Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Понятие и модели демократии.

Читайте также:
  1. DCOR моделирование как разновидность стандарта SCOR модели.
  2. I . Понятие и признаки правовых норм.
  3. I. Диагностика: понятие, цели, задачи, требования, параметры
  4. I. Доказывание, понятие и общая характеристика
  5. I. Понятие денежных средств
  6. I. Понятие законности. Соотношение законности, права и власти.
  7. I. Понятие законности. Соотношение законности, права и власти.
  8. I. Понятие и виды делового общения
  9. I. Понятие и виды источников (форм) права.
  10. I. Понятие и виды преступности

Современное теоретическое осмысление демократии опирается на теоретическое наследие ДжЛокка, Ш.Монтескье, Т.Джефферсона, А.Токвиля и других мыслителей ХУ11-Х1Х вв. Наблюдалась следующая тенденция: если прежде в трактовке демократии преобладал нормативистский подход, связанный с определением целей, ценностей, источников демократии, то впоследствии возобладал процедурный подход, связанный с попытками понять природу демократических институтов, механизм их функционирования, причины развития и упадка демократических систем.

Хрестоматийное определение демократии принадлежит призиденту США Аврааму Линкольну: правление, принадлежащее народу, осуществляемое народом и служащее народу (См.: Даль Р. Демократия и её критики. М., 2003. С.358)

Следуя процедурному подходу, один из ведущих современных политологов С.Хантингтон даёт следующую формулировку: «политическая система какого-либо государства в ХХ в. определяется как демократическая в той мере, в какой лица, наделённые высшей властью принимать коллективные решения, отбираются путём честных, беспристрастных, периодических выборов, в ходе которых кандидаты свободно соревнуются за голоса избирателей, а голосовать имеет право 1практически всё взрослое население» (Хантингтон С. Третья волна. Демократизация в конце ХХ века. М., 2003. С.16).

Известный исследователь феномена демократии Р.Даль видит в ней не систему власти, которая воплощает в себе демократические идеалы во всей их полноте, но правление, в достаточной степени приближающееся к таким идеалам. Для характеристики инфраструктуры современной демократии он употребляет термин «полиархия» (в переводе с древнегреческого «много главных», «власть многих»).

Политический режим полиархии, согласно Р.Далю, функционально опирается опирается на семь институтов:

1) выборность власти, конституционно облечённой правом осуществлять контроль за решениями правительства;

2) свободные и честные выборы, исключающие всякое насилие и принуждение;

3) всеобщее голосование, предполагающее право на участие в выборах всего населения;

4) относительно высокая зависимость правительства от избирателей и результатов выборов;

5) свободна слова, обеспечивающая возможность свободно выражать своё мнение, включая критику властей, режима и господствующей идеологии;

6) альтернативная информация из конкурерующих между собой источников, защищённых законами;

7) высокая степень свободы в создании относительно автономных и самых разнообразных независимых организаций, включая оппозиционные партии, группы интересов.

Эти институты способны служить критериями наличия в той или иной стране полиархической системы правления.

В самом общем виде полиархия – это политический порядок, отличающийся двумя главными характеристиками – предоставлением гражданских прав значительной части населения и возможностью путем голосования смещать высших должностных лиц (См.: Даль Р. Демократия и её критики. М.: 2003. С.358-359).

В зависимости от того, как понимается народ — как совокупность индивидов, единое целое с доминирующим общим интересом или взаимодействующие группы со своими специфическими интересами, различаются индивидуалистические, коллективистские и плюралистические модели демократии.

Для индивидуалистической модели демократии характерны: признание личности первичным и главным источником власти, приоритет прав индивида над законами государства; ограничение компетенции государства преимущественно охраной общественного порядка, безопасности и прав граждан; ограничение власти большинства над меньшинством.

В своем классическом варианте индивидуалистическая модель представлена формой демократии, возникшей в XVIII—XIX веках под влиянием идеологов раннего либерализма Дж. Локка и Ш. Монтескье.

Основные недостатки этой модели: узость сферы демократии и политического участия граждан, которая охватывает состоятельные слои населения; принижение роли государства в управлении обществом и обеспечении социальной справедливости; игнорирование коллективистской природы человека, его принадлежности к различным социальным группам.

Для коллективистских моделей демократии, претендовавших на роль альтернативы индивидуалистическим моделям, характерны: отрицание автономии личности; понимание народа как единого целого; отношение к оппозиции как патологии или врагу, подлежащему устранению; абсолютизация роли большинства в политическом процессе. Существенный вклад в создание коллективистских моделей демократии внесли Ж.-Ж. Руссо, К. Маркс и В.И. Ленин. Марксистский подход к демократии основывается на идее отмирания государства и развития самоуправления трудящихся.

Попытки реализации коллективистских моделей демократии (прежде всего в «социалистических странах») приводили не к народовластию, а к появлению нового господствующего слоя - номенклатуры, к тоталитаризму. Оказалось, что власть народа (нации или класса) нельзя обеспечить без гарантий индивидуальной свободы, без признания и институционального закрепления прав личности. Вместе с тем коллективистские эксперименты обогатили теорию и практику демократии постановкой проблемы социального равенства и социальных прав личности.

В основе плюралистической модели демократии лежат следующие идеи: 1) реальным творцом политики является не личность и не народ, а заинтересованные группы; личность формируется в группах и с их помощью может выражать и защищать свои интересы; 2) общая воля народа является результатом конфликтного взаимодействия групп и компромиссов между ними; 3) соперничество и баланс групповых интересов — основа динамики политической власти; 4) государство обеспечивает социальную справедливость, выступает в качестве арбитра в межгрупповом соперничестве. Наиболее известный представитель этой модели уже упоминавшийся Р.Даль, который для её характеристики употребил термин «полиархия».

Плюралистическая модель сохраняет ценности либеральной демократии, но во многом идет дальше классического либерализма, отводившего государству роль «ночного сторожа», обеспечивающего лишь общественный порядок. Она предполагает наличие в обществе множества центров власти, вступающих в конфликты и разрешающих их на основе соглашений и компромиссов.

Такая модель демократии характерна для стран Запада, где существует политическая конкуренция объединений граждан, всевозможных ассоциаций, групп интересов, политических партий. Она рождает реальную политическую власть.

Критики плюралистической модели демократии акцентируют внимание на следующих моментах. Лишь ограниченное количество людей является членами каких-либо групп и, следовательно, интересы всех граждан не представлены в политике. Заинтересованные группы могут быть столь мощными, что их конкуренция парализует политическую систему, а требования граждан останутся без внимания.

Идеи плюралистичекой модели демократии отрицаются сторонниками элитарной модели (Й.Шумпетер, С.Липсет). Логика их аргументации такова. Большинство граждан неспособно к рациональному поведению в сфере политики. Поэтому функция политического представительства их интересов должна осуществляться элитами, избираемыми на определённый срок. К тому же рост политической активности может привести к подрыву стабильности, являющейся непременным условием демократии. Единственным видом участия остающимся доступным обычным гражданам остаётся избирательный процесс.

В последние десятилетия политическая мысль обогатилась теориями делиберативной и консоциативной демократии. Этимологически название первой из теорий производно от англ. deliberate (обдумывать, взвешивать, советоваться, обсуждать), название второй – от лат. consociation (сообщество).

Главная идея делиберативной теории принадлежит немецкому учёному Юргену Хабермасу: постоянное и активное вовлечение возможно большего числе граждан в политическое управление. Делиберативная теория, нередко обозначаемая словом «дискурсивная», предполагает свободное обсуждение наиболее важных общественных проблем, позволяющее в обстановке гласности приходить к согласованным представлениям о способах их решения.

Несмотря на то, что некоторые исследователи считают концепцию Ю.Хабермаса идеалистической, делиберативное понимание политики формулирует новые критерии для оценки качества политических решений: 1) осознание содержания интересов, в том числе и частных, и их соотнесение с интересами общественными; 2)согласование позиций заинтересованных сторон посредством публичного дискурса.

К созданию голландским ученым Арендом Лейпхардом теории консоциативной (или сообщественной) демократии привёл анализ возможностей и перспектив осуществления демократического правления в обществах гетерогенных в социальном и культурном отношениях (многосоставных). Её появление было связано с ростом численности в США и других западных странах иммигрантских групп, радикально отличающихся от коренного этнического и религиозного большинства, и вызываемым этим процессом усилением напряженности в обществе.

Консоциативная демократия – это одновременно и нормативная модель и практика обеспечения политической стабильности в ряде малых европейских государств – Австрии, Бельгии, Нидерландах и Швейцарии. Её специфику составляют четыре принципа:

1) осуществление власти большой коалицией политических лидеров (либо в форме кабинета в парламентской системе, либо комитета с совещательными функциями в президентской системе);

2) взаимное вето или правило «совпадающего большинства» как гарантия интересов меньшинства

Современное видение процедурных основ демократии учитывает техническое оснащение современного общества. Появление и усиление роли электронных систем вызвало к жизни концепции теле- и кибердемократии.

Концепция теледемократии – первая из концепций, появившихся на волне новых ожиданий по поводу перспектив демократизации политики, создаваемых электронными технологиями. Она основывается на разработках ряда известных ученых (О.Тоффлер, Дж.Несбитт и др.) и исходит из идеи использования возможностей кабельного и спутникового телевидения для выработки публично-властных решений.

Концепция пользуется наибольшей поддержкой в США, где еще в начале 90-х гг. интенсивно обсуждалось предложение кандидата в президенты Р.Перро о проведении телевизионных городских собраний. Некоторые исследователи даже предрекали превращение Соединенных Штатов в электронную республику с преобладанием элементов прямой демократии.

Концепция кибердемократии исходит из возможности использования компъютерных сетей для интерактивного взаимодействия граждан, общественных организаций и органов власти. Согласно этой концепции, образование киберпространства изменит поведение и ментальность граждан, создаст условия для появления принципиально новых форм демократии.

При всей своей привлекательности обе концепции основываются на преувеличении роли электронных технологий в развитии общества. В формирующемся информационном обществе прямая демократия существует и, видимо, будет существовать в ограниченных формах, адаптированных к представительному правлению.

Коммуникативные и информационные технологии, используемые в сфере публичной политики, направлены главным образом на совершенствование представительной власти. Их внедрение позволяет наладить прямой диалог между управленческими структурами и общественностью, повышает открытость власти, облегчает гражданам доступ к информации и т.д. Но право принятия властных решений остается за представительными и исполнительными органами и не делегируется народу.

Исследования роли новейших информационных технологий в политической жизни европейских стран показали, что эти технологии как таковые не предопределяют общественную активность граждан и уровень их политического участия. Интернет действительно во многом упрощает проявление политической вовлеченности, но отнюдь не формирует ее, не придает пассивным людям импульсы для долговременного участия в политике. Он может лишь способствовать временному оживлению обычно пассивной части общества в связи с ее озабоченностью по поводу какой-то конкретной социально-политической проблемы.

С учетом эмпирических данных о посещении гражданами развитых стран сайтов политических институтов оптимистические суждения о «революции политического участия», «радикальном обновлении демократии» благодаря Интернету пока далеки от реальности1.

За недолгое время существования киберпространства отчетливо выявилась следующая тенденция: участники интерактивного голосования «группируются» по профессиональным, возрастным, досуговым интересам, как правило, игнорируя все, что выходит за их рамки. Нет оснований полагать, что киберпространство станет форумом для граждан, озабоченных общественно-значимыми проблемами2.

Действительная проблема демократии заключается не в отсутствии механизмов взаимодействия власти и граждан, а в отчуждении общества от политики, неудовлетворенности деятельностью политических институтов из-за их неспособности адекватно реагировать на общественные запросы. Уровень политического участия может быть повышен прежде всего путем изменения содержания самой политики, а не переменами в сфере коммуникаций.

Практика последних десятилетий принесла немало свидетельств использования информационных технологий в целях примитивизации общественного сознания, искажения реальной воли масс. Поэтому все шире распространялась тревога по поводу их использования для манипулирования общественными настроениями, укрепления иерархических институтов власти и в конечном счете для усиления контроля над обществом.

Все изложенное не подтверждает тезис сторонников электронной демократии о предстоящем наступлении эры прямого правления в результате развития информационных и коммуникативных технологий.

Очевидно, что поиски общественной мыслью демократического ответа на вызовы современности идут в разных направлениях, но, в конечном счёте, вращаются вокруг коренного вопроса: как совместить свободу индивида, необходимую для его самореализации, с устройством социума, обеспечивающего этой свободу?

Вопрос о достижении гармонии между свободой личности и общественной солидарностью ставился ещё Ж.-Ж.Руссо2, но ответ на него до сих пор не найден и проблематично, возможен ли он в принципе. Скорее всего вопрос этот будет относиться к числу вечных проблем человеческого бытия и воспроизводиться по новому на каждом очередном витке исторического развития. Эпоха глобализации и постиндустриализма усложнила проблему сути демократии на несколько порядков.

Опыт истории показывает, что демократия – благо лишь тогда, когда соответствует политической культуре и менталитету народа, имеет необходимые экономические и социальные предпосылки. В противном случае она вырождается в охлократию – власть толпы, направляемой демагогами, приводит к хаосу, анархии и в конечном счёте к диктаторским режимам.

Демократия не является оптимальной формой правления для всех времён и народов. Неэффективная, коррумпированная демократия может быть для граждан хуже, чем дееспособные авторитарные и даже тоталитарные режимы, способные обеспечить решение жизненно важных проблем.

 

 




Дата добавления: 2015-01-05; просмотров: 94 | Поможем написать вашу работу | Нарушение авторских прав




lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав