал Гьюитт (Hewitt), инертный и ограниченный, очевидно, потерял голову и не сделал никакой попытки подавить восстание силой. Наутро восстал и Дели, ставший центром мятежа, охватившего северо-западные провинции, Ауд и Нижний Бенгал. Общая картина действий мятежников была везде одинакова: возмутившиеся сипаи отворяли тюрьмы, грабили казначейства, избивали европейцев и вообще христиан и затем двигались к какому-нибудь центру, чтобы овладеть им.

На севере Индии один Пенджаб, управляемый энергичными и талантливыми людьми, остался спокоен и верен благодаря быстрым и энергическим мерам, принятым тамошними офицерами. Сипаи в Мадрасе и Бомбее также остались верны. Добровольцы-мусульмане пришли к англичанам на помощь из Афганистана, так что часть пенджабских гарнизонов могла быть отправлена для осады Дели.

В Центр Индии некоторые представители туземных владетельных домов примкнули к восставшим, но магометанское Гайдерабадское государство осталось верным. Главные действия англичан сосредоточились около городов Каунпура, Лакхнау и Дели. В первом был один из самых больших сипайских гарнизонов, а недалеко от города, в Битхуре, проживал преемник и наследник последнего Пешвы — Дундху Пантх, более известный под именем Нана Сагиба. Сначала он уверял в своей верности, но когда сипаи восстали в Каунпуре, стал во главе их и объявил себя Пешвой маратхов.

Европейцы, среди которых было много женщин и детей, укрылись в наскоро сделанном укреплении, где геройски выдерживали осаду 19 дней под тропическим июньским солнцем. 27 июня, доверившись пропуску Нана Сагиба, они сдались и в числе 450 человек в лодках отплыли вниз по Гангу. Но мятежники открыли по ним огонь с берегов, и только одна лодка с четырьмя очевидцами успела спастись. Остальные были все перебиты. Уцелевшие от этого побоища женщины и дети (около 200) варварски перебиты 15 июля, когда британские войска полковника Гавелока были уже около Каунпура.

В Лакхнау (в Ауде) англичане под предводительством сэра Генри Лауренса, предвидевшего бурю, заблаговременно укрепились и запаслись провиантом. Хотя в самом начале осады Лауренс был убит, но небольшой гарнизон продолжал геройски выдерживать осаду (со 2 июля), пока не явились на выручку Гавелок и Аутрам (25 сентября). Но выручавшие сами были окружены свежими силами мятежников, и только 16 ноября явилась окончательная выручка в виде отряда сэра Колина Кемпбеля (после лорд Клейд).

8 июня, через месяц после начала мятежа, был осажден Дели, где заперлось более 30000 мятежников. Силы осаждавших не превышали 8 000 человек в течение всей осады. В половине августа прибыл из Пенджаба полковник Никольсон, один из наиболее выдававшихся тогда офицеров, и его присутствие побудило осаждавших решиться на штурм (14 сентября). После шестидневной резни на улицах город был взят, причём Никольсон убит. Ходсон, начальник отряда иррегулярной кавалерии, схватил в окрестностях города престарелого падишаха Бахадур-шаха II с женой и сыном, а потом и остальных его сыновей и внука. Так как толпы народа окружили стражу, конвоировавшую пленных, то Ходсон нашёл необходимым собственноручно застрелить принцев. Пленный падишах был отправлен пленником в Рангун, где и умер в 1862 году.

После освобождения Лакхнау и взятия Дели война утратила свой драматический интерес, но военные действия продолжались в разных частях страны ещё целых 1,5 года. Население Ауда и Рогилькхонда, возбуждаемое султаншей аудской, навабом барельским и Нана Сагибом, присоединилось к мятежникам. Только в этой части И. движение имело вполне народный характер. Ауд был усмирен Кемпбелем, которому помогал Джанг Багадур Непальский со своими гуркхами. Но усмирение шло медленно, и только в 1859 году были прогнаны за границу последние беглые мятежники.

 

Центральная Индия была усмирена генералом Розе (впоследствии лорд Стреснерн) с бомбейской армией. Его главными противниками были развенчанная княгиня Джханси-Рани и Тантия Топи, единственный способный предводитель мятежников, выдвинутый восстанием. Рани была убита в июле 1858 года, сражаясь в мужском платье во главе своих войск, а Тантия Топи после скитаний взад и вперед в Центральной Индии был выдан и казнен.

Общественная жизнь, понятно, в это смутное время отошла на задний план, хотя в ней в самый разгар восстания совершилось такое событие, как открытие трёх индийских университетов, устроенных по образцу Лондонского (1857) — в Калькутте, Мадрасе и Бомбее.

Преобразования британской Индии после восстания Сипаев[править вики-текст]

Бунт сипаев решил судьбу Ост-Индской компании. Её политическая власть и штаты индийского правительства были определены ещё статутом 1773, но потом бенгальский губернатор был сделан генерал-губернатором и совместно со своим советом из четырёх членов контролировал действия мадрасской и бомбейской администрации в вопросах мира и войны, а также имел законодательную власть; высшие судебные места были учреждены в Калькутте, с назначаемыми от короны судьями. В 1784 издан был индийский билль Питта, учреждавший контрольное бюро в Англии и усиливавший первенствующее значение Бенгала. В 1813 году была издана хартия, отменявшая право Компании на монопольную торговлю в Индии и предписывавшая ей обратить главное внимание на улучшение управления. Акт 1833 года, возобновлявший хартию Компании ещё на 20 лет, отменил и китайскую монополию и ввёл некоторые реформы в индийском правительстве. К совету был прибавлен ещё один член, который не должен был выбираться из служащих Компании и присутствовал на всех законодательных заседаниях совета, придавая им значение актов парламента, а генерал-губернатор и совет (особый термин: «Governor-General-in-Council») получили право верховной власти над остальными президентствами. В последний раз хартия была возобновлена в 1853, но уже не на определенный срок, а до тех пор, пока парламент сочтет это нужным.

Наконец в 1858 управление Индией по «Акту о лучшем управлении Индией» было взято короной в свои руки, несмотря на протесты Компании. Генерал-губернатор получил титул вице-короля, управляющего Индией от имени королевы вместе с советом (5 членов). Европейские войска Компании были слиты с королевскими и уничтожен особый индийский флот. Наконец в 1861 генерал-губернаторский совет, а также советы в Мадрасе и Бомбее были увеличены прибавлением неофициальных членов (туземцев и европейцев), в законодательных целях (ср. биографии лордов Лауренса, Каннинга, Клейда и Страснерна в «Rulers of India», Оксфорд).

С ноября 1858 года началась новая эра для Индии, возвещенная прокламацией королевы, которая выражала твёрдое намерение «допустить своих подданных, какой бы национальности и религии они ни были, к исполнению всяких должностей, насколько им это позволяет их воспитание, образование и способности». Мирной работы по упорядочению индийских дел предстояло много. Усмирение мятежа увеличило долги Индии до 40 млн фунтов стерлингов, а военные издержки, вызванные им, прибавили к ежегодному бюджету около 10 млн расхода. Для приведения запутанных финансов в порядок прибыл Джемс Вильсон, как финансовый член совета. Он преобразовал таможенную систему, ввёл подоходный налог и патентные пошлины и создал ходячие бумажные деньги. Хотя он и умер, не докончив своей работы, но успел неразрывно связать свое имя с новыми реформами.

В 1859 году был проведён «Акт о бенгальских фермерах», установивший поземельные права и отношения крестьянского населения Бенгала; в 1860 году введён устав о наказаниях, а в 1861 — уставы гражданского и уголовного судопроизводства.

 

После восстания сипаев[править вики-текст]

За лордом Каннингом, вернувшимся в Англию, в 1862 назначен был лорд Эльджин, управлявший недолго (1862—1863), а за ним лорд Лауренс (1864—1869), спаситель Пенджаба во время мятежа.

Главные события его правления: англо-бутанская война (дуарская война), окончившаяся присоединением Дуаров, предгорной полосы на северо-восточной границе Бенгалии (1864—1865), и страшный голод в Ориссе (1866), за которым последовали голодовки в Бунделькхонде и Верхнем Индостане (1868—1869).

 

После Лауренса, лорд Майо (1869—1872), обратил особое внимание на материальное благосостояние страны, преобразовал многие отрасли правления, учредил земледельческий департамент и ввёл областную систему финансового хозяйства, давшую толчок к развитию местного самоуправления, а также положил начало реформе налога на соль. При нём же подготовлено было уничтожение старых таможенных границ, долго отделявших одну область от другой и стеснявших торговлю между британскими владениями и вассальными государствами, а также заложено множество дорог, рельсовых путей и каналов. Но этот энергичный и просвещенный администратор погиб неожиданно от руки убийцы, когда осматривал колонию ссыльных на Андаманских о-вах (биография — Hunter, «A life of the Earl of Mayo», 2 изд., Лонд.).

 

За ним последовал лорд Норсбрук (1872—1876), хороший финансист и администратор, предотвративший голод, угрожавший Бенгалу в 1874, организацией широкой государственной помощи. При нём в 1875 низложен Маратха Гаеквар Бародский, за плохое управление и попытку отравить состоявшего при нём британского резидента; но владения его были оставлены за одним из его малолетних родственников.

 

К 1875—1876 относится путешествие принца Уэльского по Индии. При следующем вице-короле Индии, лорде Литтоне (1876-80), состоялось провозглашение королевы Виктории индийской императрицей, отпразднованное в Дели в 1877 с небывалой пышностью, в то время как над Индией уже собирался страшный голод — следствие засух 1876—1877. Несмотря на привоз хлеба морем и сухим путем и все усилия правительства, бедствие приняло никогда не бывалые размеры. Вся потеря от голода и повальных болезней, следовавших за ним, исчисляется в 5,25 млн жителей.

 

К 1878—1880 относится афганская экспедиция, результатом которой было бегство эмира Шир-Али и воцарение его сына Якуб-Хана, который по Гандамакскому договору (1879) уступил Англии часть своей территории и допустил в Кабул английского резидента. Через несколько месяцев, однако, резидент сэр Луи Каваньяри был убит вместе со своей свитой, что повлекло за собой вторую войну.

 

Якуб-Хан отрекся от престола и увезен в Индию; Кабул и Кандагар заняты, а восстание афганцев, угрожавших британскому гарнизону в Кабуле, отражено сэром Фредериком Робертсом (1879—1880[6].

 

Место лорда Литтона, ушедшего вместе с падением консервативного кабинета, занял Джордж Фредерик Самуэль Робинзон, маркиз Рипон (1880—1881), при котором афганские военные дела продолжались. Англичане после некоторых неудач разбили гератские войска Эюб Хана (1880) и способствовали возведению на афганский престол нынешнего эмира Абдур-Рахман Хана, старшего представителя мужской линии от Доста Мохамеда. Оккупационные англ. войска очистили Кабул, оставив Абдур-Рахман Хана эмиром.

 

При лорде Рипоне была отменена цензура, существовавшая для туземной печати, введено местное сельское и городское самоуправление на широких избирательных началах учреждена комиссия по народному образованию с целью широкого распространения образования. Особенное внимание обращено было на начальное народное и женское образование. При нём же подготовлены были аграрные законы для Бенгала, обнародованные уже при его преемнике. В 1882 году министр индийских финансов, сэр Эвелин Бэринг, отменил почти все ввозные пошлины. Либеральные реформы маркиза Рипона казались опасными в Европе (особенно предположение дать высшему классу туземных судей право юрисдикции по проступкам англичан, так и не выполненное в задуманных размерах). Реформы маркиза Рипона доставили ему большую популярность среди туземного населения.

 

Его преемником был назначен маркиз Дефферин (1884—1888), при котором в 1885 была предпринята экспедиция против Верхней Бирмы. Король её был низложен и увезен в Индию, а владения присоединены. Кроме того, была учреждена комиссия по вопросу о более широком допущении туземных чиновников на более высокие места в администрации. За Дефферином следует маркиз Лансдаун, с 1888 года вице-король — лорд Эльджин.


Дата добавления: 2015-01-05; просмотров: 16 | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2020 год. (0.017 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав