Студопедия  
Главная страница | Контакты | Случайная страница

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Как видим, мужчина убежден, что единственно возможное в ситуации нападения поведение — быть героем, храбро сражаться с напавшим. Это убеждение вызывает у него острое чувство вины.

Читайте также:
  1. B. поведение граждан и юридических лиц
  2. Der Schatz *(Сокровище(нем.). Чувство вечности.
  3. VI. ЧУВСТВО ВЗРОСЛОСТИ
  4. А - машиностроения
  5. А) разработку процедур диагностики и прогнозирования кадровой ситуации;
  6. Адаптация стилей руководства к ситуации
  7. Административные и организационные технологии управления поведением.
  8. Аксиоматический метод построения научной теории. Начала Евклида как образец аксиоматического построения научной теории. История создания неевклидовой геометрии
  9. Актуальность самостоятельных занятий физическими упражнениями для студентов. Формы, организация, построение самостоятельных занятий.
  10. Альтернативные модели построения стратегии
Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Как можно провести обсуждение, которое поможет ему по-новому взгля­нуть на то, что произошло, переосмыслить травмирующую ситуацию и из­бавиться от чувства вины?

Для начала можно спросить: «Ты считаешь, что должен был сопротив­ляться и победить... Почему же тогда ты ничего не предпринял?». Выслу­шав ответ, следует при помощи нескольких деликатных вопросов сместить фокус внимания — помочь ему сконцентрироваться на том факте, что у нападавшего было оружие, а значит, любая попытка что-либо предпри­нять, могла плохо закончиться, скорее всего ее результатом было бы ране­ние или даже смерть. Можно также помочь ему понять неуместность само­го вопроса о том, был ли заряжен пистолет, и подвести к мысли: в момент, когда на тебя направлен пистолет, самой естественной реакцией будет страх, что тебя убьют в случае, если ты не отдашь то, что от тебя требуют.

Уже эти вопросы и размышления психолога могут поколебать «герои­ческую позицию» и более реалистично увидеть ситуацию и свои возможно­сти. Если же человек продолжает чувствовать вину за свой страх и злится на себя за беспомощность, нужно объяснить ему, что эти реакции — един­ственный естественный и нормальный ответ на экстремальные обстоятель­ства. Что его победа уже в том, что он остался в живых.

 

Методика проведения дебрифинга

Участники дебрифинга — это люди, которые совместно пере­жили стрессогенное или трагическое событие (участники и сви­детели экстремальной ситуации природного или антропогенного характера). Заметим, что понятие «свидетели ситуации» может рас­пространяться на тех, кто не был непосредственно на месте со­бытия, но психологически оказался включенным в него (к при­меру, после широко и во всех подробностях показанного но теле­видению терракта на Дубровке (Норд-Ост) за психологической помощью обращались многие москвичи, у которых были все при­знаки посттравматического стресса).

В группе дебрифинга может быть до 15 человек. Критерий для отбора — участие всех членов группы в общей экстремальной си­туации. Не следует подключать к работе группы посторонних лю­дей, которые не участвовали в инциденте и не связаны с ним ключевым образом. Исключение можно сделать лишь для членов семей пострадавших, которые являются вовлеченными в события «косвенными жертвами» (Крок Л., 2004. — С. 143).

Если обстоятельства требуют работы с большим количеством участников (после стихийного бедствия, массового террористи­ческого акта, катастрофы, в результате которой пострадало боль­шое количество людей), не следует объединять их в большую груп­пу, так как она имеет совершенно иную динамику и непригодна для переработки травматического материала: в ней трудно создать атмосферу безопасности, столь необходимую для обсуждения про­исшествия, и невозможно услышать голос каждого из участников. Лучшим решением в такой ситуации будет одновременное прове­дение процедуры дебрифинга в нескольких группах по 15 человек.

Время и место. Оптимальное время для проведения дебрифин­га — не раньше, чем через 26 — 48 ч после события. К этому мо­менту завершится период острых реакций, и участники экстре­мальной ситуации, возможно, будут в состоянии осуществить реф­лексию, переработать, «упорядочить» свой травматический опыт.

Если пройдет слишком много времени, воспоминания могут стать расплывчатыми, туманными. В таких случаях необходимо «оживить» пережитые чувства и состояния. Для их воссоздания можно использовать видеозаписи, документальные или художе­ственные фильмы об аналогичных событиях.

Идеальным местом для проведения дебрифинга является неболь­шая уютная комната, где группа полностью изолирована от лю­бых вмешательств извне (не может заглянуть случайный человек или раздаться телефонный звонок).

Хорошо, если в центре комнаты находится круглый стол, вок­руг которого располагаются участники. Привычное для группо­вой терапии пространство (стулья расположены по кругу, а центр пустой) при проведении дебрифинга неуместно: оно провоци­рует у людей чувство незащищенности и повышает уровень тревожности. Если нет возможности поставить круглый стол, можно заполнить пустое пространство символически, к приме­ру, поместить в центр круга живые цветы и горящую свечу (та­кая композиция не только заполняет пустоту, но и несет симво­лическую нагрузку).

Ведущие. Для проведения дебрифинга необходимы как мини­мум два специалиста (их принято называть дебриферами) — веду­щий и ассистирующий. Это могут быть как психологи, так и спе­циально обученные волонтеры. Главное, чтобы они четко пони­мали отличие дебрифинга от групповой терапии, хорошо владели методикой его проведения и имели опыт работы с тревожностью, психологическими травмами и горем. Важно, чтобы специалисты, проводящие дебрифинг, были психологически устойчивыми, уве­ренными людьми, которые умеют сохранять спокойствие при интенсивном проявлении эмоций у членов группы.

Функции ведущих. Ведущий говорит, внимательно слушает, орга­низует процесс переструктурирования высказываний участников, организует обучающие моменты, строго следит за соблюдением пла­на работы, т. е. делает все, чтобы обеспечить позитивный результат обсуждения. Есть у него и другие функции, например использование закономерностей групповой динамики, контроль над перемеще­нием членов группы внутри и вне комнаты, контроль за временем, индивидуальные контакты с теми, чье состояние ухудшилось.

Функция ассистента — наблюдение за процессом встречи и запись происходящего.

Организация группового обсуждения. Конечно, самой важной из функций ведущего является организация группового обсужде­ния. В дебрифинге обсуждение начинается с описания ситуации, которая предшествовала трагическому событию; затем надо плав­но перейти к самому событию, используя при обсуждении такую структуру «факты — чувства —- реакции» (до — во время — после события). После завершения разговора о событии надо предоста­вить необходимую информацию о рассмотренных реакциях и убе­дить каждого из присутствующих в том, что его реакции являются естественными и нормальными для той экстремальной ситуации, которую ему довелось пережить.

Завершив эту «работу с прошлым», необходимо перейти к бу­дущему — к разговору о том, как жить после травмы, какая по­мощь нужна (или может понадобиться в будущем) и где ее можно будет получить.

Уже в приведенном описании хода дебрифинга отчетливо вы­деляются три основных части процесса:

· часть 1— вводная и диагностическая — ведущий организует работу группы, а ассистент отслеживает поведенческие проявле­ния участников (вербальные и невербальные) и определяет их психологическое состояние;

· часть 2 — основная — в атмосфере доверия и поддержки происходит детальное обсуждение мыслей и чувств пострадавших;

· часть 3 — завершающая — ведущий мобилизует ресурсы участ­ников, обеспечивает их необходимой и достаточной информаци­ей и формирует у людей планы на будущее.

В литературе принято выделять пять основных фаз дебрифинга.

 

Первая фаза. 3н а к о м с т в о (примерно 15 мин)

Ведущие-дебриферы представляются и выражают свое сожале­ние по поводу случившегося. В доступной для участников форме основной ведущий рассказывает о целях предстоящей работы. Это можно сделать примерно так: «Я — N... Такую процедуру обсуж­дения того, что случилось, я использовал много раз раньше в таких-то ситуациях, после сложных, стрессогенных инцидентов, таких, как... Большинство людей, которые участвовали в таких обсуждениях, признают эти обсуждения полезными. Вот как оце­нил дебрифинг один из заложников Норд-Оста: "Странно, но за эти два часа столько произошло... Мне кажется, что во мне са­мом что-то изменилось"; "Что-то еще варится внутри ... Но я вы­шел после обсуждения не таким, как вошел в него. Я вышел на улицу и неожиданно заметил, что я вижу окружающее и меня не злят лица прохожих. Я уже не хочу никому мстить. Я — живой! Я буду жить за себя и за тех, кто погиб".

В ходе обсуждения очень важно понять мысли и чувства, кото­рые возникли у нас в связи с тем, что произошло. Но чтобы по­нять, их нужно сначала выразить. Не бойтесь сделать это, потому что любое из ваших воспоминаний, ваших чувств, которые будут здесь обсуждаться, мы будем считать нормальными. Мы здесь для того, чтобы помочь вам разобраться в своем состоянии и тех чув­ствах, которые переполняют вас и сейчас кажутся вам странны­ми и непреодолимыми».

Далее ведущий знакомит собравшихся с основными задачами дебрифинга и правилами его проведения. Знакомство с правила­ми — очень важная часть работы. Они «задают рамки» безопасной работы, помогают снизить, минимизировать тревогу участников обсуждения.

 

Основные правила дебрифинга

· Оставайтесь в группе в течение всего времени работы.

· Говорите только от себя и не уходите от темы.

 

· Если вы не хотите говорить, вы имеете право не высказы­ваться. Не надо ничего объяснять, просто скажите «Стоп».

· Относитесь друг к другу с уважением: не перебивайте, не оценивайте, не обвиняйте друг друга. Ведь дебрифинг — это просто обсуждение пережитого события, а не трибунал (это правило пре­дупреждает возникновение споров, взаимных обвинений, кото­рые нередко возникают среди участников трагических событий из-за расхождений в мыслях и чувствах, понимании события в целом и роли каждого в нем).

· Сохраняйте конфиденциальность. Обязательно нужно подроб­но объяснить участникам дебрифинга смысл этого правила: оно означает, что все, о чем будет говориться в группе, не выйдет за рамки этого круга общения. Аналогично членов группы просят не передавать кому-либо из тех, кто не участвовал в работе группы, личной информации о других участниках, «не сплетничать» о том, что они могут сказать прямо друг другу. Кстати, слово «сплетни»

здесь гораздо предпочтительнее, чем не слишком понятное для многих понятие «конфиденциальность»: им легче понять инст­рукцию с употреблением бытовой лексики.

· Во время работы группы не сводите счеты с другими. Лучше прямо скажите о том, что вас рассердило его поведение во время события или его сегодняшние слова.

· Единственный способ избавиться от боли — это не убить ее, а пережить.

(Участников надо обязательно предупредить о том, что во время самого обсуждения они могут почувствовать себя хуже, но это — нормальное явление, обычное следствие прикосновения к болез­ненным проблемам. Если вы сейчас убежите от боли, она все рав­но рано или поздно вернется, догонит вас и ранит или убьет. Ве­дущий должен обозначить, что боль — это часть платы за воз­можность впоследствии противостоять стрессам.)

После обсуждения основных правил участники дебрифинга могут дополнить этот список, предложить свои правила.

 

Вторая фаза. Обращение к фактам и мыслям людей, переживших экстремальную ситуацию

На этой фазе каждый из собравшихся кратко описывает, что произошло с ним во время инцидента. Участники могут описать, как они увидели себя, и какова была последовательность этапов. Ведущий команды дебрифинга должен поощрять фактологические перекрестные вопросы, которые помогают прояснить объективную картину фактов и событий, имеющихся в распоряжении членов группы. Это важно, поскольку из-за масштаба инцидента и оши­бок восприятия каждый человек реконструирует картину по-свое­му. Это могут быть просто неверные переживания событий или же наличие ошибочных ключевых представлений о них. Чувство вре­мени также часто бывает нарушено.

Например, две семьи оказались захваченными в качестве заложников по отдельности, но впоследствии были помещены вместе. При обсуждении обнаружилось, что в рассказах семей детали настолько различались, что было невозможно воссоздать полное представление о мужчине, который взял их в заложники.

Вопросы, наиболее уместные на этой фазе.

· Кто вы и как связаны с событием (или с жертвой)?

· Где вы были, когда произошло это событие?

· Что именно случилось?

· Какова была ваша первая мысль, когда вы осознали, что про­изошло? (вопрос для свидетелей события, спасателей, постра­давших).

 

· Какова была ваша первая мысль, когда вы узнали, что слу­чилось? (вопрос для тех, кто не был непосредственным свидете­лем, — родственники потерпевших и т.д.).

· Что вы делали во время инцидента? Почему вы решили де­лать именно то, что вы делали?

По ходу обсуждения ведущие перефразируют каждый из ответов.

Продолжительность фазы фактов может варьироваться. Но чем дольше длился инцидент, тем длиннее должна быть фаза фактов.

Знание фактов и их последовательности помогает упорядочить происшедшее, создать структуру события (представление о со­бытии). Если у человека появляется (формируется) достаточно реа­листическое представление о ситуации, — это блокирует действие слухов, фантазий и спекуляций, которые «подогревают тревогу», ведут к регрессии и развитию архаических страхов.

В конце этой фазы участники могут перейти к обсуждению своих непосредственных впечатлений. Чтобы стимулировать этот пере­ход, можно задать вопросы типа: «Каковы были ваши впечатления о том, что происходило вокруг вас, когда события только начали развиваться! Что вы слышали, обоняли, видели!».

Эти обсуждения чувственных впечатлений позволяют в даль­нейшем избежать образов и мыслей, которые могут оказывать раз­рушительные воздействия после события. Вот примеры такого типа впечатлений: «Все, что я мог видеть тогда, — это было дуло ружья и глаза, сверлящие меня через щель прицела...»; «Носилки были такими легкими...» (с умершими детьми); «...Такие вещи как жи­летки, детские медвежата и магнитофон, были сделаны так живо и напоминали нам, что это были такие же люди, как мы, и это могли быть мои дети...»; «До сих пор я как будто чувствую кудри маленького ребенка в моей руке...»; «Запах горелых человеческих тел был ужасен. Я никогда не забуду его...»; «Рука упала мне на спину с дерева». Сопоставление этих воспоминаний и проговари-вание делает не столь мощным их разрушительный эффект.

 

Третья фаза. Обращение к переживаниям (отреагирование)

Вопросы о мыслях, впечатлениях и действиях способствуют чувственному отреагированию. Эта фаза, в которой исследуются чувства, часто самая длительная часть дебрифинга. Для того чтобы достичь успеха в этой фазе, ведущему нужно помогать людям рас­сказывать о своих переживаниях, даже болезненных. Это может уменьшить разрушительные последствия таких чувств.

• Что самое тяжелое для вас в этом событии?

• Что вы чувствовали на физическом уровне, какие телесные ощущения вы переживали?

• Что вы видели?

 

4 Осухова

· Какова была ваша реакция?

· Что из того, что вы увидели, услышали, почувствовали, мо­жет быть, запахи, которые вы ощутили, помнятся и тревожат вас больше всего?

Ответы идут по кругу. Дебрифер поощряет участников отвечать друг другу, фасилитирует обсуждение, повторяя вопросы, пере­фразируя высказывания, отражая чувства участников. Участники должны чувствовать, что любые их эмоции имеют право на суще­ствование, что они важны и достойны уважения.

Когда люди описывают причины принятия ими тех или иных решений, они очень часто говорят о страхе, беспомощности, оди­ночестве, самоупреках и фрустрациях. Типичны следующие ком­ментарии: «Я так боялся сделать ошибки...»; «Я никогда в своей жизни не был так испуган. Мои руки тряслись и тряслись...»; «Я не знал: или я сохраняю жизни, или отбираю их...»; «Я был так оди­нок, что должен был принимать все решения самостоятельно...».

В процессе рассказа о чувствах у членов группы создаются ощу­щения схожести, общности и естественности реакций. Групповой принцип универсальности является здесь ключевым. Этому спо­собствуют вопросы типа: «Как вы реагировали на событие?..»; «Что для вас было самым ужасным из того, что случилось?»; «Пережи­вали ли вы в вашей жизни раньше что-либо подобное?..»; «Что вызывало у вас грусть, расстройство, фрустрацию, страх?»; «Как вы себя чувствовали, когда произошло событие?».

Ответ на вопрос о самых тяжелых чувствах помогает прорабо­тать наиболее конфликтные переживания.

Четвертая фаза. Обучающая

Дебрифер информирует участников, о существующих типич­ных реакциях на стрессовые ситуации. Информацию можно раз­дать участникам в письменном виде и попросить их определить, какие из этих реакций они переживают. Объяснить, что описан­ные состояния — это нормальные реакции на ненормальную си­туацию и что со временем они пройдут.

Далее идет обсуждение вопроса о том, как участники группы, в той или иной степени пострадавшие в экстремальной ситуации, могут позаботиться о себе. Дебрифер информирует участников группы о том, где и у каких специалистов они могут получить помощь в дальнейшем, а также отвечает на возникшие у людей, участвующих в дебрифинге, вопросы.

Пятая фаза. Заключение

. Суммируется кратко все, что было сказано.

• Дебрифер уточняет, не осталось ли у участников дебрифинга чего-то важного, о чем хотелось бы сказать сейчас.

• Благодарит всех за участие, за то, что смогли поделиться сво­ими чувствами, поддержать друг друга.

• Напоминает о конфиденциальности.

• Предлагает участникам подумать о том, как они могут под­держать друг друга в дальнейшем.

Во время заключительной фазы дебрифинга целесообразно раз­дать участникам памятку, предназначенную тем, кто пережил экстремальную ситуацию (см. приложение 8), а если есть время, то и подробно разобрать ее содержание, осмыслить каждый из ее пунктов и «примерить» на особенности жизненной ситуации при­сутствующих.

И еще одна важная работа должна быть проведена в период заверше­ния - обсуждение и планирование будущего. Надо наметить стратегии пре­одоления последствий экстремальной ситуации, выделить ресурсы помо­щи (семья и дом, работа и другие организации) и самопомощи.

Полезно обсудить также, в каких случаях участник должен искать даль­нейшую помощь. Здесь определяющими могут быть следующие показания:

· если симптомы не уменьшились спустя шесть недель,

· если со временем симптомы усилились или появились новые,

- если человек не в состоянии адекватно функционировать на работе и дома.

Направление дальнейшей помощи следует уточнить. Группа может при­нять решение о необходимости следующего дебрифинга или, как минимум, отметить его возможность, если инцидент был особенно травматичным или не удалось справитьсяс проблемами. Руководитель дебрифинга предлага­ет участникам продумать, как они могут общаться другс другом в дальней­шем и, например, обменяться телефонами и адресами. Хорошо в заверше­нии работы раздать памятки и рекламные буклеты центров психологиче­ской помощи.

После завершения дебрифинга ведущему и ассистенту обязательно нужно обсудить проделанную работу: дать друг другу «обратную связь», т.е. изложить свои впечатления о действиях партнера, рассказать о своих чувствах по отношению к нему в различные моменты дебрифинга.

Итак, подведем итоги.

· Оказывая экстренную помощь человеку, пострадавшему в чрез­вычайной ситуации, психолог должен брать на себя ответствен­ность и за действия, и за намерения пострадавшего. На начальном этапе работы речь идет о том, чтобы минимизировать последствия психологической травмы, переработать тяжелые переживания и тем самым структурировать хаос, в котором находится клиент.

· Психолог, оказывающий скорую помощь пострадавшему, за­нимает особую позицию, которую можно сравнить с поведением заботливого родителя или опекуна. Его основная задача — стать «временным заменителем надежды», показать человеку, что жизнь продолжается, и у каждого, кто остался в живых, есть возмож­ность изменить свою жизненную ситуацию.

У людей, пострадавших в чрезвычайных ситуациях, через не­которое время (и необязательно короткое) может возникнуть «эхо пережитой травмы» (Э. Баннистер) — тяжелый жизненный кри­зис или посттравматический стресс. При этом вновь оживают те события прошлого, которые вызвали травму. Для преодоления отдаленных последствий травмы, нанесенной чрезвычайными и экстремальными ситуациями, человеку может потребоваться бо­лее длительная квалифицированная психологическая помощь.

Вопросы и задания

1. Выделите основные характеристики экстремальной (чрезвычайной) ситуации.

2. Какое воздействие оказывает экстремальная ситуация на внутрен­ний мир личности?

3. Охарактеризуйте понятие «уровень уязвимости личности в экстре­мальной ситуации»; объективные и субъективные факторы, которые по­вышают степень уязвимости человека в экстремальной ситуации.

4.Раскройте роль субъективных факторов в направленности и интен­сивности развития травматического стресса.

5. Каковы внутренние условия, увеличивающие разрушительность воз­действия травматического стресса на личность?

6. Каковы внутренние условия, способствующие сохранению личности и проявлению осознанной волевой активности в экстремальной ситуации?

Доверь свою работу кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь



Дата добавления: 2015-04-11; просмотров: 9 | Нарушение авторских прав

1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | <== 15 ==> | 16 |


lektsii.net - Лекции.Нет - 2014-2022 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав