Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

I. Общая теория и функции систематической теории

Читайте также:
  1. Cущноcть, функции и клаccификация cоциальных технологий в cоциально-культурном cервиcе
  2. Funcio laesa (нарушение функции).
  3. I. Функционалы , зависящие от одной функции
  4. II.1. Функции специального федерального государственного образовательного Стандарта для детей с нарушениями речи
  5. III. Зрелая теория Хорни
  6. III. Попытки создания общей теории социальной системы
  7. IV. Очерк структурно-функциональной теории социальных систем
  8. IV. Порядок и формы контроля за исполнением государственной функции
  9. IV. Применимость теории Хорни

* The Present position and prospects of Systematic theory in sociology// Parsons T. Essays in Sociological Theory, Pure and Applied. The Free Press, Glencoe, 1949, Pp. 212 — 237. Редактор перевода — А.Г. Здравомыслов.

Едва ли будет преувеличением, если мы скажем, что наиболее важным показателем зрелости науки является состояние ее систематической теории, которая состоит из определенного вида обобщенной концептуальной схемы, практически используемой в той или иной области, а также включает различные виды и степени логической интеграции составляющих ее элементов, и способы, посредством которых эта система действительно может применяться в эмпирическом исследовании. На этом основании можно выдвинуть тезис, что социология только начинает превращаться в зрелую науку. Прежде всего социология не обладает тем способом интеграции и целенаправленностью, которые могут дать науке возможность широкого применения и использования хорошо разработанной теоретической системы. Однако основа такой системы может быть получена уже теперь, хотя это и не является общепризнанным фактом и многое еще должно быть сделано для ее развития и уточнения как на чисто теоретическом уровне, так и в области систематического применения и интерпретации проделанных исследований. Поэтому можно считать, что мы находимся на пороге совершенно новой эры в социологии и смежных с нею науках.

Термин «теория» охватывает широкий круг разнообразных вещей, объединенных лишь одним общим элементом — наличием обобщающей концептуальной системы. Теория, о которой идет речь в настоящей работе, в первую очередь представляет собой некоторую «систему» и именно этим отличается от конкретных «теорий», т.е. частных обобщений отдельных явлений или их класса. Теоретическая система в этом смысле является совокупностью логически взаимозависимых обобщенных понятий, имеющих эмпирическое значение. В идеале такая система стремится стать «логически замкнутой », т.е. достигнуть состояния логической интеграции, при котором каждое значение любой комбинации суждений в данной системе явно соответствует некоторому другому суждению той же системы1.

1 Подробное изложение этого взгляда на теорию см. в работе автора «The Structure of Social Action» (New York, 1937), особенно в гл. I и XIX.

 

В достаточно развитой теоретической системе может существовать большой набор различного рода обобщающих понятий и функций, которые ими выполняются. Мы не можем подробно останавливаться на обсуждении всех этих возможностей, поэтому наше внимание будет обращено на те из них, которые имеют жизненно важное значение для общего состояния науки. Двумя наиболее существенными функциями теории являются описание и анализ. Они неразрывно связаны, ибо точный анализ становится возможным только тогда, когда существенные факты о явлениях описываются в тщательно систематизированной и упорядоченной манере.

Основной категорией всякого научного описания, по-видимому, является категория эмпирической системы. Эмпирические значения утверждений о факте не могут быть изолированными друг от друга, поскольку каждое из этих утверждений описывает один аспект или черту единого целого, которое, взятое в своей целостности, обладает некоторой степенью независимости как отдельная сущность. По-видимому, не существует другого метода отбора из неограниченного числа наблюдений фактов, которые могут быть получены относительно конкретных явлений, кроме теоретической концептуализации; при этом различные дескриптивные утверждения о них преобразуются в некоторое связное целое, которое и составляет «адекватное» и «определенное» описание. Эта адекватность обеспечивается в той мере, в которой могут быть даны определенные и верифицируемые ответы на все научно важные вопросы, относящиеся к делу. То, какие вопросы являются важными, в значительной степени определяется логической структурой концептуальной схемы, применяющейся явно или неявно.

Конкретные дескриптивные предположения нередко относятся к частным аспектам или свойствам эмпирически существующего ряда явлений. Однако такие предположения остаются эмпирически бессмысленными до тех пор, пока то «нечто», что они описывают, не будет представлено и определено с достаточной ясностью и четкостью. Это «нечто» — взаимосвязанное, эмпирически существующее явление, составляющее область описания и анализа для научного исследования. Это именно и подразумевается под эмпирической «системой ». Ее можно рассматривать в научных целях как совокупность настолько сложных, распространенных и разнообразных явлений, что при их изучении могут быть получены не простые трюизмы, а существенные результаты. Проблемы должны настолько упроститься, чтобы стать управляемыми и чтобы исследователь не терялся в догадках.

Функции обобщенной концептуальной схемы на дескриптивном уровне, по-видимому, выражаются в двух концептуальных типах. Первый из них называется «системой координат ». Это наиболее общая конструкция категорий, благодаря которой эмпирическая научная работа «приобретает смысл ». Так, в классической механике существенными элементами системы координат являются трехмерное прямолинейное пространство, время, масса, местоположение, движение. В любом дескриптивном утверждении, относящемся к механической системе, речь должна идти об одной или нескольких «частицах», каждая из которых обладает определенной массой, способностью локализоваться в пространстве, изменять свое местоположение во времени благодаря движению и т.п. Помимо разработки специфических категорий, с точки, зрения которых описывается система, функция системы координат состоит прежде всего в том, чтобы обеспечить критерии определенности в описании системы. Логическое следствие такой структуры концептуальной системы состоит в том, что существует ограниченное число основных категорий, конкретные значения которых должны быть установлены для того, чтобы описание стало определенным. Использование таких категорий является единственным путем заполнения пробелов в существующем знании.

Второй уровень — это уровень структуры системы как таковой. Явления, из которых состоит система, внутренне взаимосвязаны на структурном уровне. По-видимому, это присуще наиболее общей системе координат эмпирического знания, в которой понятие системы в его основном значении принимается как само собой разумеющееся. Структура представляет собой «статичный » аспект дескриптивного способа рассмотрения системы. Со структурной точки зрения система состоит из «элементов », подсистем, существующих независимо друг от друга, и их структурных взаимоотношений. Так, любая механическая система «построена » из частиц как из своих элементов. Структура ее состоит из совокупности частиц, их свойств, таких, как масса, и их взаимоотношений, таких, как относительное местоположение, скорость и направление движения.

Функции системы координат и структурных категорий при использовании их на дескриптивном уровне состоят в выявлении необходимых фактов и постановке проблем динамического анализа — конечной цели научного исследования. Кроме огромного разнообразия возможностей в сфере анализа существуют два аспекта собственно цели. Это, во-первых, «причинное» объяснение прошлых конкретных явлений или процессов и предсказание будущих событий. Во-вторых, получение обобщенного аналитического знания «законов», которые могут быть приложены к бесконечному ряду конкретных данных. Процессы достижения этих целей, или этих двух аспектов одной и той же цели, взаимосвязанны. С одной стороны, конкретное причинное объяснение может быть получено только путем применения обобщенного аналитического знания, с другой — развитие аналитического обобщения оказывается возможным только посредством обобщения эмпирических случаев и верификации на этом эмпирическом уровне.

В обоих отношениях научный прогресс состоит прежде всего в постепенном расширении сферы динамического анализа. Даже простейшее рациональное практическое действие было бы невозможным без установления динамического соотношения между единичным простым «необходимым условием» и последующим результатом без допущения определенной степени тождественности всех вещей. Применительно к частному случаю это означает некоторую степень обобщения относительно того, что именно данный тип фактора является необходимым условием определенного типа сходства. Например, «кипячение» в течение определенного отрезка времени как обобщенный тип предшествующего процесса является необходимым для того, чтобы картофель был сварен, т.е. для достижения определенного вида наблюдаемого состояния. Этот вид анализа, осуществляясь на уровне здравого смысла, постоянно приближается к науке по сложности динамической системы взаимозависимых переменных, которые могут рассматриваться вместе, и по характеру применения основных аналитических обобщений к частным ситуациям.

В развитии научного знания преобладает один, а иногда другой аспект. Однако там, где возможность применения может быть достигнута только посредством крайнего упрощения в отношениях переменных, в качестве результата может быть получено только приблизительное научное знание. Ибо, когда лишь самые простые отношения или же отношения двух или трех переменных включаются в динамическое обобщение, оно неизбежно становится слишком абстрактным в том смысле, что только для некоторых эмпирических систем эти отношения и эти переменные будут единственными и доминирующими переменными, необходимыми для решения насущных эмпирических проблем. Следовательно, динамический анализ сложной системы как целого должен стать идеалом научной теории, насколько это возможно. Достижение этого идеала и составляет величайшую теоретическую трудность в науке.

Говоря иными словами, существенной чертой динамического анализа в полном смысле слова является рассмотрение совокупности взаимозависимых явлений одновременно, в математическом плане. Простейший случай — анализ следствия при изменении в одном предшествующем факторе, причем обратное влияние этих изменений не принимается во внимание. Идеальное решение заключается в обладании логически полной системой динамических обобщений, которая может устанавливать все элементы обратного взаимодействия между всеми переменными системы. В формальном смысле такой идеал получен только в дифференциальных уравнениях теоретической механики. Остальные науки ограничены слишком «примитивным » уровнем систематического теоретического анализа.

Чтобы достигнуть такого уровня динамического анализа, по-видимому, необходимы два существенных условия: с одной стороны, переменные должны быть настолько эмпиричны, чтобы частности, существующие в рамках обобщающих категорий, выступали бы в действительности соответствующими утверждениями факта, данного в эмпирической системе, таким образом, как она очерчивается структурой проблем этой науки. С другой стороны, формальный и логический характер этих понятий должен допускать специальные способы манипулятивных техник. До сих пор существует лишь единственный вид такой техники, обеспечивающий одновременный динами-

ческий анализ взаимозависимости нескольких переменных в сложной системе в строгом смысле этого слова. Это дифференциальное исчисление и некоторые его наиболее разработанные разделы.

Чтобы удовлетворить такому типу аналитической манипуляции, переменная должна быть весьма специфического вида — она должна варьироваться лишь в количественно измеримом пространстве некоторого континуума. Это требование значительно ограничивает возможности наблюдения. Во многих случаях, именно тогда, когда количественный континуум может наблюдаться, сами переменные не обладают большим эмпирическим значением.

Самым важным условием успешного динамического анализа является непрерывное отнесение каждой проблемы к состоянию системы как целому. Если это невозможно обеспечить путем эксплицитного включения каждого факта как значимой переменной, введенной в динамический анализ на данном этапе, то нужно применить какой-либо метод упрощения. Логически это становится возможным посредством рассмотрения некоторых обобщающих категорий не в качестве переменных, а в качестве констант. Аналитическая система типа механики осуществляет это только для определенных элементов, внешних по отношению к системе. Но логически это возможно осуществить и внутри системы. Именно это и происходит, когда структурные категории используются при рассмотрении динамических проблем.

Функция структурных категорий заключается в том, чтобы упростить динамические проблемы до такого состояния, когда они станут управляемыми без обращения к утонченному математическому анализу. Одновременно происходит частичная компенсация больших упущении путем эксплицитного увязывания и систематической связи с целостной системой, ибо структура системы, как она описывается в контексте обобщенной концептуальной схемы, является подлинно техническим аналитическим инструментом. Она обеспечивает уверенность в ом, что ничто существенно важное не ускользнет при беглом обозрении, и связывает концы с концами, придавая определенность проблемам и их решениям. Это сводит к минимуму опасность, столь серьезную для здравого смысла, когда брешь заполняется путем обращения к неверифицируемым остаточным категориям.

Следует отметить, что в механике структура системы не вводится в качестве особого теоретического элемента. Для целей описания это, разумеется, соответствует любому данному состоянию системы. Но в динамическом плане она (структура) растворяется в процессе и взаимозависимостях. Это обращает наше внимание на тот важный факт, что категории структуры и процесса самым тесным образом связаны друг с другом. Структура не означает любую онтологическую устойчивость в явлениях, а только относительную устойчивость — достаточно устойчивое единообразие, образующееся в результате глубинных процессов так, что эту устойчивость в определенных пределах можно принять в качестве рабочего прагматического допущения.

Если же приходится прибегать к структурной системе как к позитивному элементу динамического анализа, то должны быть найдены связи этих «статических » структурных категорий и соответствующих им частных утверждений о факте с динамическими переменными элементов в системе. Эта связь осуществляется с помощью очень важного понятия «функция». Ее основная роль заключается в том, чтобы определить критерий важности динамических факторов и процессов внутри системы. Они являются настолько важными, насколько имеют функциональное значение в системе, и их специфическое значение определяется с точки зрения анализа конкретных функциональных отношений между частями системы, а также самой системой и ее окружением.

Значение понятия функции предполагает, что эмпирическая система понимается как «работающая система» («going concern»). Структура ее заключается в том, что система определенных стандартов, обнаруживающихся в определенных пределах при эмпирическом наблюдении, «стремится к сохранению» или, по более динамичным версиям, «стремится к развитию», согласно эмпирически постоянному образцу (например, образцу роста молодого организма).

В этой связи функциональное значение оказывается внутренне телеологическим. Процесс или совокупность условий либо «способствуют » сохранению (или развитию) системы, либо являются «дисфункциональными» в том смысле, что они уменьшают интеграцию, эффективность и т.д. системы. Таким образом, функциональное отношение всех частных условий и процессов к состоянию целостной системы как чего-то движущегося оказывается логически эквивалентным одновременным уравнениям вполне развитой системы аналитической теории. По-видимому, это единственный путь, на котором динамические взаимозависимости переменных факторов в системе могут быть эксплицитно проанализированы без применения специфических инструментов математики и операциональных и эмпирических средств их использования.

Таким образом, логический тип обобщенной теоретической системы, описанный здесь, может быть назван «структурно-функциональной» системой, в отличие от аналитической. Такой вид системы содержит в себе обобщенные категории, необходимые для адекватного описания состояния эмпирической системы. С одной стороны, она включает систему структурных категорий, логически пригодных для того, чтобы дать определенное описание эмпирически возможной завершенной системы соответствующего класса. Одна из главных функций системы на этом уровне заключается в обеспечении полноты рассмотрения, в установлении методологической невозможности упустить что-либо важное и, таким образом, — в эксплицитном описании всех существенных и структурных элементов и связей в системе, ибо если это не делается сознательно, то голословные утверждения о недостающих элементах будут всегда оказывать влияние на выводы и интерпретации.

С другой стороны, такая система должна включать Ряд динамических функциональных категорий. Они должны непосредственно взаимодействовать со структурными категориями и описывать процессы, посредством которых эти частные структуры сохраняются или распадаются, а также те отношения системы, которые связывают ее со средой. Этот аспект системы должен быть полным в том же смысле.

Такой тип обобщенной системы наиболее полно развился в физиологии2, а позднее — в психологии, хотя и в меньшей степени. Анатомическая структура организма является прочно установленной точкой отсчета для всего физиологического анализа его функционирования. Функция сохранения структуры в данной среде служит исходным критерием для определения значений таких процессов, как дыхание, питание и т.д. и их динамической взаимозависимости. В современной психологии такой точкой отсчета является «структура характера», или личность, которая выполняет роль, аналогичную роли анатомической структуры в биологии, в то время как «мотивы» в связи с ситуацией являются динамическими элементами.

2 О месте структурно-функционального анализа в физиологии см.: Cannon W.B. The Wisdom of the Body. N.Y., 1932.


Дата добавления: 2015-09-10; просмотров: 13 | Нарушение авторских прав

Верифицируемые выводы | Глава XIX Предварительные методологические выводы | Эмпиризм и аналитическая теория | Системы действия и их аналитические единицы | Роль аналитических элементов | Общий статус теории действия | Классификация наук о действии | Место социологии 1 страница | Место социологии 2 страница | Место социологии 3 страница |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2020 год. (0.02 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав